Смысл фильма “Неоновый демон” | Какой Смысл

Сегодняшняя статья посвящена объяснению фильма Неоновый демон режиссёра Николаса Виндинг Рефна. Вас наверняка интересует смысл фильма Неоновый демон и его концовки, но обо всём по порядку.

Фильм «Неоновый демон» появился в 2016 году и почти сразу привлек к себе внимание как известных кинокритиков, так и простых зрителей. Фильм относится к жанру арт-хаус, а подобные картины всегда вызывают много обсуждений. Ведь трактовать такие фильмы каждый стремится по-своему: кто-то видит в арт-хаусе интересные посылы и восхищается создателем, кто-то считает, что фильмы такого жанра слишком претенциозны, и в них либо слишком мало смысла, и идея не впечатляет, либо наличие таких вещей как смысл и идея вовсе отрицаются зрителями. В этот раз мы разберем картину чуть подробнее, чтобы понять, в чем смысл фильма «Неоновый демон», возможно, этот анализ поможет кому-то найти смысл там, где его не видел, а кто-то лишь убедиться в правильности своих рассуждений.

Сюжет и смысл фильма Неоновый демон

Молодая девушка Джесси приезжает в большой город Лос-Анджелес, чтобы устроиться в модельное агентство. Она говорит ассистенту, что ее родители погибли, однако стоит обратить внимание, что при оформлении документов директору агентства она этого не говорит и, более того, подделывает подписи родителей. Неизвестно, что на самом деле произошло с семьей Джесси, но вероятно, что ничего страшного, просто девушка сбежала от родителей. Девушка очень застенчива и не может сначала понять, почему окружающие испытывают такой восторг при ее виде, однако на первом модном показе она принимает свою красоту. Это становится ее достоянием.

Если раньше ее внешностью хвалили и восхищались ей самой только единичные персонажи, то на показе она увидела восторг целой толпы. Сразу после показа мы видим сцену, где Джесси целует свое собственное отражение, это переломный момент в жизни девушки — она понимает, что красива. Если до этого момента невинность девушки преподносилась как что-то милое, она и сама не осознавала того факта, что так прекрасна, то после показа она стала осознавать свои сильные стороны.

Восхищение со стороны разных персонажей часто перерастает в желание обладать девушкой физически, однако режиссер не случайно в течение фильма несколько раз отмечает, что Джесси невинна. После принятия своей необыкновенной внешности как настоящего дара, девушка не хочет идти на сексуальные контакты не потому что рано, или ей страшно, а потому, что не считает никого достойным ее.

Стоит вспомнить несколько сцен из кинокартины. Например, ту в которой владелица модельного агентства с восхищением смотрит на девушку и заявляет, что она прекрасна. Этими словами она будто дает добро, выстилает путь Джесси к вершинам, о которых многим другим девушкам не стоит и мечтать. Затем вспомним сцену фотосессии девушки со знаменитым фотографом в мире, он на столько симпатизирует юной модели, что во время работы с ней, во время съемок не желает ни с кем делить ее, даже гримершу Руби он просит удалиться из студии. Джек остается наедине с моделью, чтобы в интимной обстановке полностью осознать и ощутить на себе необыкновенную красоту, почти нереальную.

И наконец, разговор Джесси, Руби и двух подруг Руби — Джиджи и Сары.

Две девушки уже давно в модельном бизнесе, но тех высот, которых уже достигла главная героиня они не увидели, и вряд ли у них будет возможность повторить ее путь. Их возмущение и удивление вполне понятны, но в ответ на эти слова Руби лишь отвечает, что в девушке есть «что-то особенное». Вероятно, именно это «что-то особенное» выделяет Джесси, это не просто талант или красивая внешность, это то, чему невозможно научиться и даже осознать нельзя. Это просто есть в ней, а другие люди тянутся именно за этим. Все эти сцены, произошедшие еще до осознания девушкой себя, показывают героиню глазами других людей. Ведь в конце концов, фильм не о внешности актрисы, которую режиссер выбрал на главную роль. Безусловно, Эль Фаниннг очень красивая девушку, что уже не раз было отмечено, однако есть те, кто не считает ее эталоном красоты. Фильм о понятии красоты в целом. Все эти герои раскрывают прекрасное, убеждают зрителя в настоящей необыкновенности Джесси.

На показе девушка сначала видит синие треугольники из неоновых полос вокруг, постепенно она позволяет им заполнить свой разум, это напоминает погружение в воду, которую как раз и символизирует цветовое оформление момента, а выплывает уже в окружении красных треугольник. Так она переплывает эту реку и становится другим человеком. Отвечая на вопрос, о чем фильм «Неоновый демон» стоит упомянуть сцену, которая следует как раз за модным показом, где Джесси с молодым человеком оказываются в кафе и слышат разговор о красоте.

Дизайнер модной одежды, человек видевший много красивых людей в своей жизни, с безупречным вкусом, благодаря чему он и стал знаменит, считает, что именно внешняя красота важна, она куда важнее, чем внешний мир. Этот тот самый вечный вопрос, о котором уже многое время рассуждает человечество — ответа на этот вопрос в своем фильме создатель не дает, предлагая осмыслить зрителя самого. Однако, есть вероятность, что прийти к ответу смотрящий сможет осознав смысл концовки фильма.

Смысл концовки фильма Неоновый демон

Поговорим о том, как картина закончилась. Сара, Руби и Джиджи убивают прекрасную Джесси и съедают ее. Зачем? Вероятно, не только для того, чтобы уничтожить следы преступления, они хотят поместить в себя это «что-то особенное» в прямом смысле слова. Вот только Руби умирает на следующий день, выпустив все особенное в виде непонятной лужицы, а Джиджи начинает тошнить прямо на кастинге, и она пытается изъять из живота содержимое.

Только Сара оказалась готовой на принятие этого ингредиента. Она приобретает новое свечение, ее сразу замечают на кастинге, хотя раньше не обращали никакого внимания, эта девушка совершает необходимую жертву и становится носителей «чего-то особенного». В этом и смысл концовки фильма — для того, чтобы выделиться из толпы и добиться успеха в жизни, необходимо быть готовым принести себя в жертву и пойти абсолютно на все.

Вот и весь смысл фильма «Неоновый демон» — это философская картина о любви, а вернее, о ее значении для людей в современно мире. Не получается, что произошла подмена понятий, и теперь только красота правит миром?

Рецензия на “Неоновый демон” Рёфна

Фильм «Неоновый демон» датского режиссера Николаса Виндинга Рёфна называют первым хоррором о красоте. Он бесконечно мрачен и бесконечно эстетичен. Красивые застывшие кадры в стилистике нео-нуара словно взяты с обложек глянца. Это Лос-Анжелес – столица моды и азартных игр, гремучая смесь, от которой вскипает мозг и ломается характер. Очень скоро мы понимаем, что под панцирем из брендовой одежды, косметики и новинок пластической хирургии кипят все те же страсти. Эти страсти, эта боль по наслаждению, даруемому восхищенным взглядом другого. На обратном полюсе – смерть и небытие. Что лучше – быть призраком, невидимкой, или стать сексом или едой? Героиня актрисы Эль Фаннинг пытается пройти по кромке и не разбиться.

«Гламур – это красота, застывшая в высшей точке своей безжизненности», – как-то заметил философ Александр Секацкий. Возможно потому, что очарование гламура находится в полной зависимости от взгляда объектива и телекамеры, которые действуют как формалин. Под блеском софитов меркнут полутона, остаётся только правильная, выверенная, политкорректная красота, вечная, как само искусство, но, в отличие от искусства, совершенно нежизнеспособная вне рамок сооруженной для нее сцены. Это вечность мотылька, летящего к огню. Еще одна вспышка, и его самого не стало.

Нетронутая детская и вместе с тем демоническая красота главной героини в исполнении актрисы Эль Фаниннг резко контрастирует с этим миром латекса и ботокса. Мать называла ее «опасной» – красота Джесси буквально сводит людей с ума. «Кто ты, еда или секс?» – такой вопрос обращен к ней новой подругой в первые дни ее пребывания в Лос-Анжелесе, куда сирота из Джорджии приехала сразу после школы в надежде стать супермоделью.

Рёфн, который сам писал сценарий, видимо хорошо осведомлен о чеховском «правиле ружья» – в его фильме нет ничего случайного, от первого кадра до последнего, и его интересно разбирать как головоломку. Это укладывается в логику паранойи, которой страдает главная героиня: все связано со всем и ведет к неизбежной развилке – еда или секс? С детства окруженный актрисами и моделями, Рефн, по его признанию, хотел снять фильм о красоте и о том, что красота и попытки угнаться за ее стандартами, навязанными обществом потребления, делают с людьми. Однако у него получилось нечто большее – он снял гениальный фильм о скопическом влечении, влечении взгляда, которое в мире фэшн-индустрии является определяющей страстью, толкающей людей на страшные поступки.

Итак, разберем эту головоломку шаг за шагом.

Бриллиант в море стекла

О детстве Джесси мы знаем немногое. Ей 16 лет, она приехала из штата Джорджия. Из-за несовершеннолетия ей приходится лгать и говорить всем, что ей 19 (ведь 18 – слишком подозрительно).

Своему новому другу, начинающему фотографу Дину, который помогает ей сделать ее первое портфолио, она рассказывает, как в детстве любила вылезать на крышу. Луна казалась ей большим глазом, под взглядом которого она часами мечтала о том, кем станет, когда вырастет. «Я ведь ничего не умею, никаких особых талантов. Но я симпатичная. И я подумала, почему бы не стать моделью», – рассказывает она о выборе профессии.

Красота – единственное ее достояние, за это ее ценят, за это берут на работу в престижное модельное агентство; уже спустя неделю своего пребывания в Лос-Анджелесе она оказывается на подиуме. «Джесси – алмаз в море стекла. Истинная красота – это самая большая ценность. Без красоты она ничто», – говорит о ней модельер Роберт. Те странные знаки, которые проплывают у нее перед глазами во время ее выступления на подиуме – треугольник со вписанными в него треугольниками и ромб – тоже об этом. Ромб – это она, бриллиант (в английском языке бриллиант и ромб – diamond). Само название фильма, демон также содержит отсылку к слову даймонд.

Треугольник со вписанными в него четырьмя треугольниками – это, с одной стороны, море стекла. Но центральный треугольник, в который помещает себя героиня, образует ромб со всеми соседними треугольниками. Так, Джесси превращается в бриллиант под взглядом Другого, обращенным на нее в обожании и зависти. Режиссер очень изящно подчеркнул этот момент кадром, где Джесси стоит в треугольном просвете входа на подиум в своем шикарном платье из черных кружев, в котором она завершает показ, и этот треугольник отражается в глянцевой поверхности пола. В этот момент она галлюцинирует, видя свои собственные враждебные отражения. Их взгляд одновременно придает ей ценность, достраивая ее до совершенного бриллианта, но он же таит в себе угрозу. Эти двойники мечтают занять ее место, стать ею.

Злобные двойники – три подруги Джесси

Визажист Руби, девушка с лесбийскими наклонностями – первая, с кем знакомится Джесси в Лос-Анджелесе. Как и все вокруг, она немедленно замечает, что в Джесси что-то есть («В ней что-то есть. В ней есть что-то», – фраза Роберта). Она приглашает девушку на вечеринку, где знакомит с моделями Джиджи и Сарой. Именно Руби принадлежит монолог о цветах губной помады, которую называют в честь секса или еды, после чего она обращается к Джесси с вопросом: «Как бы ты назвала свой цвет? Ты еда или секс?» «Она десерт», – подхватывает эту игру Джиджи.

Джиджи – преуспевающая модель. Она выступает на подиумах, ее постоянно снимает лучший фотограф Лос-Анджелеса. Однако ее «срок годности», по выражению Сары, подходит к концу. «Ты – кислое молоко, она – свежее мясо», – говорит Сара о Джесси. Джиджи считает, что красота – это то, что можно создать искусственно, и весьма в этом преуспела. «Мой доктор называет меня «бионическая женщина». Знаешь, что я сделала? Я думала, с грудью поменьше, чтобы я выглядела как вешалка, у меня будет больше работы. Но доктор Эндрю нашел, что у меня много других проблем. Так что мне поправили челюсть, немного подняли брови, сделали нос, щеки, липосакцию, а еще прижали уши, чтобы носить хвост. Никому не нравится своя внешность», – заключает Джиджи. На что Джесси возражает, что ей ее внешность нравится.

Сара – модель, которую никто не замечает. На пробах комиссия смотрит словно сквозь нее, чего нельзя сказать о Джесси. Стоит ей появится в зале, как скучающий Роберт буквально роняет вещи из рук. После очередного провала разъяренная Сара разбивает зеркало в туалете и рвет на части свои фотографии. В суровом мире фэшн-индустрии она такое же «кислое молоко». Попытки Джесси утешить ее ни к чему не приводят. «Люди тебя видят, замечают, а я – призрак. Каково это, ты входишь в комнату где вокруг зима, а ты словно солнце?», – спрашивает ее Сара. Отпрянувшая в ужасе Джесси режет руку об осколки стекла.  Вид ее крови пробуждает у Сары желание припасть к ране губами и начать пить ее кровь, словно этот магический жест поможет ей приобщиться к миру цвета и солнца, который воплощает собой Джесси. В этот момент она действительно кажется бесцветной и невидимой, в то время как у Джесси на щеках играет румянец и блестят глаза.

Пума в номере

Обычного невротичного субъекта отличает тот факт, что он когда-то утратил объект. Из всемогущего ребенка, которому принадлежит целый мир он в какой-то момент превращается в человека с нехваткой. То, что Фрейд назвал кастрацией. Ребенок осознает, что у него чего-то нет, и узнает он об этом благодаря матери, которая не может находиться все время рядом с ним. Она отлучается, и эти ее уходы и приходы указывают ребенку на то, что у нее есть какое-то другое желание, кроме как быть все время рядом с ним. Т.е. ребенок не может полностью ее удовлетворить, у него чего-то нет, и мать ищет это «что-то», чего ей не хватает, за пределами детской комнаты. Она идет к отцу, на работу, на учебу, на курсы визажиста, оставляя ребенка наедине с этой странной загадкой желания матери.

Открывая, что мать желает что-то помимо него, ребенок расстается с иллюзией всемогущества. Одновременно с этим из него выпадает «объект» – то, что Лакан назвал объект а. Это объект нехватки, объект – причина желания. То, чего лишается ребенок, он отныне ищет в Другом, в своем партнере, в своей окружении, работе. Сама утрата объекта – это то, благодаря чему мы вообще можем желать, ведь совершенному существу нечего желать, у него все есть.

В отличие от невротика, психотик – это субъект, который по какой-то причине не прошел через Эдипов комплекс, кастрация его не коснулась. Следовательно, объект остался с ним, он его не утратил. Однако этот факт вносит в его жизнь несколько неприятных следствий, которые мы можем наблюдать на примере героини фильма «Неоновый демон» Джесси.

Джесси знает, что она красива. Совершенная красота – это ее объект а. Если невротик постоянно сомневается в своей внешности, как это делает Джиджи, то Джесси нет. Она уверена, как в своей красоте, так и в том, что Другому что-то от нее нужно – ее объект, которым он хочет насладиться – сексуально или орально.

Атмосферу нарастающей тревоги, в которую погружен параноик, хорошо иллюстрирует момент с появлением пумы в номере. Хищный зверь оказывается в комнате Джесси, которую она снимает в мотеле на отшибе Лос-Анджелеса, сразу после прогулки с Дином. На прощанье парень пытается поцеловать девушку, однако Джесси уклоняется. Этот намек на существование сексуальных отношений, в котором сразу всплывает основная дилемма психотичного субъекта – чего хочет от нее Другой: убить или трахнуть? кто она, секс или еда? – немедленно вызывает прорыв Реального в жизнь девушки. Животное словно материализовалось в ее комнате, ведь нам показали, что дверь Джесси была закрыта. Реальное в лакановской топологии – это то, что нельзя схватить образом (с помощью воображения) или словом (с помощью символического). Другими словами, это тот остаток, который не поддается никакому означиванию. Черный хаос, сближение с которым всегда вызывает непереносимую тревогу.

В историю с необъяснимым появлением животного в номере, конечно же, не верит менеджер отеля, которого играет Киану Ривз. Он требует от девушки денег за нанесенный ущерб (пума порвала постельное белье и поломала мебель). Этот агрессивный выпад делает героя Киану Ривз преследующим большим Другим, который угрожает психотику. Отныне Джесси всячески избегает менеджера, прокрадывается в номер у него за спиной, и не открывает шторы на окнах, чтобы он не знал, вернулась она или нет.

«Я не хочу быть ими. Они хотят быть мной»

По сути, единственным человеком в фильме, который не относился к Джесси исключительно как к симпатичной оболочке, как к прекрасному объекту, был ее приятель Дин. Но по иронии судьбы, именно с ним она решительно порывает после его неосторожной фразы в баре, где она вместе с Робертом и другими моделями отмечала свой премьерный показ.

Дин спорит в Робертом, и пытается настаивать на том, что красота – это не главное. «Да, знаю, ты сейчас скажешь, что внутренний мир тоже имеет значение», – презрительно бросает Роберт. Дин соглашается, для него Джесси интересна не только своей внешностью, но и другими качествами. Но как раз этого Джесси не может ему простить. Для нее самой ее ценность заключается во внешности, и как только Дин признает, что это ничего не стоит, она сразу же теряет к нему интерес.

– Я хочу уйти, – произносит парень после надменной реплики Роберта.

– Ну так иди, – отвечает она.

– Ты этого хочешь? Быть как они? – недоумевает он.

– Я не хочу быть ими. Они хотят быть мной, – отвечает девушка.

Эта сцена – поворотный момент в фильме. Отвергая единственного друга, который относился к ней как к субъекту, как к человеку, у которого могут быть свои желания и мечты, а не как к объекту, пусть даже прекрасному, Джесси устремляется в пропасть, где лишь одна развилка – секс или еда. Происходит окончательное развязывание ее мегаломанического бреда: она – сверхценный объект, который все хотят.

Когда она возвращается в номер, она первым делом выбрасывает цветы, подаренные Дином, после чего, охваченная каким-то томлением, пришедшим вместе с осознанием своей сверхценности, ложится на кровать. Нам показывают, как по телу девушки прокатываются волны наслаждения, она потягивается, тянет ноги в туфлях с высоким каблуком, любовно разглядывает себя. Это явно сексуальная сцена. Но секс для 16-летней девственницы Джесси – слишком тревожная тема. В дверь внезапно начинает что-то ломиться. Очевидно, что это галлюцинация. Джесси закрывает дверь на цепочку, после чего в изнеможении засыпает. Но кошмар продолжается. Ей снится, как в ее комнату проникает менеджер отеля, и засовывает ей в рот нож. Еще одна сексуальная сцена. «Глубже! Глубже!», – настаивает он, засовывая нож в горло почти по рукоятку. От ужаса она просыпается, обнаружив, что заснула прямо на полу.

В это время в дверь снова кто-то начинает ломиться, однако Джесси уже закрылась на цепочку. Тогда преследователь отправляется в соседний номер, где, как мы знаем по рассказу менеджера отеля, поселилась 12-летняя «Лолита», сбежавшая от родителей. Парализованная ужасом, Джесси слушает, как девушку за стеной избивают и насилуют. Было ли это на самом деле, или эта сцена – лишь еще одна галлюцинация, мы так и не узнаем. Однако происшедшее послужило поводом для Джесси, чтобы обратиться за помощью к своей новой подруге Руби.

Девушка с золотым макияжем

Золотой макияж на лице Джесси – эта тема красной нитью проходит через весь фильм. Первые кадры – прекрасная Джесси со стразами на лице и порезанным горлом в луже собственной крови в дорогом отеле. Пока это только артхаусная фотосессия, с которой ей помогает Дин, но намек прозрачен. Точно такие же вспышки камер обычно бывают на месте преступления, оцепленном полицией.

Золотой макияж наносит на лицо Джесси Руби, когда готовит ее к фотосессии с местной знаменитостью, фотографом Джеком, которого играет Дэсмонд Харрингтон. Сам Джек – очень любопытный типаж в этом фильме. Короткостриженный, скуластый, с пронзительным впивающимся взглядом, словно этот человек подчинил всю жизнь одному скопическому влечению. Ни отношения, ни секс, ни деньги этого социопата не интересуют. Важно только одно, как выглядят модели в кадре. Если модель перестала его удовлетворять, он моментально объявляет ей, что она уволена.

Внимательно посмотрев на Джесси, он объявляет, что на сегодня съемки окончены и выпроваживает остальную съемочную группу за дверь, после чего просит девушку раздеться. Пока Джесси дрожащими руками снимает платье, абсолютно не представляя, что собирается сделать с ней этот человек-взгляд, он возвращается с ведром золотой краски. Его задача как фотографа – подчеркнуть объект, который он сумел разглядеть в модели, и он покрывает красивую кожу Джесси золотом. Сияющий демон, золотой телец для заклания – такой он ее увидел.

Джесси отказывается быть сексом

Спасаясь от опасного менеджера мотеля, Джесси приехала на загородную виллу к Руби. Джесси благодарит Руби за доброту, что та воспринимает буквально как приглашение к сексу. Она набрасывается на девушку, но та отвергает ее притязания, и защищаясь сбрасывает подругу с кровати. Руби чувствует себя отвергнутой. Она рисует помадой на зеркале мертвое лицо с крестами вместо глаз – зловещий намек, и отправляется на работу. Подрабатывает востребованный визажист в морге, гримируя трупы для похорон. Там она направляет свое неудовлетворенное влечение на труп девушки, чем-то похожей на Джесси.

Оставшись одна на вилле Джесси исследует здание и находит чучело леопарда. Как и ворвавшаяся в номер пума – это намек на наличие сексуальной угрозы. Там же девушка находит приготовленное для нее платье, и наносит на лицо золотой макияж. Она отказалась быть сексом, однако осознает, что Другой рано или поздно насладится ею. Устав от бесконечной тревоги, Джесси идет на встречу своей судьбе, прихорашивая себя словно натюрморт. Вернувшаяся с работы Руби застает ее стоящей на мостике на краю глубокого пустого бассейна. Явно суицидальное поведение. Девушка завороженно смотрит вниз, произнося свой знаменитый монолог о том, что мать называла ее «опасная девочка». «Она права. Я знаю, как выгляжу. И что в этом плохого? Многие убить готовы за такую внешность. Они себя режут, делают инъекции, голодают, мучаются, молятся, надеясь стать моей второсортной копией».

Однако Руби пришла не одна. Она привела с собой Сару и Джиджи. Вышедшие в тираж модели, те самые второсортные копии, искалечившие свои тела многочисленными пластическими операциями, девушки страстно мечтают обладать тем, что есть у Джесси – ее объектом. Они преследуют свою жертву до края бассейна, после чего Руби толкает ее вниз. Джесси вновь лежит в луже крови, как в начале фильма, только на этот раз все по-настоящему. Убив девушку, они вымазываются ее кровью, пожирают ее плоть, пытаясь таким способом присвоить себе этот самый сверхценный объект, которым обладала Джесси, сделать его частью себя. Однако не всем это удается.

Заключительная фотосессия у Джека

На следующий день после кровавой оргии Сара и Джиджи отправляются на фотосессию к Джеку. Джек снимает Джиджи, а Сара едет за компанию с подругой. Обе находятся в состоянии эйфории. Джек недоволен второй моделью, и приглашает Сару заменить ее. Она больше не призрак, опытный взгляд Джека уловил отблеск объекта в Саре, вероломно похищенного ею у Джесси. Мечта обеих подруг сбылась, из выходящих в тираж моделей они вновь стали востребованы. Затянутые в тугие корсеты, на высоких каблуках, они стоят под палящим светом софитов и калифорнийского солнца на краю бассейна.

Однако вид бассейна пробуждает у Джиджи другие воспоминания, ее начинает мутить. После недовольного окрика Джека: «Не пялься в бассейн, смотри в камеру», – она убегает в ванную комнату. Там на полу девушка отчаянно пытается вызвать рвоту. Зашедшая к ней Сара видит, как ее рвет сгустком крови, в котором можно рассмотреть глазное яблоко. В слезах Джиджи произносит: «Я не могу вытащить ее из меня», – после чего закалывает себя ножницами. Сара спокойно наблюдает эту сцену, после чего берет глазное яблоко, кладет его в рот, и возвращается к Джеку.

Сверхценный объект и объект-отброс

Последние кадры указывают на то, что в фильме два психотических субъекта – это Джесси и Сара. Объект а, который не утратил психотик – не всегда что-то ценное. Это может быть буквально плохой объект, объект-отброс, с которым идентифицируется психотик. Если для Джесси отношения с другими людьми являются фрустрирующими потому, что они хотят завладеть ее объектом, желают насладиться ею, держат ее постоянно в напряжении, то для Сары – этот другой ее отрицает, не замечает. Она для него призрак.

Отличительной особенностью психотика является его отношение с речью. Для психотика нет измерения метафоры, для него слова – это вещи. Поэтому Сара верит, что правильный объект Джесси можно усвоить буквально путем поедания. В свою очередь Джиджи, для которой вид бассейна стал той самой метафорой, указывающей на преступление, которое она совершила, восприняла наличие объекта внутри себя как нечто инородное, от чего необходимо избавиться. Объект притягивает невротика, но близость его всегда вызывает тревогу. В свою очередь воссоединение с объектом на уровне реального тела является чем-то совершенно непереносимым. После неудачных попыток вызвать рвоту, Джиджи убивает себя.  Нанесенная ею самой себе рана восстанавливает ее в статусе субъекта нехватки, пусть и посмертно.

Поведение Руби здесь стоит особняком. Она отличается от своих подруг-моделей тем, что имеет социально-востребованную профессию (визажист), а не просто демонстрирует свое тело (как это описала Джесси: «Я ничего не умею делать, зато я симпатичная»). Вкупе с лесбийскими наклонностями, а также тягой к некрофилии, можно предположить, что она является первертом. Хотя информации о ней в фильме явно недостаточно, чтобы делать окончательные выводы.

*  *  *

«Мы смотрим в глаза, а видим взгляд», – сказал кто-то из классиков. И конечно же, «история глаза», которую снял Виндинг Рёфн, это в первую очередь «история взгляда». Глаз – это орган, говорит Лакан, в то время как взгляд имеет отношение к объекту а. То, что любящий способен узреть в любимом, существует лишь в его взгляде, «красота в глазах смотрящего». И Джесси нужны другие люди, чтобы под их взглядом достроить себя со совершенного бриллианта. И даже когда других людей рядом нет, ей нужен «глаз луны», чтобы мечтать. Разница между нею и Сократом, который в диалоге «Пир» возражает своему собеседнику, утверждающему, что внутри него скрыто сокровище (агальма), в том, что Сократ прекрасно знает, что он пуст, в то время как Джесси верит, что ценность, сообщаемая ей взглядом другого, принадлежит ей самой. Именно поэтому Сократ может вступать в любовные отношения, тогда как Джесси – лишь бесконечно метаться между двумя одинаково мучительными крайностями – кто она для другого: еда или секс.

«Неоновый демон» Николаса Виндинга Рефна — Статьи на КиноПоиске

«Неоновый демон» — новый фильм датского режиссера Николаса Виндинга Рефна, автора «Драйва» и «Только Бог простит», — показанный в этом году на Каннском кинофестивале, добрался до экранов России. Первые показы в Москве начнутся уже 25 июля.

«Неоновый демон» — новый фильм датского режиссера Николаса Виндинга Рефна, автора «Драйва» и «Только Бог простит», — показанный в этом году на Каннском кинофестивале, добрался до экранов России. Премьерой «Неонового демона» 25 июля открывается первый кинофестиваль института «Стрелка». КиноПоиск выступает официальным партнером фестиваля.

Уже пять лет прошло после скандала с Ларсом фон Триером, когда Канны назвали его персоной нон грата за фразу «я — нацист», и теперь фестиваль нашел себе нового enfant terrible, что примечательно, тоже из Дании. Николас Виндинг Рефн теперь именует себя инициалами (в титрах слова «Неоновый демон» сопровождают буквы НВР), а в его новой картине есть некрофилия, каннибализм, лесбийские отношения и закадровая расчлененка. Если и это вас не поразило, то добавьте сюда оральный секс с ножом.

Но прежде всего это фильм о том, как тяжело быть женщиной в современном мире. Как ни странно, взяв в качестве фона индустрию моды, куда рвется главная героиня, Рефну удалось показать ее изнанку, не прибегая к сатире. Режиссер предпочел хоррор — и не ошибся: быть женщиной иногда просто ужасно.

Где-то в Пасадене в дешевом мотеле живет белокурая и большеглазая Джесси (Эль Фаннинг), мечтающая стать супермоделью. Она позирует для фотографа Дина (Карл Глусман), с которым познакомилась онлайн. В Лос-Анджелесе у Джесси нет знакомых: она приехала покорять город из провинции, сразу после окончания школы. Гример Руби (Джена Мэлоун) обращает внимание на симпатичную инженю, и приглашает ее на вечеринку. Там Джесси знакомится с двумя супермоделями — шедевром пластической хирургии Джиджи (Белла Хиткот) и грустной Сарой (Эбби Ли). Вскоре Джесси очень быстро взлетит на самый верх модельного бизнеса, но вот сможет ли она там остаться, это большой вопрос.

Рефн постепенно проводит свою героиню через все круги ада — здесь и дешевый мотель, и его агрессивный менеджер (эпизодическая, но отличная роль Киану Ривза), и глава модельного агентства (Кристина Хендрикс, советующая девушке говорить, что ей всегда 19, потому что 16 это слишком мало), пробы (где оказывается, что Сара невидима, а Джесси идеальна), первый показ, первое опьянение славой — но так ли уж героиня Фаннинг мила и проста, как кажется на первый взгляд? И кто такая Руби? Что может быть, если впасть в немилость у моделей-подруг? И да, в этом фильме очень много ярких цветов, электронной музыки, зашкаливающей красоты и крови. Без крови не обойдется.

Николас Виндинг Рефн признается, что много лет хотел снять кино о красоте, поскольку всю жизнь окружен ею. Режиссер намекает на свою супругу и двух дочерей, а также на множество актрис и моделей, с которыми он работал. Одна из дочерей Рефна — подросток, и режиссер открыл для себя индустрию красоты с другой стороны. Одно дело снимать рекламу для Gucci и совсем другое — видеть, как твоя дочь пытается угнаться за стандартами красоты, навязанными обществом.

«Цена красоты никогда не упадет, — считает Рефн. — Мы развиваемся, живем дольше, но наша одержимость красотой не проходит, а лишь становится все более экстремальной. И одержимость эта может привести к совершенно необычной форме безумия». Эти свои слова режиссер иллюстрирует историей Нарцисса, героя греческого мифа. Ослепленный своей красотой, он утонул в ее отражении.

«Я дислексик, и поэтому изображения очень большая и важная часть моего мира. Кроме того, я очень поздно выучил английский язык. Мы жили в Нью-Йорке, так что изображения и звуки странного языка были частью моего обучения многие годы. Если говорить о моем подходе к искусству, то скажу так: я смотрю на пустую стену и думаю, что бы я хотел сегодня на ней увидеть. Так я и снимаю кино. Иногда такой подход фрустрирует зрителей, да не только их и меня тоже».

«Неоновый демон» стал олицетворением давней мечты Рефна побыть в образе 16-летней девушки. «Я обожал женские вещи, любил кукол, когда рос. Но сейчас нужно было найти идеальную девушку, и мне повезло, когда Эль Фаннинг решила зайти поприветствовать меня в новом доме в Лос-Анджелесе. Я посмотрел на нее и подумал: „Господи, да это же я!“ И предложил снять фильм».

Николас Виндинг Рефн и Эль Фаннинг на съемках

Эль Фаннинг считает, что «Неоновый демон» в названии — Лос-Анджелес. «Этот город такой запоминающийся, такой увлекательный! Он засасывает тебя, но потом пережевывает и выплевывает». Как и старшая сестра Дакота, Эль Фаннинг снимается в кино с раннего возраста — с двух лет. В картину Рефна актриса привнесла в роль многое от себя. «Ну, например, я из Джорджии, и мы решили, что Джесси тоже будет оттуда. Помню, когда впервые приехала в Лос-Анджелес, у меня было столько впечатлений! Как и у Джесси».

Для подготовки к роли Рефн попросил Фаннинг посмотреть несколько фильмов ужасов и уже ставшие культовой классикой «Долина кукол» и «Изнанка долины кукол». «В Эль Фаннинг соединяются величайшие звезды немого кино прошлого и самые отвязные актрисы современности. У нее есть потрясающая способность к трансформации. И камера любит ее».

Музыка всегда играет очень важную роль в фильмах Николаса Виндинга Рефна. Для озвучания «Неонового демона» режиссер снова обратился к Клиффу Мартинесу, с которым работал над «Драйвом» и «Только Бог простит». Бывший ударник Red Hot Chili Peppers, Мартинес на сей раз вдохновлялся музыкой Джорджо Мородера и написал композиции с упругим битом, которые хорошо бы вписались в эпоху пост-диско, переходящую к панк-року.

Рефн не только дислексик, но еще и дальтоник, поэтому ему приходится во многом полагаться на монтажера Мэттью Ньюмана, который знает, чего хочет режиссер, и может объяснить какие-то вещи для тех, кто занимается пост-продакшном. «Только он знает, как выглядит фильм в моей голове!»

Можно ли сказать, что мир моды более жесток, чем мир кино? «Вот уж я не эксперт, — улыбается режиссер. — Не мне критиковать этот мир. Вообще любое окружение, в котором принято критиковать внешность — ужасно само по себе. В то же время это очень привлекательные сферы деятельности».

Ларс фон Триер, долгое время игравший роль главного возмутителя спокойствия кинематографа, никуда не делся, но Рефн довольно агрессивно наступает ему на пятки — если не фильмами, то высказываниями. «Последний ра

кислотная сказка Николаса Рефна о вреде нарциссизма — Российская газета

Если бы всех фотомоделей отправляли на лето в специальные пионерлагеря, и они бы там у костра пугали друг друга страшилками, то одна из таких страшилок называлась бы “Неоновый демон”.

Начиналась бы она примерно так: “Жила-была одна девочка. Поехала она однажды за тридевять земель в Лос-Анджелес, чтобы моделью стать. Когда она только приехала, то была наивной, невинной и пугливой, но скоро поняла, что все остальные модели ей завидуют”. А заканчивалась бы как-то так: “…и тогда девушка подняла с пола окровавленный глаз и положила себе в рот”.

Что мы вообще знаем о представительницах этого длинноногого волоокого племени? Их показывают в самых скучных заведениях общепита по Fashion TV, они выходят замуж за футболистов и других миллионеров, шастают туда-сюда в причудливых нарядах и иногда даже снимаются в кино – как правило, в качестве декоративной мебели. Им самим посвящают фильмы того реже. Первым делом вспоминается “Джиа” (в основном, по двум конкретным причинам, от которых Анджелина Джоли потом избавилась), следом – еще пара байопиков. Сатирические “Высокая мода” Олтмена и “Образцовый самец”. В общем, так или иначе, все, что производилось на заданную тему, рассматривало мир моделей с пристрастной точки зрения.

Николаса Виндинга Рефна же этот мир интересует исключительно как материал для собственных экзерсисов, а не как, например, объект исследования. Исследовать там, честно говоря, нечего: это аквариум с не особо умными, зато красивыми рыбками, готовыми сожрать друг друга, как только закончится кормежка. Вернее, как только одна из рыбок окажется чуть удачливее остальных и станет отбирать корм у других.

Простую историю Рефн облекает в фантастически красивую, выполненную в болезненно-холодных тонах и сопровождаемую столь же холодным синтезаторным саундтреком. И начиняет огромным количеством символов: тут и там мерцают кислотными цветами видоизмененные валькнуты (триединство – повсюду), зашкаливает число планов, снятых через зеркала (реальность – ирреальна), а развязка намекает на “уроборосскую” сущность этого всего (точнее будет сказать – “ёрмунгандскую”). На закуску – всеразличные сексуальные девиации и Киану Ривз, которого нечасто можно увидеть в роли отрицательного персонажа.

Если вам кто-то скажет, что “Неоновый демон” – это такой “Шоугелз”, только без эротики, не верьте. И на уловки тех, кто говорит, что это хоррор, тоже не ведитесь. Ни то, ни другое, ни, пожалуй, третье – причем под третьим можно подразумевать что угодно. “Неоновый демон” – это короткая жуткая сказка, растянутая на два часа с помощью вводящих в транс аудиовизуальных эффектов, о том, что если уж уродился ты чем-то – хоть бы и всем – лучше других, разумнее об этом помалкивать.

4.0

Рецензия на фильм «Неоновый демон»

Начинающая модель Джесси (Эль Фаннинг) сразу после переезда в Лос-Анджелес обращает на себя внимание крупного агентства и известных фотографов и дизайнеров. Все они восхищаются ее свежей, не испорченной пластическими операциями красотой, и Джесси вскоре начинает отбирать работу у более опытных моделей – таких как Джиджи (Белла Хиткот) и Сара (Эбби Ли).

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Сюжет картины вдохновлен историей печально известной венгерской графини Елизаветы Батори, которая, как считается, замучила и убила сотни молодых девушек

Что такое фотография? В сущности, это убийство, только без кровопускания. Вы берете что-то живое, дышащее, меняющееся и превращаете его в безжизненную пленку из химикалий или в виртуальную горстку пикселей. Конечно, фотография может казаться отражением и даже выражением жизни. Но это такая же иллюзия, как румяна, которые наносит на щеки покойника косметолог похоронного агентства.

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Композитор Клифф Мартинес получил приз на Каннском фестивале за саундтрек «Неонового демона»

Если подобные провокационные размышления вас не раздражают, а завораживают, то вам может понравиться новая картина датского постановщика Николаса Виндинг-Рефна. В прошлом Виндинг-Рефн был известен как создатель сугубо мужского кино вроде исторической эпопеи «Валгалла: Сага о викинге», криминального байопика «Бронсон» и неонуарного триллера «Драйв». Но режиссер, который с такой готовностью переключается между жанрами, рано или поздно должен был снять женский фильм. Хотя, при всей его гламурности, «Неоновый демон» куда ближе к хоррорам о красотках и психопатах, чем к «Сексу в большом городе» или «Свадьбе лучшего друга».

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Пугающий тон «Демона» задается в первых же кадрах, изображающих Джесси мертвой и залитой кровью. Правда, на экране не труп героини, а арт-фотосессия, но намек режиссера прозрачен. Чтобы преуспеть в Лос-Анджелесе, Джесси должна умирать снова и снова, терять на каждой сессии и на каждом показе частичку себя, пока ее душу не обглодают до костей. А там настанет и черед тела… Да-да, «Демон» заходит куда дальше, чем обычно заходят критические ленты о мире моды, и кровь в картине льется не только из тел, но и в разинутые пасти. Финальные сцены картины могут состязаться в сюрной жестокости с хоррорами жанра «пыточная порнография».

Кадр из фильма “Неоновый демон”

«Неонового демона» легко воспринять как «наезд» на фэшн-индустрию, но Виндинг-Рефн настаивает, что это неверная интерпретация. Гламурный мир – слишком легкая и очевидная мишень. «Неоновый демон» амбициознее. Он целится в весь современный культ красоты, который воспитывает чувство неполноценности у тех, кто не дотягивается до модного стандарта, и чувство превосходства у тех, кто этот стандарт задает. Фактически красота стала религией, а ее носители – жрецами и сакральными жертвами.

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Окончательное вовлечение Джесси в эту секту происходит в тот момент, когда она осознает свое значение («Я не хочу быть как они. Они хотят быть как я!») и раздувается от гордыни. Подобно мифическому Нарциссу, Джесси не может не упиваться своей красотой, и живой человек превращается в манекен из плоти и крови. Причем это не просто «вешалка», а еще и объект жгучей зависти для тех, на кого платья больше не вешают, и для тех, кто хотел бы привлекать такое внимание, какое привлекает Джесси. И никакой защиты от таких чувств у персонажей нет, потому что о морали и нравственности никто даже не вспоминает, а разговоры о ценности «внутреннего содержания» воспринимаются как пустая болтовня неудачников, чьи фото не печатают на обложках.

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Как и можно было ожидать от хоррора о красоте, «Неоновый демон» бесконечно мрачен и бесконечно эстетичен. Слово «красив» тут не очень подходит, поскольку истинная красота притягательна. Виндинг-Рефн же предлагает публике красоту отталкивающую – выстроенную по всем законам эстетики, но бездушную и пустую. Это красота из ночных кошмаров дизайнера. Красота, от которой хочется бежать без оглядки. Поэтому закономерно, что главную роль в фильме играет Элль Фаннинг – юная актриса, которую Фрэнсис Форд Коппола несколько лет назад выбрал на роль маленькой вампирши в экспериментальном хорроре «Между». Она, бесспорно, привлекательна, но есть в ней что-то такое инопланетное и «неправильное», что не раз вдохновляло режиссеров снимать ее в готичных ролях.

Кадр из фильма “Неоновый демон”

Бежать без оглядки хочется не только от самых красивых кадров «Неонового демона», но и от всех его персонажей. Мужчины в фильме глядят тяжелыми взглядами серийных убийц и вызывают страх и омерзение, а у женщин на выбор два сменных взгляда – снобский и завистливый. Джесси поначалу отличается от конкуренток тем, что у нее получается искренне улыбаться, но это умение она вскоре теряет. Таков современный мир – он ценит искренность, но быстро выбивает ее из людей.

Хорошее ли кино снял Виндинг-Рефн? Ответ зависит от того, чтобы вы цените в кино. Если для вас важны захватывающие истории и сложные и притягательные персонажи, то «Неоновый демон» вас разочарует. Это артхаус от слова «арт» – кино, которое нужно смотреть и слушать, а не проживать вместе с героями. Так что если вы любите эффектное и стильное изображение, бескомпромиссный радикализм, садистский юмор и атмосферу кошмара, подчеркиваемую тревожным синтезаторным саундтреком, то «Неоновый демон» вам может приглянуться. Особенно если вы, как Виндинг-Рефн, одновременно ненавидите фэшн-индустрию и не можете оторваться от ее лучших достижений.

С 28 июля в кино.

Рецензия на фильм Неоновый демон от Станислава Зельвенского

Сегодня «Неоновый демон» откроет кинофестиваль на «Стрелке», а в четверг выйдет в российский прокат. Станислав Зельвенский — о самом спорном и непристойно красивом фильме режиссера Рефна.

Джесси (Эль Фэннинг), едва ей исполнилось 16, рванула откуда-то из Джорджии в Лос-Анджелес делать модельную карьеру. Она представляется сиротой (скорее всего, врет) и снимает комнату в затрапезном мотеле у какого-то дальнего родственника Нормана Бейтса (Кеану Ривз). Ослепительная невинность, которую излучает Джесси, немедленно открывает перед ней многие двери и притягивает как паразитов, так и хищников. Вот вроде бы положительный поклонник (Карл Глусман), с которым она познакомилась в интернете. Вот стерва — агент (Кристина Хендрикс), которая первым делом учит ее убедительно накидывать себе три года. Вот звездный фотограф (Десмонд Харрингтон), плотоядно ее щелкающий. Вот болтун-дизайнер (Алессандро Нивола), сразу же отбирающий ее на показ. Вот стареющие, за двадцать, конкурентки (Белла Хиткот и Эбби Ли), которые, кажется, еще не решили, надо ее игнорировать или опасаться. И вот, наконец, Руби (Джина Мэлоун), гример на фэшн-съемках — это, как выяснится, не единственная ее работа, — которая принимает в судьбе Джесси особенно живое участие.

В немаленькой уже фильмографии Николаса Виндинга Рефна главными героями до сих пор были исключительно мужчины, пытающиеся выжить в мужском — криминальном, как правило, — мире: охранник, заключенный, драгдилер, гонщик, воин. Не очень трудно было угадать, чем станет зарабатывать на жизнь его первая героиня. Причем модельная индустрия per se, очевидно, возбуждает режиссера постольку-поскольку — ему нужен был аналог тюрьмы строгого режима, или ночного Бангкока, или страны викингов: высококонкурентная женская среда, зоопарк, где в вольерах скалятся изящные блондинки (а балетную тему в этом смысле уже закрыл Аронофски). Мужчины здесь тоже обладают властью и представляют угрозу (чего стоит одна сцена с Кеану Ривзом), но они в «Неоновом демоне» — для отвлекающего маневра, им отведены роли преимущественно пассивные, а подлинное напряжение проходит по другой оси. За это Рефну уже прилетело от феминисток, и, возможно, это не самый объемный взгляд на мир — мог ведь снять биографию женщины-ученого, — но в последовательности датчанину не откажешь.

Вообще, нормальных людей в этом фильме будет бесить, разумеется, все, начиная с парфюмерного названия. Его ледяная глянцевая красота: эксперименты со светом, цветом и пространством под пульсирующий электронный саундтрек. Его неторопливость, неповоротливость и непроницаемость, за которой куда чаще мерещится пустота, чем какие-то глубины. В одной сцене кажется, что Рефн патологически лишен чувства юмора, а в следующей — что он откровенно издевается (спойлер: да, он издевается), причем теоретически одно другому не мешает; уже на восьмой минуте упоминается помада Redrum. Если это фильм ужасов, то почему у него полуторачасовое вступление. Если это сатира, то почему Рефн не выбрал мишень еще попроще, чем фэшн-закулисье (потому что такой не существует?). По жилам «Демона» бежит кровь из всех, кажется, великих женских хорроров на свете — от «Суспирии» до «Малхолланд-драйв», от «Отвращения» до «Побудь в моей шкуре», от «Кэрри» и «Сестер» до «Необратимости», — но, конечно, ощутимо пожиже.

Все это понятно (и фильм сперва был освистан в Каннах, а потом с оглушительным треском провалился в Штатах, где его попытались выпустить в широкий прокат). И вместе с тем «Неоновый демон» — пока что самый, вероятно, занимательный киноопыт года. Да, это фильм, работающий с поверхностями, — но не диктует ли сам материал такой подход? В желании Рефна шокировать, соответствовать глубоко, в сущности, архаичному в XXI веке статусу провокатора есть что-то ребяческое, но он и вправду не безобиден. В случае Рефна, как и его знаменитого компатриота, эксплуатация — больше, чем жанровое определение, это важный инструмент его режиссерского метода. В фигуре автора (которая, оговоримся, вовсе не обязательно равна Рефну-человеку) есть какая-то подлинная, ненаигранная безнравственность, которая беспокоит, будоражит и, безусловно, притягивает.

Рефн не обличает зло подиумов, это смешно, а честно пытается разделить ответственность между наблюдателем и наблюдаемым, как завещали Хичкок с Майклом Паэуллом. В тяжелом, зачастую неподвижном взгляде камеры на фантастическую Эль Фэннинг (которой на съемках было 16 или 17, что еще явно уберегло ее от каких-то ракурсов) больше аморального, чем в собственно происходящем на экране. Что такое кино, если не попытка украсть чужую красоту, выпить чужую кровь, воспользоваться чужой невинностью. Героев и героинь оправдает финальный Гран-Гиньоль — там происходит уже такое, что все взятки гладки, — а режиссеру скрыться негде, он остается перед нами — голый, в безжалостном свете софитов, обмазанный золотой краской. «Демон» в конечном счете непристойно красивая, восхитительно дурновкусная кровавая шутка, но кажется очевидным, что его темы — в первую очередь нарциссизм и судьба красоты в самом широком смысле — волнуют Рефна всерьез, так что сказка про девочку-подростка в Лос-Анджелесе — возможно, первый по-настоящему личный фильм 45-летнего датчанина.

Как неоновый демон оправдывает ожидания публики

Сексуальный шокер Николаса Виндинга Рефна «Неоновый демон» преподносит самые неприятные сюрпризы в 2016 году ничего не подозревающей публике.

Следующая статья содержит ОСНОВНЫЕ СПОЙЛЕРЫ для The Neon Demon

Иногда лучший способ настроить зрителей на предпочтительное мышление для вашего фильма – это напомнить им о другом: Стивен Спилберг сделал встречи с инопланетянами трепетными, представив E.T. как вращение космической эры на воспоминаниях поколений о таких историях «мальчик и его собака», как Old Yeller и Lassie. Дэвид Линч Mulholland Drive играет как историю о привидениях, хотя единственное, что, кажется, “преследует” ее персонажей, – это вина. В фильме « Twister » Яна деБона его торнадо изображают неистовых чудовищ из фильма « Годзилла », что не только делает их более захватывающими, но и тонко заклинивает «торнадо = монстры» в подсознании публики настолько, чтобы они менее скептически относились к героям. По-видимому, их преследуют титулованные циклоны, как будто погода может иметь какое-то значение.

Фильмы ссылаются друг на друга примерно с тех пор, как было снято более одного фильма, но эпоха домашнего видео (и распространение телевидения до него) подтолкнула искусство присвоения жанров к пику.В то время как режиссеры выражали дань уважения как дань уважения или просто для внутренней шутки, телевидение и прокат фильмов создали у населения общие ориентиры, которые не только изменили то, как зрители говорят о развлечениях, но и дали создателям фильмов новый мощный инструмент для управления ожиданиями. : Использование тех же визуальных подсказок (ракурсы, музыкальные стили, привычные жанровые клише) как ярлык для создания у аудитории определенного настроения.

Это также любимая игрушка в подмножестве фильмов, которые, как правило, вызывают фурор в «артхаусной» цепи, где тропы прямо используются, чтобы донести мысль до цели через застенчиво умное сопоставление: «Почему да, наш фильм об организованном религия выглядит и звучит как фильм о зомби – подумайте об этом, не так ли? ” Режиссер Николас Виндинг Рефн явно является учеником такого рода, но, как и положено режиссеру, который с энтузиазмом оделся в мантию самого ловкого шутника инди-сцены, он любит ниспровергать подрывную деятельность с помощью жанровых фильмов, замаскированных под жанровые фильмы.Эта изюминка впервые была представлена ​​в Drive , где безымянный главный герой Райана Гослинга кажется настолько очевидной пародией на героев боевиков в стиле Дизеля / Стэтхэма (праведный, односложный, одетый в нелепую куртку скорпиона, супер-опытный в управлении машинами, сражающийся и, казалось бы, ничего больше), что это похоже на поворот, когда он фактически начинает с .

Теперь, в The Neon Demon, Refn поднял эту озорную ловкость рук на новый уровень; то, что на первый взгляд выглядит как упражнение в «размышлениях» – добыча шаблонов из фильмов ужасов для критических комментариев о мире моды – вместо этого обнаруживает…. ну, что-то, что вызвало в равной степени аплодисменты и возгласы в Каннах, а также сообщения об ужасных забастовках на предварительных просмотрах в США, для начала. Рефн может предложить кинематографическую вариацию одной из этих озорных шуток, в которой изюминка вложена в установку, но в рассказе он раскрывает хитрое изобретение, которое либо абсурдистская черная комедия, либо омерзительный фильм ужасов, но имеет (повествовательный) смысл как оба:

Эта история – вначале ваша основная поучительная история для молодых женщин в шоу-бизнесе a’la A Star Is Born (или Showgirls, , сравнение, которое Refn почти наверняка приветствует).Эль Фаннинг – это Джесси, изобретательница со звездами, которая появляется в Лос-Анджелесе в надежде стать моделью. Одаренная красотой именно той формы, которая сейчас наиболее ценится на сцене, все, кого она встречает, сразу же одержимы ею: визажист Руби (Джена Мэлоун) влюбляется с первого взгляда. Глава модельного агентства (Кристина Хендрикс) в своем первом интервью объявила ее следующим большим достижением. Знаменитый дизайнер (Алессандро Нивола) либо почти перестает рыдать, либо испытывает оргазм (оба?) После одного взгляда.И пара моделей, которые следуют за Руби, как наседка, – Джиджи (Белла Хиткот), фанатка фарфоровой пластической хирургии, и Сара (Эбби Ли), застенчиво «стареющий» пример идеала последнего цикла, – взгляните на нее. с ненасытной завистью. Вы слышали эту историю раньше, и The Neon Demon это знает.

Он также знает, что вы видели эту историю и слышали урок, который она обычно поддерживает, часто как деспотичная метафора.Итак, поначалу тот факт, что палитра фильма насыщена образами фильмов ужасов в целом и репликами из фильмов о вампирах в частности, кажется совершенно ожидаемым: «О, конечно», – думает искушенный в жанрах зритель: «Модный бизнес помешан на вечная молодость, соблазняет и поглощает красоту и чистоту, чтобы прокормить себя и т. д.; конечно, вампиризм – это метафора, к которой можно обратиться ». И верная своей форме, эстетика купается в знакомых атрибутах современных черт кровососов из тщательно составленных таблиц, которые делают L.A. ночная сцена кажется более комфортной, чем дневной свет, под потрясающую синтезаторную музыку в стиле 80-х от Клиффа Мартинеса. Это вампирское тушеное блюдо из поп-эфемеры, приправленное намеком на все: от Тони Скотта Голод до Vamypros Lesbos Хесуса Франко до Дракулы Брахма Стокера – даже пристроенный ночной клуб, который можно было бы сорвать оптом с . Blade фильмы.

Эль Фаннинг – опасная девушка

Молодая модель (Эль Фаннинг) путешествует по темному миру Л.A. Ночная жизнь в сексуальном / страшном трейлере к фильму Николаса Виндинга Рефна «Неоновый демон».

Николас Виндинг Рефн занял уникальную карьерную нишу с помощью эксцентричных, часто жестоко-жестоких и откровенно сексуальных ценностей, которые балансируют между зловещей эксплуатацией и глянцевым искусством. Наиболее известен своей медленной деконструктивистской драмой / триллером Drive (где Райан Гослинг выступает в роли стойкого, неуравновешенного автомобильного эксперта / специалиста по избиениям), а затем он выпустил вызывающий разногласия криминальный триллер Only God Forgives , действие которого разворачивается в Таиланде. (также в главной роли Гослинг).

Последний фильм Рефна, Неоновый демон, был недавно выбран в качестве конкурсной работы на Каннском кинофестивале 2016 года. К фильму также выпущен официальный трейлер, который вы можете посмотреть выше.

Неоновый демон Сюжет частично держался в секрете, но известно, что Эль Фаннинг играет главную роль молодой женщины, которая приезжает в Лос-Анджелес, чтобы продолжить карьеру модели.В ранее опубликованном синопсисе сюжета героиня Фаннинг, Джесси, описывала, как ее «молодость и жизненная сила» находятся в опасности быть поглощенной «группой одержимых красотой женщин, которые воспользуются любыми средствами, чтобы получить то, что у нее есть». Однако зловеще оцененный трейлер к фильму, похоже, подразумевает, что Джесси тоже представляет собой опасность.

Верный фирменному стилю Рефна, трейлер не позволяет легко понять, что должно быть историей фильма, с быстрыми сокращениями и зловещей, перенасыщенной цветовой схемой, подчеркивающей кошмарный взгляд на ночную жизнь Лос-Анджелеса, предложенный название.Сравнение с Black Swan , вероятно, будет неизбежным, начиная с коротких проблесков того, как фотограф ухмыляется за Фаннинг и участвует в однополом свидании с одной из своих коллег-моделей, но также из-за проблеска чего-то более фантастического: на одном кадре гуманоидная фигура трансформируется из стены, как Фредди Крюгер в Кошмар на улице Вязов, , а на другом изображен горный лев, крадущийся по разоренному гостиничному номеру.

В фильме также снимаются Дженна Мэлоун, Эбби Ли и Белла Хиткот в роли коллег-моделей, Карл Глусман в роли фотографа, Кристина Хендрикс (ранее в Драйв ) в роли агента, Алессандро Нивола в роли модельера, Чарльз Бейкер и Джейми Клейтон.Любопытно, что в трейлере не видно Киану Ривза, который предположительно играет важную роль в этом полнометражном фильме, но чей персонаж, кажется, не является частью ни одной из сцен, изображенных здесь.

На вопрос о его вдохновении на создание этого конкретного фильма среди множества других проектов, находящихся в разработке (Рефн в какой-то момент выразил заинтересованность в том, чтобы направить Wonder Woman, с Хендриксом, названным в качестве главной роли), датский режиссер объяснил, что его частично привлекла возможность вновь испытать Лос-Анджелес:

«Однажды утром я проснулся и понял, что меня окружают женщины и доминируют над ними.Как ни странно, мне вдруг захотелось снять фильм ужасов о порочной красоте. Сделав «Драйв» и безумно влюбившись в электричество Лос-Анджелеса, я знал, что должен вернуться, чтобы рассказать историю «Неонового демона» ».

Хотя официальная дата релиза не объявлена, The Neon Demon будет выпущен через Amazon Studios.Он также будет бороться за желанный приз «Золотая пальма» на Каннском кинофестивале 2016 года.

Источник: Film Trailer Zone

Мандалорианец: что инстинкты ребенка говорят о видах Йоды

F Этот фильм !: Обзор: Неоновый демон

Патрик Бромли
Возможно, этому фильму следовало вообще пропустить широкий прокат и пойти прямо в полночь.

Подобно артхаусной версии Showgirls , последний фильм Николаса Виндинга Рефна The Neon Demon пронизывает безупречный глаз режиссера высокий лагерь под пульсирующий саундтрек Клиффа Мартинеса, ставящего лучший результат года. Он трансцендентно поверхностен, прежде всего касается эстетики. Это фильм о людях, одержимых поверхностями, отражающий эту одержимость двумя часами невероятно крутых и великолепных поверхностей. По словам одного известного режиссера, фильмы – это изображение и звук.Что ж, Refn предлагает одни из лучших изображений и звука 2016 года. Если мы принимаем вышеупомянутое определение пленки, The Neon Demon является одним из лучших фильмов года.

Эль Фаннинг играет Джесси, 16-летнюю девушку, которая только что переехала в Лос-Анджелес, чтобы сделать карьеру модели. Она подписывает контракт с агентом (Кристина Хендрикс), который советует Джесси назвать ее возраст 19 и начинает заказывать ряд высокопрофессиональных вакансий, в процессе подружившись с визажистом (Дженна Мэлоун) и вызывая гнев конкурирующих моделей Джиджи (Белла Хиткоут) и Сара (Эбби Ли).

В сюжете The Neon Demon есть нечто большее, но не более того. Как история, здесь не так много историй – и какая это история, будет знакома почти каждому, кто смотрел Звезда родилась или любой фильм, в котором юная инженю угрожает быть поглощенной собственным успехом. The Neon Demon не столько о том, что он о нем, сколько о том, как он о нем. Он хочет атаковать ваши чувства и оказать внутреннее воздействие, а не вовлекать вас на эмоциональном уровне.В этом ему это удается. Но, рассмотрев этим летом один продукт за другим – сиквелы и франшизы, предназначенные для продажи вам интеллектуальной собственности и создания бренда – приятно сесть в присутствии режиссера, который хочет снять фильм . Да, это оттолкнет многих. Он намеренно доведен до «медленной» скорости и никогда не отступает от того, чтобы быть именно тем, чем он хочет быть. В то время, когда так много фильмов отшлифованы, толпы сторонников четырех квадрантов, Неоновый демон , готовы рискнуть быть ненавистными.Это фильм, который не идет вам навстречу и даже не идет навстречу. Вы должны прийти к этому. Для тех, кто это сделает, есть награды.

Несмотря на то, что ему не хватает коммерческой привлекательности прорыва Рефна в 2011 году Drive (все еще его самый доступный фильм; этот фильм ближе к его продолжению, Only God Forgives , фильм, от которого я не особо без ума), остается количество сходств между двумя фильмами. Если Drive – это нуар Рефна из Лос-Анджелеса, то The Neon Demon – его L.A. ужас – не только потому, что он постепенно уступает условностям жанра, но и потому, что это фильм об ужасах жизни в городе, который хочет сожрать вас заживо. И, как и в случае с Drive , Рефн перебирает другие фильмы, которые повлияли на него. Мир, который мы здесь представлены, не имеет ничего общего с самой модной индустрией и полностью связан с другими фильмами: кошмарная абстракция Дэвида Линча, экстремальное освещение Suspiria и Inferno -период Дарио Ардженто, смешение изящной сексуальности и мрачно-комического Grand Guignol, восходящего к ранним триллерам Брайана Де Пальмы.Неудивительно, что я чертовски люблю этот фильм.

Вот случай, когда режиссер ел свой великолепный, пропитанный кровью торт и тоже ел его. Из вступительных названий, которые появляются с инициалами Рефна (NWR) в нижней части экрана, режиссер объявляет фильм, который является одновременно праздником и критикой претенциозности – ядовитым письмом в Лос-Анджелес, в котором почти каждый персонаж от парня, который управляет мотелем (Киану Ривз, продолжающий опираться на добрую волю, заработанную своим выступлением в фильме Knock Knock ), до комически яркого фотографа (Десмонд Харрингтон) и модельера, играющего пародию на элиту (Алессандро Нивола), является монстром, одновременно пытающимся эксплуатировать Джесси и пытаясь каким-то образом владеть ею.Она особенная, незапятнанная, не пострадавшая от операции. Молодой. Новый. Даже Джесси понимает это. Фаннинг играет ее в основном как пустышку, никогда не позволяя полностью понять, насколько наивность Джесси, изображающая оленя в свете фар, является реальным делом, а какая – уловкой, чтобы дать людям то, что они хотят. . Она знает, что она особенная, и говорит об этом. Чего она не знает, так это того, насколько сильно она подействует на хищников, окружающих ее, и все они тянутся к ней, как животные к феромонам.В этом вся беда: от людей можно ожидать худшего, но они всегда удивят вас, будучи еще более ужасными. Фильм позиционируется как фильм ужасов, хотя вы не обязательно будете знать об этом в течение первых двух третей его продолжительности. Не бойся. Рефн ходит в несколько шокирующе темных мест – особенно для фильма, в котором мультиплексируют вместе с новейшим фильмом Pixar, – но делает это настолько радостно, что, как и в ранних работах Пальмы, я практически его слышу хихикает от камеры.Когда фильм идет на это, он идет на это … вплоть до идеальной кульминации. Выплата стоит терпения, необходимого для управления темпом фильма, который методично медленный и дает зрителям время поглотить сенсорный взрыв, который он так осторожно капает на экран.

Неоновый демон – это не просто фильм; это опыт. Найдите самый большой экран и самую громкую звуковую систему, какую только можете, и посмотрите на нее, пока она все еще в кинотеатрах, поскольку фильм с такой поляризацией не будет долго воспроизводиться (по крайней мере, не в первый раз, хотя я подозреваю, что он станет приспособление на цепи возрождения).Возможно, он не предлагает много нового, но предлагает новый и потрясающий способ сказать это. Многие отвергнут его, потому что это такой фильм. Все в порядке. Это также тот фильм, который некоторые из нас едят.

Неоновый демон – Filmmagasinet Ekko

Николас Виндинг Рефн записал интервью с Экко на сайте Hannoker Bedst, но не на английском языке. De indlysende eksempler er Pusher og Drive , som da også er hans største kritiker- og publikumssucceser.

Alligevel valgte han efter Drive at give den fuld skrue med Only God Forgives , hvor Ryan Gosling gik åndsfraværende igennem det ene blændende tableau efter det и uden megen handling eller psykologi.

Это просто монтажная установка и фильм, а также другие материалы, созданные с помощью улучшенного освещения, в The Neon Demon . Если вы хотите, чтобы его создатели стали фанатами и другими людьми, мужчины The Neon Demon сняли фильм, первый или самый лучший участник фестивалей и зрителей.

Фильм стартер ellers lovende. Мед Джесси, продюсер и обнаженный секс в Лос-Анджелесе для прекрасной модели. Og i en velfungerende casting-scene fejer hun sine konkurrenter af banen med sin blotte skønhed.

Эль Фаннинг, как и все остальные, использует крафт-бумагу, а также сцену с Карлом Глусмансом Дином Иггером на съемках фильма, сделанных на высоком уровне, в некоторых случаях, когда это происходит в модном стиле.

Men da det kommer til en konfrontation, falder Jesse på et splitsekund Dean i ryggen og vælger skæbnesvangert den overfladiske modeverden, hvor kvinde er kvinde værst. Det får vi aldrignogen forklaring på, ligesom vi aldrig for Jesses мотивация для overhovedet в ville ind i modelverdenen.

Heller ikke et langt setup med en skummel fotograf fører nogen vegne, og det samme gælder Jesses проблема мед en endnu simple skummel ejer af det motel, hunbor på. Для того, чтобы slet ikke и сказка om den puma, som af uransagelige årsager befinder sig på hendes værelse.

Halvvejs и Filmen Giver Refn nemlig pokker i Handlingen (или sine to kvindelige manuskriptforfattere, der ellers har leveret udmærkede replikker) для того, чтобы делать это и делать извращенные сценарии, и часто предавать медленное движение.

Det er forfinede fremstillinger af dekadence og brutalitet – fascinerende for øjet, men ikke noget, der intellektuelt eller Emotionelt berører os. Det kommer til at virke spekulativt, og cirka halvvejs begynder filmen at falde fra hinanden.

Refn har udtalt, at The Neon Demon , созданный для снятия макияжа с пленки.Мужчины смотрят на скриншоты с Bodyhorror и каннибализмом, более чем на The Neon Demon , som der er rejer i rejesalat.

stetiseringen af ​​volden leder uvægerligt tankerne hen på italienske Dario Argento, men Refns film savner dialektikken mellem plot og vold. Også David Lynch spøger i kulissen, men Refn har ikke banilledets evne til lade sine billeder med dragende mystik og intellektuel dybde. Это все в Fear X (2003), а также некоторые другие быстрые и быстрые сообщения.

Неоновый демон и собака ikke kedelig som Only God Forgives , и аренда визуальных и аудитивных фильмов в полном объеме.

Til lyden af ​​pulserende elektromusik fører Refn os igennem det ene lækkert neonbelyste rum efter det andet, og deer en betagende renhed over hans modeverden. Kostumerne tager pusten fra én.

«Skønhed er ikke alt, det er det eneste», siger en modeguru i filmen, og ironisk nok kommer Refn selv til at bekrfte udsagnet, fordi han aldrig formår at trange under overfalden.Он неоновый демон и неоновый демон просто сомневается в модельном фильме и панкангребе, на самом деле сомневается.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *