10 грандиозных сооружений со всего мира

Прошло больше полувека с тех пор, как швейцарско-французский архитектор Ле Корбюзье, урожденный Шарль-Эдуар Жаннере-Гри, впервые заговорил о необходимости кардинальных перемен в архитектуре. Но и сегодня его замыслы ничуть не менее революционны, чем много десятилетий назад. Ле Корбюзье — самый великий, и в то же время самый противоречивый зодчий 20-го века. Увлеченный писатель, теоретик искусства, скульптор, дизайнер мебели и художник, любимый и ненавидимый многими, он навсегда изменил архитектуру и мир, в котором мы живем.

Портрет Ле Корбюзье

Архитектура Ле Корбюзье по праву считается новаторской. Он изобрел новый архитектурный язык, который ознаменовал окончательный разрыв с традициями прошлого. Модернист отказался от лишних декоративных элементов, следуя философии Людвига Мис ван дер Роэ «меньше значит больше» и ввел в практику простую геометрию форм, асимметрию, горизонтальные плоскости и свободные планировки. Он ценил естественное освещение и предпочитал цвета спокойной цветовой палитры: белый и оттенки серого. Ле Корбюзье одним из первых стал активно использовать промышленные материалы, такие как бетон, сталь и стекло.

За какой бы проект архитектор ни брался, будь то частные виллы, жилые комплексы или церкви, он всегда выходил за рамки условностей. Его вклад в модернизм неоценим, а принципы функционализма Ле Корбюзье стали основой интернационального стиля. Ниже мы представляет десять грандиозных работ архитектора со всего мира.

Архитектура Ле Корбюзье

Вилла Ла Рош

Место: Париж, Франция
Годы постройки: 1923—1925

Дом представляет собой два отдельных изолированных помещения и состоит из жилой резиденции брата архитектора и художественной галереи коллекционера Рауля Ла Роша, страстно увлеченного искусством кубизма. В настоящее время вилла работает как музей и выставочное пространство для Фонда Ле Корбюзье.

В вилле Ла Рош Ле Корбюзье впервые воплощает свои революционные замыслы. Позднее он назовёт их «пятью отправными точками архитектуры»: столбы-пилоты, плоская крыша, которая может служить садом и террасой, интерьеры с открытой планировкой, ленточные окна и фасад, независимый от несущей конструкции.

Проект по праву считается первым по-настоящему модернистским домом с его необычными геометрическими формами, минималистской эстетикой и приглушенной цветовой палитрой.

Вилла Савой

Место: Пуасси, Франция
Годы постройки: 1929—1931

В окруженном лесами пригороде Парижа находится вилла Савой, спроектированная Ле Корбюзье и его двоюродным братом Пьером Жаннере как семейный загородный дом. Этот проект — яркий пример архитектурного новаторства мастера и воплощение пяти принципов новой архитектуры Ле Корбюзье, окончательно сформулированных им в 1927 году.

Здание стоит на столбах, поддерживающих вес строения, поднятого над уровнем земли. Ле Корбюзье оставляет конструкцию свободной от внутренних опорных стен и избавляет фасад от несущей функции. Архитектор стремится «растворить» дом в окружающей природе с помощью широких ленточных окон, сплошного остекления, зеленоватых тонких колонн первого этажа и плоской крыши-террасы.

Капелла Нотр-Дам-дю-О

Место: Роншан, Франция
Годы постройки: 1950—1955

Римско-католическая капелла в Роншане является одним из наиболее радикальных проектов Ле Корбюзье. Это здание ознаменовало собой отказ от философии функционализма, характерного для ранних работ модерниста.

«Все в ней взаимосвязано. Поэтичность и лиричность образа порождены свободным творчеством, блеском строго математически обоснованных пропорций, безукоризненностью сочетания всех элементов»

Капелла построена на ранее существовавшем месте паломничества пилигримов, которое было полностью разрушено во время Второй мировой войны. Вздымающаяся бетонная крыша, напоминающая морскую раковину, поддерживается толстыми криволинейными стенами с россыпью окон неправильной формы.

Жилой комплекс в Берлине

Место: Западный Берлин, Германия
Годы постройки: 1956—1957

Из-за масштабных бомбардировок Берлин переживал крупный жилищный кризис после Второй мировой войны. В качестве решения проблемы архитектор разработал проект многоэтажного социального жилья, состоящего из 530 квартир. Бетонное здание, напоминающее океанский лайнер, стало символом послевоенной модернизации Германии и ярким примером «машины для жизни» Ле Корбюзье.

Концепция “жилой единицы” была впервые успешно реализована в Марселе. Берлинский жилой комплекс является почти точной копией Марсельской жилой единицы, признанной самым значимым примером брутализма всех времен. Корбюзье стремился создать «город в городе», который бы отвечал повседневным человеческим потребностям.

«Это не архитектура для королей или князей, это архитектура для простых людей: мужчин, женщин, детей»

Национальный музей западного искусства

Место: Токио, Япония
Годы постройки: 1957—1959

Художественная галерея, расположенная в центре Токио, — единственный проект великого модерниста в Юго-восточной Азии и один из немногих примеров архитектурного брутализма в Японии. В своей художественной значимости здание ничуть не уступает картинам Пикассо, Ван Гога, Моне и Поллока, представленным в экспозиции музея.

Трехэтажное здание, облицованное фактурными бетонными панелями, Ле Корбюзье называл «квадратной спиралью».

Начиная с конструкционных элементов и заканчивая архитектурными деталями и предметами интерьера — всё построено по системе «Модулор», основанной Ле Корбюзье на пропорциях человеческого тела. Символически вынесенная за пределы строения лестница — аллегория восхождения в храм искусства.

Монастырь Сент-Мари-де-ла-Туретт

Место: Эвё-сюр-л’Арбресль, Франция
Годы постройки: 1953—1960

Монастырь Доминиканского ордена недалеко от Лиона, построенный для общины монахов, больше походит на руины давно забытой цивилизации, чем на религиозное сооружение: грубые бетонные поверхности, цветовые контрасты, плоские крыши, покрытые травой, асимметрия и нелогичность архитектурной композиции.

Комплекс состоит из множества различных помещений: сто отдельных келий для уединенного богослужения и отдыха, библиотека, монастырские помещения, церковь и учебные комнаты. В отличие от большинства зданий Ле Корбюзье строение не гармонично дополняет окружающую действительность, а резко доминирует над ландшафтом, противопоставляя суровую целеустремленность веры хаосу неподвластной природы.

Дворец Ассамблей

Место: Чандиграх, Индия
Годы постройки: 1951—1962

Монументальный восьмиэтажный Дворец Ассамблей является частью Капитолия — правительственного комплекса, расположенного на севере Индии у подножия Гималаев. Здесь Ле Корбюзье впервые воплотил в жизнь некоторые из своих идей об идеальном городе. Техника необработанного бетона, использовавшаяся при строительстве Капитолия, стала отправной точкой брутализма.

«Город — это мощный образ, действующий на сознание человека. Разве не может он быть для нас источником поэзии и сегодня?»

Главный вход оформлен портиком в форме изогнутой ладьи, поддерживаемой восемью бетонными пилонами. Ядро здания — зал заседаний, расположенный во внутренней цилиндрической конструкции, пробивающий потолок подобно огромному дымоходу. Яркие контрастные элементы фасадов оживляют тяжеловесную композицию.

Дом культуры Фирмини

Место: Фирмини, Франция
Годы постройки: 1961—1965

Дом культуры, завершенный в год смерти Ле Корбюзье, построен на крутом обрыве бывшего каменноугольного карьера. Архитектор решил сохранить старый угольные пласт, добившись тем самым «поэтического резонанса» между промышленными и природными материалами, симбиоза здания с окружающей средой.

Ассиметричная изогнутая крыша, напоминающая перевернутый свод, является результатом инновационного технического решения: бетонные плиты укладывались на натяжные тросы. Другая особенность здания — особая система остекления со специальными перегородками и стеклянными панелями различного размера.

Павильон Хейди Вебер (Центр Ле Корбюзье)

Место: Цюрих, Швейцария
Годы постройки: 1963—1967

Последний прижизненный проект Ле Корбюзье был заказан Хейди Вебер, швейцарским дизайнером и большим поклонником великого модерниста. Здание, предназначавшееся для коллекции графических работ, скульптуры, мебели и эскизов самого Ле Корбюзье, впоследствии стало его творческим завещанием. Сегодня здесь находится музей, посвященный жизни и искусству архитектора.

Здание построено из нетипичных для Ле Корбюзье материалов: стекла и стали.

 Вместо привычных для позднего периода в творчестве архитектора бетонных плит — эмалированные цветные панели. Крыша, собранная из стальных листов, независима и четко отделена от основного строения. Она, словно гигантский зонт, защищает художественное наследие мастера от внешнего мира.

Церковь Сен-Пьер де Фирмини

Место: Фирмини, Франция
Годы постройки: 1971—1975, 2003—2006

Церковь в Фирмини — последний крупный, но так и не реализованный при жизни Ле Корбюзье проект, начатый в 1960 году и завершенный через 41 год после его смерти. Бетонная пирамидальная церковь больше похожа на промышленное сооружение или космический корабль, чем на место религиозного поклонения. Выбор столь необычной формы объясняется желанием архитектора передать дух места: здание построено в небольшом шахтерском городе.

«Церковь должна быть просторной, чтобы сердце могло чувствовать себя свободно и возвышенно, так чтобы молитвы в ней могли дышать»

Простая геометрия со сложной космологической символикой: квадратное в основании строение по мере возвышения сужается, теряя строгость формы, метафорически обозначая переход от земного к небесному. Крошечные круглые окна, усеивающие стену подобно созвездию звезд, лучами света проецируют созвездия Ориона на восточную стену церкви. Разноцветные окна-конусы, символизирующие небесные светила, в зависимости от времени года и религиозных праздников по-разному освещают помещение.


Читайте также биографию: Ле Корбюзье — гениальный новатор в современной архитектуре

Losko — неккомерческий проект без рекламы на сайте. Если вам нравится то, что мы делаем, цените свой и чужой труд, то можете поддержать нас финансово на Patreon. Спасибо.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте, Facebook, Telegram — @loskomag, Instagram.

Ле Корбюзье — гениальный новатор в современной архитектуре

Провокационный писатель, одарённый живописец, новатор в современной архитектуре, автор градостроительных теорий и непревзойдённый полемист 20 века — Ле Корбюзье, работы которого можно увидеть практически в любом городе мира.

Ле Корбюзье: краткая биография и главные принципы современной архитектуры

Ле Корбюзье, Нью-Йорк, 1947

1887

Шарль Эдуард Жаннере-Гри родился в городе Шо-Де-Фоне (Швейцария). Позже взял псевдоним Ле Корбюзье.

1904

Корбюзье окончил школу искусств и выполнил свой первый архитектурный проект для одного из членов совета школы. На тот момент ему было 17 с половиной лет.

«В 17 с половиной лет я спроектировал свой первый дом. Он просто ужасен! Всегда обхожу его стороной.»

Вилла Фалле (Villa Fallet), Ла Шо-де-Фон (La Chaux-de-Fonds), Швейцария. 1905

1907

На заработанные деньги Корбюзье покинул провинциальный городок и отправился в образовательную поездку по Италии, Австрии, Венгрии, завершив путешествие во Франции.

1908 – 1909

В Париже он работал стажёром-чертёжником у Огюста и Гюстова Перре (Auguste and Gustave Perret), которые были новаторами в своём деле и пропагандировали использование недавно открытого железобетона. Впоследствии они отказывались называть Корбюзье своим учеником за его «слишком крайние идеи».

1910

В течение 2 лет работы в Париже Корбюзье выучил немецкий язык и переехал под Берлин для стажировки у мастера архитектуры Петера Бернеса (Peter Behrens), которого часто упоминают как первого в мире промышленного дизайнера.

Портреты Ле Корбюзье

1911

Шарль отправился в ещё одну образовательную поездку, на этот раз на восток — по Греции, Балканам и Малой Азии. Там он изучал древние памятники  и традиционное народное строительство Средиземноморья.

1912 – 1916

После путешествия он вернулся в родной город и на протяжении 4 лет преподавал в школе, где учился сам.

В этот же период Корбюзье спроектировал и запатентовал проект Дом – Ино (Dom-Ino: dumos — дом, ino — инновация). Он основывается на концепции строительства из крупноразмерных сборных элементов. В то время это был значимый новаторский шаг в архитектуре. Концепцию Дом – Ино архитектор реализовал позже во многих своих постройках.

1917 – 1920

Шарль никогда не скрывал своей неприязни к родному городу, поэтому, когда появилась возможность, он сразу переехал в Париж. Там он встретил Амеде Озанфана(Amede Ozenfant), который познакомил его с современной живописью. Тогда же Корбюзье нарисовал свою первую картину.

«Я предпочитаю рисовать, нежели разговаривать. Рисунок быстрее, и оставляет меньше места для лжи.»

Вместе с Озанфаном они устраивали совместные выставки картин, называя их выставками «пуристов» — сторонников лаконизма, борцов с эклектикой и декором. И создали философско-художественный журнал-обозрение «L’esprit Nouveau» (Новый дух).

Номера журнала «L’esprit Nouveau»

1925

Корбюзье опубликовал новый труд «Декоративное искусство сегодня».

«В доме всё должно быть белого цвета. Каждый гражданин теперь обязан заменить шторы, постельное бельё, обои и всё остальное на вещи белого цвета. Очищая свой дом, вы очищаете себя. »

В этом же году Шарль создал «План вуазен» (Plan Voisin) или «Современный город на 3 млн жителей» — план по радикальной модернизации Парижа, который он считал «построенным на перекрестках дорог и протоптанным копытами ослов».

Архитектор планировал разрушить половину зданий, увеличить высоту новых (до 20 этажей), создать современную систему дорог и разбить город «на квадраты», тем самым повысить комфорт проживания в городе.

«Моя задача, моё стремление — вытащить современного человека из хаоса и катастроф, поместив его в счастливую атмосферу и гармонию.»

1928

В этот год Шарль построил здание Центросоюза в Москве. Оно стало новым, беспрецедентным для Европы примером решения современного делового здания.

1929

В своём журнале «L’esprit Nouveau» Корбюзье опубликовал «Пять отправных точек современной архитектуры» — свод правил новейшей архитектуры.

1. Дом должен стоять на опорах. За счёт этого помещения избавляются от сырости, имеют достаточно света и воздуха, строительный участок становится садом, который проходит под домом.

2. Внутренние стены располагаются в любых местах: планировка одного этажа не зависит от другого. Капитальных стен нет, вместо них —  мембраны любой крепости.

3. Фасад выдвигается вперед от несущей конструкции. Таким образом, он теряет несущие свойства, и окна могут тянуться на любую длину без прямого отношения к внутреннему членению здания.

4. Ленточное окно, в которое сливаются оконные проёмы — обязательно. За счёт этого не только улучшается освещение помещений, но и формируется геометрический рисунок фасада.

5. Наверху дома должна быть плоская крыша-терраса с садом, «возвращающая» городу зелень, которую забирает объём здания. Сточные трубы размещаются внутри дома.

Корбюзье не баловал своих заказчиков декором. Цвет был единственным видом украшательства, которое он допускал.

Портреты Ле Корбюзье

Для многих молодых архитекторов «нового движения» свод правил стал «отправным пунктом» в творчестве, а для некоторых и своеобразным профессиональным кредо.

Вилла Ла Рош (Villa La Roche) и вилла Савой (Villa Savoye), которые спроектировал Корбюзье, являются яркими иллюстрациями этих правил.

В Вилле Ла Рош с 1968 года располагается Фонд Ле Корбюзье, который занимается сохранением и популяризацией наследия архитектора.

Виллу Савой владельцы покинули 75 лет назад, измученные борьбой с протеч­ками. Сейчас вилла является памятником архитектуры.

1940

Во Франции начались восстановительные работы, и власти пригласили Корбюзье как проектировщика-градостроителя. Он создал планы по реконструкции французских городов Сен-Дьё и Ла-Рошель, в которых следовал своей идее «зелёного города».

1946

Ле Корбюзье возвёл здание мануфактуры Клод и Дюваль — четырёхэтажный блок с производственными и офисными помещениями, со сплошным остеклением фасадов.

При строительстве были применены «солнцерезы» (rise-soleil) — особые навесные конструкции, защищающие остеклённый фасад от прямых солнечных лучей, которые изобрёл сам Шарль. С этого момента солнцерезы становятся фирменным знаком построек Корбюзье. Они выполняют одновременно служебную и декоративную роль.

1948

Ле Корбюзье разработал систему пропорционирования в архитектуре «Модулор», основанную на золотом сечении и пропорциях человеческого тела. При разработке системы Шарль взял три анатомические точки: макушку, солнечное сплетение и верхнюю точку поднятой руки человека.

Сам архитектор описал её как «набор гармонических пропорций, соразмерных масштабам человека, универсально применимых к архитектуре и механике».

«Модулор» Ле Корбюзье

1950

Индийские власти штата Пенджаб пригласили Корбюзье и других архитекторов спроектировать новую столицу штата. Этот проект стал самым масштабным в его жизни.

К наиболее целостным и оригинальным работам относят Дворец Ассамблеи, Дворец Юстиции и монумент «Открытая рука».

Дворец Ассамблеи «Открытая рука» Дворец Юстиции

1952

Начало нового периода Корбюзье: он уходит от аскетизма и пуристской сдержанности. Теперь его почерк отличается богатством пластических форм и фактурной обработкой поверхностей.

«Марсельский блок» стал одним из известнейших проектов в новом стиле. Это многоквартирный жилой дом в Марселе, который распологается на просторном озеленённом участке.

Большинство общественных мест спроектированы на крыше. На ней есть сад, беговая дорожка, клуб, детский сад, спортзал и небольшой бассейн. Магазины, медицинские учреждения и небольшая гостиница расположены внутри самого здания. Этот дом, который Корбюзье называл «город внутри города», пространственно и функционально оптимизирован для его обитателей.

Проект был задуман как экспериментальное жилище с идеей коллективного проживания (своего рода коммуна).

«Я имею честь, радость и удовлетворение представить вам идеального размера жилой блок, образцовую модель современного жилого пространства.»

1950 – 1960

Корбюзье проектирует ряд зданий, которые закрепляют его славу европейского архитектора-авангардиста № 1.

Главные из них:

Капелла Роншан

Атеист Ле Корбюзье взялся за работу при условии полной творческой свободы. Вдохновение он нашел в найденной на пляже большой раковине, которая показалась ему выражением абсолютной защищенности.

Комплекс монастыря Ля Туретт

Здание построено в форме прямоугольника с внутренним двором, которое разделено крытыми галереями.

Чандигарх – город архитектора Ле Корбюзье | Деловой квартал

«Поэзия есть человеческий акт: создание согласованных связей между воспринимаемыми образами. Поэзия природы — это образное воссоздание разумом наших чувств. Город — это мощный образ, действующий на сознание человека. Разве не может он быть для нас источником поэзии и сегодня?» — писал Ле Корбюзье

После Второй мировой войны наступило время воплощения в жизнь градостроительных мечтаний не только в залечивающей раны Европе, когда реконструировались Лондон и Хельсинки, Стокгольм и Копенгаген. В проекте Чандигарха — новой административной столицы северных индийских штатов Пенджаба и Харьяна — Ле Корбюзье впервые смог осуществить некоторые свои масштабные идеи и представления о идеальном городе. Форт Чанди (название отсылает на к храму Чанди Мандир, посвященного индуистской богине Чанди — «необузданной»), основанный в 1951 год по инициативе президента страны Джавахарлала Неру на пустынной территории севера Индии на расстоянии около 250 километров от Дели, обладает статусом «союзной территории», управляемой федеральным правительством из Нью-Дели. Неру мечтал, что город стане «освобожденным от традиции прошлого символом пути нации в светлое будущее». И в архитектуре Чандигарха нет ни одной ассоциации с колониальным прошлым недавно обретшей независимость Индии. Еще и еще раз вспоминаются слова архитектора Ле Корбюзье: «Градостроение — это дело социальное, дело всего общества».

Индийские заказчики рекрутировали его после гибели Масея Новицки — первого главного архитектора будущего города. Он заявил: «Ваша столица может быть создана здесь, на рю де Севр, 35». Чандигарх расположен неподалеку от хребта Шивалик, в предгорье Гималайского массива. И зодчий учел это обстоятельство — величественный горный ландшафт региона -в своей «сценографии» пространства, воплощая мечту город с монументальными административными зданиями, в которых гибкие, упругие формы сочетались с геометрическими членениями прямых углов, широкими площадями.

Под руководством Ле Корбюзье над «наполнением 30 секторов (сегодня их почти вдвое больше) первой очереди застройки, рассчитанной на 500 000 человек работали вместе с его ближайшими сотрудниками П. Жаннере, М. Фраем и Дж. Дрю девять индийских: архитекторов во главе с М. Н. Шармой. Кроме генеральной планировки собственно Корбюзье принадлежат проекты и реализация общественных зданий в центре города, на так называемом Капитолии: секретариата, Дворца правосудия (Дворец юстиции, Высокий суд) и Ассамблей (парламента). Когда-то, рассма ривая ансамбль римского Капитолия, оформленной Микеланджело, Корбюзье писал: «Первое наше ощущение — куб; следующее ощущение — два крыла, центр композиции и лестница.


Оцените гармоничную связь между этими различными элементами. Гармония означает родство — единство. Вот почему Капитолий представляет собой шедевр». И в своем ансамбле Капитолия мастер добивался гармоничной связи его составляющих. Кроме того, Ле Корбюзье в Чандигархе были возведены музей и Художественная галерея. Во всех этих постройках он применил технику необработанного бетона (beton brut). Именно она стала отправной точкой для нового архитектурного направления родившегося в шестидесятых годах, — брутализма. Правда, глядя сегодня на постаревшие задания Чандигарха, хочется большей «опрятности». «Патина» времени на сером бетоне вряд ли учитывалась создателям»: новой эстетики. Основная инфраструктура Чандигарха создавалась с 1952 по 1960 год, но и в следующие десятилетия он расширялся. (Сегодня его территория составляет примерно 114 кв.км.) Однако совершенна очевидно, что «главный идеолог» с командой задумывали город как компактное поселение.

По генеральному плану застройки соседствовали с зеленой зоной шириной 16 километров, словно заключившей город в объятиях. Впрочем, зеленые полосы пересекали и весь Чандигарх, объединяя секторы. Инфраструктуру, сеть дорожных коммуникаций Ле Корбюзье сравнивал с сочетанием лимфатической, кровеносной и дыхательной систем биологических организмов. «Существующие в гармонии, они сами создают порядок», — отмечает он и стремится реализовать аналогию такого целесообразного устройства в городе. Крупные секторы по его генеральному плану разделяются главными магистралями крест-Накрест. В свою Очередь впомогательные магистрали делят общую площадь крупных секторов на 30 малых (800×1200 метров). Вдоль продольных зеленых «линий» устраивались пешеходные зоны со школами, спортивными заведениями, детскими площадками. В поперечном направлении располагалась торговая зона. По сути, здесь оказались воплощенными заповеди «Афинской хартии» — разграничение жилых, промышленных и общественных районов, пешеходных транспортных зон, гармония в совмещении искусственной и природной сред.

Тщательная продуманность планировки и инфраструктуры принесла свои плоды, и сегодня Чандигарх называют самым чистым и удобным городом Индии. Однако следует напомнить, что «контент» запланированного идеального города подвергся серьезной трансформации в соответствии с местными социальными реалиями. Так, более 90 % детей посещали школы вне своего сектора проживания, ведь в Индии учебные заведения выбирались в зависимости от социального, экономического статуса семьи, ее религиозной принадлежности. Торговые комплексы поначалу переделывались в площадки для продажи однородного товара, как это было в обычае. Не очень-то приживалась и зелень. Центральные постройки самого Ле Корбюзье и два сектора вилл для местного истеблишмента противостояли секторам с одно- и двухэтажными блоками для рабочего люда и служащих невысокого разряда.

Еще раз вспомним, что один из создателей и великий адепт «интернационального стиля» именно в это время сделался приверженцем индивидуальных для различных построек пластических решений. Мощные изгибы бетонных плит кровли здания парламента и расположение геометрических объемов корпусов, образующее резкую перебивку пространства, энергичную игру света и тени крупных фрагментов (которую подчеркивают ритмы меньших оконных проемов), создают удивительное сочетание барочной взволнованности и геометрически просчитанной упорядоченности. Еще в ранних своих текстах Ле Корбюзье постулировал определенное распределение форм, пластических масс как условие наиболее эмоциональной игры света. Здесь, в Чандигархе, ритмическое распределение света по фасадам здания становится доминантой художественной выразительности. Учитывая богатейшие местные культурные слои и природные условия, архитектор применил в оформлении оконных и дверных проемов «джали» — солнцезащитные решетки. Подобные были им уже использованы, например в марсельском жилом комплексе (Марсель — также солнечный город), так что для его практики это было вовсе не экспериментом. Бетонный козырек, выступающий над фасадом, также защищает здание от световой экспансии палящего солнца. Впрочем, эта простота и сложность одновременно присутствуют и в том завершающем уровне строения, которое обычно называют крышей. При обходе строения возникает иллюзия трансформации объемов. Так, с расположения в виду

одного из фасадов Дворца Ассамблей, помимо основной бетонной дуги (ладьи-ладони, перекликающейся по форме с памятником «Раскрытая рука» — 27-метровым монументом, видимым со всех точек в городе), здесь на кровле визуально «работают» и диагональный дугообразный скат, и высокая пирамида, и стела, и арочные раковины, и остроконечные чаши-ладьи, похожие на древнеегипетские. На самом деле вертикальная дуга оказывается абрисом мощных стен трубообразного помещения. Крыша «криволинейного профиля большого выноса, защищающая от солнца» (Ю. Ёдиге) венчает и Дворец юстиции. Чтобы здание не перегревалось между крышей и верхним этажом архитектор оставил свободное пространство. Особо следует отметить, что в оформлении фасадов Ле Корбюзье использовал яркие локальные цвета, мондриановскую палитру живописного неопластицизма, придавая визуальный оптимизм «содержанию» из серого бетона.

Воды в городе не было. Живительная влага была скрыта на глубине 80 метров. Однако благодаря плотине близ Капитолия появилось искусственное озеро.

Причем Корбюзье был категоричен: для создания ощущения тишины и покоя он запретил не только лодочное передвижение, но и проезд транспорта вокруг водоема, и искусственное освещение ночью. А потому в водной глади отражались облака и звезды. На одном из камней плотины можно было прочесть на четырех языках (хинди, пенджабском, урду и английском): «Создатели Чандигарха подарили это озеро и эту плотину гражданам нового города, чтобы избавить их от монотонности городской жизни, чтобы они наслаждались красотой природы в мире и тишине».

Идеологи архитектурного постмодерна видели в творчестве Ле Корбюзье поистине вражеские тенденции, утверждая, что в Чандигархе он пренебрег самобытными этническими и культурными особенностями Индии. Однако город, «заказанный» новыми политиками страны и воплощенный на пустырях в предгорье Гималаев, стал для современников революционного переустройства пространства поистине вызовом (или ответом?) новым запросам получившего независимость индийского общества.

Смотрите также:

Лучезарный город Ле Корбюзье | Деловой квартал

Лучезарный город Ле Корбюзье – идея городского пространства (1931г.), которое может продолжаться теоретически бесконечно. Организовано оно должно было быть лентами городов-спутников (для воспитательных учреждений), параллельными зонами — деловой, транспортной, гостевой (для гостиниц и посольств), жилой, складской, промышленной, «зеленой». Впрочем, благодаря поднятым на стойках постройкам и плоским крышам вся территория представляет собой парк.

С начала двадцатых годов можно проследить развитие градостроительной мысли Ле Корбюзье. В 1922 году братья представили на Осеннем салоне макет «Современного города на три миллиона жителей», административного центра, города-сада с рабочим населением и промышленными предприятиями, расположенными та зеленым поясом — «защитной зоной безопасности».

В 1925 году идеи, заложенные в основу архитектурного макета, перешли в план «Вуазен». В нем предлагалось снести старый Париж (240 гектаров) для возведения делового центра с 18 50-этажными небоскребами для различных офисов и «низкорослыми» горизонтальными «связками» для сервисных целей, что вместе занимало бы ничтожную долю всей территорию города. Остальные же 95 % отводились под широкие проезды, пешеходные зоны и парки.

Чуть позже Ле Корбюзье отказался от модели централизованного города.

Ле Корбюзье указывал, что в основе строительной концепции Лучезарного города находятся четыре принципа:

  • увеличение плотности населения;
  • новые способы передвижения. Вообще, их должно быть как можно больше – метро, автобусы и т.д.;
  • большое количество парков и зеленых зон;
  • попытка «разгрузить» центр города, куда стремится много людей. Иными словами, застраивать нужно окраины.

По задумке архитектора-новатора, в идеальном городе царит симметрия. Все дома – небоскребы, одинаковые по форме и высоте. В генеральном плане архитектора фигурирует 24 высотных здания. Вокруг много зелени, и каждая квартира непременно залита солнечным светом. Город функционирует, словно «живая машина» (такое название ему дал сам Ле Корбюзье).

В основе плана лежит зонирование: город делится на коммерческие, деловые, развлекательные и жилые районы. В центре Корбюзье советовал располагать деловой район с небоскребами, чья высота превышает 200 метров.

Градостроительные идеи Ле Корбюзье в теории и практике (проекты планировок для Барселоны, Алжира, Стокгольма, Антверпена, Рио-де-Жанейро, «Муденеума», или «Города мира», спроектированного для Женевы) легли в основу его книги «Афинская хартия» (1943), оказавшей влияние на ход развития послевоенной мировой архитектуры. Справедливости ради скажем, что, если бы ранние радикальные градостроительные идеи 1е Корбюзье с их тотальным «геометрическим духом» з отношении старых столиц осуществились, сегодня мы бы не наслаждались атмосферой истории и самобытностью Парижа, Лондона, Берлина, Москвы или Рима. При этом в 1962 году он пишет горячее обращение мэру Венеции, в котором есть и такие строки: «Власти должны объявить Венецию священным городом. …Все людские сердца открываются в Венеции!.. Вы не имеете права менять облик этого города. Вы не имеете права допускать в Венеции архитектурный и урбанистический беспорядок американского типа… Да, я строил небоскребы двухсотметровой высоты, но я возводил их там, где они уместны. Заклинаю Вас, не губите Венецию».

Приняв участие в международном конкурсе на проект здания Лиги Наций в Женеве (1927), Ле Корбюзье впервые обратился к проекту большого общественного здания. Здесь он пытался отойти от «чистых линий» функционализма и органично совместить «инженерную эстетику» с архитектурой, утилитарность — с поэтической эмоцией. Проект этот собрал наибольшее количество голосов членов жюри. Однако, по заявлению парижского представителя, был объявлен вне конкурса, так как «не вычерчен китайской тушью»! (Материал доваривался в условиях конкурса.) Для всех было очевидным, что не этот ничтожный повод, а неприятие архитектурной концепции автора послужило причиной столь жесткого отторжения. Скандал, вызванный таким решением, побудил архитекторов нового поколения из разных стран, которые преодолевали косность сложившихся традиций поодиночке, задуматься о совместных действиях во имя утверждения своих идей в государственных масштабах (тогда это казалось иллюзией). 11 в 1928 году Ле Корбюзье с единомышленниками организовал Общество Международных конгрессов современной архитектуры, или Международные конгрессы современных архитекторов, на заседаниях которых обсуждались жгучие проблемы новаторского зодчества.

В 1925 году в Париже состоялась Международная выставка современных декоративных и промышленных искусств, та, на которой впервые были представлены достижения новой страны — СССР (в павильоне К. Мельникова). Ле Корбюзье выстроил на выставке павильон Новый дух» — жилую ячейку в натуральную величину. Впоследствии он использует подобную двухуровневую планировку в марсельском жилом комплексе.

Смотрите также:

Ле Корбюзье – Жизнь и творчество | Деловой квартал

Используя камень, дерево и бетон, вы сооружаете дома и дворцы; это строительство. Однако вдруг вы затрагиваете мое сердце, мои чувства, я счастлив, я говорю: «Красиво». Это — Архитектура.

Ле Корбюзье

История современной архитектуры Запада писалась параллельно со становлением самой современной архитектуры. Лучшие зодчие столетия были еще и теоретиками, а значит, исследователями и комментаторами. При всех болезненных противоречиях, при спадах и подъемах развития архитектуры обнаруживается центральная мысль зодчего XX века: необходимость коренного преобразования общества, необходимость сделать его гармоничным посредством решительного воздействия на среду обитания человека. «Архитектура или революция», — из этого своего противопоставления Ле Корбюзье делает вывод: можно избежать революции! (Как тут не вспомнить фразу, вложенную в уста своего героя М. А. Булгаковым, художником из поколения Корбюзье и, может быть, равным ему по таланту: «Ну что же… они — люди как люди… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…»)

Деятельность Ле Корбюзье по влиянию и широте достижений занимает исключительное место в развитии архитектуры XX столетия. О нем спорили при его жизни и после смерти. Его называли самым великим и самым нелюбимым зодчим века. Корбюзье сам с горечью и достоинством признавал за своим искусством способность вызывать в одних случаях гнев, в других — энтузиазм. Черты его личности (поэтичность, романтизм, склонность к утопическим построениям и владение «холодным галльским смыслом», картезианство, умение точно планировать режим работ и предельная, самоотверженная отдача им) оказались воплощенными в его творчестве. В каждом тексте, в каждой постройке мастера отразились и творческий взлет целых эпох, и «тончайшие нюансы душевного мира художника».

Ле Корбюзье творил в переломную эпоху. Резкий прирост населения, потребность в новых объектах строительства (вокзалы, аэропорты, стадионы и выставочные залы, транспортные артерии, фабричные комплексы и т. д.), смена способов производства (замена ручного труда механическим, применение конвейера и т. д.), революционное изменение мышления в связи с научно-техническим прогрессом (достаточно упомянуть повсеместное введение электричества, увеличение скорости транспорта и возникновение новых средств связи), сложение более тесных связей с транспортниками, гигиенистами, климатологами, с системой организации общественного обслуживания — вот лишь некоторые условия, которые стало необходимо учитывать архитекторам. Но вместе с проблемами появлялись и неизвестные ранее возможности…

Ле Корбюзье, собственно Шарль Эдуард Жаннере-Гри, родился 6 октября 1887 года в городе Ла-Шо-де-Фон (Швейцария), расположенном недалеко от границы с Францией. Город этот, как и одноименная община, один из крупнейших производителей часов. Сегодня он включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Воспитатели детского сада, в который маленького Шарля отдали родители, ориентировались на методы Ф. Фрё-беля, поощрявшие творческие потенции малышей. Так что желание придумывать и вкус прививались мальчику с самого раннего возраста.

Швейцарские часы всегда считались лучшими в мире, и легко понять, почему семейный бизнес — гравера, эмальера, «дизайнера» (тогда такого понятия не было) циферблатов, не вызвал противодействия у Шарля. В 13 лет он поступил в местную Школу прикладного искусства, получив специальность ювелира, часовщика-гравера.

В 1902 году (юноше только 15 лет) отчеканенные им часы с применением серебра, стали и золота завоевали почетный диплом на международной выставке декоративного искусства в Турине. Ему еще не было 18, когда под влиянием и с благословения учителя — Шарля Леплатенье и с помощью профессионального архитектора Шарль создал свое первое сооружение — дом для члена совета Школы гравера Луи Фалле (вилла Фалле, 1905). Здание было выстроено и оформлено в русле устоявшейся традиции, с орнаментами и украшениями. Заметим, что один из самых ярких зодчих XX века не имел специального архитектурного образования (как, впрочем, и Мис ван дер Роэ, Райт и другие великие). По сути, он был самоучкой. Архитектурными университетами для него стали путешествия, библиотеки, музеи, систематическое, глубокое самообразование и, главное, творческое общение со многими ведущими мастерами того времени.

Так, на деньги, заработанные благодаря первому заказу, Шарль Эдуард предпринял путешествие по Италии и Австро-Венгрии, изучая и зарисовывая памятники. В Вене он встречался с Йозефом Хофманом, известным австрийским архитектором сецессиона (модерна). В Париже два года проработал в качестве чертежника в архитектурном бюро Огюста и Густава Перре, чье творчество представляет собой переход от архитектуры модерна к функционализму.

В мастерской Перре молодой мастер «узнал, что такое железобетон», и оценил его как материал будущего. С октября 1910 по март 1911 года под Берлином в Нойбабельсберге Жаннере — стажер в ателье немецкого зодчего, пионера функционализма Петера Беренса. Здесь ке в это время (удивительная, знаменательная встреча!) работали молодые Людвиг Мис ван дер Роэ и Вальтер Гропиус, («отцы-основатели модернизма», как их назовут позже), с которыми впоследствии долгие годы поддерживались дружба и сотрудничество.

В 1911 году Шарль Эдуард продолжает свое познавательное путешествие, уже по странам Балкан и Малой Азии, внимательно, изучая не только знаменитые памятники, но и народное строительство. Впоследствии эти наблюдения помогали ему «иллюстрировать» примерами собственные мысли о задачах архитектуры. Так, >н невозмутимо сравнивал Парфенон и автомобиль, находя в них сходство в принципах стандартизации форм, рожденных путем тщательного отбора.

В 1914 году Жаннере становится руководителем собственной архитектурной мастерской, исполняя заказы на частные дома. Еще раньше (1912) была спроектирована и построена вилла Жаннере-Перре — дом для родителей. Однако своим подлинно первым самостоятельным проектом архитектор считал дом для местного часового магната — виллу Швоб (1916-1917), или, как ее еще называют, Турецкую виллу.

Уже в этот период на родине, осознавая великую роль архитектуры в решении социальных проблем, Шарль Эдуард разработал проект «Дом-Ино» (совместно с инженером Максом Дюбуа) — техническую идею дома со стандартизированными ячейками. На плане такие постройки выглядели костяшками домино, сложенными в цепочки, как это бывает при игре, а колонны — точками на них. По сути то была первая в истории зодчества идея каркасного дома для серийного производства. Но выдвигая здесь и далее проблему стандартизации, мастер не забывал о художественности, полагая, что стандарт является путем к отбору, а значит, к совершенствованию.

С 1917 года Жаннере находится в Париже. Все свободное время он посвящает теории архитектуры и живописи. Влившись во все еще кипящую жизнь «парижской школы», познакомившись с великими модернистами Пикассо, Браком, Леже и др. , он и сам был готов на героические эксперименты. Вместе с другом, французским художником Амеде Озанфаном, Жаннере публикует манифест «После кубизма» (1918), в котором были сформулированы основные положения нового направления в живописи — пуризма. Живопись пуристов превращает предмет в повод для утонченной игры линий, изысканных обобщенных силуэтов и цветовых пятен. Пуристы провозгласили идею очищения изображаемого, замены его пластическим символом, знаком, способным выявить внутреннюю конструкцию предмета. Скажем также, что занятия живописью Ле Корбюзье считал одним из источников своих архитектурных идей.

Как признавался архитектор для него самая значительная Вилла Савой в Пуасси, недалеко от  Парижа (раннее произведение мастера).

Вместе с Озанфаном Жаннере в 1920-1925 годах издавал ставший чрезвычайно популярным для всех адептов ветра перемен» в искусстве журнал «L’Esprit nouveau» Новый дух») и руководил в нем разделом архитектуры. На страницах этого радикального философско-художественного обозрения он много печатался сам и впервые подписался как Ле Корбюзье, взяв фамилию одного из предков матери. «Новое» включало прежде всего идею рационализма в архитектуре, которая при своем воплощении должна была бы ориентироваться на степень функциональности, как это востребовано конструкторами и дизайнерами автомобилей. Слоган дом — машина для жилья» становится для Корбюзье своего рода паролем для маркировки «своих — чужих» в профессиональной среде. «Машина» — это, в первую очередь, для него порождение гладкой поверхности, нового эстетического вкуса и точного расчета.

Вехой в биографии Ле Корбюзье становится 1922 год. Он знакомится с Ивон Галли, на которой женится спустя восемь лет, приняв французское гражданство. Кроме того, сотрудничество с кузеном, архитектором Пьером Жаннере, позволило в 1922 году открыть в Париже успешную проектную мастерскую. Очень скоро ее адрес — рю де Севр, 35 — сделался одним из интернациональных центров новой архитектурной мысли.

В 1925 году идеи, заложенные в основу макета, перешли в план «Вуазен». В нем предлагалось снести старый Париж (240 гектаров) для возведения делового центра с 18 50-этажными небоскребами для различных офисов и «низкорослыми» горизонтальными «связками» для сервисных целей, что вместе занимало бы ничтожную долю всей территорию города. Остальные же 95 % отводились под широкие проезды, пешеходные зоны и парки.

Еще на страницах журнала «Новый дух» Ле Корбюзье публиковал материалы о Советской России, призывая к установлению дипломатических отношений между Францией и СССР. В 1928-1930 годах он совершил в Россию три поездки, здесь он проектировал, выступал. После победы на конкурсе 1928 года Ле Корбюзье получил заказ на проект здания Наркомата легкой промышленности (Центросоюза), рассчитанного на 3500 служащих. Эта постройка, воплотившаяся в жизнь в 1928-1936 годах, стала для него первым реализованным большим общественным сооружением. Были предусмотрены все условия комфорта, большой центральный холл, столовая, зал собраний, специальная система кондиционирования (которую, увы, в то время не удалось осуществить по техническим причинам).

Мировой авторитет Ле Корбюзье в среде создателей новой архитектуры был столь прочен, что не только Москва, но и далекая Бразилия отозвалась на его маэстрию. В 1935 году Ле Корбюзье читает лекции в разных городах и университетах США, а в следующем году в странах Латинской Америки. В Рио-де-Жанейро его восторженные поклонники, бразильский архитектор Лусиу Кошту со своим молодым сотрудником Оскаром Нимейером, приглашают его принять участие в проектировании здания Министерства просвещения и образования. Выстроенное при его консультациях (сам он предложил два варианта) бразильскими архитекторами здание в Рио-де-Жанейро (тогда столицы страны) несет четкое выражение авторской воли. Именно здесь впервые Корбюзье употребил на практике жалюзи-солнцерезы.

в 1942 году его пригласили в Алжир, где разрабатывался масштабный проект города Алжир, в котором мастер принял участие. Впрочем, о проблемах реконструкции столицы французской колонии Ле Корбюзье думал уже два десятка лет. Его предложения настолько возмутили мэра, что тот даже потребовал от префекта полиции арестовать архитектора.

Во время войны Ле Корбюзье, мечтая о наступлении мира, продумывал и чертил проекты восстановительных застроек, которым не суждено было осуществиться. Свои идеи он реализовал лишь частично, принимая участие в реконструкции некоторых городов: например, Сен-Дьё 1945) и Ла-Рошели (1946). И здесь архитектор совершенствует свою разработку «жилой единицы». В Сен-Дьё при строительстве мануфактуры «Клод и Дюваль» он использовал солнцерезы, которые уже были опробованы в Рио, а затем сделались своеобразной визитной карточкой Корбюзье.

В 1947 году он полгода трудился в содружестве архитекторов над проектом Штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке.

Каждое возведенное в 1950-х здание Ле Корбюзье, в планах которых уже не доминирует прямой угол, а в формах просматривается художественная образность, становится открытием. Такими были Культурный центр и Музей современного западного искусства в Токио, Бразильский павильон в студенческом городке в Париже (1957-1959) и Карпентер-центр визуальных искусств — культурный центр в Гарварде (1962). В проекте Чандигарха, административной столицы в Индии, новой независимой стране, лишь недавно появившейся на политической карте мира, осуществилась его мечта о масштабном градостроительном проекте во плоти.

В зданиях капеллы Богоматери в Роншане и монастыря в Ла-Туретте близ Лиона он, атеист, впервые применил свои интуитивные прозрения по отношению к организации пространства для духовных нужд. «Зрительная акустика», о которой он говорил по поводу согласия архитектурных форм и пригодного окружения в Роншане, в буквальном смысле воплотилась и в феноменальном павильоне «Электронная поэма» фирмы «Филипс» (1958) на Всемирной выставке  Брюсселе, позволявшем благодаря архитектурным расчетам по-особому резонировать звуку. Как в перечисленных, так и в постройках 1960-х годов, например Доме молодежи и культуры в Фирмини (1961-1965), Центре Ле Корбюзье в Цюрихе (1965-1967), мастер продолжил свои поиски гармонии архитектурного пространства.

Столетний юбилей Ле Корбюзье был отмечен телевизионными фильмами, выставками, публикациями.

Смотрите также:

Принцип пяти. Архитектура Ле Корбюзье — project Bauhaus

В 1926 Ле Корбюзье опубликовал свой манифест под названием «Пять отправных точек новой архитектуры», в котором он сформулировал ряд основных принципов, которые будут сопровождать развитие мировой архитектуры.

1 Система колонн

пришедшая на замену типичным несущим стенам

2 Свободная планировка

обеспечивающий гибкость в передвижении стен, благодаря отказу от несущих стен

3 Свободный фасад

чистые линии, стекло, металл и бетон. Минимум орнамента и декора на фасаде здания

4 Сплошное остекление

возможность панорамного и сплошного остекления фасада благодаря опорным колоннам и свободной планировке

5 Эксплуатируемая кровля

крыша-терраса, как часть эксплуатируемой части дома

Пробы. Вилла Савой и новый взгляд

Первое здание, к которому Корбюзье применил практичный и рациональный подход идей школы Bauhaus, сформировав манифест «Пяти точек архитектуры» стала Вилла Савой.

К тому времени, когда Вилла Савой начала возводиться, Ле Корбюзье уже был признанным и уважаемым дизайнером и архитектором. Вилла Савой стала объектом для дальнейшего изучения его манифеста пяти отправных точек архитектуры, описанных в книге «К архитектуре».

Вилла представляет собой нечто большее, чем просто современное воплощение французского загородного дома, она дала возможность применить стандартизированную систему проектирования, которая позже была названа «Машина для жизни» Ле Корбюзье. Подобно автомобилю с его запчастями, где каждая деталь нужна для конкретных функций, дом должен быть настолько эффективным, насколько это было возможно.

5 принципов современной архитектуры от Ле Корбюзье.

Первый принцип – система колонн, пришедшая на замену типичным несущим стенам, это позволило создавать свободную планировку, второй принцип, обеспечивающий гибкость в передвижении стен. Свободный фасад – третий принцип, отделил структуру здания (первый принцип) от фасада здания, дав возможность размещать окна непрерывной горизонтальной лентой — четвертый принцип. Пятый принцип – крыша-терраса, обнесенная экраном, обрамляющим пейзаж, позволяет свету проникать в дом.

Эти пять принципов, ставшие впоследствии универсальным языком архитектуры, реинтерпретировались и формулировались в зависимости от контекста.

Наследие «Пяти» от Ле Корбюзье.

Определенно, современность Виллы Савой стала великим вдохновением для архитекторов и дизайнеров, многие ее идеи и концепции развивались и были объектами для подражания.

Главные принципы Виллы Савой превзошли время и масштабы. Эти принципы успешно соединились в семейном доме, о чем свидетельствует вилла, а также легко применились в таком крупномасштабном здании, как Unité d’Habitation в Марселе во Франции.


Даже спустя 85 лет, эта вечная икона архитектуры является центральной моделью архитектурного и пространственного мышления.

Villa Savoye: The five points of architecture from Andrea Stinga on Vimeo.

Интересные статьи:

LE CORBUSIER. – скачать ppt

Презентация на тему: «LE CORBUSIER.» – стенограмма презентации:

1 LE CORBUSIER

2 ВВЕДЕНИЕ ЧАРЛЬЗ ЭДУАР ДЖИННЕРЕТ, НАСТОЯЩИЙ ИЗВЕСТНЫЙ КАК
LE CORBUSIER, РОЖДЕННЫЙ 6 ОКТЯБРЯ 1887 ГОДА В LA CHAUX DE FONDS, В ГОРНОЙ ШВЕЙЦАРИИ, В 4 КМ. САМ ДЛЯ РУЧНОЙ РАБОТЫ ОН БЫЛ ИЗ ШКОЛЫ В ВОЗРАСТЕ 13,5 ЛЕТ ПОЗЖЕ ПРИСОЕДИНИЛСЯ В ШКОЛУ

3 ИДЕОЛОГИЯ PILOTIS ROOF GARDEN FREE FLOOR PLAN УДЛИНЕННОЕ ОКНО
FREE FACADE

4 PILOTIS PILOTIS СРЕДАЕТ КОЛОННЫ
ПОМОГ ПЕРЕСМОТРЕТЬ ДОМ КАК ФОРМУ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЖЕЛЕЗОБЕТОН ПЕРЕДАЛИ НАМ ПИЛОТИС ОН ВЫПОЛНИЛ ЗДАНИЕ В ВОЗДУХЕ, Вдали от грунта, за стеной E.G VILLA SAVOYE, УДАР ВО ФРАНЦИИ В 1929 г. ПИЛОТЫ ОБЫЧНО СЛУЖИЛИ ЭЛЕМЕНТ ДРАМАТИЗАЦИИ И ВИЗУАЛЬНОЙ ИЗОЛЯЦИИ.

5 САД НА КРЫШЕ, ОБЫЧНО ИЗВЕСТНЫЙ КАК ВЕСНОЙ САД
ПЕРВАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ ЭТОЙ ИДЕИ БЫЛА В МАЛЕНЬКОМ ДОМЕ, КОТОРЫЙ ПОСТРОЕН АРХИТЕКТОРОМ ДЛЯ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ НА ОЗЕРЕ ЖЕНЕВА В 1923 ГОДУ, ОПИСАНО В ГИМНОГОВОЙ ТЕХНОЛОГИИ ПЕРЕКРЕСТНОЙ КОНСТРУКЦИИ. , ЭКОНОМИЯ И КОМФОРТ ПРИНЯЛИ ТЕРРАСУ НА КРЫШЕ И САД НА КРЫШЕ САД НА КРЫШЕ, ЧАСТО ОБОРУДОВАННЫЙ ДЛЯ СПОРТА, ЭМИЛИРУЕТ «СОСТОЯНИЕ ПРИРОДЫ» В САДЕ НА КРЫШЕ ЧЕЛОВЕКА


6 В ПЛАН ПОЛА ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЙ БЕТОН ЯВЛЯЕТСЯ ИННОВАЦИЕЙ СВОБОДНОГО ПЛАНА, В КОТОРОМ ИНТЕРЬЕРЫ НЕ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ОПРЕДЕЛЕННЫМИ СТЕНАМИ КОНСТРУКЦИИ, ОНИ БЕСПЛАТНЫМИ В ПАРИЖЕ, ПРИНЦИП БЫЛ СОВЕРШЕН КРАСИВЫМ ДОМОМ SUEMBEAUTIFE СТРУКТУРНОЙ ПОДДЕРЖКИ АРХИТЕКТУРНОЕ «ЗАПОЛНЕНИЕ» ОН ИСПОЛЬЗОВАЛ РАЗДВИЖНЫЕ СТЕНЫ, КОТОРЫЕ РАЗДЕЛИЛИ ГОСТИНУЮ НА ТРИ СПАЛЬНИ В НОЧИ

7 УДЛИНЕННОЕ ОКНО LE CORBUSIER ЗАСЛУЖИВАЕТСЯ ФОРМОЙ ФАСАДА ДЛИННЫХ ОКНА, ЧТО СОВЕРШЕННО НЕЗАВИСИМО ОТ СТРУКТУРЫ ЕЕ НЕУДИВИТЕЛЬНО, ЧТО АРХИТЕКТОР СНОВА СОЗДАЛ НАУЧНЫЙ ДЕМОНСТРАЦИОННЫЙ ДЕМОНСТРАЦИОННЫЙ ДЕМОНСТРАМ ДЛЯ НОВОГО WINDOWS, ЧТОБЫ ПРОВЕРИТЬ НОВУЮ ОСНОВУ WINDOWS. НА ВЕРХНЕМ ЭТАЖЕ ВИЛЛЫ VAUCRESSON И В ДОМЕ JEANNERET НА ОЗЕРЕ ЖЕНЕВА УДЛИНЕННОЕ ОКНО

8 СВОБОДНЫЕ СТОЛБЫ ФАСАДА ПОВТОРЕНЫ ОТ ФАСАДА ВО ВНУТРИ ДОМА I. E ФАСАД БЫЛ НЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЛЕГКАЯ МЕМБРАНА, СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИЗОЛИРУЮЩИЕ УЛИЦЫ, ИЛИ ФАСАД WINDOWS БЫЛ СВОБОДНЫ, И ОКНА МОГУТ БЕЗ ПРЕРЫВАНИЯ РАСШИРЯТЬСЯ ОТ ОДНОГО КОНЦА ДО ДРУГОГО, НАСТОЯЩАЯ МОТИВАЦИЯ, ЧТО БЫЛО, ЧТО НОМЕР КОРБУЗЬЕРА СОЗДАЛ ФАСАД, КОТОРЫЙ МОЖЕТ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ,

Архитектурные жемчужины Петербурга: Классицизм

В конце 18 века пришелся упадок архитектуры барокко и возникновение нового стиля – классицизма. Яркие здания в старинном стиле, напоминающие свадебный торт, были заменены изысканным дизайном, вдохновленным элегантностью и уравновешенностью классической античности.Санкт-Петербург тоже был охвачен этой общеевропейской архитектурной модой, результатом которой стало множество архитектурных шедевров.

В 1762 году, вместе с кончиной императрицы Елизаветы, закончилась эпоха роскошных дворцов и роскошных соборов. Спустя всего семь лет после завершения его главного шедевра, Екатерининского дворца, Франческо Бартоломео Растрелли было приказано уйти в отставку. Один из величайших архитекторов Петербурга в стиле барокко, посвятивший городу всю свою жизнь, умер в Италии, бедный и почти забытый.Он попросил новую администрацию хотя бы вернуть его архитектурные чертежи, но его просьба осталась невыполненной.

Новая императрица Екатерина II не любила роскошных «взбитых сливок». Покровительница искусств Екатерина Великая руководила эпохой русского Просвещения, периодом, когда правительство начало активно поощрять распространение искусств и наук, оказавших глубокое влияние на русскую культуру. Архитектура не была исключением. Классицизм, новый архитектурный стиль, был призван воплотить идеал гармоничного общества, построенного на рационализме и вере в прогресс, и прославить элегантность и славу самой большой европейской страны.

Екатерина Великая. Предоставлено: mir24.tv

. На русскую классическую архитектуру сильно повлияла европейская, которая, в свою очередь, черпала вдохновение из античности с ее классическими порядками, симметричными планами и фасадами, а также использованием других традиционных элементов, таких как фронтоны, портики. , пилястры и так далее. Одним из первых приверженцев этого нового стиля в России был французский архитектор Жан-Батист Мишель Валлен де ла Мот . Самая известная его работа – здание, которое сейчас называется Малый Эрмитаж , заказанное не кем иным, как самой императрицей.Екатерина Великая, возмущавшаяся величием и простором Зимнего дворца в стиле барокко, назвала это обычное мятно-зеленое здание, выходящее на Невскую пустынь (от фр. ermitage – место уединения), или своим «маленьким уединенным убежищем». место »(маленький, да?). Именно здесь она разместила свое величайшее сокровище, свою коллекцию произведений искусства, которая в конечном итоге станет одним из крупнейших художественных музеев мира – Государственным Эрмитажем.

Малый Эрмитаж. Кредит: опетербург.ru

Среди других работ Валлена де ла Моте в Северной Венеции – старейшая католическая церковь в России, Католическая церковь Святой Екатерины , дворец Мойка , известный тем, что в 1916 году был убит Григорий Распутин, и Большой Гостиный двор и др. Гостиный двор, раскинувшийся на пересечении Невского проспекта и Садовой улицы более чем на километр, является не только старейшим торговым центром города, но и одним из первых торговых центров в мире.

Большой Гостиный двор. Предоставлено: ptmap.ru

За более чем 30 лет правления Екатерины постройки в стиле барокко в Санкт-Петербурге полностью уступили место классическим. Придя к власти в 1801 году, Александр I не только поддержал архитектурное видение своей бабушки, но даже вывел его на новый уровень. Начало XIX века в России было отмечено патриотическим рвением, поскольку страна приближалась к войне с Наполеоном, и все формы искусства, включая архитектуру, были призваны прославлять могущество и славу Империи.В этот период регулярный и сбалансированный классицизм превратился в более тяжеловесный и торжествующий стиль ампир , характеризующийся синтезом классической системы ордеров и монументальной скульптуры.

Среди наиболее выдающихся творцов этого периода был русский архитектор Андрей Воронихин , наиболее известный своей работой над Казанский собор , созданным по образцу базилики Святого Петра в Риме. Прогуляйтесь по Невскому проспекту и полюбуйтесь его поистине великолепной колоннадой, состоящей из 94 колонн.Кстати, такую ​​же колоннаду Воронихин хотел устроить с другой стороны собора, но судьба распорядилась иначе.

Казанский собор. Кредит: KudaGo.com

Жан-Франсуа Томас де Томон – еще один известный архитектор эпохи Александра. Именно он спроектировал один из главных и самых интересных архитектурных ансамблей Санкт-Петербурга – Стрелку Васильевского острова . Когда-то здесь, в месте, где река Нева разделяется на две части, располагался главный порт.Здание Old Stock Exchange , вдохновленное греческим храмом Геры, имеет перистиль из 44 дорических колонн, покоящихся на массивном стилобате из красного гранита. Стрелку просто невозможно представить без Ростральных колонн , расположенных по обе стороны Биржи. Эти массивные дорические колонны высотой 32 метра покрыты глубокой терракотовой красной лепниной и украшены скульптурами наяд, морских существ, якорей и бронзовыми носами кораблей (рострами). В основании каждой колонны помещены мраморные фигуры, представляющие основные реки России: Волгу, Днепр, Неву и Волхов.Обратите внимание, что колонны особенно впечатляют в большие государственные праздники, когда на них горят факелы.

Старая фондовая биржа. Кредит: peterburg.ru

Говоря о классической архитектуре Санкт-Петербурга, нельзя не упомянуть имя Карло Росси , одного из самых плодовитых архитекторов своего времени. Среди его многочисленных работ – Михайловский дворец , в котором сейчас находится Русский музей, здание Главного штаба , , расположенное на Дворцовой площади перед Зимним дворцом, Елагинский дворец и многие другие великолепные постройки.Но моя любимая его работа – Александринский театр . Мне очень нравится проходить мимо этого монументального, но элегантного здания вечером, когда оно освещено и мягко светится, как никакая фотография не передать. Это может показаться странным, но каждый раз, когда я смотрю на это здание в темноте, я думаю о белоснежном кружеве. Если вам посчастливилось прогуляться там, я очень рекомендую заглянуть на другую сторону театра и пройтись по улице Росси , , самой пропорциональной улице города. Как ни крути, она идеальна: ширина равна высоте зданий с обеих сторон – это будет 22 метра, а длина улицы – 220 метров: в десять раз больше!

Александринский театр.Предоставлено: culture.ru.

В середине XIX века ампир достиг своего апогея, который проявился в Исаакиевском соборе , крупнейшей православной базилике в городе и четвертой по величине (по объему под купол) собор в мире. Здание, спроектированное французским архитектором Огюстом де Монферраном , построили 40 лет! Огромный, монументальный и немного непропорциональный, этот собор ознаменовал закат стиля классицизма в Санкт-Петербурге.Петербург и открыл двери в новую архитектурную эпоху, Эклектика .

Кредит: smelov.photo

МУЗЕЙ ЗАПАДНОГО ИСКУССТВА, ТОКИО

Национальный музей западного искусства, NMWA, в Токио, является единственной работой Ле Корбюзье на Дальнем Востоке. Это также лучший пример его теории «неограниченного роста музеев». Благодаря своей концептуальной новизне, качеству пространства и ценной коллекции музей был включен в число 100 самых важных общественных зданий Японии.Он также включен в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО по запросу французского правительства.
МУЗЕЙ НЕОГРАНИЧЕННОГО РОСТА

В 1929 году Ле Корбюзье разработал модель Музея неограниченного роста (Musée à croissance illimitée) для Mundaneum в Женеве. Это была квадратная спираль, которая со временем развивалась и увеличивалась в соответствии с потребностями проекта. Поскольку этот проект широко обсуждался и часто критиковался как утопический, на Западе он так и не был реализован.


В мире существует только три версии этого типа музея Корбюзиана: Санскар Кендра в Ахмедаббаде (1957 г.), Государственный музей и художественная галерея в Чадигархе (1965 г.) в Индии и Национальный музей западного искусства в Токио, Япония. (1959).Из них последний является наиболее близким к оригинальной концепции, поскольку те, что были сделаны в Индии, должны были адаптироваться к климатическим условиям местности.


ИСТОРИЯ

Кодзиро Мацуката (1865-1950) был японским промышленником, который в период с 1916 по 1923 год собрал замечательную коллекцию западного искусства, в частности картин и скульптур французского импрессиониста Огюста Родена (на самом деле, за пределами музея одна из нескольких копий «Мыслителя», точную копию которого я тоже видел в Национальном музее Киото).


После Второй мировой войны коллекция была передана французскому правительству. В 1956 году Япония обратилась во Францию ​​с просьбой вернуть эти работы, поэтому французское правительство согласилось при условии, что французский архитектор разработал проект здания для размещения таких работ.

Музей коллекции Мацуката был заказан французским швейцарским архитектором Шарлем-Эдуардом Жаннере-Гри (известным как Ле Корбюзье), и проект был завершен тремя японскими учениками его студии в Париже: Кунио Маэкава, Дзюндзо Сакакура и Такамаса Йошизака.

Позже, помимо коллекции Мацуката, в музей (единственное национальное учреждение, посвященное западному японскому искусству) были пополнены и другие произведения XV – XX веков.

Картина Миро в музее. РАСПОЛОЖЕНИЕ

Национальный музей западного искусства расположен на восточной стороне Императорского парка Уэно, возможно, самого важного общественного места в Токио и токийского эквивалента Центрального парка в Нью-Йорке. Рядом находится Национальная библиотека детской литературы, отремонтированная Тадао Андо.


Он привлек мое внимание скромными размерами музея по сравнению с гораздо более внушительным размером его соседа, Tokyo Bunka Kaikan (Зал культуры Токио). Оба музея соединены площадью.


ПРОЕКТ

В доме 3 этажа и подвал.

Следуя концепции неограниченного музея, предлагаемая площадь стоит на Pilotis. Практически слепой без окон фасад подчеркивает горизонтальность композиции, покрытую зеленоватыми камешками поверх открытого бетона.


В одном конце главного фасада находится большая ширма, ведущая на балкон. Аналогичная деталь наблюдается и на боковой стороне.


Здание состоит из двух частей: главного здания квадратной формы и нового административного крыла, расположенного к северу. Оба здания организованы вокруг собственных дворов; в случае главного здания – это крытое пространство, а в новом крыле – сад.


Первый уровень, организован на 6.35 х 6,35 м. сетка колонн, поддерживающих галереи. Здесь нас приветствует впечатляющее пространство двойной высоты (Зал девятнадцатого века), освещенное потолочным окном.


Ле Корбюзье, мастер света, добился впечатляющего эффекта при создании этого верхнего окна, образованного поперечными балками в центре треугольных световых люков и поддерживаемого центральной колонной.


Отсюда мы поднялись по пандусу, одному из любимых ресурсов архитектора, который использовался в Доме Крутчет или Секретарь Чандигарха.Подъем позволяет трехмерное восприятие пространства двойной высоты.

Галереи верхнего уровня построены вокруг концентрического узора из этого центрального пространства.


Первоначально здание освещалось сверху, этот ресурс чем-то напоминает мне тот, что использовался в расширении Ренцо Пиано в Высоком музее в Атланте. Сегодня эти проемы закрыты, а произведения искусства искусственно подсвечены.


Ле Корбюзье достиг пространственного богатства, несмотря на кажущуюся простоту концепции.Конструктивные элементы (колонны круглого сечения) отделены от стен ограждения, в то время как использование пространств двойной высоты и низких стен предлагает разнообразный репертуар масштаба и пропорций в пространстве, которое, однако, организовано в соответствии с последовательным стройная логика. Этот тип колонн, типичный для работ Ле Корбюзье, применялся несколькими восхищенными им архитекторами, в частности Ричардом Мейером.


Конечно, все пропорции здания были разработаны на основе модульной системы, созданной Ле Корбюзье.

РАСШИРЕНИЯ

В 1979 году к музею было добавлено новое крыло, разработанное Маэкавой, создав второй двор, на этот раз вокруг открытого сада. В 1997 году он добавил новый зал для специальных выставок, а все здание было усилено новыми сейсмическими методами. Любопытно то, что ни одно из этих дополнений не следовало модели «музея неограниченного роста», предложенной Ле Корбюзье, который предложил увеличить выставочную площадь, добавив больше витков к спирали.Вместо этого было решено (и я думаю, разумно) оставить первоначальное здание нетронутым и присоединить к нему группу отдельных зданий, которые дополняют его.


СМОТРИ ТАКЖЕ:

– Прочие работы Ле Корбюзье.


Работа Огюста Родена “Перед вратами ада”, расположенная на площади перед музеем.

Архитектура XIX века: характеристика, история

1830-е годы

Национальная галерея, Лондон (1832-38)
Дизайн Уильям Уилкинс.
Неоклассическая греческая архитектура с куполом и колоннами.

Здание парламента, Лондон (1839-52)
Дизайн сэра Чарльза Барри.
готическая архитектура с итальянским земельный план.

1840-е годы

Bibliotheque Sainte ‘Genevieve, Париж (1845-50)
Дизайн Анри Лабруста.
Первое неутилитарное здание с открытыми металлическими конструкциями.

Смитсоновский институт, Вашингтон, округ Колумбия (1847-55)
Разработан Джеймсом Ренвиком.
Известный как «Замок». Готическое возрождение с элементами романского стиля, башенки и арки.

1850-е годы

Кристал Пэлас, Лондон (1851)
Дизайн Джозефа Пакстона.
Промышленная архитектура: 300 000 оконных стекол на каркасе из кованого железа.
Первоначально был построен в Гайд-парке, а затем переехал в Пендж-Коммон.

Реконструкция города Парижа (1852-70)
Разработан бароном Жоржем-Эженом Османом при Наполеоне III.
Более широкие, прямые и длинные бульвары / проспекты; расчистка трущоб.

Bibliotheque Nationale de France, Париж (1854-75)
Дизайн Анри Лабруста.
Промышленное чугунное строительство.

Собор Святого Патрика, Нью-Йорк (1858-79)
Разработан Джеймсом Ренвиком.
Оформлен в готическом стиле, Вдохновленный соборами Кельна, Реймса и Вестминстерского аббатства.

Chateau de Pierrefonds, Уаза, Франция (1858-85)
Дизайн Эжена Виолле-ле-Дюк (1814-79).
Средневековая архитектура с интерьером в стиле неоготики.

1860-е годы

Парижская опера, Экстерьер и интерьер (1860-75)
Дизайн Чарльза Гарнье.
Архитектура барокко соответствует Ecole des Beaux-Arts с элементами неоготики.

Мемориал принца Альберта, Гайд-парк, Лондон (1864-76)
Дизайн сэра Джорджа Гилберта Скотта. Скульптура Генри Армстеда, Джона Белл.
Форма Ciborium готического храма с колоннами из розового / серого гранита.

Станция Сент-Панкрас, Лондон (1868-74)
Дизайн сэра Джорджа Гилберта Скотта.
Готический стиль возрождения с фасадом из красного кирпича.
Типичное викторианское искусство.

Опера Земпера, Дрезден (1869-78)
Дизайн Готфрида Земпера.
Барокко Возрождение архитектуры, скульптуры горизонта.

1870-е годы

Мэрия Филадельфии (1871-1880)
Разработан Джоном МакАутером-младшим.
Второй ампир. Самое высокое занимаемое каменное здание в США.

Executive Office Building, Вашингтон DC (1871-1888)
Разработан Альфредом Б. Мюлетом.
Построен из чугуна, гранита и сланца.

Церковь Троицы, Бостон (1872-77)
Дизайн Генри Хобсона Ричардсона.
Образец романского стиля Ричардсона; макет на основе греческого креста.

1880-е годы

Казино Монте-Карло (1880-85)
Разработано Шарлем Гарнье.
Архитектура в стиле необарокко.

Sagrada Familia, Барселона (1883)
Дизайн Антонио Гауди.
Стиль модерн готической архитектуры!

Эйфелева Башня, Париж (1885-89)
Дизайн Гюстава Эйфеля (1832-1923) и Стивен Совестр.
Промышленная архитектура: гигантский пилон виадука, сборные железные балки.

Статуя Свободы, гавань Нью-Йорка (посвящен 1886 г.)
Дизайн Фредерика Огюста Бартольди.
Состоит из женской фигуры Либертас , римской богини свободы, который держит факел и табличку, напоминающую о законе, с датой (4 июля, 1776 г.) Американской декларации независимости.

Palais Wagner, Вена (1889-91)
Дизайн Отто Вагнер.
Архитектура в стиле Венского сецессиона, сочетание нежной металлоконструкции с орнаментом.

Епископальный дворец, Леон, Испания (1889-93)
Дизайн Антонио Гауди.
Архитектура в стиле модерн.

The Galerie des Machines, Париж (1889)
Разработано Фердинандом Дутертом и Виктором Контамином.
Промышленная архитектура: Металлический / стеклянный зал с трехшарнирной арочной конструкцией.

Универмаг Carson Pirie Scott, Чикаго (1899–1904)
Дизайн Луи Салливана.
предвосхитил единообразные сетчатые конструкции модернистской архитектуры.

1890-е годы

Wainwright Building, Сент-Луис (1890-91)
Дизайн Луи Салливана.
На основе сетки ярко выраженных структурных вертикалей.

Second Leiter Building, Чикаго (1890-91)
Разработан Уильямом ле Бароном Женнеем.
Конструкция стального каркаса: металлический каркас, задрапированный легкой каменной занавеской. стена.

Reliance Building, Чикаго (1890-95)
Разработано Дэниелом Бернхэмом и Чарльзом Этвудом.
Металлокаркасная конструкция: стена из стекла и белой терракоты.

Метрополитен-музей, Нью-Йорк (1890–1902)
Дизайн Ричарда Морриса Ханта.
Возрождение в стиле ренессанс и викторианский стиль известняковый фасад.

Guaranty Building, Буффало, Нью-Йорк (1894-5)
Разработан Луи Салливаном и Данкмаром Адлером.
Облицовка со стальной конструкцией.

Hotel van Eetvelde, Брюссель (1895-98)
Дизайн Виктора Орта.
Архитектура в стиле модерн; творческое использование морилки стекло и утюг.

Дом Венской сессии, Вена (1897-98)
Дизайн Иосифа Марии Ольбрих.
Функциональное здание геометрической формы, украшенное орнаментальными фризами. См. Также: Югендстиль (1890-1914)

Majolika House, Вена (1898)
Дизайн Отто Вагнер.
Венский сецессион в архитектуре с керамикой арт-фасад.

Станция метро Porte Dauphine, Париж (1899)
Дизайн Гектора Гимара (1867-1942).
Архитектура в стиле модерн.

Флэтайрон-билдинг (Фуллер-билдинг) Нью-Йорк (1901-03)
Дизайн Дэниела Бернхэма.
Металлокаркасная конструкция.

См. Также: Девятнадцатый Скульпторы века.

Проектирование зданий ХХ века

Подробнее см .

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *