История любви: Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк | Vogue Ukraine

27 декабря 1901 года родалиась одна из самых известных актрис в истории мирового кино – Марлен Дитрих. В день ее рождения мы вспоминаем историю ее любви с писателем Эрихом Марией Ремарк.

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

История двух выдающихся представителей немецкой культуры, культовой актрисы Марлен Дитрих и автора самого известного антивоенного романа «На Западном фронте без перемен» Эриха Марии Ремарка, началась как черно-белое кино, в венецианском ресторанчике «Лидо» в сентябре 1937 года. Дитрих обедала с Йозефом фон Штернбергом, режиссером, который снял ее в «Голубом ангеле» – фильме, сделавшем ее всемирно известной. Ремарк был знаком с Йозефом и подошел к их столику, поздоровался с ним и, поклонившись, представился незнакомке. Режиссер предложил писателю отобедать с ним, на что Ремарк, сперва дождавшись разрешения Марлен, согласился. 

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

В книге «Моя мать Марлен Дитрих» Мария Рива писала, как актриса любила вспоминать о первой встрече с писателем. Марлен рассказывала, как она «охватила своими бледными пальцами его бронзовые руки», как ее очаровали манеры Ремарка, которого она сразу же посчитала воплощением элегантной мужественности. «Я чуть не упала со стула», – призналась Дитрих. 

«Ты выглядишь слишком молодо, чтобы написать один из величайших романов нашего времени», – сказала она ему. «Возможно, я просто написал его, чтобы услышать, как ваш волшебный голос произносит эти слова», – элегантно ответил он. Почувствовав, что его присутствие стало лишним, Штернберг тихо извинился и две немецкие знаменитости остались наедине. Марлен пригласила Эриха к себе в номер, и будучи знакомыми всего несколько часов, у дверей Ремарк пристально посмотрел на актрису и сказал: «Я должен тебе в чем-то признаться. Я – импотент», – с тревогой пробормотал он.

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Признание в мужской несостоятельности далось Ремарку тяжело. Это стало невыносимой пыткой для амбициозного мужчины. Сидя у ее ног он ожидал приговора.

Ее реакция озадачила бы каждого: «О, это чудесно!». Но Ремарк не подозревал, что он был подарком для Марлен, которая, несмотря на множество поклонников, не любила плотские утехи. Будучи 19-летней девушкой, Дитрих была изнасилована ее учителем игры на скрипке. Это событие оставило неизгладимый след на отношении актрисы к «прозе спальни».

Об откровении Ремарка Дитрих позже рассказала биографу: «Я была так счастлива! Мы просто читали и спали, были нежны – все так чудесно легко… Боже, как я любила этого человека!».

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

После знакомства они провели несколько месяцев вместе. Как ни странно, Марлен лучше всех понимала Ремарка. Они были невероятно похожи. Оба добились успеха в 1930 году – с ней вышел фильм «Голубой ангел», он опубликовал роман «На Западном фронте без перемен». Оба публично отвернулись от нацистов. Она отправилась в США, чтобы избежать попыток Гитлера «завербовать» ее в качестве пропагандистки Третьего Рейха. Его книги сжег Геббельс и изгнал из страны.

 

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

За три упоительных месяца проведенных вместе от мужского бессилия Ремарка ничего не осталось. Марлен исцелила его тело. Также она исцелила и душу писателя, склонного к депрессии. Она заменила собой его любимый кальвадос, в котором он топил свою вечную печаль. В конце 1937 года, Дитрих уехала в Америку. Ремарк, отправился в Порто-Ронко, и жил только письмами к возлюбленной. 

«Вообще-то мы никогда не были по-настоящему счастливы; часто мы бывали почти счастливы, но так, как сейчас, никогда. Согласись, это так. Иногда это было с нами, иногда это было с другими, иногда одно с другим смешивалось – но самого счастья в его полноте не было. Такого, чтобы не представить себе еще большего; все было словно пригашено, как и сейчас. Ты вдумайся – только будучи вместе, мы его обретаем

», – писал Эрих Мария Ремарк из Порто-Ронко Марлен Дитрих в Нью-Йорк. 

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Интересно, что пара, чьи отношения продолжались до 1940 года, долгое время не виделись. Они часто разговаривали по телефону и телеграфировали друг другу, но именно письма стали способом выражения их чувств. Она была его «сладким сердцем», «голубой мечтой», его «маленькой, милой обезьянкой», его «пумой», «сладкой радугой перед мимолетным штормом жизни», «пламенем над снегом», «Мадонной его крови».

Со временем Ремарк переехал в Лос-Анджелес, где жила и работала Марлен. Он – писатель, вояка, повеса и денди, она – кинодива, вокруг которой вилась толпа вожделевших ее поклонников. Дитрих наслаждалась компанией Ремарка, интеллектуальным стимулом, который он ей давал – его политические идеи она часто принимала как свои собственные. Ей нравилась его неизменная способность узнавать изысканные вина. 

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Ремарк же был одурманен своими чувствами к актрисе. Он несколько раз предлагал ей выйти за него, но Дитрих никогда не соглашалась. Измены, холод, келейность – он терпел все и жил ради того, чтобы провести с ней хоть немного времени. Он готов был простить Марлен все. Похоже, что писатель только и питал энергию от своих страданий.

Острое ощущение уязвимости Ремарка и понимание его незащищенности чувствуются в его письмах. Мария Рива рассказывала, что даже в детстве ее поразила хрупкость писателя. «Что меня больше всего тронуло в сложной личности Эриха Марии Ремарка, так это его поразительная уязвимость. Вряд ли ожидаешь, что человек, который написал величайшую книгу о личном опыте войны, обладал такой детской невинностью».

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Постепенно их отношения превращались в драму, где главными героями были ложь и самообман. Ремарку хотелось большего. Он был охвачен ревностью по отношению к ее многочисленным любовникам. Дитрих, в свою очередь, обнаружила, что сила его влияния слишком велика, чтобы ее выносить. Эмоциональное напряжение между ними выросло до непреодолимых уровней и в конечном итоге привело к их расколу спустя три года отношений.

Как и любая великая любовь, она разрушала жизни влюбленных безграничными требованиями, которые они предъявляли.

Драма и экстаз, мука, ярость и тоска, ежедневная рутина, самоуничижение, злоба и поглощение себя – свои страдания Ремарк использовал для написания «Триумфальной арки». Главная героиня Жоан Маду – абсолютный, но совсем не лестный прототип Дитрих: «Красавица, возбуждающая и пропащая, с высоко поднятыми бровями и лицом, тайна которого состояла в его открытости. Оно ничего не скрывало и тем самым ничего не выдавало. Оно не обещало ничего и тем самым – все». «Триумфальная арка» дала Дитрих понять, как Ремарк на самом деле воспринимал их отношения.

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Несмотря на то, что их роман закончился в 1940 году, их история завершилась только 30 лет спустя, когда 25 сентября 1970 года Ремарк ушел из жизни. После его смерти вдова писателя актриса Полетт Годдар уничтожила все письма, написанные Дитрих Ремарку. Одно из немногих, которое сохранилось, было отправлено за неделю до его кончины, в котором Марлен последний раз призналась в своих чувствах: «Любимый Альфред [так актриса иногда называла писателя – ред.

], посылаю тебе все мое сердце».  

Эрих Мария Ремарк и Марлен Дитрих – биография личной жизни: любовь взаймы » Биография, личная жизнь знаменитостей


Марлен Дитрих напишет в мемуарах своей биографии: «В мужчине мне нравились только две вещи: руки и губы. Все остальное – приложение». И не сделает исключения ни для одного из своих возлюбленных.

Эрих Мария Ремарк в своем дневнике биографии признается, что эта женщина «разрушила его жизнь».

Но оба они на склоне лет неожиданно поймут, что то недолгое время, которое судьба позволила им быть вместе, было самым прекрасным в жизни.

Тихим сентябрьским утром 1970 года на швейцарском кладбище Ронко в кантоне Тичино хоронили Ремарка – певца «потерянного поколения», подарившего миру «Трех товарищей», «Триумфальную арку» и «Жизнь взаймы». Похороны были скромные. Вдова, все еще красивая брюнетка в элегантной шляпке с густой черной вуалью, держалась мужественно, неподвижно глядя в разверзшуюся пропасть могилы.

На кладбищенской аллее остановился шикарный черный автомобиль, и вышедший из него посыльный передал ей огромный букет бордовых роз и маленькую визитную карточку. Бросив взгляд на визитку, вдова изменилась в лице. Она отшвырнула букет вместе с карточкой в кусты сирени и велела могильщикам завершать погребение, первой бросив на гроб горсть сухой земли. В толпе зашушукались: «От кого были цветы? Посмотрите, чья карточка?»

Какой-то расторопный журналист разыскал смятую бумажку в траве и прочел вслух: «Прощай, любимый! Марлен Дитрих». Стоявшая рядом с ним дама преклонных лет вздохнула: «Бедняжка Полетт! Я слышала, она сожгла все письма этой Дитрих, но разве можно сжечь людскую память? Для всех она вдова Ремарка, но любил-то он совершенно другую женщину..

Эрих Мария Ремарк – биография личной жизни: Застенчивый романтик

А любил Ремарк в своей жизни многих женщин. Его любовницами в разное время своей биографии были немецкая актриса Грета Гарбо, американская манекенщица русского происхождения Наташа Браун и кинозвезда 30-х годов Хеди Ламарр. Правда, чаще всего он предпочитал проституток, потому что с юности был не уверен в себе, болезненно застенчив и втайне боялся быть брошенным.

Вернувшись после Первой мировой войны с двумя ранениями и без единой награды, сын ремесленника Эрих Ремарк неожиданно уговорил обнищавшего барона Хуго фон Бухвальда за 500 рейхсмарок усыновить себя и таким образом приобрел дворянский титул. Молодой человек одевался у лучших портных, стал носить монокль и в общем-то пользовался большим успехом у прекрасного пола.

Успех этот возрос вдвое, когда вышел его роман «На Западном фронте без перемен», написанный за несколько месяцев, пока Ремарк жил в берлинской квартире своей подружки Лени Рифеншталь (в будущем – любимого режиссера Гитлера). К тому времени автор был женат на танцовщице Ютте Замбоне (страдавшей чахоткой и ставшей прототипом героинь его главных пронзительных книг о любви «Три товарища» и «Жизнь взаймы»). Правда, оба супруга не сдерживали себя обетами верности и дорожили своей свободой.

В 1929 году они разведутся, устав от обоюдных измен, хотя Ремарк спустя годы вновь женится на ней, чтобы помочь получить американское подданство и тем самым спасти от нацистов.

(Фашизм в Германии уже поднимал голову, и книги Ремарка были запрещены как «принижающие героику немецкого солдата».) Он будет вынужден бежать в Швейцарию, где купит виллу и заживет отшельником, довольствуясь мимолетными связями с женщинами.

Пристрастится к кальвадосу, который вскоре станут пить и герои его произведений а вслед за ними и вся Европа. Ремарк будет жаловаться друзьям на подавленное настроение, у него разовьется нервная экзема. Позже доктора поставят диагноз: завышенные требования к жизни и сильная зависимость от любви других людей. Впереди романтика и автора прекрасных и нежно-горьких романов о дюбви ждал самый мучительный роман. По имени Марлен.

Эрих Мария Ремарк и Марлен Дитрих

Отношения с загадочной и самой знаменитой кинодивои прошлого века Марлен Дитрих складывались странно: эти двое любили и мучили друг друга одновременно, она делала его сердцу больно, а Ремарк страдал, но продолжал боготворить. Если сравнить описание главной героини романа «Триумфальная арка», ресторанной певицы Жоан Маду, с портретом Дитрих, отпадут всякие сомнения, с кого автор писал эту женщину: «Красавица, возбуждающая и пропащая, с высоко поднятыми бровями и лицом, тайна которого состояла в его открытости.

Оно ничего не скрывало и тем самым ничего не выдавало. Оно не обещало ничего и тем самым — все».

Во время работы над этой книгой Ремарк провел лето вместе с семьей Марлен на курорте Антиб на юге Франции. Семья состояла из единственного официального мужа Марлен Рудольфа Зибера (к слову сказать, до конца жизни остававшегося ее другом и советчиком), их тринадцатилетней дочери Марии и ее гувернантки -русской эмигрантки дворянского происхождения Тамары Матул, бывшей по совместительству любовницей Зибера.

О, это было жаркое лето! Пока Ремарк трудился над новой» главой, запершись в комнате, Марлен проводила ночи на соседней вилле, принадлежащей послу США в Англии Джозефу Кеннеди, отцу будущего президента Джона Кеннеди. Влюбленный Ремарк писал страстные записки: «Ах, что мне известно о твоих коленях, о твоих приподнятых плечах? И что о твоих запястьях и о твоей коже, отливающей в матовую белизну?

Какая прорва времени потребуется мне, чтобы узнать все это! Мне понадобится столько времени, что волосы мои поседеют, а в глазах моих потемнеет – иного промежутка я и не знаю». Но Дитрих дишь посмеивалась и в ответ могла с невинным видом рассказать, каким «приемам» в постели научил ее когда-то Хэмингуэй. А порой она вовсе могла выставить Ремарка из спальни, сказав, что обижена на него и не желает больше видеть. И тогда Ремарк придумал маленького мальчика Альфреда, от имени которого писал Марлен трогательные записочки, называя ее «тетя Лени», после чего Дитрих неизменно сменяла гнев на милость и снова позволяла себя любить.

После окончания пляжного сезона семья вернулась в Париж, а затем отправилась в Голливуд, обещавший возобновление кинокарьеры Дитрих. Ремарк остался во Франции, чтобы закончить книгу, и жил в ожидании писем от своей жестокой возлюбленной. “Маленькая милая обезьяна, ну что это за жалкая жизнь! — жаловался он ей. – Ты на другой стороне Земли и время от времени только и делаешь, что возьмешь да пошлешь телеграмму. Разве написать письмо так трудно?”

А ей было некогда, ведь в ожидании получения американского гражданства ветреница завела роман с голливудским красавцем Орсоном Уэллсом. Ремарк бросает все, приезжает в Голливуд. Он предлагает ей выйти за него замуж, но в ответ от Марлен слышит: она сделала аборт, забеременев от актера Джеймса Стюарта, с которым снималась в фильме «Дестри снова в седле», и сегодняшняя жизнь ее вполне устраивает.

Ремарк раздавлен, но он не может отказаться от мечты всегда быть рядом с Дитрих. Ее дочь Мария в своих воспоминаниях в биографии о том периоде жизни назовет его «Сирано с Беверли-Хиддз»: «Он жил для того, чтобы услышать шум машины матери, подъезжающей к дому, телефонный звонок Марлен, что она одна и ему дозволяется, прокравшись через дорогу, заключить ее в объятия». Ремарк так измучен этой любовью, что не может работать. Наконец в письме, написанном в январе 1939 года, он уже не в силах скрывать свое отчаяние:

«Сегодня утром я был просто парализован страстной тоской по тебе. Мне казалось, что я не смогу выпрямить руки, так сильно они сжались; у меня было такое состояние, что мне почудилось, будто мои руки и грудь вот-вот разорвутся и хлынет кровь». ..

В плену у «стальной орхидеи»

А ведь как все прелестно начиналось! В сентябре 1930 года он впервые повстречал ресторанную певичку с красивыми ногами Марлен Дитрих в Берлине, в баре отеля «Эден». И был крайне удивлен, когда после выступления застал ее за барной стойкой с томиком стихотворений Рильке. Дитрих с улыбкой протянула ему книгу и предложила выбрать любое стихотворение, а когда он назвал первое, пришедшее в голову, она прочла его наизусть своим завораживающим низким голосом.

Ремарк был очарован, но в тот вечер он выпил слишком много кальвадоса, чтобы продолжить знакомство, а наутро удивительной соотечественницы уже не было в отеле. На протяжении следующих семи лет он не мог забыть эту короткую встречу, смотрел все картины с участием Дитрих, а предаваясь любовным утехам с проститутками в разных странах Европы, непроизвольно шептал горячечное: «Марлен! О, Марлен!»

Если верить дочери Дитрих, вторая встреча ее матери с Ремарком произошла в 1937 году на кинофестивале в Венеции. В обеденном зале «Отеля де Бэн» Марлен Дитрих сидела за столиком со своим мужем Руди Зибером и кинорежиссером Джозефом Штернбергом, когда к ним подошел элегантный мужчина с тонкими чертами лица и чувственным ртом. «Герр фон Штернберг? Мадам? Разрешите представиться: Эрих Мария Ремарк». – «Вы слишком молоды для автора величайшей книги нашего времени»,- сказала Марлен, внимательно рассматривая незнакомца. «Я написал бы ее лишь для того, чтобы услышать, как вы это произносите», – галантно ответил он и поклонился.

Вскоре они уже кружились по паркету в страстном танце, не замечая никого вокруг. На Марлен было ее любимое платье от Жана Ауи из ткани телесного цвета, на которую были искусно нашиты стразы, блестки и жемчуг, что создавало эффект обнаженного тела, окутанного звездной пылью. Ремарк утонул в глазах «белокурого сфинкса». «Я хочу быть с тобой рядом, и больше мне ничего не надо, – напишет он ей вскоре из Порто-Ронко. – Ты должна знать, что я есть. И не должна ничего бояться. Ты должна чувствовать, что я всегда буду с тобой и что в твоей жизни никогда больше не будет одиночества».

Они были тогда необходимы друг другу: он излечил ее от депрессии, в которой она пребывала из-за отсутствия предложений сниматься в кино, а она спасла его от щемящего чувства одиночества в эмиграции. Он будет называть ее то «орхидеей из стали», то «маленькой грустной пантерой со светлой шерсткой», то своей «золотой пумой», но очень скоро убедится, что этих хищников можно удержать в неволе, но приручить не удастся, сколько ни старайся…

«Твоя растерзанная пума…»

Если герой «Триумфальной арки» доктор Равик смог порвать с бессердечной Жоан, однажды бросив ей в лицо: «Ты подлая стерва! Убирайся ко всем чертям со своей дешевой загадочностью!», то Ремарку окончательно расстаться с Марлен так и не удалось. 30 сентября 1938 года он, как заклинание, напишет в своем дневнике: «Работать. Работать. Прочь от пумы! Прочь, прочь! В этом нет больше никакого смысла!» Однако в душе все еще будет надеяться на что-то. А между тем Марлен меняла любовников как перчатки, при этом в их число входили и дамы: русская балерина Вера Зорина, канадская миллиардерша Ажо Карстерс, французский «воробышек» Эдит Пиаф. .. Ремарк обратился за помощью к психиатрам. Те вынесли неутешительный вердикт: «завышенные жизненные притязания и сильная зависимость от любви других людей».

Нужно было срочно что-то менять, и в 1953 году Ремарк решается поставить Дитрих перед выбором: выйти за него замуж, или он женится… да хоть бы и на актрисе Полетт Годдар, бывшей жене Чарли Чаплина, красивой и богатой! Но на горизонте у Марлен в то время замаячил французский «мачо» Жан Габен, и угроз Ремарка она боялась не больше, чем тигр боится блеяния пойманного ягненка.

Ремарк сдержал слово. Он женился и с воодушевлением принялся работать над романом «Время жить и время умирать», который впоследствии и посвятил жене. Злые языки поговаривали, что это был странный союз. Было в нем что-то от отчаяния утопающего, схватившегося за соломинку. Ремарк безвыездно жил в Швейцарии, а Полетт успешно снималась в кино по всему миру, и супруги большей частью общались в письмах. «Твой вечный трубадур, муж и поклонник»,- неизменно подписывался Ремарк, прикладываясь к своему любимому кальвадосу гораздо чаще, чем в молодости. Друзьям он говорил, что не может трезвым общаться с людьми, даже с самим собой. В 1967 году, когда немецкий посол в Швейцарии вручит Ремарку орден ФРГ, за его плечами будет уже два сердечных приступа. Жить ему оставалось три ничем не примечательных грустных года…

А «золотая пума» переживет Ремарка на долгих 22 года. Оставив кино, она поселится затворницей в парижской квартире со знаменитыми «стенами памяти»: на одной будут висеть ее собственные фото, а на другой – фото ее любовников. Она будет много пить, перестанет давать интервью и, по одной из версий, однажды примет слишком много снотворного. Но незадолго до этого, разглядывая выцветшее фото Ремарка, она признается своему секретарю Марио Зиммелю: «Боже, как я любила этого человека!» После смерти Дитрих ее дочь Мария решит подготовить к печати письма Ремарка, хранившиеся у матери, и обнаружит, что на них отчетливо видны следы слез…

Автор биографии: Наталья Туровская

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк: трудная любовь

«Партнер» №11 (242) 2017г.

Имена их окружены легендами. Они стали кумирами двух поколений: наших отцов, а затем – нашего. Оба начали восхождение к славе на исходе 20-x годов прошлого века. Первый роман Ремарка «На Западном фронте без перемен» (1929) стоит в одном ряду с книгами «Прощай, оружие!» Хемингуэя, «Смерть героя» Олдингтона. Они заговорили от лица «потерянного поколения» спустя десятилетие после Первой мировой войны, участниками которой им довелось быть. Каждый исходил из личного опыта, это была горькая, яростная и честная проза. Роман принес Ремарку всемирную известность. За всю историю книгопечатания только Библия по числу продаж опережала его книгу, ставшую международным бестселлером. Роман был экранизирован. Гонорары со всех концов света стали источником благосостояния писателя. Предвидя приход нацистов к власти, уроженец Оснабрюка решил держаться от Германии подальше и в 1931 году купил дом в курортном Порто-Ронко на берегу швейцарского озера Лаго-Маджоре. Нацисты сочли его роман непатриотичным и приговорили к сожжению.

 

Невероятная слава пришла к Марлен Дитрих в 1930 году благодаря «Голубому ангелу», первому полнометражному звуковому фильму, снятому на киностудии «УФА» по мотивам романа Генриха Манна «Учитель Унрат». В этом фильме Дитрих сыграла роль сексапильной певички Лолы-Лолы. Режиссер фильма американец Джозеф фон Штернберг открыл ее для экрана и проложил дорогу в Голливуд, где актрису ждали невероятный успех и сказочные гонорары.

 

Дочь прусского офицера, она сочла общение с наци неприличным и решила не возвращаться в Третий рейх, хотя Геббельс сулил ей 200 тысяч рейхсмарок за каждый фильм, снятый в Германии. Она обосновалась в Беверли-Хиллз. Киностудия «Парамаунт» на некоторое время стала ее вотчиной. В «Метро-Голдвин-Майер» царила Грета Гарбо.

 

Любовь – как гром небесный

Впервые Ремарк увидел Марлен Дитрих после выхода на экран «Голубого ангела» в сентябре 1930 года в баре берлинского отеля. Это была случайная встреча. Второй раз – весной 1935 года они мимолетно пересеклись в Зальцбурге. Знакомство состоялось в сентябре 1937 года на Лидо в Венеции, где Марлен с Штернбергом отмечали успех их фильма «Сады Аллаха».

 

Дочь Марлен, Мария Зибер-Рива, в беспощадной к матери, но при этом правдивой книге описала эту встречу с ее слов. «Она сидела в ресторане с Штернбергом (любовницей обожаемого Мастера она стала давно, еще в Берлине), когда к их столу подошел незнакомец, высокий и статный, и представился: Ремарк. В восторге от его безупречных манер, мать слегка улыбнулась (она оценила тонкие черты его лица, чувственный рот и глаза хищной птицы). Когда он склонился к ее руке в поцелуе, взгляд его смягчился. – «Вы выглядите слишком молодо для того, чтобы написать одну из самых великих книг нашего времени», – проговорила она, не спуская с него глаз.– «Может быть, я написал ее всего лишь для того, чтобы однажды услышать, как вы произнесете эти слова своим волшебным голосом».

 

Щелкнув золотой зажигалкой, он поднес ей огонь; она прикрыла язычок пламени в его загорелой руке своими белыми пальцами, глубоко втянула сигаретный дым и кончиком языка сбросила с нижней губы крошку табака… Фон Штернберг, гениальный постановщик, тихо ретировался. Он сразу распознал любовь с первого взгляда».

 

Груз прошлого, бремя страстей и пристрастий

К моменту знакомства Ремарк и Дитрих были самодостаточны, каждый достиг мировой известности, но их пути к славе были различны.

Дитрих воспитывалась в строгости. После гибели отца семья оказалась в стесненном положении, но властная мать костьми легла, чтобы дать девочкам достойное образование. С детства они владели французским, музицировали, были начитанны, усвоили правила этикета. Сохранившиеся дневники свидетельствуют, что самостоятельные прогулки 15-летней барышни по променаду считались в семье верхом неприличия. Понимание того, что прилично джентльмену и леди, прививалось в хороших домах с детства.

 

Марлен (сценическое имя она создаст из двух имен, данных при рождении: Мария Магдалена) с юных лет мечтала о театре. Она хорошо пела и танцевала, училась в художественной школе, пробовалась в студии режиссера-новатора Макса Рейнхардта. Энергичная девушка подвизалась на вторых ролях во многих театрах и кабаре, которых в «веселые двадцатые» в Берлине развелось без счета. В 1922 году ее пленил молодой помощник режиссера Рудольф Зибер. По взаимной любви они поженились, и через два года родилась дочь. пять лет они были счастливы в браке. Официально она оставалась его женой вплоть до смерти Руди, но интимные отношения прекратились. Он не донимал жену ревностью, напротив, стал ее доверенным лицом; «муттиляйн» посвящала его во все свои романы, давала ему читать адресованные ей любовные письма, прислушивалась к его советам. Руди был дружен со многими ее обожателями. При этом Марлен не возражала против многолетней близости «паппиляйна» с ее подругой, белоэмигранткой Тамарой, но при одном условии – никаких детей. Тами стала членом этой необычной семьи.

Ее карьера кинозвезды началась с «Голубого ангела», и она ею обязана Великому Джо, режиссеру фон Штернбергу, которого она называла Богом. Он превратил пухленькую немочку в изяшную худощавую женщину-вамп, исполненную очарования и тайны. Железная воля позволила ей пребывать в статусе топ-модели долгие годы (помощники – табак, алкоголь, кофе).

Иконой стиля она сделала себя сама. Она занималась своим макияжем как визажистска-профи: выщипывала брови и рисовала тонкие линии повыше, использовала дымчатые тени и яркую помаду. Она была модельером всех своих нарядов, в том числе и сценических, начиная от фрачных костюмов и кончая знаменитым «обнаженным» платьем телесного цвета с блестками, имитирующими бриллианты (спустя много лет в подобном блеснет Мэрилин Монро).

 

Американских пуритан шокировали брючные костюмы Дитрих куда больше, чем ее длинные ножки в шелковых чулках, обнаженные до подвязок в «Голубом ангеле». По слухам, Марлен застраховала ноги на миллион долларов. Но и во фраке, и в брюках она выглядела сексапильно и не вульгарно. Кто мог тогда подумать, что брюки – будущее женской моды?! Америка смирилась. Приняли ее и в необычном для кинодивы амплуа любящей и заботливой матери. Простили многочисленные любовные связи. И даже слухи о контактах с лесбиянками не поколебали ее репутации.

 

Дитрих, зная о недостатках своей внешности, оценила магию мастерства Штернберга. Считая его равным Рембрандту в мастерстве светотени, она постигала его искусство постановки света на съемках, а также просматривая ленты «Марокко», «Шанхайского экспресса». Однажды на съемках «Песни песней» (режиссер Мамулян) она перешагнула границы дозволенного и стала управлять освещением. Увидев результат, режиссер и оператор исполнились священного трепета: во всей своей сверкающей красоте на них смотрела Лилия Шанхая. Ей бешено аплодировали осветители. У нее получилось! В одиночку она добилась того, что замыслила! В этот час в ней возобладала Марлен Дитрих, Кинозвезда. Остальные категории жизни стали для нее не столь важны. Она внезапно ощутила себя свободной в своих поступках.

 

Что касается Ремарка, то он, шагнувший со школьной скамьи в окопы, познал все ужасы войны и цену фронтового товарищества. После демобилизации был направлен на учительские курсы. Поработав год в сельской школе, понял, что не может вдалбливать ученикам то, что внушали им, несмышленышам: «Сладко и почетно умереть за Отечество» – известная строка Горация. Перепробовав много занятий для заработка, задержался в автомастерской, где испытывал отремонтированные машины. Опыт пригодился (см. «Три товарища»). Езда с ветерком была ему по душе, но это – хобби, не профессия. Будучи в Берлине, попробовал себя репортером. Заметили! В конце 20-х годов он – заместитель редактора популярного журнала «Иллюстрированный спорт».

 

В 1925 году Ремарк женился на танцовщице Ютте Замбоне, к тому времени разведенной. Их брак строился как союз свободных людей и через пять лет распался. К этому времени он уже был известен как автор дилогии: «На Западном фронте без перемен» и «Возвращение». К ней примыкает роман «Три товарища» (1937), действие которого происходит в 1928 году, когда нацизм уже поднял голову. Роман во многом автобиографичен: герой – хозяин маленькой автомастерской, болевшая туберкулезом Ютта – прообраз очаровательной Пат.

 

В 1938 году, в разгар его романа с Марлен, Ремарк вновь заключил брак с Юттой, чтобы вызволить ее из нацистской Германии. Его благородство было поистине безгранично: он не оставил ее в Европе, а взял в Америку, куда устремился вслед за Дитрих, определив фиктивной жене пожизненное содержание. Втихомолку он помогал деньгами многим эмигрантам.

Слава писателя и денежный водопад не развратили его. Ремарк был красив и элегантен, его имя мелькало в светской хронике; он не был анахоретом, но многочисленные мимолетные связи не превратили его в донжуана. Он увлекался искусством и по совету одной из подруг начал коллекционировать картины импрессионистов. Зная толк в винах, он не стал алкоголиком. Свою автомашину он любил, как женщину.

 

Муки и радости нежданной любви

Ремарк и Дитрих были почти ровесниками: в 1937-м ей было 36, а ему – 39 лет. Встреча с Марлен, звездой Голливуда и иконой стиля, стала для Ремарка судьбоносной, но их отношения складывались непросто. Амбивалентные чувства к женщине-загадке переполняли его многие годы. Читателям его книг трудно поверить в то, что прославленный писатель страдал комплексом неполноценности. Судите сами: в первый же вечер он сообщил Марлен, что он – импотент (заметим, без всяких на то оснований). Лучше других его поняла дочь Марлен: «Он писал книги, мужские персонажи которых воплощали все те силы, что в нем дремали, но никогда не складывались в законченный характер. Как раз самым очаровательным его качествам так и не суждено было обрести свое место в портрете совершенного человека… Он считал себя недостойным такого совершенства».

 

Неудивительно, что в союзе с Марлен ему выпала роль ведомого: он последовал за Дитрих в Париж, летом 38-го – в Антибы на Лазурный Берег, где в роскошном отеле расположилось всё ее семейство. В ресторане, откуда открывался вид на ярко-синюю бухту, у Ремарка был свой стол, за которым располагалась обретенная им семья, наслаждаясь шампанским и винами, в выборе которых он проявлял безукоризненный вкус. Не подавая виду, он записал в дневнике: «Не бывает любви с довеском в виде семейного обоза».

 

Но мучило его куда более другое: эротическая вседозволенность любимой. Она спала со всеми партнерами по экрану. Для нее это было, как выпить стакан воды (сравнение большевички Коллонтай). И сейчас в Беверли-Хиллз ее ждал Дуглас Фербенкс-младший, в Антибе в актив ее любовников на час попал отец будущего президента Кеннеди, «папа Джо». Семейство Кеннеди отдыхало по соседству. Не устояла она перед натиском необузданной миллионерши-лесбиянки из Канады.

 

Ремарк не опускался до упреков, но впадал в депрессию, начинал пить по-черному, писать не мог. А между тем, рукопись романа «Возлюби ближнего своего» призывала его к письменному столу. Он нуждался в тишине и уединении, но уехать не решился.

 

Эпистолярный роман: восторги и жалобы сердца

Их встречи перемежались длительными разлуками. Наступала пора переписки. Письма Ремарка Марлен ныне изданы. Тоскующий Ремарк внушал любимой, что они, рожденные под одними созвездиями, созданы друг для друга. Как у Киплинга: «Мы одной крови – ты и я» и даже ближе – «тыя». «Твое счастье – мое счастье, твой смех – мой смех», – писал он ей на исходе 38-го. Обольщался или грезил наяву? Письма его полны заклинаний: «Люби меня! Люби меня!», «Скажи мне, что ты меня любишь!» Нам не узнать, что отвечала ему Марлен: почти все ее письма сожгла после смерти писателя его жена Полетт Годдар.

 

Неслучайно Ремарк называл возлюбленную Пумой. Умалчивая о свирепости, он восхищался кошачьей грацией, пружинистой походкой пумы. «Мой ласковый и нежный зверь» – такой он хотел видеть свою Пуму. Лишь раз признался, что ее когти оставляют царапины и раны.

 

На исходе 38-го он задумал роман об эмигрантах – «Триумфальную арку». Работа растянулась на шесть лет. Главный герой Равик мыслился как его alterego, потому многие письма ей он подписывал этим именем. Марлен стала прототипом Жоан Маду. Ремарк сообщал ей, что пишет «нашу книгу». Назвав себя «трубадуром пумы», он продолжает: «Я, Равик, видел много «вер-вольфов», оборотней, но я видел всего одну «вер-пуму»! Ну просто чудо, что за «вер-пума». И в кого только она ни умела превратиться…» Марлен прозвище нравилось, несколько уцелевших ее писем подписаны – «Пума».

 

Прощай, Европа! Здравствуй, Америка!

В марте 1939 года Ремарк решился на отъезд в США. Марлен ждала его. «Ночь – восторг», – запись в его дневнике. В эту пору Марлен после перерыва получила предложение сняться в роли шлюхи в вестерне «Дестри снова в седле» и вернулась в Голливуд. Ремарк стал ее украшением. Он сопровождал ее на бесчисленные приемы, просмотры фильмов. Это тяготило. «Работать. Работать. Прочь от пумы! Прочь, прочь!» Однако порвать с ней он был не в силах. Марлен не хотела его терять, и в начале июня они покинули Беверли-Хиллз и из Нью-Йорка отплыли в Европу. Две недели они провели в Париже, а затем отправились в Антибы, где их ждал (впервые!) совместный номер в отеле. К августу на отдых прибыло и всё семейство. Между тем, политическое чутье Ремарка подсказало: приближается катастрофа. Не прислушались. Съемки вынудили Марлен прервать отдых. Покидая Антибы, она поручила Ремарку заботу о своей 15-летней дочери. Он тотчас отправился в Порто Ронко и пригнал оттуда свою знаменитую «Ланчию», он называл ее серебряной пумой. На ней, через 10 дней после отбытия Марлен, они уже мчались в Шербур. Отплыли на «Куин Мери» 30 августа, за день до начала войны. Последующий год их жизни был для Ремарка мучительным: «Эти мрачные перемены в Голливуде всё заглушили, всё смешали, стерли и испоганили». В ноябре 1940 года они расстанутся, но вырвать ее из сердца он так и не смог. Спустя годы он пишет ей: «Ведь не может быть, чтобы ты и время с тобой выпали из моей жизни, как камешки. Должно же что-то остаться. Должны же хоть где-нибудь витать воспоминания…»

 

Что до Марлен, то уже в марте 1941 года она сошлась с французским актером Жаном Габеном, имея на него серьезные виды, но и «велосипедист», как его аттестовал Ремарк, не выдержал жизни с Пумой, вернулся в Париж.

 

«Я изучил науку расставанья…»

«Из всех качеств, составляющих мир того Эриха Марии Ремарка, которого я знала, – пишет дочь Марлен, – меня больше всего трогала его поразительная ранимость». Страдая от размолвок и холодности Марлен, он в надежде вернуть нежность их первых месяцев придумал восьмилетнего племянника Альфреда, который стал с ошибками писать «тётушке Лене», что ее умиляло, и она оттаивала. Ненадолго. В письме начала 1946 года, полном воспоминаний об их совместном прошлом, Ремарк не забыл о нем: «Альфред хочет что-то сказать тебе: – Почему ты ушла? Было так хорошо».

 

К этому времени восторженное обожание Марлен, романтическая идеализация уступили место трезвому взгляду и горькой обиде. Но и тут он винил себя: «Я забирался в мечтах чересчур высоко». Да, он представлял ее то Дианой-охотницей, то крылатой Никой-богиней! «Я хотел превратить тебя в нечто, чем ты не была». Природу не изменить: «Бог сделал тебя такой, чтобы ты привносила восторг в жизнь других людей. Ты должна сохранить эту способность».

 

Подтверждаю: она ее сохранила. Ее концерт в Москве в 1963 году, на который мне посчастливилось попасть, – сплошной восторг!

За 10 дней до смерти он получил ее телеграмму: «Любимый Альфред, посылаю тебе всё свое сердце».


Грета Ионкис (Кёльн)


Любовь в фотографиях: Эрих Мария Ремарк и Марлен Дитрих

Эрих Мария Ремарк и Марлен Дитрих познакомились в 1930 году в баре при отеле “Эден”, который находится в Берлине. Ремарк, после того как увидел уже известную актрису, подошел к барной стойке и представился. Дитрих польстило внимание писателя, и она сразу увидела черты, которые можно в нем изменить. Спустя семь лет у них завязался роман.

В 1937-м Ремарк и Дитрих снова встретились во Франции, куда Марлен переехала с дочерью, мужем Рудольфом Зибером и его любовницей. Разумеется, брак Дитрих не был идеальным, но она не хотела разводиться, так как у нее с мужем был уговор свободной любви. Дитрих встречалась одновременно и с мужчинами, и с женщинами, и среди всей этой светской толпы затесался романтичный и ранимый Ремарк.

Писатель неоднократно предлагал Дитрих руку и сердце, но актриса отказывала и снова тащила Ремарка на громкие светские вечеринки, где половина гостей были ее бывшими, теперешними или будущими любовниками.

Перед началом Второй мировой войны Дитрих со своей семьей решает уплыть в Америку, Ремарк последовал за ней. В Новом Свете любовники обосновались на Беверли-Хиллз в разных домах: писатель снял особняк прямо напротив жилища возлюбленной. В Америке светская жизнь Дитрих не прекратилась: актриса, как и прежде, блистала на светских вечеринках и наслаждалась вниманием поклонников. Ремарк, в свою очередь, вел с Дитрих постоянную переписку и нервно обнажал свои чувства. Спустя время писатель из статуса любовника перешел в статус “друга по переписке”.

Кстати, в “Триумфальной арке” главного героя произведения, эмигранта из Германии по имени Равик, писатель “срисовал” с себя, а образ возлюбленной персонажа, Жоан Маду, — с Дитрих. Конечно, после прочтения романа актриса оскорбилась и сказала: “Ремарк изображает меня хуже, чем я есть, чтобы интереснее подать себя, и добивается желаемого эффекта. Я намного интереснее его героини”. Действительно, писатель наделил Маду спорными качествами: стервозным характером и лживой таинственностью.

Но переписка Ремарка и Дитрих даже после того, как “Триумфальная арка” получила мировую известность, не прекращается. В начале 50-х годов писатель познакомился с актрисой Полетт Годдар, которая подарила новый смысл уставшему писателю. Роман Дитрих не одобрила и сказала, что эта девица с ним только из-за денег. На это Ремарк снова предложил ей руку и сердце — и Дитрих снова отказала.

Измученный своей несостоявшейся любовью, Ремарк принял решение жениться на Годдар. Но переписка с Дитрих продлится вплоть до смерти писателя в 1970 году. После смерти мужа Годдар торжественно сожгла все письма Дитрих, но письма Ремарка к Марлен остались невредимы.

 

Эрих Мария Ремарк и Марлен Дитрих

В жизни Эриха Марии Ремарка было много незаурядных женщин, но самой большой его любовью стала Марлен Дитрих. Они впервые встретились в сентябре 1930 года в Берлине в баре отеля «Эден». Только через семь лет они становятся близки, а продолжается их роман вплоть до смерти писателя в 1970 году.

Письма, которые писал влюбленный Ремарк своей Дитрих, впоследствии разобрали на цитаты. Строчки были проникнуты любовью, нежностью и желанием никогда не разлучаться.

Ремарк наконец-то, встретил женщину, которая полностью отвечала его идеалу. Она была стройна, очень красива и знаменита. Поначалу любовь была взаимной, Марлен тоже заинтересовалась известным писателем. Но она не могла подолгу ограничиваться одной влюбленностью, ей необходимо было постоянно менять партнеров. Их связь стала долгой, но мучительной для писателя. Она давала ему лишь мимолетное ощущение счастья, но он не мог отказаться от этого добровольно.

Отношения Дитрих и Ремарка только со стороны казались легкими и естественными, а в реальности они складывались очень тяжело. Роман был наполнен обидами, взаимными упреками и амбициями. Но благодаря этому роману было написано замечательное произведение «Триумфальная арка». Ремарк посвятил его Марлен Дитрих, написав с нее главную героиню Жоан Маду. Внешность главное героини поразительно напоминает внешность Марлен. Многих талантливых людей несчастная любовь побуждает писать. Ремарк в «Триумфальной арке» описывает свои отношения с великой актрисой. Одним из героев романа становится кальвадос. Этот напиток является для писателя символом встреч и расставаний с любимой. Герои романа в минуту расставаний всегда предавались этому напитку.

Марлен Дитрих любила впоследствии рассказывать о своей первой встрече с писателем. Они познакомились в баре при отеле, когда Ремарк сам подошел к столику Дитрих и представился. Актрису заинтересовал импозантный мужчина с тонкими чертами лица, чувствительным ртом и низким голосом. Она была очарована его безупречными манерами.

После той своей первой встречи они проговорили до рассвета, после чего и начался их долгий роман.

Дитрих временно не снималась, так как попала в черный список. И роман с Ремарком был как нельзя кстати — он помогал ей избавиться от депрессии.

Ремарк неоднократно предлагал Марлен выйти за него замуж, но его любимая «пума», как он ее называл, продолжала вести разгульную жизнь, встречаясь одновременно и с мужчинами и с женщинами. Писатель готов был терпеть от своей любимой ее измены, холодность, скрытность, он жил ради коротких ежедневных встреч с Марлен, ради того, чтобы только видеть ее и слышать ее голос. Когда он видел ее любимое лицо с высокими скулами и тонкими ниточками бровей, он готов был простить любимой женщине все. Похоже, что писателю были просто необходимы душевные страдания.

Когда вышел роман «Триумфальная арка», Марлен смогла узнать, что на самом деле думает писатель о ней и об их отношениях. Его словами в романе говорит Равик, обвиняя Жоан Маду в лживости, дешевой загадочности и в том, что сердце ее всегда остается пустым. То, что не смог сказать в жизни сам писатель своей возлюбленной, сказал на страницах романа его герой. Марлен писала потом, что она не похожа на героиню, она гораздо лучше и интереснее ее.

Когда в 1953 году Ремарк решил жениться на Полет Годар, Дитрих отговаривает его от этого шага. Но Ремарк женится, возможно, для того, чтобы отомстить своей возлюбленной.

Ремарк питал слабость к стервозным женщинам, и его жена не стала исключением. Если Марлен Дитрих нужно было чувство власти над человеком, опьянение своими победами, то Годдар нужны были бриллианты и деньги. Женщины в жизни писателя были только потребительницами.

Закончилась эта красивая и грустная история в 1970 году, когда писатель умер в клинике «Сант-Аньес» в Локарно. Дитрих пережила его на 22 года. Она оставила съемки в кино, стала затворницей в своей парижской квартире и пристрастилась к алкоголю. Вся стена ее комнаты была увешана фотографиями ее любовников. Умерла она, как говорили, от слишком большой дозы снотворного. После смерти Дитрих ее дочь нашла письма Ремарка, на которых отчетливо были видны следы слез. А незадолго до своей смерти Марлен призналась своему секретарю, что очень любила писателя.

Эриха Марию Ремарка похоронили на швейцарском кладбище Ронко. После его смерти вдова сожгла все письма, которые Ремарку написала Марлен Дитрих.

Роман одного из величайших писателей и знаменитой актрисы стал одной из лучших любовных историй 20 века. Продолжаясь долгие годы, он завершился драмой, нашедшей свое отражение в их переписке. Страстные и в то же время печальные любовные письма Ремарка к Дитрих дошли до современников и стали символом настоящей любви.

Ремарк и Дитрих: «Скажи мне, что ты меня любишь»


Сегодня исполняется 45 лет со дня смерти одного из значительнейших немецких писателей ХХ века – Эриха Марии Ремарка. Этот автор не нуждается в представлении, как и пересказ его творчества – даже те, кто не интересуется книгами Ремарка, имеют представление о них. В память о великом романисте редакция IRL.BY предлагает вам вспомнить о самой завораживающей и романтичной стороне его жизни – отношениях Ремарка с кинозвездой Марлен Дитрих.

История знакомства двух великих людей искусства датируется 1930 годом, и произошло это в берлинском отеле «Эден». Утонченную голливудскую звезду, которой принесли всемирную известность фильмы «Голубой ангел» и «Целую вашу руку, мадам», Ремарк сразу поразил учтивостью своих манер и необычным, достаточно низким тембром голоса. Вероятно, уже эта встреча стала предвестником бурного романа, но до его начала было еще целых 7 лет. За эти годы Ремарк оставил родину и поселился в Швейцарии, нацисты предали его книги огню, а имя – забвению. Тогда он все еще оставался «писателем одного романа», а она попала в черный список деятелей кино и не могла сниматься. В такое трудное для обоих время и разгорелся их роман, которому суждено было стать одной из величайших историй любви ушедшего века.

«Для общения с Марлен надо было иметь крепкие нервы. И вдобавок здоровый желудок, потому что от ее угощений любой мужчина мог свалиться под стол. Суп из шампиньонов, отбивные котлеты, яичница-болтунья, мясо по-сербски с рисом и клецки с абрикосами. Марлен предпочитала закармливать мужчин, нежели спать с ними — поэзии кухни она отдавала предпочтение перед прозой спальни», — записал Ремарк однажды в дневнике.

Их любовь была мучительна для обоих. Писатель много пил, издеваясь над своим здоровьем во многом из-за комплексов, присущих человеку, на которого слава обрушилась совершенно неожиданно. Марлен же любила его, как любят бриллиант или норковую шубу, но не как человека. Она заставляла его пребывать в обществе кинозвезд, которое скромному Ремарку было совсем не по душе. Оно отдаляло его от родной стихии – литературной. Богемный образ жизни, который вела звездная пара, навредил имиджу автора гораздо сильнее, чем можно себе представить. Отвергнутый погрязшей в национализме родиной, он стал чужим и для таких же как он, эмигрантов, которым не всегда хватало на кусок хлеба.

Вместе эта пара фактически не жила – писатель не выносил ее истерик, обвиняя Дитрих в том, что они никогда не были по-настоящему счастливы вместе.

«Часто мы бывали почти счастливы, но так, как сейчас, никогда. Согласись, это так. Иногда это было с нами, иногда это было с другими, иногда одно с другим смешивалось — но самого счастья в его полноте не было. Такого, чтобы не представить себе еще большего; все было словно пригашено, как и сейчас».

Вряд ли их любовь могла быть по-настоящему благополучной: каждый из них был по-своему несчастен. Интересный факт: когда Ремарк чувствовал, что теряет ее расположение, он писал ей письма от лица. .. восьмилетнего мальчика, а Дитрих он называл в этих письмах «Тетей Леной». Уже это вносит определенный штрих инфантильности в психологический портрет писателя.

В конце 40-х Ремарк тяжело заболевает, Марлен приезжает за ним ухаживать. После его выздоровления они больше никогда не виделись, обмениваясь редкими письмами и подарками. В 1953 году Ремарк женился на Поллет Годар, с которой прожил до самой смерти.

Есть две великие вещи, которые дала мировой культуре эта любовь. Первая – письма Ремарка к Дитрих, которые выходили отдельной книгой (письма, написанные актрисой в ответ, после смерти писателя сожгла его вдова). Вторая великая вещь – это роман «Триумфальная арка», где в образе Равика выведен сам Ремарк, а в образе его возлюбленной – Марлен Дитрих. Даже внешность главной героини была почти полностью списана с его музы. Но актриса достаточно сильно обиделась за свой книжный прототип и многократно в письмах к нему утверждала, что она «умнее, лучше, да и просто интереснее героини романа Жоан Маду».

Многие письма, написанные своей любимой после выхода книги, он так и подписывал именем героя – Равик. Одна из самых красивых и трагических историй любви продолжалась долгие годы и закончилась только со смертью Эриха Марии Ремарка в больнице города Локарно в 1970 году.

Перед смертью Марлен Дитрих, пережившая возлюбленного на два десятилетия, призналась своей сиделке, что никого не любила так сильно, как Ремарка.

Арамаис Миракян

Отношения с Марлен Дитрих – Эрих Мария Ремарк.

У Э.М.Ремарка было немало ярких и экстравагантных женщин, но самой большой страстью в его жизни была Марлен Дитрих. Они познакомились осенью 1930 года в баре отеля «Эден», который располагался в столице Германии. Только по истечении нескольких лет они стали по-настоящему близкими людьми. Их любовные отношения оборвались в 1970 году, когда Ремарка не стало.

Любовные послания, написанные писателем для своей Марлен, впоследствии были разобраны на цитаты. Каждое слово в письме пропитано страстью и нежностью.

Писатель все — таки нашел ту единственную, которая смогла покорить его сердце. Марлен Дитрих была утонченной натурой и отличалась необыкновенной красотой. К тому же она была популярной и знаменитой. Вначале их страсть носила обоюдный характер, Марлен также прониклась симпатией к Ремарку. Однако она не отличалась постоянством, ей нужны были новые ощущения, поэтому она часто проводила время с разными партнерами. Их отношения были долгими и одновременно мучительными для Ремарка. Любовь Дитрих была для него лишь лучиком мимолетного счастья. Несмотря на это, он не смог совладать со своими чувствами к Марлен.

Отношения писателя с Марлен Дитрих выглядели со стороны естественными и непринужденными. Однако это не так. Порой их чувства проверялись на прочность. Их отношения были наполнены упреками, обидами и взаимными амбициями. Любовные переживания Ремарка натолкнули его на мысль написать роман «Триумфальная арка», который впоследствии приобрел невероятную популярность. Ремарк написал «Триумфальную арку» для свой любимой Марлен Дитрих, которая стала прообразом его главной героини Жоан Маду, причем не они похожи не только внутренне, но и внешне. В «Триумфальной арке» Ремарк рассказывает о своих любовных отношениях и переживаниях с Мадлен Дитрих.

Дитрих потом часто рассказывала о своем знакомстве с великим писателем. Их встреча состоялась в баре при гостинице, когда писатель сам подсел к столику Марлен и назвал свое имя. Дитрих заинтриговал этот респектабельный мужчина с низким голосом и тонкими чертами лица. Марлен покорили изысканные манеры знаменитого писателя.

  

После того незабываемого знакомства, они разговаривали всю ночь, после чего у них завязались прочные и долгие отношения.

У Дитрих в то время был творческий кризис, ей долго не давали ролей. Встреча с Ремарком помогла ей преодолеть собственные переживания по этому поводу.

Писатель много раз предлагал актрисе стать его женой, но Марлен Дитрих не торопилась соглашаться, предпочитая проводить время в увеселительных заведениях и часто менять партнеров, в числе которых были и женщины. Ремарк был благосклонен к Марлен, он готов был «закрывать» глаза на все измены актрисы, терпеть ее холодность по отношению к нему. Он постоянно мечтал о встречах с Марлен, пусть даже они носили краткосрочный характер. Ему важно было каждый день слышать ее голос и смотреть на нее.

Когда он видел свою любимую женщину, он был готов сделать ради нее все, чего она пожелает. Вероятно, Ремарку для вдохновения нужно было испытывать душевные муки. После публикации «Триумфальной арки» Дитрих узнала, что действительно чувствует писатель по отношению к ней. Его чувства в романе выражает Равик, который уличает Жоан Маду в неискренности, дешевой скрытности и в том, что она не способна кого-то любить. То, что не смог выразить словами Ремарк своей Дитрих, было сказано в романе Равиком.

В 1953 году писатель сообщает своей возлюбленной, что женится на Полет Годар. Марлен против этого шага. Однако Ремарк женится, таким способом он хочет отомстить Марлен за свою несчастную любовь.

Закончилась любовная история между Дитрих и Ремарком в 1970 году, когда писатель умер.

Марлен Дитрих, 90, Символ гламура, Умирает

Работая с фон Штернберг, актриса стала профессионалом и перфекционистом, экспертом в области макияжа, освещения, одежды и монтажа фильмов. В последующие десятилетия она неоднократно делала косметические операции, чтобы сохранить лицо подтянутым, и ловко снималась с помощью мягкофокусных линз, покрытых марлей.

«Очарование, – заметила она, – это уверенность. Это своего рода осознание того, что с вами все в порядке, умственно, физически и внешне, и что, независимо от случая или ситуации, вы равны ему». .

В одежде она была законодательницей мод. И на экране, и за его пределами она часто носила брюки и мужские костюмы. Доказав, что женщина все еще может выглядеть женственно в такой одежде, она установила «силуэт Дитриха», подчеркнув аккуратность и элегантность. неприметные бедра и бюст.

Коллаборация Дитриха и фон Штернберга произвела “Марокко” (1930), в котором мисс Дитрих, снова певица кабаре, отвергает, а затем преследует французского легионера (Гэри Купер) в Сахаре; 1931), о шпионе, которая предает свою страну из любви к никчемному человеку (Виктор МакЛаглен), и “Шанхайский экспресс” (1932), мелодрама, в которой она – проститутка с побережья Китая, предлагающая себя военачальнику (Уорнер Оланд) чтобы спасти жизнь бывшего любовника (Клайв Брук).

Последними тремя фильмами Дитриха-фон Штернберга были «Блондинка Венера» (1932), мыльная опера о материнской любви; «Алая императрица» (1934), роскошная и визуально ошеломляющая мелодрама о похотливой Екатерине Великой, и «Дьявол – женщина» (1935), эротическая сказка о вампирах, развращающих солдат, в свою очередь. век Севилья.

“Дьявол – женщина”, так как в нем наиболее ярко отображена ее красота, был ее любимым. Но это разозлило испанских чиновников, по чьему требованию Paramount Pictures вскоре отозвала его и уничтожила эталонную печать.Мисс Дитрих передала свой отпечаток фильма в Музей современного искусства в Нью-Йорке, где его часто показывают.

Фильмы фон Штернберга были все более самодостаточными, лиричными, экзотическими романами с бледными сюжетами, которые ловили актрису искусным декором и спецэффектами. Они теряли целое состояние, поэтому топ-менеджеры Paramount, чтобы защитить свои крупные инвестиции в мисс Дитрих, запретили фон Штернбергу снова руководить ею.

Из архивов: Марлен Дитрих, «Classic Femme Fatale», умерла по адресу 90

Марлен Дитрих, соблазнительная актриса и артистка, чье знойное, своеобразное лицо украшало экраны кинофильмов в течение двух самых гламурных десятилетий Голливуда, скончалась в среду в квартире на правом берегу в Париж, где она последние несколько лет жила модной затворницей.

Соблазнительнице в «Голубом ангеле», певице из салуна с золотым сердцем в «Дестри снова едет» и замученной вдове в «Суде в Нюрнберге» было 90 лет, сообщил французским журналистам ее внук Пьер Рива. Он объяснил ее смерть просто старостью.

Хотя она привнесла глубину характера в свои последние роли в кино, на протяжении 30-40-х годов она всегда была классической роковой женщиной, образ, который она успешно перенесла на выступления на концертах даже в свои 70 лет. Она стала одной из них, будучи студенткой и приверженцем славы с первых дней ее открытия в Берлине в 1929 году Йозефом фон Штернбергом, который представил ее в роли жестокосердной соблазнительницы в «Голубом ангеле».

В то время как ранние голливудские звезды, такие как Лилиан Гиш и Мэри Пикфорд, играли добродетельных и часто преследуемых женщин-детей, такие звезды, как Дитрих, принесли на экран мирскую сексуальность с оттенком декаданса. Вместо жертв ее персонажи были хищниками, равнодушными и отчужденными.

«Я играла в шлюх», – однажды заметила Дитрих со своей легендарной откровенностью. «Я никогда не играл рекомендуемых персонажей».

Ее близкий друг Эрнест Хемингуэй, который окрестил ее «краутом», однажды написал: «Если бы у нее не было ничего, кроме голоса, она могла бы разбить вам сердце.

Стэнли Крамер, снявший ее в «Суде в Нюрнберге», вспомнил ее среду как актрису, «которая была очень твердой в своей точке зрения, но если бы она уважала вас, она бы уступила».

Она была «принципиальной женщиной», – добавил он.

Сочетание голливудского рекламного механизма и мастерства Дитрих в искусстве иллюзий заставило ее назвать женщину-загадку, затем мифом и, наконец, легендой.

Жизнь легенды началась в Берлине, где она родилась в 1901 году в семье Луи Эриха Отто Дитриха, лейтенанта кавалерии, ставшего офицером полиции.

Ее отец умер, когда она была маленькой, а мать снова вышла замуж за армейского офицера. Согласно ее автобиографии 1987 года «Марлен», она была «обеспеченной» и имела «самое лучшее образование, какое только можно представить», с «гувернантками и частными репетиторами». В других биографиях, однако, говорится, что она пережила довольно обычное консервативное детство, принадлежащее среднему классу.

Биографические отчеты также различаются о годах до того, как фон Штернберг снял ее в «Голубом ангеле», фильме 1930 года, который сделал ее известной в Америке.По некоторым данным, она поступила в театральную школу в 1922 году и до 1929 года была популярной актрисой в немецких фильмах. Но Дитрих утверждала: «Я была никем».

Когда фон Штернберг поехал в Берлин снимать «Голубой ангел» и искал актрису, которая сыграла бы бессердечную сирену Лолу, то, как сообщается, он увидел в Дитрихе лицо, которое понравилось бы фотоаппарату. Фон Штернберг, которого часто называют ее Свенгали, начал преобразовывать свою находку.

Он «вдохнул жизнь в это ничто», – писал Дитрих.«Я был не чем иным, как податливым материалом в бесконечно богатой палитре его идей».

Ее брови были выщипаны и нарисованы дугами, волосы посветлели, а щеки впали в макияж. Серебряная линия, которая позже стала ее торговой маркой, была нарисована посередине ее носа, чтобы уменьшить его ширину. Слетело тридцать фунтов, и появилась гладкая, элегантная Марлен Дитрих. Остальное сделали методы освещения; Результатом на камеру было «лицо Дитриха».

Как только изображение было на месте, женщина, которую друзья описали как неприхотливого, прямолинейного, приземленного человека с соответствующим чувством юмора, была представлена ​​миру, как если бы она была самой Лолой.

Но сначала она была осторожна.

Ли Гармес, оператор «Марокко» (1930), первого фильма, который она сняла в Соединенных Штатах, позже сказала: «Она не была уверена в себе. Ей нужно было во всем руководствоваться».

В интервью 1975 года она сказала об этом изображении: «Меня подтолкнул к этому г-н фон Штернберг. Я не могу сказать, что мне это нравилось, когда мне было 20 с небольшим. Я была слишком молода и тупа, чтобы знать, что это такое. продолжается.”

На экране она продолжала играть женщину без добродетели, проститутку, шпиона или неверную жену.За кадром она также сохраняла образ мирской сирены.

Она уехала из Берлина в Голливуд в 1930 году, оставив после себя мужа Рудольфа Зибера, помощника режиссера, и ребенка, Марию, родившуюся в 1925 году. Она познакомилась с Зибером, когда работала статистом на одной съемочной площадке с ним. давно забытый немецкий фильм. Они поженились в 1924 году. Ее муж и дочь, которые сделали актерскую карьеру как Мария Рива, присоединились к ней в Соединенных Штатах в 1931 году.

Непосредственной функцией Зибера в этой стране было замалчивать сплетни о Дитрихе и фон Штернберге; К тому времени жена фон Штернберга подала на актрису в суд за отчуждение.Сообщается, что Paramount убедила г-жу фон Штернберг отказаться от дела за 100 000 долларов.

По словам биографа Чарльза Хайэма, Зибер к тому времени был связан с другой женщиной – подругой Дитриха, Тамарой Матул, в течение четырех лет.

Дитрих, однако, охарактеризовал брак как «для нас идеальные отношения. Он был единственным мужчиной, который меня понимал ». Она так и не развелась с Зибером, который стал владельцем куриного ранчо и умер в Сильмаре в 1976 году.

Когда она обрела свою славу, ее имя было связано с несколькими ведущими людьми Голливуда – Джоном Гилбертом, Гэри Купером, Джимми Стюартом и Джоном Уэйном.У нее были серьезные отношения с писателем Эрихом Марией Ремарк, автором книги «Все тихо на западном фронте». В своем романе «Триумфальная арка» он создал образ Джоан Маду по образцу Дитрих, изображая ее борющейся актрисой, сочетающей нежность и силу с присущей ей меланхолией.

В отличие от ее публичного имиджа, писала Хайэм, ее отношения с мужчинами имели тенденцию быть связями «товарищества, а не страсти». Она часто брала на себя роль матери или смотрителя. К примеру, она безуспешно пыталась вылечить у Гилберта алкогольную зависимость и подбодрить Ремарка, угрюмого человека, который тоже пил.

Джимми Стюарт (в центре) и Марлен Дитрих в фильме «Дестри снова едет».

(Универсальные картинки)

Стюарт, сыгравший вместе с Дитрихом в фильмах «Разрушение снова едет» и «Нет шоссе в небе», сказал в среду, что эти фильмы «были двумя из самых значимых картин в моей карьере. Марлен Дитрих была настоящей кинозвездой, которая знала кинобизнес от А до Я ».

С Уэйном она была всепогодным спутником, который ходил на охоту, рыбалку или участвовал в боях.В своей автобиографии она сказала, что использовала свои контакты, чтобы помочь ему начать работу в Голливуде. (Она также сказала, что он «не был ярким или захватывающим типом».)

«Роли, которые я играла в фильмах, не имеют абсолютно ничего общего с тем, кем я являюсь на самом деле», – написала она. Она знала, насколько устрашающим может быть ее соблазнительный образ.

Директор Фриц Ланг вспомнил, как однажды позвонил Дитрих и попросил пригласить ее на ужин. Когда он выразил шок оттого, что она осталась одна, она ответила: «Ты шутишь? Мужчины никогда не приглашают меня на свидание.Я всегда их спрашиваю ».

Она также была законодательницей мод. До того, как Дитрих приехал в Голливуд, драматические актрисы держали ноги прикрытыми. После того, как она появилась в «Марокко» в черном купальнике и боа из перьев, ситуация быстро изменилась. Хотя многие считали ее обладательницей лучших ног в Голливуде, ей, наоборот, приписывали популяризацию брюк для женщин.

Дитрих никогда не была такой затворницей, как Грета Гарбо. По ее словам, общественная жизнь звезд для нее «такая же обязанность, как создание фильма.В пору своего расцвета она часто появлялась на публике, жила в роскошных домах и щедро тратила деньги.

Всего она сняла семь фильмов для фон Штернберга. Помимо «Голубого ангела» и «Марокко», были «Dishonored» (1931), «Шанхайский экспресс» (1932), «Блондинка Венера» (1932), «Алая императрица» (1934) и «Дьявол – это Женщина »(1935). После этого последнего фильма он разорвал их рабочие отношения, согласно ее автобиографии, и она чувствовала себя «как корабль без руля» без своего «отца-духовника, критика, наставника».

Ее работа во времена фон Штернберга была в значительной степени тем, что Джон Спрингер описал в своей книге «Тогда у них были лица» как «роли манекенов», поскольку она неизменно изображалась аморальной и декадентской. У нее были одинаковые роли в двух фильмах: «Желание» и «Ангел», снятых для Эрнста Любича в 1936 и 1937 годах, а также в нескольких других, менее значимых фильмах.

Тем не менее к 1936 году она стала самой высокооплачиваемой. женщина в мире, и Дэвид О. Селзник заплатил ей 200 000 долларов за «Сад Аллаха.Но ее фильмы, в их идентичности, становились все менее и менее успешными, и вскоре после этого независимые экспоненты кино включили ее в свой список «ядовитых кассовых сборов» вместе с Кэтрин Хепберн и Бетт Дэвис.

Хепберн и Дэвис смогли оживить свою карьеру с помощью ролей в кино, лучше соответствующих их талантам. В меньшей степени Дитриху удалось то же самое.

Для нее часть, которая сломала стереотипы, была роль Френчи, земной, шумной певицы салуна из «Destry Rides Again» 1939 года.

В отличие от предыдущих персонажей-вампиров, которые использовали и эксплуатировали мужчин, Френчи не был деструктивным и, следовательно, более милым. Конечно, она все еще была ошеломляющей, одетая в откровенные салонные костюмы, с обнаженными знаменитыми ногами.

О том, как она стоит на стойке бара в черных сетчатых чулках и выкрикивает «Посмотри, что ждут мальчики из задней комнаты», британский магнат-издатель лорд Бивербрук сказал, что она была «большим произведением искусства, чем Венера Милосская».

Она и Уна Меркель устроили одну из самых захватывающих и необычных из всех экранных потасовок в истории – Меркель представляла праведных женщин городка Бутылочное горлышко, а Дитрих – безвкусный импортированный элемент.

Мало кто, кроме тех, кто был на съемочной площадке, знал, что звезды не использовали дублеров для жестокой драки, в которой женщины рвали, пинали, кусали и дергали друг друга за волосы, ломая большую часть мебели в салоне Френчи.

Дитрих провела большую часть Второй мировой войны, развлекая американские войска за границей, большую часть времени оплачивая свои расходы и выступая как можно ближе к линии фронта. Адольф Гитлер предпринял попытки убедить ее вернуться в Германию и, как сообщается, даже попросил ее стать его любовницей.Но она вообще отказалась возвращаться в Германию, пока он был у власти. В 1939 году она стала американским гражданином и символом, как выразился один писатель, «свободной Германии в изгнании, источником вдохновения для немецких эмигрантов».

Она выступала перед военнослужащими на импровизированных деревянных платформах, иногда одетая в обычную военную форму, брюки, ботинки и все такое, освещенная только фарами транспортных средств. В 1947 году военное министерство США наградило ее медалью свободы – высшей наградой, которую может получить гражданское лицо.

Впереди были драматические роли, за которые она получила наибольшее признание критиков: «Заграничный роман» (1948), в котором она была бывшей нацисткой, живущей в послевоенном Берлине; героиня, которая лежит на трибуне для свидетелей, чтобы защитить своего мужа в «Свидетеле обвинения» (1957) и «Нюрнбергский приговор» (1961) в роли вдовы нацистского генерала.

В 1950-х годах она снова обновила свой звездный образ, запустив серию женских шоу, концертов и выступлений в кабаре. Спустя более 20 лет она все еще собирала восторженные толпы, стоя в горностаевом пальто, облегающем платье с блестками или в мужском смокинге, распевая песни, которые теперь стали ее визитной карточкой: «Снова влюбляюсь», «Лола» и «Лили Марлен.Последний раз она появлялась на сцене в 1975 году.

Марлен Дитрих в последний раз появлялась в кино в 1978 году в фильме «Просто жиголо» в эпизодической роли баронессы, управляющей вереницей мужчин по найму. Последние несколько лет бабушка четверых детей спокойно жила в Париже и редко появлялась на публике. В 1984 году Максимилиан Шелл снял документальный фильм о жизни Дитриха. Шелл, который снимался вместе с ней в «Суде в Нюрнберге», сказал, что он спарринговал и дрался с ней в течение 10 дней интервью в ее парижской квартире, в которых ее не фотографировали, но соглашались комментировать ее жизнь и фильмы.

Это были ее последние публичные комментарии до октября 1990 года, когда она снова нарушила добровольное молчание, чтобы приветствовать воссоединение Германии, которую она не видела 30 лет.

Сказав в заявлении, что «кровь гуще воды», она сказала, что счастлива за свою родную землю, добавив, что «счастье так редко встречается в этом беспокойном мире».

[email protected]

Среди фильмов Марлен Дитрих:

«Трагедия любви», 1923 год.

«Искусство любви», 1928 год.

«Голубой ангел», 1930 г.

«Марокко», 1930 г.

«Dishonored», 1931 г.

«Шанхайский экспресс», 1932 г.

«Светлая Венера», 1932 г.

«Песнь песней», 1933 г.

«Алая императрица», 1934 г.

«Дьявол – женщина», 1935 г.

«Желание», 1936 г.

«Сад Аллаха», 1936 г.

«Рыцарь без доспехов», 1937 г.

«Ангел», 1937 г.

«Дестри снова едет», 1939 г.

«Семь грешников», 1940 г.

«Пламя Нового Орлеана», 1941 год.

«Manpower», 1941.

«Леди желает», 1942 г.

«Спойлеры», 1942 г.

«Питтсбург», 1942 г.

«Следуй за мальчиками», 1944 г.

«Кисмет», 1944 г.

«Золотые серьги», 1947 г.

«Комната наверху», 1948 г.

«Заграничный роман», 1948 г.

«Страх сцены», 1950 г.

«Ранчо Ноториус», 1952 г.

«Вокруг света за 80 дней», 1956.

«История Монте-Карло», 1957 год.

«Свидетель обвинения», 1957.

«Прикосновение зла», 1958.

«Нюрнбергский приговор», 1961 год.

«Париж, когда он шипит», 1964 год.

«Просто жиголо», 1978 год.

Источник: Associated Press

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ АРХИВНЫХ ПРЕДМЕТОВ

Из архивов: фильм «Великий Джинджер Роджерс» умер на 83

Из архивов: экранный идол Дуглас Фэрбенкс-младший умер на 90

Из архивов: Бетт Дэвис умерла в Париже, 81

Из архивов: Глория Суонсон, королева Золотых лет кино, умирает

Из архивов: Джеймс Кэгни, легенда фильмов, умер на 86

День Марлен Дитрих, оригинальной роковой женщины Голливуда – Целлулоидные сестры

Знаменитая звезда классического кино Марлен Дитрих празднуется сегодня, в 117-ю годовщину со дня ее рождения, за ее экранный магнетизм, гламурный стиль и страстную индивидуальность.Родившаяся в Германии актриса стала международной звездой, известной игрой загадочных роковых женщин на экране и известной за пределами экрана своей открытой бисексуальностью и откровенным противодействием Гитлеру. Сильная трудовая этика Марлен привела к ее карьере в кино, которая длилась семь десятилетий, и карьере в театре и кабаре, продолжавшейся более 20 лет, что сделало ее звездой Голливуда.

«Тот, кто знает ее и мог испытать ее на собственном опыте, сам испытал совершенство». – Жан Кокто о Марлен

– Ранние годы и карьера в Берлине –

Марлен родилась в Берлине, Германия, по имени Мария Магдалина. Ранняя жизнь Марлен определялась прусским милитаризмом, который привил ее отец, бывший военный.К сожалению, привилегированное детство Марлен и ее старшей сестры, Лейзель, внезапно закончилось смертью их отца в 1907 году, за которой позже последовала смерть отчима в 1916 году. Их мать, Жозефина, была вынуждена устроиться на работу, чтобы поддерживать семью, и Дитрихам пришлось продавать дорогие вещи за деньги и выжить на диете из репы и картофеля. Несмотря на их финансовые проблемы, ее матери удалось дать Марлен богатое образование, часто посещавшее уроки языка и музыки.

К семнадцати годам Марлен решила, что хочет стать скрипачкой. При поддержке матери она поступила в престижную музыкальную академию и начала заниматься до шести часов в день. К сожалению, Марлен в начале своей карьеры получила травму запястья, и она потеряла всякое желание играть на скрипке. Позже она вспоминала в биографии Шарлотты Чандлер, Марлен: Марлен Дитрих, в личной биографии , что инструмент стал «символом [ее] разбитых мечтаний».Однако Марлен была полна решимости выступать и поэтому обратилась к актерскому мастерству. После неудачного прослушивания в престижной актерской академии Макса Рейнхардта она начала свою карьеру, играя небольшие роли в кино в роли любовниц, кокеток и горничных, иногда выступая в качестве хористки и в драмах на сцене. В конце концов, Марлен снова пробовалась на место в школе Рейнхардта, на этот раз успешно.

Во время работы над своим третьим фильмом, Tragedy of Love (Tragödie der Liebe) в 1923 году, Марлен познакомилась с Рудольфом Зибером, которого она назвала Руди.Пара быстро влюбилась, поженившись и к концу того же года у них родился первый и единственный ребенок, Мария Рива. Марлен никогда не прекращала сниматься, несмотря на то, что была молодой матерью, снявшись в пятнадцати фильмах с 1924 по 1929 год. Затем, в 1930 году, Марлен достигла значительного успеха в роли Лолы-Лолы в фильме «Голубой ангел» (Der blaue Engel) , ее первом из семи совместных фильмов с режиссер Йозеф фон Штернберг. The Blue Angel привлекла внимание Paramount Pictures, которые отчаянно нуждались в актрисе, чтобы составить конкуренцию Грете Гарбо, импортированной из Швеции MGM.В конце концов, под руководством фон Штернберга Марлен уехала в Голливуд с контрактом с Paramount впереди.

Марлен (слева) в фильме «Голубой ангел» (1930)


– От голливудской старлетки до «Кассового яда» –

Оказавшись в Соединенных Штатах, Йозеф фон Штернберг начал превращать Марлен Дитрих в икону, которой она известна сегодня. Он интенсивно обучал ее актерскому мастерству и помог ей определить образ соблазнительной роковой женщины, который она поддерживала на экране и за его пределами.Фон Штернберг, по сути, взял под свой контроль внешность Марлен, побудив ее похудеть и покрасив темные волосы в светлый светлый цвет. Позже Марлен отметила фон Штернберга в биографии Чандлера: «После того, как [он] взял на себя ответственность за мою внешность, я подумал, что они принадлежат больше ему, чем мне. Упор на то, как я выгляжу, стал для меня бременем, слишком большим, чтобы получать от него удовольствие ».

Обновленный имидж Марлен дебютировал в Paramount во втором сотрудничестве с фон Штернбергом, Марокко (1930), , в котором она сыграла Эми Джолли, независимую женщину, которая одевалась в белый мужской галстук и целовалась с другими женщинами.Фильм произвел фурор, принесший 2 миллиона долларов дохода, принесший Марлен ее единственную номинацию на премию Оскар и сделавший соблазнительную звезду фаворитом американской публики. Марлен снова добилась успеха, сыграв куртизанку в фильме 1932 года « Шанхайский экспресс», , который стал одним из самых легендарных фильмов фон Штернберга благодаря сильному использованию светотени, техники освещения, в которой используются резкие контрасты между светом и темнотой. Эта форма освещения была одной из отличительных черт фон Штернберг и впоследствии стала одной из подписей Марлен, которую ее сотрудник научил, как использовать силу освещения в своих интересах.

«Марлен Дитрих наслаждался постоянным намеком на скандал … Она считала, что плохие девушки более привлекательны для воображения публики, чем святые женщины». – Дуглас Фэрбенкс младший о Марлен

Марлен в мужском белом галстуке с Полом Поркаси в Марокко

К несчастью для Марлен, ее карьера в Голливуде пошатнулась в середине 1930-х годов, и она изо всех сил пыталась сохранить успех своих ранних лет. В то время как комедия 1936 года, в которой она играла главную роль, Я любила солдата , так и не была завершена, ее другие роли в фильмах, таких как Блондинка Венера 1932 года и Песня песен , снятых в следующем году, по большей части остались незамеченными.Тем не менее, она имела некоторый успех в романе Фрэнка Борзейджа 1936 года, Desire , но он также ознаменовал конец славных дней Марлен. Ее следующие фильмы: Сад Аллаха (1936) , Ангел (1937) и Рыцарь без доспехов (1937) были кассовыми провалами, и ее картины перестали приносить достаточно денег, чтобы покрыть расходы. Поскольку ее популярность среди зрителей быстро падала, Марлен получила титул «кассового яда» в статье 1938 года в Independent Film Journal, в результате чего Paramount выкупила оставшуюся часть ее контракта.

– Более поздняя карьера Марлен –

Не обращая внимания на критиков, Марлен приняла предложение продюсера Джо Пастернака сыграть свою первую роль за два года, певца из салуна по имени Френчи в комедийном вестерне «Дестри снова, » 1939 года с Джеймсом Стюартом в главной роли. Хотя дразнящая песня ее персонажа «See What the Boys in the Back Room Will Have» стала одной из визитных карточек Марлен, которую она будет исполнять еще долгие годы, Destry Rides Again станет ее последним вкусом ее былой славы.Хотя Марлен вернулась по студийному контракту, на этот раз с Universal, ее фильмы никогда не достигли того же качества, что и те, которые были сняты в первые годы в Голливуде. Ее серия скучных картин, сделанных Universal, включала Seven Sinners (1940), , The Spoilers (1942), и Pittsburgh (1942), , во всех трех снимался Джон Уэйн, который назвал Марлен: « самая интригующая женщина, которую я когда-либо знал ».

По мере того, как исключительных фильмов Марлен становилось все меньше и меньше, ее самой важной ролью того времени стала «самая гламурная бабушка в мире», как ее окрестили в прессе после того, как ее дочь Мария родила.Марлен все еще получала похвалу за свою работу в триллере Хичкока 1950 года, Stage Fright и нуарном фильме 1958 года, снятом Орсоном Уэллсом Touch of Evil , но роли в незабываемых фильмах стали для нее обычным делом. Однако наиболее выдающейся игрой Марлен в ее более поздней карьере стала Кристин Воул, сложная героиня главной роли в драме Билли Уайлдера 1957 года «Свидетель обвинения », представленной Билли Уайлдером. Ее карьера была усеяна эпизодическими появлениями в фильмах , , победителя за лучший фильм 1956 года, вокруг света за 80 дней, и критического провала 1964 года, ныне любимого многими, Paris When it Sizzles .В конце концов, Марлен дала свое последнее выступление в 1978 году в роли баронессы фон Земеринг в западногерманском фильме с иконой глэм-рока Дэвидом Боуи, Just a Gigolo .

По мере того, как ее карьера в кино пошла на убыль, Марлен провела серию кабаре-шоу в 1950-х годах, возродив ее любовь к выступлениям на сцене. Вдохновленная разработкой шоу для одной женщины, Марлен наняла композитора Берта Бахараха для создания шоу, которое хорошо сработало с ее ограниченным вокальным диапазоном. Половину выступления она исполнила некоторые из своих самых популярных песен, в том числе «See What the Boys in the Back Room Have», в элегантных платьях, в то время как другая половина была исполнена в цилиндре и во фраке.Успех ее шоу с участием одной женщины привел Марлен в несколько стран, включая Германию и Израиль, оба из которых были для нее неоднозначными выступлениями. В то время как Марлен вызывала протесты со стороны немцев, которые считали ее предательницей, она также получила невероятную похвалу за то, что стала первым человеком, который исполнил немецкие песни в Израиле. К сожалению, сценическая карьера Марлен закончилась в 1975 году, когда она упала со сцены во время выступления в Австралии и сломала ногу.

– Активизм во время Второй мировой войны –

Несмотря на то, что она считала Германию своим домом, Марлен стала гражданином Соединенных Штатов в 1939 году после того, как к ней обратились Адольф Гитлер и рейхсминистр пропаганды Йозеф Геббельс, предложив ей высокооплачиваемые роли в немецких фильмах.Узнав, что она была любимой актрисой Гитлера, она почувствовала такое отвращение, что решила сделать все возможное для союзных держав, когда Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в 1941 году. Марлен сделала все, что от нее требовалось: продавала более миллиона долларов в виде военных облигаций, волонтерство для обслуживания солдат в столовых по всей территории Соединенных Штатов и проведение двухлетних туров USO во многих странах. Преданность Марлен военнослужащим Соединенных Штатов остается одним из ее самых известных достижений, и она получила множество наград, в том числе медаль свободы Соединенных Штатов.

Марлен была не просто сторонницей усилий Соединенных Штатов во Второй мировой войне, она была ярым и откровенным противником нацистов и Гитлера, которых она называла идиоткой. В биографии Шарлотты Чандлер о Марлен Дуглас Фэрбенкс-младший рассказывает о времени, когда Марлен сказала ему о своем желании убить Гитлера. «У меня не было бы никаких проблем с его убийством. Было бы приятно ». Желая умереть, чтобы убить Гитлера, она сказала Фэрбенксу, что« убить Гитлера было бы замечательно. Все мы когда-нибудь должны умереть, и за это стоит умереть.”

Марлен в Бельгии подписывает солдатский гипс, сделанный 24 ноября 1944 года.

Пока Марлен помогала военным усилиям США, ее старшая сестра Элизабет, которую она звала Лизель, воспитывала сына в Германии со своим мужем, директором театра. для офицеров и охранников концлагеря Берген-Бельзен. Хотя она была счастлива найти свою сестру живой и здоровой, Марлен также было невероятно стыдно за то, что она и ее муж сочувствовали нацистам. После окончания войны Лизель, как сообщается, называла нацистов «моральной целостностью», что оказалось последней каплей для Марлен, которая впоследствии потратит годы своей жизни, отрицая существование Лизель и глубоко стыдясь нацистов своей сестры. -сочувствующие действия во время войны.

– Женщина за экраном и сценой –

Вскоре после свадьбы Марлен и Руди Зибера в 1923 году пара приняла решение о свободных отношениях. Хотя многие из ее любовников назывались «любовниками», Марлен и Руди всегда знали об отношениях друг друга. В 1926 году на съемочной площадке Ich küsse Ihre Hand, Madame (I Kiss Your Hand, Madame) Руди познакомился с русской танцовщицей Тамарой Матул, которая с одобрения Марлен стала давней любовницей Руди.Марлен, которой очень нравилась хозяйка Руди, часто дарила Тамаре старые, неношеные платья из своего гардероба и открыто вовлекала Тамару в жизнь своей дочери, Марии. Тем не менее, Марлен оставалась самой важной женщиной в жизни своего мужа, пока он не скончался в 1976 году.

На протяжении всей своей жизни у Марлен были как глубоко страстные отношения, так и кокетливые интриги с многочисленными мужчинами, среди которых были Джон Уэйн, Гэри Купер, Джон Кокто, Джеймс Стюарт, с которыми она пережила неожиданную беременность, которая была прервана, Джек Гилберт, Эрих Мария Ремарк, Джо Кеннеди, а годы спустя его сын, президент Джон Ф.Кеннеди. Самые долгие и напряженные отношения Марлен были с Дугласом Фэрбенксом-младшим, которые длились более пятнадцати лет, и с Жаном Габен, который, по ее словам, был единственными отношениями, угрожающими ее браку.

В отличие от других актрис того времени, таких как Джуди Гарланд и Люсиль Болл, которых считали иконами геев, Марлен была одной из немногих икон геев, которые на самом деле были геями и открыто говорили о своей сексуальности. Марлен начала приобщаться к гей-культуре еще в юности в Берлине, где она часто бывала на балу, облачаясь в мужской белый галстук и надела цилиндр – стиль одежды, который был наиболее популярен среди лесбиянок в то время.Будучи бисексуальной, Марлен имела множество романов с женщинами в дополнение к ее отношениям с мужчинами. Среди ее любовниц были Мерседес де Акоста, писательница, которая была известна как любовница Греты Гарбо, богатый гонщик, Марион «Джо» Карстэйрс, и ее партнерша по фильму Мартин Романьяк (1946) Марго Лайон.

«В Европе не имеет значения, мужчина вы или женщина – мы занимаемся любовью со всеми, кого считаем привлекательными». – Марлен Дитрих

Известная тем, что бросала вызов общепринятым гендерным ожиданиям, Марлен также любила бокс.По словам австрийской писательницы Вики Баум, которая также боксировала в студии, она была одной из немногих женщин, которые боксировали в берлинской студии турецкого тренера и боксера Сабри Махира. Тем не менее, была сторона Марлен, которая искренне заботилась о ней, она готовила для больных друзей и ценила акт, когда она становилась на четвереньки и вытирала пол. Во время одного из совместных туров по USO Бетт Дэвис заметила о Марлен: «Она никогда не беспокоилась о руках с посудой или о мытье колен с пола.Она действительно работала с смазкой для локтей ». Хотя Марлен признает, что она несовершенная мать и временами довольно эгоцентричная, в ней все же оставалась сторона, которая заботилась о других – иногда слишком глубоко – и которая была чрезвычайно сильной волей.

– Смерть и наследие –

Марлен однажды сказала о своей постоянно развивающейся карьере: «Как вы думаете, это гламурно? Что это прекрасная жизнь и что я делаю это для своего здоровья? Ну, это не так. Это тяжелая работа.” Это подтвердилось, когда ей исполнилось 60 и 70 лет, когда ее здоровье начало быстро ухудшаться, усугубляемое алкоголизмом и пристрастием к болеутоляющим.Кроме того, Марлен несколько раз сломала или сломала ноги во время выступления. Ее самые разрушительные травмы – перелом бедренной кости в 1973 году, потребовавший пересадки кожи, и падение в 1975 году в Австралии, которое фактически положило конец ее карьере. Следовательно, Марлен стала все более замкнутой и заперлась в своей парижской квартире. Ее последним развлечением стал документальный фильм 1984 года « Марлен » режиссера Максимилиана Шелла, для которого она рассказывала, но отказалась сниматься в кино.Изолированная в своей парижской квартире Марлен Дитрих умерла от почечной недостаточности 6 мая 1992 года в возрасте 90 лет.

После смерти Марлен по-прежнему считали одной из самых впечатляющих актрис Голливуда, а также иконой музыки, моды, антифашизма и гей-культуры. В течение многих лет в Германии Марлен оставалась крайне спорной фигурой, но в 2002 году она была посмертно сделана почетным гражданином Берлина и награждена мемориальной доской на ее имя в доме, где она детства. Образ Марлен стал музой для многих вдохновляющих строк в песнях, таких как «Vogue» Мадонны и вдохновляющих произведений искусства, таких как промо-фотографии Queen для «Богемской рапсодии» и Google Doodle, нарисованный американским трансвеститом и художником. Саша Велюр в честь своего дня рождения в 2017 году.Сегодня Марлен служит источником вдохновения для ее ослепительных ролей на экране, а также ее смелости за кадром, и, несомненно, так будет и в будущем.

«В душе я джентльмен». – Марлен Дитрих

С 117-м днем ​​рождения, Марлен Дитрих
27 декабря 1901 г. – 6 мая 1992 г.

Рекомендуемый просмотр:
The Blue Angel (1930)
Shanghai Express (1932)
Destry Rides Again (1939)
Свидетель обвинения (1957)
Touch of Evil (1958) )
Решение в Нюрнберге (1961)


[expand title = Ссылки]

«Биография Марлен Дитрих.» Классические фильмы Тернера . http://www.tcm.com/tcmdb/person/50375%7C107577/Marlene-Dietrich/biography.html

Биография Марлен Дитрих. IMDB. https://www.imdb.com/name/nm0000017/bio

Чандлер, Шарлотта. Марлен: Марлен Дитрих, личная биография Шарлотты Чандлер . Саймон и Шустер, 2011. Печать.

Гаммел, Ирэн. «Шнуровка перчаток: женщины, бокс и современность» . Культурная и социальная история. 2012.

Хелм, Тоби.«Кинозвезде было стыдно за ссылку в Бельзене». Телеграф. 24 июня 2000 г. https://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/1344765/Film-star-felt-ashamed-of-Belsen-link.htm

Кеннисон, Ребекка. «Одежда создает (Wo) человека: Марлен Дитрих и« Двойное сопротивление »». Журнал лесбийских исследований. 2002.

Спринг, Келли. «Марлен Дитрих». Национальный женский исторический музей. Национальный музей истории женщин, 2017. https://www.womenshistory.org/education-resources/biographies/marlene-dietrich [/ раскрыть]

“СИНИЙ АНГЕЛ” ЛЕГЕНДАРНАЯ КИНОАКТРИСА И Певица МАРЛЕН ДИЕТРИХ УМЕРЛА В ПАРИЖЕ В возрасте 90 лет.

Марлен Дитрих, тлеющая актриса немецкого происхождения с хриплым голосом, которая стала соблазнительной и чувственной звездой в самую гламурную эпоху Голливуда, скончалась в среду в Париже. Ей было 90.

Под опекой наставника Йозефа фон Штернберга, снявшего шесть из ее первых семи американских фильмов, мисс Дитрих стала ответом Paramount Studios Грете Гарбо в 1930-х годах.

Главные роли в таких лирически экзотических, самодовольных картинах, как «Марокко», «Шанхайский экспресс», «Блондинка Венера» и «Дьявол – женщина», сделали загадочную актрису с красивыми длинными ногами мгновенной сенсацией и прочной легендой.

«Я играла в шлюх», – однажды заметила мисс Дитрих с типичной откровенностью. «Я никогда не играл рекомендуемых персонажей».

Жак Кам, ее поверенный, сказал, что мисс Дитрих просто «умерла от старости». Он сказал, что она была «ясной и сознательной до конца» и умерла в окружении родственников и близких друзей.

По ее просьбе, она будет похоронена в Берлине рядом с могилой ее матери, сказал Пол Рива, один из четырех внуков мисс Дитрих. Актриса выступала против нацистов во время Второй мировой войны и после враждебного возвращения на родину в 1960 году поклялась никогда не возвращаться в Германию.

«Марлен Дитрих была настоящей кинозвездой, которая знала кинобизнес от А до Я», – сказал Джимми Стюарт, ее напарник по «Снова едет» и менее известному «Нет шоссе в небе».

Джанет Ли, сыгравшая главную роль с мисс Дитрих в «Прикосновении зла» в 1958 году, назвала ее «абсолютной звездой … Она знала свое лицо, знала свое тело, она знала, как сказать слово, которое лучше всего подчеркнет ее лицо. . Она была абсолютно сообразительна по этому поводу “.

Родившаяся Мария Магдалина Дитрих в 1901 году в Берлине, большая часть ее ранней жизни остается отрывочной, в основном из-за противоречивых заявлений самой актрисы и измышлений агентов прессы по ее прибытии в Соединенные Штаты в 1930 году.

Ее отец, офицер королевской прусской полиции, умер, когда она была ребенком. Мисс Дитрих выросла в консервативном доме друга, принадлежавшем к верхушке среднего класса.

Мечты стать концертным скрипачом разбились после тяжелой травмы запястья. Позже она присоединилась к хоровому составу гастролирующего музыкального ревю, прежде чем в 1922 году была принята в известную драматическую школу импресарио Макса Рейнхардта.

Фон Штернберг познакомился с мисс Дитрих в Германии в конце 20-х годов.На сцене в небольших ролях и работе в немецких фильмах ее тогда сравнивали с Гарбо и Элизабет Бергнер. Поставленный на роль режиссера Эмиля Дженнингса в «Голубом ангеле», Фон Штернберг обнаружил в пухлой фройляйне энергичную исполнительницу откровенной сексуальности обольстительной вампирши Лолы Лолы.

Согласно голливудским преданиям, именно личные отношения между режиссером и мисс Дитрих сформировали ее неизгладимый экранный образ. Фон Штернберг «вдохнул жизнь в это ничто», – написала мисс Дитрих в одной из двух автобиографий.«Я был не чем иным, как податливым материалом в бесконечно богатой палитре его идей».

Ей было сказано выщипать брови, осветлить волосы и нанести макияж на щеки. Было сброшено тридцать фунтов, и посередине ее носа была нарисована серебряная линия, которая, казалось бы, уменьшила его ширину. Студийное освещение, которым мисс Дитрих всегда занималась сама, сделало все остальное, и так родилось «лицо Дитрих».

Еще до выхода «Голубого ангела» она подписала голливудский контракт и бросила мужа и дочь.Затем последовали десятки других ролей «женщин без добродетели».

По мере того, как мисс Дитрих становилась звездой, она также стала сотрудничать с несколькими ведущими звездами кино, включая Джона Гилберта, Кэри Купера, Джона Уэйна и Стюарта. Она также признала роман с Эрихом Марией Ремарк, автором книги «Все тихо на западном фронте».

К 1935 году сотрудничество мисс Дитрих с загадочным фон Штернбергом закончилось. Paramount вложила большие средства в звезду, но кассовые сборы просели.Она начала работать для других режиссеров и студий, участвуя в незабываемых выступлениях знойных дам в фильмах «Снова едет» (1939) и «Спойлеры» (1942).

В 1937 году во время съемок фильма «Рыцарь без доспехов» в Англии к мисс Дитрих обратились нацистские агенты с выгодным предложением вернуться в немецкие фильмы. Иоахим фон Риббентроп, тогдашний посол в Англии, доставил личное приглашение Адольфу Гитлеру.

Она отклонила предложение, и ее фильмы были немедленно запрещены в Германии.Она хладнокровно воспротивилась, став американским гражданином в 1939 году.

Неутомимая исполнительница USO и участница движения облигаций во время Второй мировой войны, мисс Дитрих была награждена Медалью Свободы и удостоена звания кавалера Французского Почетного легиона.

В 1948 году актриса была известна как «самая гламурная бабушка в мире», когда ее дочь Мария родила дочь. Мисс Дитрих возродила глубокие отношения с Марией, хотя она оставалась отстраненной от своего мужа Рудольфа Зибера.

За заметными исключениями, такими как прекрасная роль в фильме Билли Уайлдера «Свидетель обвинения» (1958) и работа в «Нюрнбергском приговоре» (1961), кинокарьера мисс Дитрих пошла на убыль.

Она вступила в новую фазу развлечений как артистка звукозаписи и исполнительница кабаре. По-прежнему стройная и очень блондинка, в блестящем, обтягивающем платье или смокинге на заказ и подписывая свои “фирменные” песни Falling in Love Again и Lili Marlene, она предстала перед аншлаговой публикой в ​​Лондоне, Париже, Москве, Нью-Йорке и Ласе. Вегас был принят одинаково хорошо в Тель-Авиве и Берлине.

Даже ужасное падение со сцены в ее 70-летнем возрасте, которое привело к перелому ноги, ненадолго замедлило мисс Дитрих.

После появления в немецком фильме «Просто жиголо» (1978) и публикации автобиографии «Моя история жизни» (1979) мисс Дитрих удалилась в Париж, где жила в модном уединении до своей смерти в среду.

В 1984 году Максимилиан Шелл снял документальный фильм о жизни актрисы. Шелл, который играл вместе с мисс Дитрих в фильме «Суд в Нюрнберге», сказал, что он спарринговал и дрался с ней в течение 10 дней интервью в ее парижской квартире.Она согласилась прокомментировать свою жизнь и фильмы, но отказалась фотографироваться.

Никогда не бывшая отшельником, как Гарбо, мисс Дитрих – почти до самого конца – считала общественную жизнь «такой же обязанностью, как создание фильма», – написала она во второй автобиографии Марлен (1987).

DIETRICH FILMS

– Голубой ангел (1930)

– Марокко (1930)

–Dishonored (1931)

– Шанхайский экспресс (1932)

– Блондинка Венера (1931)

–Песня песен (1933)

– Алая императрица (1934)

– Дьявол – женщина (1935)

– Желание (1936)

– Сад Аллаха (1936)

– Рыцарь без доспехов (1937)

– Снова скитается в пустыне (1939)

– Семь грешников (1940)

– Пламя Нового Орлеана (1941)

– Людские силы (1941)

– Леди готова (1942)

– Спойлеры (1942)

– Питтсбург (1942)

– Следуй за мальчиками (1944)

– Комната наверху (1946)

– Золотые серьги (1947)

– Заграничный роман (1948)

– Головоломка (1949)

– Стадия страха (1950)

– Нет шоссе в небе (1951)

– Ранчо Ноториус (1952)

– Вокруг света за 80 дней (1956)

– История Монте-Карло (1957)

– Свидетель обвинения (1958)

– Прикосновение зла (1958)

– Суд в Нюрнберге (1961)

– Черная лисица (рассказанная, 1962)

– Париж Когда шипит (1964)

– Просто жиголо (1978)

Составлено Роджером Херлбуртом

Полетт Годдард – ХИЛОБРОВ

Автор: Lynn Peril
3 июня 2014 г.

Когда ПОЛЕТТА ГОДДАР (1910–1990) попала в Голливуд, «все остальные старлетки утратили свою новизну», – заявила ее подруга Анита Лоос.Бывшая модель и девушка Зигфельда, Годдард только что развелась с лесным магнатом и получила алименты, когда направилась на запад в 1930 году. Случайное приглашение на ланч привело к встрече с Чарли Чаплином. Проницательная, начитанная Годдард доказала, что она больше, чем просто золотоискатель (она временно была платиной), когда попросила одержимого деньгами мегазвезду совета относительно инвестиций. Чаплин также посоветовал ей окрасить волосы в их естественный цвет, а затем воплотить ее в образе себя в Modern Times , начав ее карьеру в массовом кино в большом времени.Чаплин был вторым в впечатляющем списке мужей Годдарда, его замыкали актер Берджесс Мередит и писатель Эрих Мария Ремарк; в ее список романтических завоеваний вне брака входили актеры, художники и интеллектуалы. Марлен Дитрих утверждала, что Годдард сказал ей: «Никогда, никогда не спите с мужчиной, пока он не даст вам чистый белый камень не менее десяти карат». Дитрих был романтическим соперником и, следовательно, ненадежным источником, но Годдард, несомненно, любил украшения. (Роман с Кларком Гейблом якобы закончился, когда золотой кулон, который он ей подарил, сделал ее кожу черной, тем самым обнаружив ее медное происхождение.) Увы, позднее заявление Лоос о том, что замечание ее подруги «Ничто не заставляет меня дрожать, как бриллианты» послужило «вдохновением, которое я позже использовал в книге», кажется надуманным … Gentlemen Prefer Blondes было опубликовано в 1925 году, за несколько лет до нее. и Годдард впервые встретились.

***

В свой день рождения Хилоброу нерегулярно отдает дань уважения одному из наших героев с высоким, низким, безымянным или хилобровым. Также с этой датой родились: Чак Баррис, Аллен Гинзберг, Кертис Мэйфилд, Сьюзи Кватро, Тони Кертис, Лили Стрит.Сир, Уилфред Тезигер, Жозефина Бейкер.

ПОДРОБНЕЕ о членах Партизанского поколения (1904-13).

Марлен Дитрих | Национальный музей истории женщин

Марлен Дитрих, одна из самых популярных кино- и музыкальных звезд 1930-х и 1940-х годов, была известна своим модным стилем и разнообразными образами свободных женщин. Она была твердым сторонником американских военных действий, вкладывая много времени, энергии и музыкальных талантов в помощь войскам.

Мария Магдалина «Марлен» Дитрих родилась 27 декабря 1901 года в Берлине, Германия. В молодости ее семейное прозвище было «Лена». Когда она была маленькой, ее отец, Луи Отто Дитрих, бывший военный офицер, ставший лейтенантом имперской полиции, умер, оставив ее мать вдовой с двумя маленькими детьми. Несколько лет спустя мать Дитриха вышла замуж за лучшего друга своего мужа Эдуарда фон Лоша. Погиб в Первой мировой войне

г.

Дитрих вырос в семье среднего достатка в Германии.Перед поступлением в школу Дитрих и ее старшая сестра Лизель обучались дома, изучая французский, английский, балет, скрипку и фортепиано. Обе сестры посещали школу для девочек Августы Виктория и продолжали брать частные уроки языка и музыки дома. Дитрих также занялся игрой на мандолине.

Интерес Дитрих к музыке привел к тому, что она захотела стать скрипачкой. Однако в подростковом возрасте она получила травму запястья и больше не могла думать о карьере музыкального исполнителя.Вместо этого она обратила внимание на сцену. Она прошла прослушивание на место в Актерской академии Макса Рейнхардта, но не попала в нее. Неустрашимая, она продолжала играть в разнообразных небольших ролях.

В 1930 году Дитрих стала звездой благодаря своей роли в фильме Голубой ангел . После этого она переехала в Голливуд и стала популярной актрисой. В 1930-х и 1940-х годах она появлялась во многих хитах, в том числе: Shanghai Express (1932), I Love a Soldier (1936), Manpower (1941) и The Lady is Willing (1942).В таких фильмах она снялась со многими известными актерами, включая Чарльза Бойера, Фреда Макмеррея, Джона Уэйна и Сезара Ромеро.

В 1939 году, когда в Европе началась Вторая мировая война, Дитрих получила американское гражданство и отказалась от немецкого гражданства. После нападения на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года Америка объявила войну Японии, а Германия впоследствии объявила войну Соединенным Штатам. Американцев поощряли помогать в военных действиях разными способами, в том числе: волонтерством, вступлением в армию и продажей военных облигаций.С 1942 года Дитрих совершил поездку по стране, чтобы помочь продать военные облигации. Некоторые историки подсчитали, что благодаря усилиям Дитриха правительство США смогло собрать более миллиона долларов от покупки военных облигаций. В том же году Управление стратегических служб (УСС) обратилось к Дитриху с просьбой помочь в их пропагандистской деятельности по деморализации иностранных войск. Они попросили ее записать американские песни на немецком языке, которые они могли бы использовать в зарубежных трансляциях для войск Оси. Она с готовностью согласилась и спродюсировала несколько песен для OSS для использования на радио.Эти песни включали: «Time On My Hands», «Mean to Me» и «Take a Chance on Love».

По всей стране были открыты столовые, чтобы солдаты могли посещать их в свободное от службы время. Эти столовые предлагали солдатам горячую пищу и место для отдыха и общения. Одна из этих столовых была открыта в Голливуде, и в ней часто работали знаменитости. Всегда заинтересованный в помощи солдатам, Дитрих вызвался работать в столовой, подавать кофе военнослужащим и разговаривать с ними.

Объединенные сервисные организации (USO), основанные в 1941 году для поддержки военнослужащих и женщин по всему миру, спонсировали туры USO для развлечения военнослужащих в Европе, Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Многие известные актеры и актрисы, комики и артисты вызвались участвовать в этих турах, в том числе Боб Хоуп, Бинг Кросби и сестры Эндрюс. Дитрих была среди тех, кто добровольно участвовал в турах USO в 1944 и 1945 годах. Она побывала в Алжире, Франции, Италии и Германии, чтобы петь перед войсками. Часто эти туры совершались в сложных и опасных условиях.В некоторых случаях Дитрих выступал без электричества, спал в палатках и работал очень близко к линии фронта. Во время своих выступлений она была наиболее известна тем, что играла музыку на пиле, что очень нравилось солдатам.

Многие действия Дитриха в военное время получили признание на национальном и международном уровнях. В 1945 году ей было присвоено звание дочери 71-го пехотного полка армии. В 1947 году она была награждена медалью свободы от правительства Соединенных Штатов, что является высшей наградой, которая может быть удостоена американца.Франция дала Дитриху почетный легион за ее военные действия в стране, а Бельгия наградила ее рыцарским орденом Леопольда.

Дитрих вернулся к созданию фильмов и выступлениям на сцене после войны. Но с годами ее роли в кино уменьшились, и она сместила акцент на выступления на сцене. Она перестала сниматься в 1970-х, хотя продолжала писать стихи и биографии о своей жизни. Марлен Дитрих умерла в Париже, Франция, 6 мая 1992 года в возрасте 90 лет.

Вклад Марлен Дитрих в американское кино, общество и культуру »Габора Фёльдесси

« Иностранное «дело» на внутренней сцене: вклад Марлен Дитрих в американское кино, общество и культуру »Габор Фёльдесси

Габор Фёльдесси получил степень бакалавра английских и американистических исследований в Католическом университете Пазмани Петер (PPKE) в Будапеште. Он поступил в Университет Этвеша Лоранда (ELTE) в Будапеште, где в 2016 году получил степень магистра американистики.Его исследовательские интересы включают историю Америки 20-го века, внешнюю политику и социальную историю, иммиграцию в США, а также кино и культуру Соединенных Штатов. Электронная почта:

Памяти моих бабушек и дедушек, прабабушек и дедушек

«Международная кинозвезда», «экстраординарный артист кабаре», «самый ценный болельщик союзной державы», а также «гей-икона» (Аллен n.pag.) – эти атрибуты можно прочитать на домашней странице Classic Movie Hub об одной из величайших европейских знаменитостей 20-го -го -го века: Марлен Дитрих.Однако я бы также добавил такие выражения, как «разносторонний талант», «пионер моды» и «абсолютно единственный в своем роде». Однако «Марлен Дитрих – женщина с множеством титулов» (Allen n.pag.). Ее история начинается в первой половине -х годов века, в то время, когда ряд одаренных кинематографистов покинули немецкоязычный мир и перенесли свои традиции, культурные ценности, инновации, талант и опыт в американское кино. индустрия: эти европейские кинематографисты, в том числе Дитрих, оказали длительное влияние на «кинематограф, актерское мастерство, режиссуру, сценографию, музыку и другие аспекты американского кино» («немцы в Голливуде» n.стр.). Цель этого эссе – изучить вклад немецкой актрисы и певицы Марлен Дитрих в американскую индустрию развлечений, а также в общество и культуру США. Кроме того, прежде чем обсуждать влияние Дитриха на США, в статье также делается попытка дать краткий обзор европейских основателей и развития Голливуда в первой половине -х годов -го века.

Основание Голливуда: европейские корни американской киноиндустрии

Голливуд был основан двумя выдающимися европейцами примерно в 1910 году («Немцы в Голливуде» n.стр.). Одним из них был немец Карл Леммле, «который основал Universal Studios», а также «соучредитель MGM Studios», а другим был Маркус Лоу, семья которого переехала в Соединенные Штаты из Австрии («Немцы в Голливуде» n .pag.). И Леммле, и Лоу «сыграли важную роль в запуске детской индустрии Голливуда» («Немцы в Голливуде» n.pag.).

В последующие десятилетия историю Голливуда сформировали в основном две основные волны иммиграции из Европы («Немцы в Голливуде» n.стр.). Первая крупная группа кинематографистов прибыла в Калифорнию в 20-е годы прошлого века («Немцы в Голливуде» на английском языке). После Первой мировой войны Голливуду понадобились инновации европейской киноиндустрии (Синьярд и Тернер 4). Кроме того, в то время Дитрих была молодой девушкой, а именно «[b] между 1919 и 1933 годами, в годы Веймара, немецкая киноиндустрия, возможно, выпустила свою самую впечатляющую коллекцию фильмов на сегодняшний день», что также привлекло внимание американских киномагнатов. (Скаервед 3). Два киноэксперта и профессора, Нил Синьярд и Адриан Тернер, отмечают, что «голливудские студии были впечатлены изощренностью и технической виртуозностью большей части европейского кино и периодически отправляли делегации в Европу с единственной целью – улучшить американское кино за счет импорта европейских талантов». (4).Таким образом, наиболее значительными европейскими кинематографистами, переехавшими в Голливуд в 1920-х годах, были, в частности, «немецкий режиссер Эрнст Любич, немецкий актер Конрад Вейдт, немецко-швейцарский режиссер Уильям Уайлер и […] венгерский режиссер Майкл Куртиз» ( «Немцы в Голливуде» на стр.). Кроме того, в 1930 году приехала и немецкая актриса Марлен Дитрих «со своим звездным режиссером Йозефом фон Штернбергом» 1 («Немцы в Голливуде» на стр.).

Вновь прибывшие европейские таланты 1920-х годов сыграли решающую роль в развитии Голливуда (Abrams 68-69).В то время как в «1920-е годы население Голливуда» увеличивалось, американская киноиндустрия на западном побережье также претерпела серьезные и значительные изменения (Abrams 68–69). Историк Бретт Л. Абрамс описывает замечательные перемены в Голливуде следующим образом:

Производство овец

[м] стало одиннадцатым по величине отраслью в стране. Большие студии превратили «амбарные» постройки начала 1910-х годов в серию зданий и декораций за высокими воротами […]. Производственные подразделения «большой восьмерки» работали как фабрики.В каждой студии работало около трех тысяч человек, а один отдел, например гримерный отдел Metro-Goldwyn-Mayer, мог обработать 1200 актеров за час. Рост киноиндустрии принес больше людей и денег в район Лос-Анджелеса. По мере роста киноиндустрии росли и смежные отрасли, включая магазины костюмов и реквизитов. (69)

В то время как Голливуд развивался, между 1932 и 1945 годами, также прибыла вторая волна талантов европейского кино, которых обычно называют «изгнанниками» («немцы в Голливуде» n.стр.). Когда Гитлер стал ведущей политической фигурой в Германии, более «1500 немецко- или немецкоязычных центральноевропейских режиссеров, писателей, продюсеров, актеров, техников и других служащих, которые работали в киноиндустрии Берлина, Мюнхена, Вены и других стран. Будапешт был занесен национал-социалистами в черный список только по той причине, что они были евреями »(Аспер и Хорак, 134). За короткое время «нацисты изгнали некоторых из лучших кинодалант Европы из Австрии и Германии во Францию, Англию и, за некоторыми исключениями, в конце концов, в Голливуд» («Немцы в Голливуде» n.стр.). Вновь прибывшие беженцы приложили все усилия, чтобы интегрироваться в американское общество: «они стремились ассимилироваться как можно быстрее, не задумываясь о возвращении на свою бывшую родину» (Аспер и Хорак, 134). Таким образом, они быстро усвоили «новый язык», чтобы «стать американцами» (Аспер и Хорак, 134). Тем не менее, в то время как некоторые из этих кинодалант, такие как «австрийцы Хеди Ламарр, Фриц Ланг, Макс Штайнер […], Билли Уайлдер, 2 и Питер Лорре» стали богатыми и процветающими в Голливуде, другие не стали «ни ужасно успешными, ни очень хорошими». счастливы »в U.S. 3 , например, режиссер Вильгельм Тиле, «пользовавшийся большим уважением в Европе, был вынужден довольствоваться созданием второсортных малобюджетных фильмов в Голливуде» («Немцы в Голливуде», прим.

Большинство кинематографистов, переехавших в Голливуд в первой половине 20-го -го -го века, начали работать в киноиндустрии в Берлине, Германия (Филлипс 5). В 1912 году «Бабельсбергская киностудия» была основана «в Потсдаме-Бабельсберге под Берлином» («Babelsberg Studios» n.стр.). В 1920-е годы в Бабельсберге («Babelsberg Studios» n.pag.) Было снято множество фильмов, «включая […] Йозефа фон Штернберга « Голубой ангел »». Что касается Берлина 1920-х годов, автор Джин Д. Филлипс отмечает, что «этот период стал известен как золотой век немецкого кино, когда такие режиссеры, как Эрнст Любич ( Мадам Дю Барри, ), Ф. В. Мурнау ( Носферату, ) и Фриц. Ланг ( Метрополис, ) снял в Германии главные немые фильмы, которые смотрели по всему миру »(5).Следовательно, в 1920-е годы Берлин был «киностолицей Европы», а также «пьянящим центром искусства, который привлекал амбициозных молодых людей со всей Европы» (Филлипс 4-5).

Марлен Дитрих: От уникального девичества к приглашению из Голливуда

Как и многие ее современники, которые пересекли Атлантику в Голливуд, Марлен Дитрих также начала свою карьеру в немецкой киноиндустрии («Марлен Дитрих» n.pag.). Родившаяся в Берлине, Германия, 27 декабря 1901 года, Мария Магдалина Дитрих, 4 , она была уникальной девочкой на протяжении всего детства, которая всегда стремилась быть в центре внимания («Марлен Дитрих» n.стр.). Ее личность можно описать следующим образом: «С самого начала Дитрих был бунтарем, идущим вразрез с ожиданиями людей и общественными нравами. […] Дитрих, даже в детстве, обладала определенной аурой и силой характера, из-за которых люди часто не обращали внимания на ее недостатки и излишества »(« Марлен Дитрих », стр.). Более того, ее личностные черты оставались неизменными на протяжении многих лет: в более поздние годы Дитрих была революционной женщиной, которая «часто одевалась как мужчина и пела в фильмах и на сцене в стиле, который можно было бы интерпретировать как лесбиянку и бисексуалку. время, когда »это было совершенно необычно и странно (« Марлен Дитрих », н.стр.).

После того, как в молодости у нее был серьезно поврежден палец, Дитрих пришлось отказаться от своей первоначальной мечты стать известной скрипачкой и обратиться к актерскому мастерству (Хайэм 43-44). В 1922 году 21-летняя Дитрих сделала первую попытку стать актрисой: она приняла участие в прослушивании, организованном актерской школой Макса Рейнхардта 5 в Берлине (Skaerved 24-25). Несмотря на то, что ей отказали, Дитрих не отказалась от своей мечты (Skaerved 25). Позже она появлялась в небольших постановках и иногда играла роли в кабаре (Higham 49-50).Дитрих получила свою первую роль в фильме Der kleine Napoleon [ The Little Napoleon ] в 1922 году (Higham 51). Современный художник-постановщик Фриц Мауришаат написал в своем дневнике о поведении Дитриха во время прослушивания, которое состоялось

[i] Это была моя работа – брать интервью у этих девушек. Однажды утром образовалась очередь, которая прошла по коридору и по лестнице. В этом ряду было крохотное хрупкое создание, одетое в просторную накидку, почти такую ​​же интимную, как неглиже.[…] Ее легко могли не заметить […] у нее был щенок на поводке, и ни одна из других девочек этого не сделала […]. Видя, как собака действует на всех, Марлен подняла ее и держала на руках. Она подошла к моему столу. Когда она это сделала, было что-то в ее движениях, что заставило меня сказать себе: […] « Боже мой! Как она привлекательна! »(Qtd. В Higham 51-52)

Как показывает отрывок из дневника Мауришата, несмотря на то, что в прослушивании приняло участие большое количество девушек, платье, личность и «движения» Дитрих были настолько особенными и уникальными, что она сразу же очаровала Мауришат.

После успешного прослушивания, которое привело ее к главным ролям в кино, Дитрих становилась все более известной по всей Германии: и критики, и зрители обожали ее (Хайэм 54-55). Помимо фильмов, у нее также были ведущие роли в сценических постановках, таких как The Circle (1922), A Midsummer Night’s Dream (1922), When the New Vine Blossoms (1923) и Spring’s Awakening (1924) ( Higham 54-55). К 1926 году она играла ведущие роли как в фильмах, так и в постановках в Берлине и Вене, как в немецкой версии американского спектакля Broadway (Higham 63-69).Современная немецкая актриса Кете Хаак рассказала о выступлении Дитрих на Broadway , что

Я никогда не забуду Марлен в Broadway . Она сама сыграла одну сцену, лежа за кулисами. Она была очень, очень сексуальна и медленно двигала ногами на велосипеде перед публикой. Ноги были настолько захватывающими, что все говорили об этой потрясающей женщине. Берлин в те дни был самым захватывающим городом в мире. Об этой женщине говорили на вечеринках и торжествах.[…] Но никто не думал, что она когда-нибудь станет большой кинозвездой. (qtd. в Higham 65)

Как видно из приведенной выше цитаты, помимо ее уникальности и незаурядного таланта, успехи Дитрих также можно объяснить ее красивыми ногами. Более того, цитата также демонстрирует репутацию Дитрих: благодаря ее игре она стала настолько популярной, что «все говорили об этой женщине». Помимо немцев, американцев также впечатлило выступление Дитриха на Broadway (Хайэм 65).Современный «голливудский писатель» Феликс Джексон заметил, что

Я был помощником Виктора Барновского, который продюсировал Broadway . Марлен произвела на всех впечатление. Она показала свою фигуру без нижнего белья, я тоже помню. Она подарила мне фотографию своей дочери и сказала: «Я очень скоро стану большой звездой!» Я не поверила ни единому слову. Я сказал: «Да, конечно», и подумал: «Они все такие, эти молодые девушки. Она справится с этим ». Ну, она не пережила.(qtd. в Higham 65)

Как признался Джексон, он был полностью очарован телом Дитриха и его игрой на Broadway . Более того, Джексон также подчеркнула твердые амбиции Дитрих в отношении киноиндустрии, заявив, что «я очень скоро стану большой звездой!»

Для Марлен Дитрих прорыв, международная известность и приглашение из Соединенных Штатов пришли осенью 1930 года (Skaerved 59-60). Когда Дитрих сыграла главную роль – «роль Мэйбл, циничной, помешанной на деньгах американской наследницы тридцати миллионов долларов» – на сцене в постановке Zwei Krawatten [ Two Bow Ties ] 15 сентября 1929 года, она «сделала сенсация »(Higham 79-80).Режиссер Йозеф фон Штернберг, который пытался найти лучшую актрису для главной роли в своем новом фильме (которым была роль Лолы-Лолы), также был очарован игрой Дитриха (Higham 84). Фактически, влияние Дитрих на Штернберг стало трамплином для ее будущей карьеры, поскольку, как пишет биограф Чарльз Хайэм,

г.

[a] опаздывая, сидя в первом ряду, фон Штернберг так восторженно смотрел на нагло самоуверенную, длинноногую позу Марлен у борта корабля, что […] [он] сразу понял, что у него есть «Лола-Лола».Роль Мэйбл была сутью Берлина, сексуального и циничного одновременно, пресыщенного мирскими удовольствиями. Но было и другое качество: качество нежности и тепла, женственность наряду с завуалированной мужественностью прямого взгляда. Это качество секса без пола опьяняло молодого режиссера. (84-85)

Таким образом, после спектакля фон Штернберг сразу же предложил Дитриху сыграть роль Лолы-Лолы как в немецкой, так и в английской версии своего будущего фильма, в Der Blaue Engel и в The Blue Angel соответственно ( Skaerved 49) (см. Также рисунок 1 ниже).

Рисунок 1. «Лола-Лола Дитриха на сцене с оркестром» (Skaerved 53). В этой сцене Марлен носит «свое» платье: и ее голые ноги, и ее уникальное платье сыграли важную роль в завоевании публики (Skaerved 46). Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 53.

Немецкая публика и критики были очарованы игрой Дитриха в фильме Der Blaue Engel (Higham 94).С целью совершенствования своих исполнительских навыков для фильма фон Штернберг постоянно требовала от Дитрих «репетировать или повторять сцены снова и снова» (Higham 88-90). Более того, как позже вспоминал фон Штернберг в интервью, он «проинструктировал [Дитрих], тщательно представил ее, отредактировал ее чары […] и привел ее к кристаллизации графического афродизиака» (qtd. В Skaerved 52). Кроме того, «чтобы правильно осветить свое лицо» фон Штернберг также «научил ее проверять освещение сцены до того, как камеры повернутся» 6 (Phillips 103).Следовательно, в результате «взыскательной режиссуры и освещения фон Штернберг [Дитрих] буквально сиял» (Skaerved 72). С другой стороны, Дитрих также стремился увлечь как фон Штернберга, так и публику: чтобы поразить их обоих, «Дитрих создала свои собственные костюмы, добавив свое оригинальное чувство стиля к роли» 7 (Skaerved 46). Для роли в фильме Дитрих также носила «нижнее белье, белый воротничок и знаменитый цилиндр, она придумала идеальный образ для Лолы-Лолы» (Skaerved 54).Таким образом, к концу «съемок картины в Берлине стало известно, что рождается великая звезда» (Higham 91). Усилия Дитриха и фон Штернберга привели к победе: премьера немецкой версии фильма в Берлине 31 марта 1930 года была настолько успешной, что «публика встала и одобрительно взревела» (Higham 94). Более того, критики также похвалили Дитрих за ее потрясающую игру, и даже «величайший историк немецкого кино Зигфрид Кракауэр» признал артистизм и выдающиеся актерские способности Дитриха (Higham 98).Он утверждал, что

[ч] лола Лола была новым воплощением секса. Эта мелкобуржуазная проститутка, с ее вызывающими ногами и простыми манерами, проявляла бесстрастие, побуждающее нащупать ее бездушный эгоизм и холодную наглость. О существовании такой тайны свидетельствовал и ее приглушенный голос, который, когда она пела о своем увлечении любовью и ни о чем другом, вибрировал ностальгическими воспоминаниями и тлеющими надеждами. (qtd. в Wagner 49)

Помимо критиков, СМИ также подчеркивали выдающийся талант и работоспособность Дитриха: известный немецкий киножурнал Berliner Reichsfilmblatt писал, что «[o] ne почти ошеломлен игрой мисс Дитрих.Ее способность снимать сцены без усилий, но с простой и полной командой – это то, чего мы до сих пор никогда не испытывали »(qtd. В Higham 98). Кроме того, современная газета Berliner Börsenkourier упомянула о выступлении Дитриха, что «Сенсация: Марлен Дитрих! Поет и играет почти без усилий, флегматично. Но волнует этот знающий флегматизм. Она не «действует» обычным образом: она есть »(qtd. В Higham 98). Как указывается в обоих отрывках из современных газет, Дитрих обладала природным талантом к актерскому мастерству и пению, и ее игра была изумительной, потому что она могла действовать уникальным образом.

В то время как немецкая версия фильма принесла ей признание и репутацию в немецких СМИ, уникальность и легендарное исполнение Дитрих в фильме «Голубой ангел » привлекли внимание голливудских искателей талантов (Higham 92). Представители крупных американских киностудий также приняли участие в премьере фильма «Голубой ангел » в Берлине, как и продюсер фильма «Юниверсал Студиос» Джо Пастернак, который заметил о Дитрихе, что

[s] он была самой сексуальной женщиной, которую я когда-либо видел, […].Она двигалась как кошка. Она была олицетворением гламура. Когда она села на табурет и раздвинула ноги, обнажив рюшечки штанов, это было почти жестоким приглашением. В тот момент, когда я увидел, как она снимается в этой сцене, я понял, что каждый краснокровный мужчина в мире захочет ответить на это приглашение. Я знал, что она станет всемирно известной, я знал, что у нее будет один важный ингредиент международной славы: миллионы парней захотят заняться с ней любовью. Наконец, мой режиссер Билл Дитерле сказал: «Вы проводите больше времени на съемочной площадке фон Штернберга, чем наедине с собой.Почему? Разве вам больше не интересно работать с , я ? »« Да, – сказал я, – но вы не женщина в трико ». (Qtd. В Higham 92)

Как признался Пастернак, он был полностью очарован исполнением, поведением и красивыми ногами Дитрих в ее «рюшечных штанах», и, как он также предсказывал, Марлен была на правильном пути, и она наверняка добьется международной репутации. Помимо Пастернака и Universal, делегаты Paramount отправили сообщения в Голливуд, в которых они обратили внимание студии на то, что «Она сенсационная» и «Нанять ее» (qtd.в Higham 92). Что касается карьеры и популярности Дитриха на данный момент, Хайэм подчеркивает, что

[o] ne может только строить догадки о чувствах Марлен, поскольку после одиннадцати лет борьбы она знала, что достигла своей цели. […] Через девяносто минут «Марлен» вышла на международный рейс. В течение двух недель она была на слуху в Европе, а через шесть месяцев ее слава стала известна от побережья до побережья Америки. (94)

В целом, английская версия фильма настолько понравилась американским киностудиям, что в день премьеры фильма Дитрих получила приглашение из Голливуда: она переехала в США и подписала контракт с Paramount. Studios 8 (Хайэм 92-96).Следовательно, великолепная игра Дитрих, ее красивые ноги, а также ее самодельный и уникальный наряд оказали такое сильное влияние на представителей американских киностудий, что ей моментально предложили переехать в США (Higham 92-95). . Таким образом, принимая во внимание вышесказанное, можно сделать вывод, что в результате поисков Голливуда немецкого кинематографического таланта Дитрих передала свой врожденный талант, свой опыт, экстраординарные актерские способности и артистизм, включая новаторскую и уникальную одежду из киноиндустрии. Немецкая киноиндустрия в Голливуд.

Тем не менее, переезд Дитриха в США был также исторически и культурно значимым событием (Higham 96). Когда Дитриху предложили работать в Голливуде, Германия пострадала от серьезных последствий Великой депрессии 1929 года: восстания и широкомасштабные протесты против «массовой безработицы» были обычным явлением по всей стране (Higham 96). Более того, к 1930 году Гитлер «уже имел ядовитое влияние в Берлине», поэтому многие люди были вынуждены бежать из страны (Higham 96).Соответственно, чтобы изучить отъезд Дитрих из Германии и ее прибытие в США 9 апреля 1930 года с историко-культурной точки зрения, как указывает Хайэм,

Отъезд Марлен в Америку был не только политическим, но и символическим. Она должна была стать символом свободной Германии в изгнании, вдохновением для немецких экспатриантов, которых она посвятила восстановлению через Атлантику. По сей день выжившие поклоняются ей. (96)

Кроме того, профессор Элизабет Бронфен также упоминает в связи с отъездом Дитриха из своей родины, что « Голубой ангел также знаменует собой, казалось бы, необратимое пересечение Марлен конкретной геополитической границы, т.е.е., ее решительный отъезд из Германии, для которого возвращение на родину после ее смерти было бы весьма неоднозначным » 9 (10). Вдобавок, когда Дитрих прибыла в Америку, она также стала символом счастья и облегчения в Соединенных Штатах: поскольку экономическая депрессия разрушила жизни миллионов людей и обанкротила множество предприятий в США (за исключением Голливуда, который почти не пострадал от депрессии. ), «Американцы поклонялись своим кинозвездам, особенно в это время, поскольку они давали им возможность уйти от невзгод повседневной жизни» (Skaerved 63-65).

Культурное влияние Дитриха: брюки, женщины и мода

После ее приезда в Голливуд Дитрих предложили несколько ролей в кино, которые сделали ее гораздо более популярной и успешной, чем раньше (Higham 139–141). Она сыграла главные роли в фильмах « Марокко, » в 1930 году с Гэри Купером, а также в « Шанхайский экспресс » и «Блондинка Венера » в 1932 году, а также снялась во многих популярных фильмах 1930-х годов (Хайэм 305-306). Она была потрясающей в своих фильмах: современный кинокритик Говард Барнс, работавший в New York Herald Tribune , писал о выступлении Дитриха в Shanghai Express , что «во всем, она даже лучше, чем была в . Голубой ангел ”(qtd.в Higham 198). Более того, Дитрих добилась такого успеха в Голливуде, что, несмотря на экономическую депрессию 1930-х годов, она стала «третьим по величине человеком в стране» (Higham 139). Она была звездой по всей Америке: когда она сыграла роль в вестерне Destry Rides Again в 1939 году и еще одну роль в Seven Sinners в 1940 году, публика была очарована ее выступлениями (Higham 194–198).

В Голливуде, однако, Дитрих была не только популярной немецкой актрисой, которая привнесла свой талант и актерское мастерство из Германии в американскую киноиндустрию, но как иностранная кинозвезда она также внесла изменения в культуру моды и повлияла на огромное количество людей. женщин (Higham 100-101).Вскоре после приезда Дитрих прославилась своим уникальным нарядом: обычно она появлялась в красивых костюмах, а также «настаивала на том, чтобы носить брюки в Голливуде» – предмет одежды, который был необычным в Соединенных Штатах среди женщин, но стал популярным прежде всего. через Дитриха (Higham 100) (см. также рисунок 2 ниже).

Рис. 2. Дитрих в брюках (Skaerved 105). Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003.Распечатать. п. 105.

Тем не менее, прежде чем исследовать создание Дитрихом нового стиля моды в США и его влияние на американских женщин и мужчин, я также хотел бы вкратце коснуться наиболее важных вопросов, касающихся женщин и ношения брюк, а также его последствий. киноиндустрии о моде в то время, когда Дитрих прибыл в Америку.

В случае женщин ношение брюк изначально считалось необычной и странной привычкой, которая в целом отвергалась обществом (Законопроект 46-51).Женщины впервые познакомились с «раздвоенной верхней одеждой» в 19 и начале 20 веков (особенно в период до Первой мировой войны), но эти усилия потерпели неудачу из-за «сильного общественного осуждения и насмешек» (Билль 46 ). Поскольку «в брюках впервые обнажились женские ножки», что в то время считалось странным явлением, женщины, носившие брюки, обычно считались «непослушными», «неприличными» или «скандальными» (законопроект 50-51). Кроме того, автор Катина Билл также отмечает, что женщины, одетые в брюки, подвергались резкой критике, потому что

[t] Он ношение брюк означало или воспринималось как означающее, отход от традиционных определений женственности или отказ от них в пользу более мужественного поведения.[…] Люди явно ассоциировали раздвоенную одежду с мужественностью. (51)

С другой стороны, Первая мировая война в некоторой степени изменила отношение общества к дамам, одетым в брюки: с началом войны «многие женщины перешли на работу, которую освободили мужчины», а брюки «были гораздо более практичными для многих. работа, например, в сухопутной армии и на фабриках, где длинные юбки могут представлять опасность »(Законопроект 46-47). Хотя после Первой мировой войны число женщин, носивших брюки, немного увеличилось, эта одежда еще не была популярна: после войны «брюки и шорты были связаны с ограниченным кругом занятий, а именно с праздниками […] и спортом, особенно езда на велосипеде, пеший туризм и верховая езда » 10 (законопроект 47).Кроме того, женщины в брюках «считались неприемлемыми для многих людей в других, более формальных ситуациях, таких как работа, вечерние покупки или осмотр достопримечательностей в городе» (Bill 49). Следовательно, несмотря на то, что к 1920-м годам общее отвращение к ношению брюк уменьшилось, как подчеркивает Билл, «это не означает, что брюки стали обычным явлением или что они были широко распространены. […] Количество женщин, которые носили шорты или брюки, было небольшим »(47).

Напротив, Германия отличалась от остального мира, поскольку ношение брюк стало довольно распространенной привычкой среди немецких женщин после Первой мировой войны (Skaerved 30).В течение Веймарских лет (1919-1933) «Веймарским женщинам» было разрешено вести относительно «либеральный образ жизни», который также оказал глубокое влияние на жизнь, личность и карьеру Дитриха (Skaerved 30). Писательница Мален Шеппард Скаервед описывает жизнь немецких женщин в годы Веймара следующим образом:

Первая мировая война лишила веймарских женщин их мужчин, Республика дала им право голоса, достижения в медицине предоставили им выбор, когда заводить детей.Доступ к среднему образованию, возможность сделать карьеру и собственный доход открыли мужской мир для веймарских женщин. Они водили машины, летали на самолетах, курили в общественных местах и ​​носили брюки и галстуки. Открытые браки давали обоим партнерам ранее неизвестную сексуальную свободу. (30)

Тем не менее, эти обычаи и привилегии, включая ношение брюк, подходили к концу, когда Гитлер пришел к власти, и «[т] веймарские женщины были вынуждены вернуться к своим традиционным ролям» (Skaerved 30).

В Соединенных Штатах (а позже и во всем мире) существенное изменение частоты ношения брюк можно отнести на счет киноиндустрии и Дитриха (Bill 50). В конце 1920-х и в 1930-х годах «фильмы и кинозвезды оказали большое влияние на моду […] и, похоже, также оказали особое влияние на распространение брюк» (Bill 50). С начала 1930-х годов все больше и больше «актрис носили брюки в фильмах и в личной жизни» (Bill 50). Кроме того, модные эксперты и историки также подчеркивают, что

[f] ilm Fashion были не только видны в кинотеатрах, но и были представлены на фотографиях актрис в прессе.[…] Одежда кинозвезд часто появлялась в журналах, которые рекомендовали женщинам, близким по физическому типу к актрисе, носить такую ​​же одежду. Часто это были брюки. (Счет 50)

Хотя несколько знаменитостей начали носить брюки в Голливуде с начала 1930-х годов, «Марлен Дитрих, похоже, оказала особое влияние» (Bill 50). Всякий раз, когда она появлялась на вечеринке, Дитрих «производила сенсацию», и мгновенно «каждая женщина в Голливуде бросалась копировать ее» (Higham 101).Более того, «некоторые женщины действительно упоминали ее конкретно», поэтому влияние Дитриха на моду и на «женщин» было настолько значительным, что женщины сразу захотели последовать примеру Дитриха (Билль 50).

Основной причиной успеха Дитрих в популяризации брюк был недавно созданный уникальный образ вокруг нее (Abrams 72). Чтобы добиться большей популярности, Дитрих решила носить брюки в Голливуде (как она делала это раньше в Германии) не только наедине, но и во время публичных мероприятий и в своих фильмах (Абрамс 72-74).Вначале Paramount сомневалась в новом имидже Дитрих, потому что, по словам Билла, «брюки и шорты используются как символы независимости, активности и рациональности, но предполагается, что женщины достигают этих качеств за счет своих женственность и что женщины в брюках непривлекательны для молодых мужчин »(законопроект 52). Но, несмотря на неодобрение студией мужественного имиджа Дитриха, немецкая звезда твердо заявила, что «ей нравилось одеваться в брюки в Берлине, и она определенно не собиралась меняться» (Higham 100).Следующий отрывок из статьи, опубликованной 2 января 1933 года в газете « Los Angeles Times », описывает ситуацию между Дитрихом и киностудией следующим образом:

Правда о том мужском наряде, который Марлен Дитрих носит в наши дни, такова. Ей нравились такие брюки. Paramount возразила. Марлен настояла на том, чтобы бегать в штанах. Наконец они сдались. «Ну что ж, – вздохнула Парамаунт, – тогда мы сделаем из этого культ – будем эксплуатировать Марлен в мужской одежде.’(Qtd. В Abrams 72)

Таким образом, Paramount Studios начала продвигать свою европейскую звезду в США: они «выпустили сотни фотографий Марлен в ее новом наряде со смелым лозунгом« Женщина, которую могут обожать даже женщины »» (qtd. В Higham 101).

В конце концов, общественность отреагировала на новый имидж Дитриха положительно (Higham 102). Как только Дитрих публично появилась в брюках, она получила «широкое освещение в СМИ» (Abrams 74). Репортеры сразу же начали разбираться со звездой и ее публичным имиджем: газеты постоянно упоминали, что «Дитрих предпочитает брюки в своей повседневной жизни» (Abrams 72).5 января 1933 года журналист из Лос-Анджелеса написал об актрисе немецкого происхождения, что «Марлен Дитрих вчера подарила фотографам и гончим за автографами настоящий трепет, появившись на Brown Derby в длинных серых фланелевых брюках, синем свитере и кепке. в тон темно-серое мужское пальто и ее поверенный Ральф Блюм »(qtd. в Abrams 74). Кроме того, два месяца спустя, 22 марта, отрывок из статьи в Los Angeles Evening Herald и Express писал, что «Марлен Дитрих произвела легкую сенсацию, когда приехала в отель El Mirador в Палм-Спрингс….. Она носила мужскую одежду на все случаи жизни на курорте в пустыне »(qtd. В Abrams 74). Как видно из приведенных выше отрывков из газетных статей, где бы она ни появлялась в брюках, Дитрих производила впечатление на публику: она поражала людей и сбивала с толку всех. Помимо средств массовой информации, мужчинам также понравился новый мужской стиль Дитриха (Higham 102). Один из близких друзей Дитриха, Морис Шевалье, заявил, что «Я сам сказал Марлен, что, если она будет носить мужскую одежду и женскую одежду даже до пятидесяти пятидесяти, я считаю это самой привлекательной и очаровательной идеей … [S] он прекрасно выглядит в мужской одежде »(qtd.в Abrams 74). На самом деле, как и мужчины, собравшиеся на премьере фильма «Голубой ангел » в Германии, мужчины по всей территории США были очарованы ногами Дитрих, а также ее новой мужской одеждой: журналист Леонард Холл написал в одном из интервью. его статьи о том, что «я бы лучше посмотрел на ноги Марлен Дитрих, чем на Тадж-Махал при лунном свете, или даже на толстую женщину, поскользнувшуюся на банановой кожуре» (qtd. в Higham 102). В целом, новаторский и уникальный стиль Марлен стал настоящим хитом, поэтому, как отмечает Абрамс, «рекламный отдел Paramount назвал этот« новый »образ Дитриха началом модной тенденции» (74).

Помимо публичных мероприятий, новый имидж Дитрих также продвигался через ее фильмы (Зал 10). В этой статье я хотел бы обратить внимание читателя на одежду Дитриха в Seven Sinners . В фильме, в котором она играет главную роль с Джоном Уэйном, Дитрих изображается на экране в мужской одежде (зал 10) (см. Также рис. 3 ниже).

Рисунок 3. «Марлен Дитрих и Джон Уэйн в« Семи грешниках »(1940). Дитрих любил костюмы и униформу; они сделали одевание легким, а пол – загадкой »(Skaerved 109).Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 109.

Более того, историк Линда Б. Холл описывает образ Дитриха в фильме следующим образом:

Дитрих, одна из первых женщин-звезд Голливуда, регулярно носящих версию мужских брюк в своего рода заявлении о гендерном изгибе, одета в одежду, которую с таким же успехом мог бы носить мужчина. На самом деле […] ее одежда очень похожа на одежду Уэйна. Тем не менее, она явно женщина, учитывая ее длинные ухоженные ногти, тщательно уложенные светлые волосы, длинные ресницы […].(8)

Следовательно, как показано на Рисунке 3 и как следует из описания Холла, мужской костюм Дитрих в фильме на самом деле является переодеванием, то есть она носит одежду, которую обычно носят мужчины: брюки, костюм, галстук и темно-синий. шляпу, а еще она держит в правой руке сигарету, что тоже довольно мужская привычка. Таким образом, наряд Дитриха предполагает инверсию гендерных ролей, поскольку, как пишет Билл, «носить брюки означало отвергнуть женственность и принять мужественность» (53).Соответственно, будучи одетым в брюки и костюм, Дитрих «отказался от традиционной женской роли, надев одежду, которая была обозначена как исключительно мужская» (Bill 51). Вдобавок, поскольку изображение переодевания в одежду другого пола в фильмах в 1940 году все еще было необычным явлением, Дитрих полностью очаровала публику своим вызывающим образом в фильме (Зал 10). Таким образом, тот факт, что Дитрих «осмелилась предложить на экране бисексуальность», то есть образ, заставляющий задуматься, который подразумевает «секс без пола», также способствовал ее успеху в Голливуде и ее огромному влиянию на женщин и на моду ( Хайэм 13-14).Например, на вопрос журналиста одна девушка ответила, что «когда [я] покупала [свои] брюки», это было примерно в то время, когда Марлен Дитрих снималась в фильме и носила красивый сшитый на заказ костюм, и я помню, что видел фотографии с она в нем »» (qtd. в Билле 50). В целом, как Холл пишет об образе Дитриха в Seven Sinners , «[s] он использовал ее сексуальность, она доминировала во встрече, и она получила то, что хотела, хитовый фильм, в обзорах которого основное внимание уделялось ее привлекательности» ( 10).

Следовательно, как было сказано выше, Дитрих принесла в Америку довольно немецкий обычай: она проигнорировала социальные обычаи США в отношении ношения брюк и ввела новую привычку.Дитрих популяризировала ношение брюк среди женщин через свои уникальные и вызывающие образы в американских СМИ и на экране, и она стала влиятельной фигурой в области моды, таким образом оказав огромное влияние на женщин (Abrams 74). Кроме того, на основании вышеизложенного можно также сделать вывод, что тот факт, что Дитрих хватило смелости выйти за рамки ограничений в отношении ношения брюк в США, и тот факт, что она смогла создать новаторский, эксклюзивный, и сложный имидж вокруг себя были основными причинами, с одной стороны, ее огромного успеха в Голливуде, а с другой стороны, ее способности привнести новый стиль в моду: кинозвезда немецкого происхождения привела к культурным изменениям в США, поскольку ношение брюк среди женщин вошло в моду в первую очередь благодаря Дитриху.

Сложные проблемы: Дитрих, вопрос идентичности и Вторая мировая война

Помимо своего непреходящего влияния на моду и женщин, Дитрих также была талантливой певицей, которая внесла свой вклад в США, пела для американских солдат во время Второй мировой войны (Skaerved 111). Поскольку последствия экономической депрессии поразили Германию и Гитлер стал доминирующей политической фигурой, он возложил ответственность за «бедственное положение Германии» на «еврейских промышленников» (Higham 96). Поскольку Дитрих не любила нацистов, и она также «испытывала сильную симпатию к еврейскому народу», когда Гитлер попросил ее вернуться в Германию и сыграть роли в немецких фильмах, Дитрих категорически отверг это (Higham 96-97).Поэтому немецкие политические лидеры «запретили ее фильмы», хотя они «продолжали присылать ей приглашения вернуться в Третий рейх», но Дитрих полностью проигнорировал их предложения (Skaerved 106). Кроме того, Дитрих также выразила свою ненависть к нацистам, поскольку она «[пела] американские песни с немецкими текстами в коротковолновом эфире Третьего рейха» (Higham 204).

Когда разразилась Вторая мировая война, Дитрих столкнулся с трудным вопросом: вопросом гражданства и идентичности (Skaerved 90-91).До конца 1930-х годов Дитрих «отказывался публично выступать за или против Германии в прессе» (Skaerved 90). Однако, чтобы защитить «свою будущую карьеру в Америке», она открыто выразила свое неодобрение гитлеровской Германии (Skaerved 90-91). Таким образом, проведя «семь лет в США, она решила отказаться от своего немецкого паспорта и подать заявление на получение американского гражданства» (Skaerved 91). Как только Дитрих сделал этот шаг, Die Stürmer , который был «официальным органом нацистской партии, опубликовал фотографию Марлен, приносящей присягу на гражданство перед еврейским судьей», и упомянул на своей первой странице, что

Киноактриса немецкого происхождения Марлен Дитрих столько лет провела среди голливудских кинематографистов, что теперь стала гражданкой Америки.Здесь у нас есть фотография, на которой она получает свои бумаги в Лос-Анджелесе. Что еврейский судья думает о формуле, видно по его позиции, когда он стоит без рубашки. Он принимает от Дитрих клятву, в которой она предала свое Отечество. (qtd. в Higham 178)

В то время как немецкие СМИ изображали Дитрих как женщину, отвернувшуюся от своей родной страны, Дитрих привела доказательства «своей преданности приемной стране» и своей немецкой идентичности («Марлен Дитрих», н.стр.). Что касается ее чувств и личности, Дитрих заявила, что

Я родился немец, и я всегда останусь немцем … Мне пришлось сменить гражданство, когда Гитлер пришел к власти. В противном случае я бы этого не сделал. Америка приняла меня к себе в грудь, когда у меня больше не было родной страны, достойной этого имени, и я ей за это благодарен … но в душе я немец. (qtd. в Skaerved 90)

Как видно из приведенной выше цитаты, несмотря на то, что Дитрих была благодарна за свое американское гражданство, когда она потеряла «родную страну, достойную этого имени», она все еще считала себя скорее немкой, чем американкой.Более того, Дитрих также опровергла обвинения в отношении Der Stürmer , заявив, что

[t] Отказаться от своей родины и родного языка, даже если к этому принуждены обстоятельства, – это почти невыносимое испытание. Только немецкий, этот прекрасный язык, остался мне в наследство. Я был очень близок к тому, чтобы забыть об этом, тем более безопасно, что я поселился в Америке и чувствовал себя достаточно как дома в английском. (qtd. в Skaerved 120)

Как показывает приведенное выше заявление Дитрих, ей было чрезвычайно трудно уйти со своей «родины и родного языка» из-за последствий Второй мировой войны и нацистской Германии, и она также считала свой родной «прекрасный язык» единственным «Наследство», которое «осталось [ей]» от ее родной земли. 11 Тем не менее 6 июня 1939 г. она получила «свидетельство о гражданстве вместе с 200 другими заявителями» (Skaerved 105).

Из-за неприязни к нацистам Дитрих была полна решимости внести свой вклад как знаменитость, когда разразилась война (Higham 208). Поскольку большое количество эмигрантов, бежавших в США из Германии, рассказывали о «полных ужасах нацистского режима», Дитрих временно отказался от фильмов с целью помочь изгнанникам и «поддержать союзников» (Skaerved 110-111). .Так, Дитрих «продавал военные облигации, посещая ночные клубы, пел по радио и продавал поцелуи; она сделает все, чтобы продвинуть дело » 12 (Skaerved 111). Более того, она также «много работала, помогая беженцам освоиться в новой среде» (Higham 195). Сотрудничая «с Эрнстом Любичем и Билли Уайлдером», Дитрих «создал комитет Голливуда в попытке вывести беженцев из Германии, а вскоре и из большей части остальной Европы» (Skaerved 112). Она была преданной женщиной на внутренней арене: Дитрих «поручилась за иммигрантов, ищущих визу, давала им деньги и еду, когда они приезжали, и, когда это было возможно, использовала свои связи, чтобы найти им работу» (Skaerved 112).Фактически, как пишет Скаервед, Дитрих «внезапно стал пробным камнем для исчезающего мира, интерпретатором Америки для беженцев» (110).

Помимо помощи беженцам, Дитрих также принимала участие в многочисленных «светских мероприятиях» в США с целью продемонстрировать свою поддержку войны (Higham 208). Дитрих «работал в голливудской столовой, разносил суп и разносил пончики солдатам, выступая в качестве начальника манежа в цирке Лос-Анджелеса» (Higham 208). Что касается ее обслуживания в столовой, Скаервд также отмечает, что «Дитрих танцевала, мыла посуду на кухне, подавала [призывникам] еду; она могла быть матерью этих мальчиков, и ей нравилось каждое мгновение этого »(115).Более того, поскольку позже Дитрих прервала свое европейское военное турне летом 1944 года из-за болезни, она также «заставляла себя давать интервью газетам и» принимать участие в «митинге по военным облигациям в честь Дня женщин на Уолл-стрит». »(Хайэм 217).

Рис. 4. «Марлен Дитрих играет музыкальное шоу» в «платье, расшитом золотыми блестками по дизайну Ирэн»: солдаты восхищались ею (Skaerved 121). Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих .Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 121.

С другой стороны, Дитрих также решил «поддержать американские военные усилия» на поле боя (Skaerved 118). В 1944 году она присоединилась к United Service Organization (USO) с целью развлечь американских солдат в Европе (Skaerved 120). 14 апреля 1944 года Дитрих покинул Соединенные Штаты вместе с американскими войсками и «молодым комиком из Чикаго Дэнни Томасом», который также присоединился к USO (Skaerved 121). Сначала они побывали в Касабланке, Марокко и Алжире, Алжир (Skaerved 121).Выступления Дитрих в странах Северной Африки были потрясающими: солдаты восхищались ею, и Дитрих тоже очень хотел их развлекать (Skaerved 122). Скаервед описывает военное турне Марлен по Европе следующим образом (см. Также рис. 4 выше):

Спектакли Дитриха о войне разыгрываются на сексуальной инсинуации; […]. Она выступила в разработанном Ирене платье с золотыми блестками, настолько прозрачном, что создавало впечатление мерцающей наготы. Иногда она начинала представление, просто протягивая голую ногу через занавеску.Дитрих закончила играть своей Музыкальной пилой, подняв платье и обнажив ноги. […] Ей нравилось все внимание, она позволяла «своим мальчикам» толпиться вокруг себя, трогать ее, разговаривать с ней, […] и иногда даже целовать ее. Она ободряла, любила, утешала и шутила с ними, она действительно изменила жизнь многих тысяч солдат. Она видела свою работу там в том, чтобы поднять боевой дух, посылать испуганных мальчиков в бой, чувствуя себя храбрыми солдатами, и она очень серьезно относилась к своей миссии. (121-122)

Помимо стран Северной Африки, Дитрих и Томас также выступали в Италии и во Франции, и иногда они были так близко к полю боя, что могли «почувствовать действие разорвавшихся снарядов» (Skaerved 122).В общем, где бы ни появлялся Дитрих, она была кумиром среди солдат (Higham 210-214). Дэнни Томас вспоминал их выступление в Оперном театре в Алжире примерно так:

Эти GI были отключены от трехдневного пропуска; они были крепкими ребятами и не совсем благородными. […] Ребята закричали «», когда она вышла на сцену. Они не были готовы к тому, что это Марлен Дитрих! Она была каждой женщиной в мире, по которой они жаждали, в одном лице. Потом это случилось.Недалеко упала бомба. Власть вышла из строя. Все мужчины кричали: «Продолжайте представление!» Но у нас не было света. Затем […] [t] тысячи крутых, грубых парней одновременно осветили все своими фонариками на сцене. Мы сделали шоу при свете фонарей. Они не хотели, чтобы это закончилось. И когда Марлен взяла музыкальную пилу […] между ног и включила ее, они сошли с ума ! Это была самая сексуальная вещь, которую вы когда-либо видели! (qtd. в Higham 210)

Как видно из приведенной выше цитаты, американские солдаты настолько восхищались Дитрих, что, несмотря на то, что рядом с ними взорвалась бомба и не было электричества, солдаты хотели, чтобы Дитрих продолжила выступление.

Дитрих была не только храбрым и преданным бойцом на передовой, но и выказывала солидарность с солдатами (Higham 212-213). Много раз Дитрих пела «на грубых деревянных помостах», которые были «расставлены на полях, и ее освещали только фары джипов или под зонтиками под дождем» (Higham 213). Более того, во время гастролей по Европе Дитрих часто ночевала в «развалинах, помогала выправлять перевернутый джип, а иногда устраивала свои шоу из-за кузова грузовиков» (Higham 217).Когда они путешествовали по Южной Европе, «военный эскорт Марлен в Италии и Франции», полковник Роберт Армстронг заметил о Дитрихе, что

она всегда настаивала на том, чтобы есть с мальчиками, а не с генералами; она была очень хорошим спортсменом; […] У нее никогда не было больше одного чемодана для макияжа и сценических костюмов. На ней была военная форма: куртка Эйзенхауэра, обычные брюки, ботинки и часто шлем […]. Она никогда не жаловалась, никогда, . Я думаю, ей нравилось быть солдатом.Один из парней. (qtd. в Higham 212-213)

Как показал Армстронг, Дитрих симпатизировала солдатам на поле боя: она была одета точно так же, как солдаты, и она действительно хотела быть «одним из мальчиков» (см. Также рис. 5 ниже). Дитрих присоединился к вооруженным силам США с целью вдохновить и мотивировать союзников, которые также любили ее и в обмен на выступления дарили ей цветы (Higham 212-213).

Рис. 5. Дитрих в военной форме на поле боя: она «развлекает американских солдат в Казерте в Италии, 1944 год» (Skaerved 123).Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 123.

Ближе к концу войны, когда союзники готовились к походу в Германию, Дитрих присоединился к «Третьей армии генерала Джорджа Паттона» (Skaerved 122). В сопровождении «двух телохранителей» Дитрих пересек границу «Германии в передовых колоннах армии США» (Skaerved 123). «Это был ее первый визит в Германию с тех пор, как» она покинула свою родину после The Blue Angel в 1930 году и «теперь она въезжала как американская гражданка» (Skaerved 133).С другой стороны, хотя она снова была на своей родине, «Дитрих все больше и больше беспокоился о своей» семье (Skaerved 123–124). Во время войны «[т] нацисты наказывали семьи за гораздо меньшее преступление, чем наличие родственника, служившего во вражеской армии, и Берлин» также был разрушен «ужасными бомбардировками в последние месяцы» (Skaerved 123-124). В конце концов, Дитрих обнаружила, что и ее сестра, и ее мать не получили серьезных травм: ее сестра Элизабет была заключена в концлагерь Бельзен, «потому что Геббельс хотел отговорить Марлен от развлечений для войск Соединенных Штатов» (Higham 213-216), и 1 июля В 1945 году, когда «американцы вошли в ее родной город», она также узнала, что ее мать пережила снос немецкой столицы (Skaerved 125).

Когда Вторая мировая война подошла к концу и Дитрих вернулась в США в июле 1945 года, она была награждена за свой вклад в Соединенные Штаты («Марлен Дитрих» n.pag.). Когда она прибыла в гавань Нью-Йорка, несколько сотен солдат «кричали и смеялись от восторга, когда она трясла им ногой с пирса» (Higham 219). Кроме того, когда она еще служила в армии генерала Паттона, Паттон (который был приверженцем Дитриха) «подарил ей рождественский подарок, который она ценила больше, чем любой другой, – револьвер 44 калибра с жемчужной рукоятью, принадлежавший его отцу. и попал в плен во время американо-мексиканской войны » 13 (Higham 217-218).Более того, находясь во Франции с армией, Дитрих вошел в Париж, «неся призовой сувенир в виде цепочки бумажных денег длиной в три ярда, сделанной из сорока двух купюр из разных стран, подаренных ей военнослужащими Соединенных Штатов» (Higham 217). . Более того, в результате ее мужественного вклада в дела Соединенных Штатов, развлекая американских солдат на поле битвы, в 1947 году Дитрих также была награждена Медалью Свободы, которая является «высшей наградой, которую нация могла оказать гражданскому лицу» (Филлипс 100).

Вообще говоря, как пишет Хайэм, «война, несомненно, была самым важным опытом в жизни Марлен. […] Мужская и женская сторона ее натуры удовлетворялись сексуальным обликом в униформе »(227). Более того, всякий раз, когда она не была одета как солдат, она показывала свои знаменитые голые ноги во время концертов, чтобы гипнотизировать и мотивировать солдат на поле боя (Skaerved 121–122). Кроме того, можно сделать вывод, что артист немецкого происхождения из США.Южная армия, мотивация и поддержка Дитрихом американских солдат, по всей вероятности, также способствовали победе союзников во Второй мировой войне. С другой стороны, Дитрих также испытывала смешанные чувства к Германии: она чувствовала душераздирающую боль из-за войны и «перемен в ее родной стране» (Higham 218). Хайэм, который лично брал интервью у Дитриха, вспоминает, что

Отношение Марлен к Германии, сказала она мне, в те послевоенные годы было неоднозначным.Она сожалела о потере своего отечества, земли, которая существовала до того, как Гитлер уничтожил немецкую культуру; и она осталась непоколебимой в своем осуждении тех немцев, которые тайно поддерживали Гитлера […]. В интервью она отказалась освободить Германию от вины. И все же она сказала мне, что любит Германию, Германию Гете, Шиллера и Гейне; […] Хотя, […] она нашла послевоенную немецкую литературу, искусство и музыку большим разочарованием […], она не могла найти в своем сердце ненависти к стране.Несмотря на американское гражданство, она по-прежнему оставалась немецкой. (267-268)

По иронии судьбы, немцы испытывали к ней такие же чувства: когда она приехала в страну в 1960 году, чтобы дать представление в Берлине, Дитрих испытала «смешанную реакцию лести и» ненависти («Марлен Дитрих», n.pag.). «Патриотический поступок Марлен был воспринят многими на ее родине как измена (игнорируя тот факт, что Дитрих был антинацистом, а не антигерманским)» («Марлен Дитрих», n.pag.). Поэтому некоторые немцы «напали на нее за критику Германии» и «обвинили ее в том, что она покинула свою страну» (Higham 264).Более того, во время «некоторых выступлений на сцену бросали помидоры и яйца, также были угрозы взрыва» (Higham 264). С другой стороны, «большинство публики теперь приветствовали ее, потому что она представляла Свободную Германию в изгнании» (Higham 268). Кроме того, Дитрих «оппозиция фашизму привела к ней немцев, восставших против нацизма, и нового поколения немцев, выросших в условиях голода и невзгод войны» (Higham 268). Тем не менее, в результате личных оскорблений она не пожелала «возвращаться в Германию до самой смерти» («Марлен Дитрих», н.стр.).

Немецкая культура и Голливуд: Дитрих в
Заграничный роман

После Второй мировой войны Дитрих некоторое время оставалась в Европе, прежде чем вернуться в Соединенные Штаты (Хайэм 223-226). Во Франции она сыграла главную роль в фильме Мартин Руманьяк (1946), но фильм не имел такого успеха (Хайэм 224-226). Таким образом, в 1947 году она решила вернуться в Голливуд: она проявила свой талант в многочисленных успешных американских фильмах, среди которых Золотые серьги (1947), A Foreign Affair (1948), Rancho Notorious (1952) и Свидетель обвинения (1957) (Хайэм 306).Хотя немецкая звезда продемонстрировала свои экстраординарные актерские способности в нескольких американских фильмах, в этом разделе делается попытка обратить внимание на роль Дитрих в фильме A Foreign Affair : моя цель – изучить фильм с историко-культурной точки зрения, уделяя особое внимание Дитрих.

Фильм рассказывает историю трех человек в послевоенной Германии. Дитрих, как один из главных героев фильма, играет роль европейской женщины, роль Эрики фон Шлютов, «высокопоставленной бывшей нацистской певицы, ставшей певицей в ночном клубе» (Riley n.стр.). Кроме того, «капитан Прингл (Джон Лунд) любит [] экс-нациста Эрику», а «американские официальные лица, в том числе Фиби Фрост (Джин Артур), консервативная конгрессмен из Айовы, приехали исследовать моральный дух американских войск в Германии. »(Skaerved 132). «Играя певца из ночного клуба, Дитрих поет« Иллюзии »,« Черный рынок »и« Руины в Берлине », сочиненные и сопровождаемые Фредериком Холландером за фортепиано» 14 (Skaerved 132).

A Foreign Affair вызывает воспоминания о родном городе Дитриха после Второй мировой войны.Действие фильма происходит в Берлине в 1947 году, и он показывает состояние немецкой столицы через два года после войны (Левенштейн и Татлок 432). Перед началом съемок режиссер и соавтор фильма Билли Уайлдер посетил Берлин, чтобы сфотографировать разрушенную столицу Германии 15 (Loewenstein and Tatlock 432). Послевоенный пейзаж играет важную роль на протяжении всего фильма, поскольку, как пишет Скаервед, «воронки от бомбы, закрытые ставнями здания и обломки разрушенной Германии послужили фоном для этой комедии» (132).Что касается «выбора берлинской обстановки», Уайлдер в интервью заявил, что

[ну] эл, я знаю Америку и знаю Берлин. Мне показалось хорошей идеей объединить мое знакомство с обоими местами … Я жил в Берлине, работал там репортером в газете и без ума от этого места. Я видел разруху, когда был в армии, и отчасти напоминал A Foreign Affair . (qtd. в Sinyard and Turner 80)

Как видно из приведенной выше цитаты, сеттинг фильма основан в первую очередь на европейском опыте Уайлдера: поскольку он был знаком как с Соединенными Штатами, так и с Берлином, он решил совместить в фильме свой американский и европейский опыт.Соответственно, в фильме фигурируют конкретные немецкие места с историческими отсылками, такие как «черный рынок у Бранденбургских ворот и солдаты, флиртующие с« молодыми немцами »возле заросшего колеями Тиргартена (зоопарка)» (Phillips 102).

В связи с настройкой я также хотел бы выделить начальную сцену фильма. «Заграничное дело» «впечатляюще начинается с фотографий взорванного бомбой Берлина» 16 (Филипс 104). В самом начале фильма мы можем увидеть прямые последствия войны для немецкой столицы с высоты птичьего полета: снесенные здания без окон, пустые улицы, а также совершенно необитаемый и разрушенный ландшафт.Фактически, послевоенный пейзаж вместе с разрушениями и руинами раскрывает состояние ума современных берлинцев, поскольку, как пишет Филлипс, «[t] разрушения отражают безнадежные жизни немецких мирных жителей, населяющих мир разочарование и цинизм »(104). Что касается Дитрих, то у нее были аналогичные чувства, когда она переехала в Берлин с армией США в качестве артиста: как отмечает Скарвед, Дитрих «гуляла по улицам, радуясь тому, что дома, слушая голоса берлинцев и оплакивая разрушение своего города» (126 ).

Помимо декораций и вступительной сцены фильма, изображение Эрики Марлен Дитрих также придает фильму уникальность (Синьярд и Тернер, 87). Билли Уайлдер сознательно выбрал Дитриха на роль Эрики: они уже встречались ранее в Германии, поэтому, как упоминает Филлипс, «когда он писал сценарий, Уайлдер имел в виду Марлен Дитрих на роль Эрики, знойной певицы в клубе Лорелей». любовница капитана Прингла »(Phillips 99). Сотрудничество двух кинодалант «началось в декабре 1947 года, когда Уайлдер поехал в Берлин, чтобы сфотографировать физические руины» немецкой столицы (Левенштейн и Татлок 432).После своего визита в Германию Уайлдер «поехал в Париж», чтобы предложить Дитриху роль Эрики (Левенштейн и Татлок 432). Однако поначалу она не хотела принимать эту роль, поскольку Эрика тусуется «с нацистами, и Дитрих боялся, что ее давняя антинацистская позиция будет запятнана этой ролью» (Филлипс 99). В конце концов, поскольку Дитрих выросла в Берлине и хорошо знала город и берлинцев, Уайлдер «ловко убедил ее, что ни одна американская актриса не может сыграть Эрику убедительно» (Филлипс 99).Следовательно, как мы можем видеть в деле A Foreign Affair , настоящая немка из Берлина, то есть Дитрих, играет роль немецкой женщины, которая живет в Берлине, то есть Эрики. Кроме того, другой причиной решения Уайлдера выбрать «Дитриха на главную роль Эрики» были личность и уникальные актерские способности Марлен (Филлипс 100). В интервью сам Уайлдер признал, что

Появление

[Дитриха] в фильме помогло придать фильму более аутентичную атмосферу.Было естественное сходство между Лолой, певицей из кафе, которую она изобразила в фильме фон Штернберга « Голубой ангел » [ Der blaue Engel, 1930], и певицей из берлинского ночного клуба, которую она сыграла в моем фильме. (qtd. в Phillips 100)

Таким образом, как признал Уайлдер, врожденный талант, уникальность и выдающиеся актерские способности Дитрих, которые она уже доказала ранее в Германии в фильме Голубой ангел , также были главными факторами при выборе ее на роль Эрики.

Изображение Эрики Дитрихом также важно с историко-культурной точки зрения. Как мы видим в фильме, Эрика была связана с нацистской партией: когда Фрост показывает Принглу магнитофонную запись, чтобы раскрыть прошлое Эрики, мы видим, как Эрика принимает участие в нацистском общественном собрании, где также присутствует Гитлер. Более того, запись также показывает, что немецкий диктатор наклоняется и целует руку Эрике. Соответственно, учитывая реальную неприязнь Дитриха к Гитлеру и нацизму, Эрика, по иронии судьбы, в фильме делает прямо противоположное: ей нравится быть с нацистским диктатором.В отношении этой сцены два кинокритика, Йозеф Левенштейн и Линн Татлок, также отмечают, что «[t] антифашистка Дитрих, которая якобы отвергла предложение Гитлера стать его любовницей, перевоплощается в нацистскую оппортунистку Эрику фон Шлютов» (433). ). В дополнение к вышеупомянутой сцене я также хотел бы выделить последнюю сцену Дитриха в фильме:

Эрика […] используется американской военной полицией в качестве приманки для ловушки, чтобы заманить в ловушку ее ревнивого, наиболее разыскиваемого нацистского любовника.В конце концов он клюет на приманку и замаскированной Лорелей появляется в поисках Эрики. Но его подстерегает военная полиция, и он убит в перестрелке. Эрику отправляют в трудовой лагерь, потому что она испорчена своей нацистской принадлежностью. Не раскаиваясь до последнего, она соблазнительно подмигивает двум молодым депутатам, которым поручено проводить ее в тюрьму. Она поднимает юбку до колен и застенчиво спрашивает: «Дождь все еще идет? Если будут лужи, вы меня понесете, ладно, мальчики? (Филипс 105)

В вышеописанной сцене Эрика использует свое обаяние и обаяние с целью избежать ареста и заключения, и на самом деле мы также можем предположить, «что неисправимая Эрика, скорее всего, ускользнет от двух ослепленных солдат и никогда не увидит их. внутри лагеря »(Филипс 105-106).Что касается последней сцены Эрики в фильме, известный историк кино Роберт Дассановски-Харрис также подчеркивает, что «Эрика – самый проблемный персонаж фильма» […], потому что она научилась развивать «дух выживания». Она мудрый и уставший от войны человек, который знает, как выжить, извлекая максимум из плохой ситуации »(qtd. В Phillips 105).

Помимо изображения Эрики, «песни Дитриха» также занимают центральное место в фильме с историко-культурной точки зрения (Phillips 100).Три «песни в A Foreign Affair были написаны Фредериком Холландером, немецким композитором, написавшим песни для The Blue Angel » – и это, фактически, «сделало связь между двумя ролями Дитриха еще более тесной» 17 (Филлипс 100). Более того, в этой романтической комедии мелодии также напоминают о послевоенной ситуации в Германии: «песни Холландера сардоничны и насмешливо сентиментальны», но в то же время они «вызывают разочарованное настроение опустошенного, побежденного народа» ( Филлипс 101).Синьярд и Тернер описывают «сцены ночного клуба A Foreign Affair », где Эрика поет свои песни, следующим образом (см. Также рис. 6 ниже):

В центре внимания, с самим композитором за роялем, Эрика исполняет песни Фридриха Холландера в дымной атмосфере, пропахшей декадентской привлекательностью The Blue Angel : […] Песни – «Черный рынок», «Иллюзии» и «Среди руин Берлина» – с шелковистой точностью говорите об утомленном миром разочаровании берлинцев, но в то же время сохраняйте иронию и твердость.В «Эрике» Дитриха заключен весь декаданс довоенной Германии и все неповиновение ее выжившим после войны. (87)

Таким образом, как предполагают два киноэксперта, «Эрика Дитриха» вместе с ее мелодиями составляют суть фильма: в то время как саркастические мелодии отражают «разочарование берлинцев», Эрика одновременно олицетворяет прошлое и настоящее Германии, т.е. довоенная эпоха в Германии »и« послевоенное »состояние немецкой нации (Sinyard and Turner 87).

Рис. 6. Сцена из фильма, где Эрика в сопровождении оркестра поет одну из своих песен. Кроме того, как видно на картинке, пианист (Холландер) смотрит на Дитриха, играя на пианино, и, как указали Синьярд и Тернер выше, эта сцена очень похожа на сцену из The Blue Angel (87 ), (см. рисунок 1 выше). Источник: «Великий берлинский фильм: заграничный роман». Сердце Берлина . 6 сентября 2015 г. Web.28 декабря 2016г.

В общем, « Заграничный роман – это фильм, созданный эмигрантами» из немецкоязычного мира («Великий берлинский фильм» на стр.), А совместная работа трех европейских киноактеров способствовала созданию оригинального фильма. и особенно реалистичный фильм в Голливуде, поскольку, как упоминает Филлипс,

, учитывая сотрудничество Уайлдера, Дитриха и Холландера, картина имеет настолько аутентичную атмосферу Берлина, что можно ожидать увидеть в фильме логотип Уфы, а не Paramount.Уайлдер ответил, что именно Дитрих привнес в фильм аутентичную атмосферу Берлина: «Марлен – воплощение Берлина!» (101)

Следовательно, Дитрих является неотъемлемой частью этого фильма: без вклада Дитриха в фильм, A Foreign Affair не смог бы точно рассказать сюжетную линию, и сам фильм не был бы надежным (Phillips 101). Фактически, киноведы обычно утверждают, что «Жан Артур и Джон Лунд могут обладать талантом, но у мисс Дитрих есть харизма: и намек на ее экранное присутствие придает ей ауру» (Синьярд и Тернер, 87).

В заключение этого раздела я хотел бы также упомянуть реакцию на фильм. Иностранный роман был сурово осужден правительством США, поскольку «оккупационные силы в фильме выглядят недисциплинированными и плохо себя ведут», а «некоторые американские солдаты изображались как использующие в своих интересах граждан Берлина всякий раз, когда у них была возможность» (Филипс 106). Более того, «Американская ассоциация экспорта кинофильмов», которая отвечала за решение, «можно ли выставлять американские фильмы в Германии», также запретила выпуск « A Foreign Affair в Германии» 18 (Phillips 106).Они заявили, что

[o] Ваше первоначальное разочарование фотографией позже переросло в возмущение и отвращение, […]. Мы не могли извинить режиссера, который разыграл руины для смеха и представил офицеров военного правительства как комиксов. […] Картина [является] грубой и поверхностной. . . . Берлинские испытания и невзгоды – это не дешевая комедия. (qtd. в Phillips 106)

Однако, помимо властей, A Foreign Affair получил «в основном положительные отзывы» (Phillips 106-107).Критики и СМИ подчеркивали, что «даже среди руин« Билли Уайлдер запускает фейерверк остроумных диалогов »» (qtd. В Phillips 107). С другой стороны, некоторые обозреватели также отметили, что «было слишком рано после войны, чтобы шутить о трагедии такого масштаба» (Phillips 107). Тем не менее, A Foreign Affair «был личным триумфом для Марлен Дитрих» (Филлипс 107). В обзорах обычно отмечалось, что звезда немецкого происхождения «показывает похвальную игру, выявляя настоящую симпатию к своему персонажу» (Skaerved 132).Более того, выступление Дитриха в фильме A Foreign Affair хвалят даже сегодня, поскольку, как подчеркивают Синьярд и Тернер, «игра Марлен Дитрих обладает огромной силой на экране, квинтэссенцией немецкого экспрессионистского декаданса – соблазнительной, опасной, неотступной, неугасимой [… ], завораживает – как фильм »(87-88).

Дитрих и сцена: переход от кино к музыке

Прежде чем закончить эту статью, также важно увидеть и изучить жизнь и карьеру Дитриха после A Foreign Affair .Хотя в последующие годы она сыграла ведущие роли во многих американских фильмах, карьера Дитрих в кино шла на спад (Skaerved 138). Поскольку «новое поколение молодых актрис получало главные роли» с 1950-х годов, как пишет Скаервед, «Дитрих превратилась из богини экрана в легенду кино» (138). Свою последнюю роль в кино она сыграла в фильме « Paris When It Sizzles » в 1964 году (Higham 306). Однако пока ее карьера в кино шла на убыль, Дитрих обратилась к сцене и пела: в период с 1954 по 1975 год она давала потрясающие и успешные шоу по всему миру, в том числе «в Соединенных Штатах, Скандинавии, Франции, Германии, России, Южной Америке, Южная Африка, Австралия, Голландия, Япония »(Higham 308).Где бы она ни появлялась, публика была настолько очарована ее выступлением, что она часто получала «дань уважения цветов» после спектаклей 19 (Skaerved 145-150).

Помимо природного таланта, успех Дитрих на сцене в первую очередь был основан на «ее собственной группе музыкантов», на ее уникальном и провокационном наряде, а также на ее опыте работы в киноиндустрии в Берлине и Голливуде (Higham 247-275). . Чтобы добиться успеха, Дитрих тщательно выбирала свою группу и людей, с которыми работала (Higham 247-275).Когда Дитрих начала свое кругосветное турне, она сотрудничала с американским артистом Бертом Бахарахом, который отвечал за «переработку и перестановку ее репертуара, чтобы он соответствовал ограничениям ее голоса» (Skaerved 145). Что касается их сотрудничества, Дитрих упомянул в интервью, что

[Это] был самый удачный прорыв в моей профессиональной жизни, […] Я попал в мир, о котором ничего не знал, и внезапно нашел учителя. С силой извержения вулкана Бахарах изменил мои песни и превратил мое выступление в настоящее шоу.Позже это должно было стать первоклассным «шоу одной женщины». (Qtd. In Skaerved 145)

Следовательно, как признал Дитрих, ее партнерство с Бахарахом было важным фактором ее успеха на сцене, потому что Бахарах помог ей начать ее музыкальную карьеру.

Второй важной причиной успеха Дитрих на сцене была ее уникальная женская одежда, а также ее мужская одежда (Higham 249). На сцене она использовала два типа одежды: она всегда начинала свое выступление в «самой мягкой и самой женственной одежде, объявляя, что это была часть ее выступления для мужчин» (Higham 249).Как пишет Скаервед, «[ее] мерцающие платья были переработанными версиями ее костюмов военного времени, создавая иллюзию идеально сформированной обнаженной фигуры, нетронутой возрастом. Она закутывалась в мех, перья, шифон, бусы, стразы – любой эффект, который ослепил бы ее аудиторию »(140) (см. Также рисунок 7 ниже).

Рис. 7. Марлен в своем удивительном платье незадолго до выступления: «Дитрих сияла блестками и перьями на своем выступлении в Лас-Вегасе», и ее красивые ноги также покорили публику (Skaerved 147).Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 147.

Посредством сознательно подобранной одежды Дитрих создала удивительный и уникальный образ на сцене, который заворожил публику (Higham 248). Более того, Хайэм добавляет, что

[Дитрих] представила мираж чистой красоты, не только в ее фигуре, чудом сохранившейся в ее пятьдесят, грудь высокой и твердой, […] тело гибкое и спортивное, […] ноги, как никогда дерзко вызывающие, но не только в этих физических вещах, но в красоте ее музыкальности, […] любви, которую она излила своей публике.[…] Она была образом предгитлеровского Берлина с американским оттенком: воплощение эффективности и самоуничижительного остроумия, окрашенного прохладной привязанностью. (248)

Напротив, вторая половина шоу была сосредоточена на ее мужественной стороне: «в сопровождении большой барабанной дроби» Дитрих «внезапно появился в смокинге, галстуке-бабочке и высоком цилиндре, сказав, что это было« для девочек »». (Higham 249) (см. Также рисунок 8 ниже).

Рис. 8. Дитрих в «собственном белом галстуке и хвосте», когда она курит – она ​​одета как мужчина (Skaerved 68).Источник: Skaerved, Malene Sheppard. Дитрих . Лондон: Haus Publishing, 2003. Печать. п. 68.

Чтобы увлечь публику, Дитрих «высоко подняла ноги» и «раздвинула ноги на стуле» (Higham 249). После выступления в Рио-де-Жанейро, Бразилия, один из поклонников Дитриха Джон Марвен рассказал репортеру, что

[i] t было невероятным. Ничего подобного я не видел. Публика совершенно обезумела. Когда она вошла, раздался ужасный крик, как будто в один голос.Она начала петь номер, и крики продолжались и продолжались так оглушительно, что ей пришлось остановиться и начать снова. […] В самом конце, когда она была в своем мужском наряде, когда она делала свои высокие удары ногами и пела, как мужчина, «Я привык к ее лицу», все начали плакать; Вы могли слышать эти рыдания сотен людей в темноте. (qtd. в Higham 264)

Как отметила Марвен, вся публика была очарована сценическими выступлениями Дитрих, и особенно «ее мужской наряд» сделал Дитрих чрезвычайно успешным: она мгновенно стала знаменитостью, которой восхищались; она была кумиром для «сотен людей».”

В дополнение к ее уникальной и сложной сценической игре, предыдущий опыт Дитрих также способствовал ее успеху (Higham 247-249). За время своей карьеры в немецкой киноиндустрии, а также в Голливуде Дитрих многому научилась у фон Штернберг о «технике освещения»: с помощью этих знаний Дитрих потребовала, чтобы «световые и звуковые люди» установили «центр внимания» с помощью «Микрофоны», чтобы они освещали ее магнетизм, очарование и одежду 20 (Higham 247-249).Как подчеркивал «Уильям Блезард, дирижер Марлен в более поздние годы», «ее техника освещения была основана на методе, изложенном фон Штернбергом: путешествующий прожектор, который перемещался вместе с ее лицом под углом примерно сорок пять градусов над линией ее волос, усиливая ее. особым светом на сцене »(цит. в Higham 249).

С другой стороны, сценическая карьера Дитриха тем временем также начала снижаться (Skaerved 149–153). С 1950-х годов «здоровье Дитрих начало ухудшаться», и у нее также были проблемы с алкоголем (Skaerved 149–153).Более того, она также пострадала от потери своих близких друзей, таких как Эрнест Хемингуэй, Гэри Купер или Жерар Филип – «эти трагедии очень ранили ее» (Higham 271). Более того, ее популярные ноги также нуждались в операции (Skaerved 152). Однако, несмотря на проблемы со здоровьем, она оставалась влиятельным лицом в отношении «моды», поскольку, как указывает Скаервед,

[t] Знаменитые брюки теперь стали необходимостью, чтобы спрятать все еще легендарные, но опухшие ноги Дитриха. В джинсах, кожаной или хлопковой одежде она легко могла притвориться преданной приверженкой моды.Для более женственного образа она подкладывала свои деформированные ноги и повязки под длинные платья или в сапоги до бедер и короткие мини-юбки, что, конечно же, потом стало модным. (153)

В конце концов, из-за проблем со здоровьем и трудностей в личной жизни Дитрих решила уйти на пенсию: она покинула Голливуд, переехала в Париж, Франция, и отвернулась от публики («Марлен Дитрих» n.pag.). После долгой и успешной международной славы и экстраординарной карьеры, которая началась в немецкой киноиндустрии и закончилась в Голливуде, в последнее десятилетие своей жизни она жила в основном одна в своем доме в Париже («Марлен Дитрих» n.стр.). После ее смерти 6 мая 1992 года она была похоронена в Берлине: она «пришла домой последней» (Skaerved 166–167). Кроме того, десять лет спустя, в 2002 году, «Дитрих был посмертно удостоен звания почетного гражданина Берлина» (Skaerved 168).

Заключение

Как уникальный и разносторонний художник, Марлен Дитрих сделала удивительную и легендарную международную карьеру, а также стала одной из самых влиятельных женщин 20, и века. Как мы хотели продемонстрировать в этой статье, главное развитие Голливуда в первые десятилетия -го -го века повлекло за собой потребность в талантах и ​​нововведениях европейского кино, а также способствовало очарованию «Изгнанников» в 1930-х годах (« Немцы в Голливуде »n.стр.). В то же время, с сильным желанием стать известной актрисой, выдающиеся актерские способности и потрясающая игра Марлен Дитрих в фильме Голубой ангел в 1930 году привлекли внимание американских киностудий, и в итоге она получила приглашение из Голливуда (Хайэм. 88-96).

После приезда в США звезда немецкого происхождения внесла свой вклад в американскую киноиндустрию, а также в общество и культуру США. Во-первых, Дитрих передала свой экстраординарный талант, исполнительское мастерство, опыт и артистизм из немецкой киноиндустрии в Голливуд, благодаря чему она культурно обогатила американскую киноиндустрию (Higham 92–96).Во-вторых, будучи пионером моды, Дитрих оказала влияние на огромное количество женщин, популяризировав довольно немецкую традицию в США, а именно ношение брюк (Higham 100-101). В-третьих, Дитрих также поддерживала Соединенные Штаты во Второй мировой войне: с одной стороны, с намерением продемонстрировать свое неодобрение нацистской Германии, она помогала беженцам из Европы поселиться в США и интегрироваться в американское общество, а с другой – рука, как преданный артист, Дитрих вдохновлял и поощрял призывников дома и U.С. Солдаты на поле боя (Скаервед 110-118). В-четвертых, как женщина с немецкими культурными корнями в Голливуде, Дитрих сыграла роль немки Эрики фон Шлютов в фильме A Foreign Affair , которым она способствовала не только успеху фильма, но и его авторитету (Синьярд и Тернер 87-88). В-пятых, хотя ее карьера угасала, Дитрих дала на сцене изумительные выступления, оставив неизгладимый след в истории американской музыки («Марлен Дитрих», n.стр.).

В общем, разносторонне одаренная икона 20 -х годов -го века, уроженка Германии, Марлен Дитрих оставила прочное наследие в американской индустрии развлечений, а также в американском обществе и культуре. Фактически, благодаря своему общему вкладу в Соединенные Штаты, Дитрих стала неотъемлемой частью американской культуры и цивилизации.

цитируемых работ
  • Абрамс, Бретт Л. «Широта столицы массового производства: новые женщины и другие игроки в Голливуде, 1920-1941 годы.” Frontiers: Журнал женских исследований , 25, 2 (2004), 65-95.
  • Заграничное дело (1948). (реж. Билли Уайлдер)
  • «Великий Берлинский фильм: Заграничный роман». Сердце Берлина . 6 сентября 2015 г. Web. 28 декабря 2016 г.
  • Аллен, Мину. «Королева экрана: Марлен Дитрих». Classic Movie Hub. 10 июня 2013 г. Веб. 3 декабря 2016 г.
  • Аспер, Гельмут Г. и Ян-Кристофер Хорак. «Три умных парня: как несколько бедных немецких эмигрантов спасли Universal Studios». История кино , 11, 2 (1999), 134-153.
  • «Студия Бабельсберг». Студии Бабельсберг . Самоиздательская пресса проекта Гутенберга. нет данных Интернет. 3 июня 2015 г.
  • Билл, Катина. «Отношение к женским брюкам: Великобритания в 1930-е годы. Журнал истории дизайна , 6, 1 (1993), 45-54.
  • Бронфен, Элизабет. «Соблазнительные отъезды Марлен Дитрих: изгнание и слава в« Голубом ангеле »» New German Critique , 89, (2003), 9-31.
  • «Немцы в Голливуде: три волны голливудской иммиграции». Немецкий путь и многое другое . нет данных Интернет. 25 мая 2015 г.
  • Холл, Линда Б.«Образы женщин и власти». Pacific Historical Review , 77, 1 (2008), 1-18.
  • Хайэм, Чарльз. 1977. Марлен: Жизнь Марлен Дитрих . Нью-Йорк: W. W. Norton & Company Inc. Print.
  • Левенштейн, Джозеф и Линн Тэтлок. «План Маршалла в кино: Марлен Дитрих и ее воплощения». The German Quarterly , 65, 3/4 (1992), 429-442.
  • «Марлен Дитрих». Немецкий путь и многое другое . нет данных Интернет.29 декабря 2016 г.
  • Филлипс, Джин Д. 2010. Некоторым нравится, Уайлдер: жизнь и противоречивые фильмы Билли Уайлдера . Лексингтон, Кентукки: Издательство Университета Кентукки.
  • Райли, Кристина. «Билли Уайлдера Заграничный роман: Звездная личность Марлен Дитрих и американские интервенционистские стратегии в послевоенном Берлине». Киножурнал Bright Lights . 30 апреля 2012 г.Интернет. 27 мая 2015 г.
  • Синьярд, Нил и Адриан Тернер. 1979. Путешествие по бульвару Сансет: фильмы Билли Уайлдера . Суррей, Великобритания: BCW Publishing Limited.
Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *