ОТ КУТЮР – это… Что такое ОТ КУТЮР?

  • кутюр — couture f. 1. устар. Шов, строчка. По последней моде, излюбленные дамой духи при шитье платья заделываются в виде порошка в швы и кутюры. Некоторые модницы снабжают такими саше даже подушки своих экипажей. В настоящее врея особенно в ходу духи… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Кутюр, Тома — Автопортрет Дата рождения …   Википедия

  • Кутюр Т. — Кутюр, Тома Дата рождения: 1815 Место рождения: Сенсиль Дата смерти: 1879 Место смерти: замок Вильер ле Бель Национальность: француз …   Википедия

  • Кутюр Тома — Кутюр, Тома Дата рождения: 1815 Место рождения: Сенсиль Дата смерти: 1879 Место смерти: замок Вильер ле Бель Национальность: француз …   Википедия

  • Кутюр-Су — Характеристика Длина 20 км Бассейн Карское море Водоток Устье Большой Юган  · Местоположение 382 км по левому берегу Расположен …   Википедия

  • Кутюр — фамилия. Известные носители: Кутюр, Рэнди Кутюр, Тома …   Википедия

  • кутюр’є — іменник чоловічого роду, істота модельєр …   Орфографічний словник української мови

  • Кутюр, Рэнди — Предположительно, эта страница или раздел нарушает авторские права. Eё содержимое, вероятно, скопировано с защищённого авторским правом источника практически без изменений. Если вы считаете, что это не так, выскажите ваше мнение на странице… …   Википедия

  • Кутюр, Логан —  Логан Кутюр …   Википедия

  • КУТЮР Тома — (Couture, Thomas) (1815 1879), французский живописец. Родился в Санлисе (департамент Уаза) 21 декабря 1815. Известность ему принесла картина Римляне эпохи упадка (1847), хранящаяся в Лувре. Она замечательна скорее своим сюжетом, нежели… …   Энциклопедия Кольера

  • Кутюр — Тома (Couture, Thomas) 1815, Санлис, Уаза 1879, Вилье ле Бель, Сена и Уаза. Французский живописец. Учился у Гро (1830), затем у Делароша. 1837 вторая Римская премия. Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж,… …   Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия

  • Парижский От-Кутюр: Шанель против Скиапарелли

    Переводчик
    Elena Strachkova

    Опубликовано

    27 июн. 2019 г.

    В фильме Роберта Олтмена «Прет-а-Порте» (это оригинальное название фильма, которое в русском переводе изменилось фактически на противоположное – «Высокая мода». – Прим. пер.) парижский мир Кутюра описывается как «захватывающая скука». Неудивительно, что картина оказалась провальной, несмотря на присутствие в ней Джулии Робертс, Марчелло Мастрояни и Софи Лорен, и получила на кинопортале IMDB низкий рейтинг 5.1.

    Смотреть дефилеSchiaparelli – Весна-Лето 2019 – От-Кутюр – Париж


    Потому что От-Кутюр – это воплощение высокого стиля и блистательная лаборатория, где рождается новая мода. Вот что это такое. Неделя Высокой моды, приготовившая для нас важные дебюты и «состязания», откроется в Париже в ближайший уик-энд.

    Что касается состязаний, то они должны развернуться между домами Chanel и Schiaparelli, чьи основательницы – Коко и Эльза – в годы своей славы были соперницами. У Chanel в Кутюре дебютирует Виржини Виар, которая долгое время была «правой рукой» Карла Лагерфельда, а свою первую кутюрную коллекцию для Schiaparelli покажет недавно пришедший в этот модный дом Дэниел Розберри – для молодого техасца это будет абсолютная парижская премьера.

    Было время, когда официальное расписание Недели Высокой моды во французской столице сократилось до полудюжины ключевых шоу, в новом сезоне показов будет тридцать шесть. И почти столько же дефиле должно пройти вне расписания. Такие сведения предоставила Федерация Высокой моды и порте-а-порте.   

    Пятидневный сезон, который завершится в среду, 4 июля, специальным днем, посвященным высокому ювелирному искусству (

    фр. haute joaillerie) будет гудеть как пчелиный улей, и можно насчитать пару десятков брендов, которым не удалось оказаться в его официальном расписании.

    Стать официальном членом Синдиката Высокой моды – все равно, что стать кардиналом в Ватикане. Это возможно только при условии поручительства за вас модного дома, который уже является официальным членом Синдиката, и единодушном одобрении вашей кандидатуры всеми остальными официальными членами этого почтенного органа.

    Всего в Синдикате Высокой моды пятнадцать полноправных участников. Это такие бессмертные дома, как Chanel, Christian Dior, Givenchy и Schiaparelli. Наряду с ними в Синдикате присутствует всего семь членов-корреспондентов, главным образом, это мировые мега-бренды нефранцузского происхождения –Giorgio Armani, Versace, Fendi, Elie Saab… Наконец, существует категория приглашенных членов, и это тоже, в основном, не французские имена: Ulyana Sergeenko (Россия), Ralph & Russo (Великобритания), Iris Van Herpen (Нидерланды) или Guo Pei (Китай). Мы не перечислили некоторое количество независимых модных домов, многие из которых во время Недели От-Кутюр дефилируют в посольствах своих стран в Париже, но в общей сложности всего в Синдикате едва ли удастся насчитать полсотни участников. Для сравнения: Священная коллегия кардиналов – это 250 красных головных уборов.

    Неделя наберет обороты в понедельник утром, когда выступит ее самый ожидаемый дебютант – Дэниел Розберри. Перед тем как присоединиться к Schiaparelli, Розберри десять лет отвечал за дизайн женской и мужской линий у большого концептуалиста и любителя серых шерстяных тканей Тома Брауна (Thom Browne) в Нью-Йорке. С учетом данного факта назначение 33-летнего Дэниела креативным директором Schiaparelli – марки крепко укорененной в сюрреализме, выглядит весьма обоснованным. Владельца Schiaparelli, итальянского люксового магната Диего делла Валле, определенно, нельзя упрекнуть в недостатке смелости. Дэниел Розберри опубликовал в Instagram-аккаунте свое фото, сделанное в штаб-квартире Schiaparelli на Вандомской площади. На снимке модельер позирует вместе с извивающимся чучелом оскалившегося тигра.  

    Смотреть дефилеChanel – Круизная коллекция 2020 – Womenswear – Париж


    Главная соперница Эльзы Скиапарелли, Коко Шанель, тоже будет представлена новой преемницей – во вторник кутюрную коллекцию для знаменитого французского дома покажет Виржини Виар. В мае, через три месяца после кончины Карла Лагерфельда, Виар представила свою первую полностью самостоятельную коллекцию. Круизный показ прошел по сложившейся традиции во дворце Гран-Пале, но, что удивило, в достаточно скромных декорациях. Зато продемонстрированная одежда впечатлила практичностью.  

    Когда-то Эльза и Коко серьезно конкурировали, но Chanel стал легендарным и невероятно элегантным мировым брендом, а Schiaparelli в течение полувека после смерти своей основательницы фактически не функционировал. Так что сравнений избежать не удастся.  

    Кроме того, во французской столице Диего делла Валле будет плотно заниматься основным драйвером доходов своей группы – обувным лейблом Tod’s. Благодаря коллаборации с последним в объектив внимания – спустя три года после ухода из Lanvin – возвращается великий Альбер Эльбаз. В четверг Tod’s устраивает прием, в рамках которого Альбер представит свою первую капсульную коллекцию «Tod’s Happy Moment». За презентацией последует грандиозная вечеринка.  

    Еще один очень ожидаемый дебют парижской Недели От-Кутюр состоится у хорошо известного французского дизайнера Жюли де Либран, в этом году покинувшей дом Sonia Rykiel, который переживает сейчас непростые времена. Жюли представит первую коллекцию прет-а-порте в качестве креативного директора собственного лейбла. Событие состоится в квартире де Либран на Левом берегу (

    часть Парижа южнее Сены с историческими кварталами парижской богемы, художников и интеллектуалов. – Прим. пер.). И это будет не единственная коллекция прет-а-порте в парижском кутюрном сезоне. В субботу вечером специальное событие устраивает Miu Miu: Миучча Прада запланировала показ, ужин и вечеринку. Такое нельзя пропустить.    

    Также в программе Недели новая выставка в великолепной штаб-квартире Azzedine Alaia, презентация книги Оливье Тискенса, ивент от необыкновенного бельгийского бренда сумок Delvaux, обещающее удивить шоу Acne, показ «новшеств» от японского лейбла Yuima Nakazato и знакомство с новой коллаборацией Birkenstock. Коллекцию «Il Dolce far Niente» (ит. «Сладостное безделье».

    – Прим. пер.) немецкий обувной бренд создал вместе с Марией-Луизой Сио, самым модным отельером Европы, которая только что вновь открыла знаменитый отель «Меззаторре» на Искье… А предварит все эти события званый вечер Федерации Высокой моды и порте-а-порте в Центре Помпиду.

    Словом, очень скучно, но, несомненно, захватывающе.
     

    Годфри Дини
     

    Copyright © 2021 FashionNetwork.com All rights reserved.

    От-кутюр, прет-а-порте и масс-маркет. Как устроена индустрия моды


    Лиана Хазиахметова

    В модной индустрии существует три основных сегмента рынка — от-кутюр, прет-а-порте и масс-маркет (последние два делятся на подсегменты). Есть много вариантов формирования ассортимента и ценовой политики. Разобраться в деталях помогла книга «Как создать модный бренд».

    От-кутюр



    Как создать модный бренд

    Термином «от-кутюр» (haute couture) называют роскошные, нередко экстравагантные изделия со сложным дизайном, выполненные в единственном экземпляре. От-кутюр родился в первых домах мод в Париже конца XIX века, до сих пор популярен и ориентирован на немногих, кто может себе позволить эксклюзивные творения точно по фигуре.

    Нескольким знаменитым кутюрье показы в Париже дают возможность продемонстрировать свои достижения и напомнить, что за брендами стоят гениальные творческие люди.

    Во Франции от-кутюр — зарегистрированный термин, его имеют право использовать только дизайнеры, отвечающие конкретным стандартам Chambre Syndicale de la Couture. Определения «индивидуальный пошив» (bespoke) и «пошив на заказ» (made-to-measure) могут применяться к любым изделиям, изготовленным по меркам клиента, но чаще всего встречаются в описании мужской одежды. Вдобавок некоторые модельеры говорят, что делают «от-кутюр», хотя формально это не так, а «пошивом на заказ» называют подгонку моделей прет-а-порте на конкретного клиента.


    Заглянуть на страничку акции

    Прет-а-порте

    Прет-а-порте (prêt-à-porter) стало относительно доступной альтернативой от-кутюр в 1960-е, когда модные дома начали показывать модели, которые продавались в бутиках в стандартных размерах. Необходимость в долгой примерке отпала, и одежда стала дешевле, а значит, доступнее. Вещи большинства популярных сегодня дизайнеров относятся к этой категории. Показы от-кутюр все еще проходят дважды в год в Париже, а прет-а-порте демонстрируют на нескольких неделях моды, в основном в Нью-Йорке, Лондоне, Париже и Милане. Сейчас прет-а-порте находится на стыке от-кутюр и масс-маркета. Одежда шьется не под конкретного клиента, однако крою и отделке уделяют повышенное внимание, а из-за небольшого объема партий изделия считаются эксклюзивными и дорого стоят.


    Иллюстрация из книги

    Крупные дизайнеры прет-а-порте создают отдельные линии для продажи в средней и низкой ценовой категории, например Marc by Marc Jacobs и See by Chloé. Отдельный бренд обеспечивает более широкую клиентскую базу и в то же время защищает престиж бренда основной линии.

    Обычно бренды прет-а-порте оптом продают коллекции в бутики и универмаги на сезонных неделях моды дважды в году. Работа над коллекцией, как правило, начинается за год до этого с прицелом на то, где она будет представлена, а изделия отправляются в производство после поступления заказов. Создается ровно столько вещей, сколько заказано, что сводит к минимуму риск перепроизводства и первоначальные расходы на оплату изготовителю. Многие дизайнеры открывают свои розничные магазины, в том числе онлайн, минуя посредника и увеличивая маржу за счет продажи напрямую потребителям.


    Календарь показов (Северное полушарие). Из книги «Как создать модный бренд»

    Из всемирно известных дизайнеров прет-а-порте стоит упомянуть Chloé, Gucci, Ralph Lauren и Burberry. Но это очень разнообразный рынок со множеством подкатегорий, в том числе люкс, хай-энд («элитный класс»), средний уровень и премиум-класс. Бренды каждой подкатегории различаются товарными предложениями, ценами, маркетинговыми стратегиями и сетями сбыта.

    В последние годы в результате цифровой и социальной революции появилось несколько новых бизнес-моделей, которые угрожают разрушить традиционные методы работы. Многие модные бренды уже взяли их на вооружение и приняли как стандарт.

    Увидел — купил

    Бизнес-модель «увидел — купил» (see now, buy now) сравнительно нова для элитных дизайнерских брендов. Она подразумевает, что потребители могут сразу после показа купить понравившиеся модели в магазине, а не ждать полгода. Показы дважды в год перестали быть только торговыми мероприятиями (где байеры и пресса отсматривают новую коллекцию) и больше ориентируются на потребителя.

    Эту бизнес-модель породил бум соцсетей, в частности прямые трансляции показов: потребители получили возможность увидеть коллекции одновременно с инсайдерами индустрии моды. Многие бренды уже освоили эту модель, в том числе британская компания Burberry, которая одной из первых переняла новый стиль работы и называет свои показы «февральский» и «сентябрьский», а не «весна-лето» и «осень-зима». Однако для бизнес-модели это пока не срок, и не все бренды торопятся на нее переходить.

    Напрямую потребителю

    Как следует из названия, в этой бизнес-модели изделия продают по каналам розничной торговли напрямую конечному потребителю, без посредников. Традиционно большинство дизайнерских брендов выбирали стратегию одновременно оптовой и розничной продажи. Но все больше стартапов отказываются от реализации изделий в известные магазины и предпочитают собственные розничные каналы (онлайн-продажи, мобильная торговля, социальные продажи и свои магазины). Это обеспечивает гибкость ценообразования — не нужно учитывать комиссию посредника — и больший контроль взаимодействия бренда с аудиторией.


    Слева: недавно Burberry начала работать по новому сезонному календарю. Справа: для своей новой компании Тамара Меллон выбрала бизнес-модель «напрямую потребителю». Иллюстрация из книги

    Тамара Меллон, бывший креативный директор и сооснователь Jimmy Choo, запустила новый бренд элитной обуви Tamara Mellon с моделью «напрямую потребителю». В интервью сайту Racked в августе 2016 года она рассказала: «Думаю, скоро так будут устроены все элитные бренды нового поколения. Сомневаюсь, что следующий миллиардный бренд создадут по схеме Jimmy Choo. Раньше были только опт и розница».

    Масс-маркет

    Сегодня большинство одевается в вещи брендов масс-маркета, ориентированных на еще более широкую аудиторию, чем прет-а-порте. Одежда производится в огромных количествах и множестве размеров, поэтому она дешевле и доступнее среднестатистическому покупателю. В дизайне масс-маркета используются тренды, заданные модельерами хай-эндового рынка. Изыскивая возможности сэкономить на материалах и производстве и старательно подстраиваясь под вкусы потребителей, бренды масс-маркета выпускают модную и доступную одежду.

    Но бесконечно копировать ведущих кутюрье они не могут, поэтому ищут вдохновение и в других областях.

    Одежду масс-маркета сначала производят, а потом продают в сетевых розничных магазинах (Topshop, H&M, Zara, Revolve, ASOS и др.). Такая схема подразумевает большой риск, поскольку невозможно точно прогнозировать продажи. Однако дизайн, производство и реализация по розничным ценам дают максимальную маржу и при этом гибкость ценообразования для сохранения конкурентоспособности.

    Конечно, это не все нюансы создания fashion-бизнеса. Подробнее читайте в книге «Как создать модный бренд»

    Обложка поста: unsplash.com

    О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр — Look At Me

    Ничто так не скоротечно как мода. Это открытая система, часть нашей жизни меняющаяся, меняющая, это живой организм. Естественно постоянно возникают споры и заблуждения. Многие вещи со временем забываются, другие приобретают иное, зачастую противоположное значение. В мире существует масса заблуждений на почве моды. Но поскольку сейчас в Париже началась Неделя Высокой Моды, которую, учитывая длину, можно было бы переименовать в  “fashion weekend”, я решил написать о заблуждениях haute couture.

    Существует заблуждение, что название моды от кутюр происходит от имени собственного знаменитого мастера, одевавшего представителей высшего света в модную, неподражаемую одежду. Ошибка эта вполне объяснима: благородные люди в 19 веке охотно сообщали, что красную икру и севрюгу получают исключительно “от Елисеева”, водку пьют только “Смирнова”, а головные уборы для жены заказывают исключительно “от мадам Вионе”.

    Следуя этой логике, можно заключить, что благородные господа вполне могли одеваться “от Кутюр”. Ведь и сегодня нередко можно услышать о том, что та или иная актриса или светская тусовщица одета “от Versace” или “от Славы Зайцева”. На самом деле никакого портного или модельера по имени Кутюр не существовало. Просто термин “высокий пошив”, как стали называть изготовление одежды самого высокого класса, по-французски звучит “haute couture”. А на русском произношение первого слова очень похоже на “от”.

    Но кто, же был тем самым, “Первым” в истории, первым кутюрье? Если бы модники позапрошлого столетия действительно хотели поведать всему миру имя мастера, у которого они одеваются, то это звучало бы так: “от Чарльза Ворта”


    Чарльз Фредерик Ворт (1825—1895), родился в Англии и довольно рано почувствовал интерес к созданию одежды. Он семь лет учился этому искусству в Лондоне на предприятиях текстильной промыш­ленности. Но в то время, на этом поприще добиться славы можно было только в Париже, поэтому при первой, же возможности он перебрался на континент, и, владея всего 117 франками, штурмовал столицу мировой моды. Юноше тогда было всего двадцать лет. Франция в тот момент переживала один из немногих мирных периодов своей истории. Реставрация, вернувшая династию Бурбонов на трон, породила множество нуворишей, стремившихся продемонстрировать своим видом богатство и достаток. Свою карьеру в мире моды, однако, месье Ворт начал в качестве менеджера фирмы, выпускающей готовую одежду. Похожие друг на друга как капли воды, десятки, сотни женских нарядов, одинаковых костюмов ежедневно проходили перед его глазами. Чарльз же мечтал о другой моде, об одежде, созданной в единственном экземпляре. Поэтому, скопив, немного денег он открыл собственное ателье. Вскоре он изобретет каркас для юбки – знаменитый кринолин. Другом и компаньоном кутюрье стала его жена Мари. Чарльз в рисунке делал эскизы будущих моделей, а его супруга наносила визиты известным дамам из высшего общества и представляла им модели мужа.

    Слава кринолина будет недолгой в 1873 Ворт изобретет турнюр.


    Однажды она посетила супругу австрийского посла в Париже Паулину Меттерних, которая долго сомневалась, прежде чем ознакомится с моделями неизвестного широкой публике Ворта. Но, в конце концов, эскизы она одобрила, и заказала сразу два платья, тем не менее, поставив условие, что оба они будут стоить не дороже 600 франков. Это был единственный в истории случай, когда творения Ворта были так низко оценены. 600 франков – средняя цена нескольких нарядов из магазина готовой одежды. На следующий же день после того, как мадам Меттерних появилась на королевском приеме в платье, пошитом неизвестным мастером, Чарльз Ворт стал знаменит. Оригинальный и интересный фасон привлек внимание самой императрицы, супруги Наполеона Третьего Евгении Монтихо, и она поинтересовалась именем портного, а позже приказала доставить последнего во дворец. Так родоначальник высокой моды стал поставщиком двора и личным портным императрицы. Естественно, весь Париж возжелал получать модные наряды от кутюр. Именно тогда и появился этот термин, а Чарльз Ворт стал первопроходцем высокой моды. 

    Королева Евгения в нарядах от Чарльза Ворта

    Главным клиентом Ворта оставалась королева Евгения. Для нее мастер изготовил 150 платьев, которые императрица взяла на церемонию открытия Суэцкого канала. Присутствовала там и королева Виктория, она получила такое же количество платьев. Но, британская королева, обновила свой гардероб тайно, заказав платья инкогнито, через английские торговые фирмы. К тому же все платья для английской властительница были сшиты из одинаковой ткани, поэтому пресса умилялась скромности царственной особы, которая ходит в одном и том же наряде. Но в этой неброской роскоши читался свой стиль – стиль викторианской эры. Императрица Мария Федоровна, жена Александра III, более тридцати лет заказывала свои наряды в модном доме Чарльза Ворта. Для того чтобы получить очередное платье от этого известного кутюрье конца XIX века, ей порой было достаточно послать ему телеграмму с заказом. Остальное было за Вортом. О его таланте ходили легенды. В костюмы “от Ворта” одевались королева Австрийская, королева Испании Мария-Кристина, королева Швеции Луиза. В гардеробе всех царственных особ непременно были вещи из мастерской Ворта. Не отставали от них и другие модницы – дамы аристократических родов и великие актрисы – Элеонора Дузе, Кора Герл, Сара Бернар.

    Каждая модель изготавливалась мастером практически вручную. Чтобы не просто следовать капризам своих именитых клиенток, Ворт начал разрабатывать небольшие творческие коллекции, копии которых могли бы заказать себе знатные дамы. Для того чтобы эти модели приобрели “товарный вид”, он впервые в истории моды провел показ этих коллекций, причем в роли манекенщицы обычно выступала его жена.

    Кстати, именно Ворт придумал манекен привычной для нас формы – стилизованный торс человека. На нем мастер демонстрировал свои модели и разрабатывал схему задуманного. Такая работа – без выкроек, прямо по ткани, которая потом кроится по линии наколок, – и сегодня является отличительной особенностью от кутюр.

    Эти и другие приемы “высокого шитья”, выработанные Чарльзом Вортом, сохраняются и сегодня. Именно соблюдение этих правил отличает пошитое платье от кутюр. Даже если на самом деле оно от Ив Сен Лорана, Валентино или Кристиана Диора.

    Второе, и, гораздо более популярное заблуждение связано с тем, кто официально может считаться кутюрье. Для того, чтобы  быть причисленным к Домам от кутюр, необходимо соответствовать целому ряду высоких требований. Во-первых, все производство (центральное ателье, мастерские, магазины) должны располагаться в Париже и, таким образом, попадать под юрисдикцию французского Департамента промышленности. Дом обязан иметь не менее 15 служащих и представлять коллекции два раза в год: в каждом дефиле по 35 платьев для дня и вечера.

    Дома, чьи штаб-квартиры находятся за пределами Парижа, являются членами-корреспондентами Палаты. Сегодня это Versace и Valentino, а так же единственный русский дизайнер Валентин Юдашкин. Такой строгий отбор начался в 1868 году, когда в Париже для защиты французской моды от плагиата был основан Профессиональный союз кутюрье. В 1910 году модельеры отделились от этого союза и организовали Палату высокой моды для того чтобы вместе показывать коллекции и продвигать французскую моду на международный рынок. После Второй мировой войны Палата создала передвижную выставку – Театр моды. В ней участвовали 53 модных Дома. А в 1946 году в мире насчитывалось уже 106 Домов. Но в 60-е годы искусство от кутюр пережило серьезный кризис, в результате чего к концу столетия осталось всего 18 Домов высокой моды. Количество их постоянно меняется, но общее число всемирно признанных кутюрье всегда составляло около 20. В 2001 году в Палату высокой моды входили следующие Дома: Balmain, Chanel, Christian Lacroix, Emanuel Ungaro, Givenchy, Hanae Mori, Jean Louis Sherrer. Jean-Paul Gaultier, Lecoanet Hemant, Louis Feraund, Thierry Mugler, Torrente,  Yves Saint Lauren, Victor&Rolf. Но в связи с кризисом количество вновь уменьшилось.

    Еще одним показателем подлинность Дома от кутюр является его прибыль. Обычно знамениты Дома моделей в год получают более 1 миллиарда долларов. Штат настоящего дома составляет порядка 5 тысяч человек, в том числе 2 тысячи швей. Как правило, каждый из сотрудников имеет узкую специализацию. Финансовая отчетность и кадровая политика не всегда являются открытой информацией для рядового клиента. Зато желающий воспользоваться “искусством кройки и шитья” легко сможет сориентироваться в ценах на предлагаемую продукцию. Обычно выбранные на дефиле вещи являются лишь образом. А для заказчика шьется новое, идеально подходящее по фигуре и при желании видоизмененное платье. Учитывая это, а так же то, что почти все работы выполняются вручную, цена готового платья от кутюр колеблется от 26 до 150 тысяч долларов. Не удивительно, что во всем мире найдется не более 2 тысяч женщин, которые действительно заказывают одежду от кутюр. Постоянных же клиентов и того меньше – всего 200 человек.

    Ну, и в конце небольшая галерея из творений Чарльза Ворта .

    Не могу ручаться что пятая модель принадлежит руке самого мастера. Но тем не менее это платье его модного Дома. Отмечу так же, что Дом высокой моды “Уорт” считается одним из основателей стиля модерн в женском костюме XIX—XX веков.


    10 признаков жизни высокой моды – Weekend – Коммерсантъ

    Фото: Stephane Cardinale/Corbis via Getty Images

    Все, что пишут о судьбах haute couture последние несколько лет, сводится к одному вполне риторическому вопросу: умер ли уже кутюр, умирает прямо сейчас на наших глазах или умрет в самое ближайшее время? Обставляется это разным образом, но суть именно такова

    Текст: Елена Стафьева

    Только что закрыл свой кутюрный дом Gaultier Paris Жан-Поль Готье, но при этом Демна Гвасалия объявил, что дом Balenciaga начинает показывать кутюр,— впервые со времен самого Кристобаля Баленсиаги, то есть с 1968 года. Эди Слиман в свое время носился с идеей возобновления кутюра в Saint Laurent, ушедшего оттуда вместе с самим Ивом Сен-Лораном. То есть в кутюре есть особая притягательность для парней такого типа — амбициозных манипуляторов, любящих пощечины общественному вкусу. И это делает ситуацию с haute couture как минимум неоднозначной.

    С начала XXI века о кутюре стало принять говорить как о консервативном ремесле, чьи клиенты в основном сосредоточены в Азии и на Ближнем Востоке и чья роль в структуре больших исторических домов практически свелась к маркетинговому инструменту для повышения продаж парфюмерии и сумок. Чем ближе кутюр подходил к нашему 2020 году, тем активнее он превращался в выставку платьев для красной дорожки. C момента распространения люксового pret-a-porter кутюр редуцировался до «вечерней секции», что его практически убило. Несколько лет назад современная мода с ее полной гендерной и стилистической амбивалентностью, с ее новой красотой и новой асексуальностью пришла в сильнейший диссонанс с самой идеей нарядности, которую нес кутюр, и действительно казалось — в этот раз уже точно все, умерла так умерла.

    Было очевидно, что все самое важное и интересное в моде происходит в pret-a-porter: главные тренды, главные скандалы, главные победы и главные провалы случаются именно там. Но исторически в модной иерархии все было наоборот. Мир моды был устроен как мир платоновских идей: они появлялись именно в haute couture и дальше в виде эманаций спускались на разные уровни pret-a-porter, от дорогого до массового. Кутюр был лабораторией идей и бюро концепций, где появлялись все новые силуэты, все главные тренды. Кутюрная одежда могла быть «безумной» и неносимой или, наоборот, абсолютно базовой, но высочайшего качества ­— в любом случае она должна была представлять сильную и современную концепцию. И сказать, что кутюр окончательно утратил свою силу генератора идей, нельзя: всякий раз, когда в каком-то из старых домов появлялся действительно талантливый дизайнер, его кутюрные коллекции мгновенно оказывались в центре внимания и обсуждения, но главное — они развивали моду.

    Каждая из коллекций, о которых речь пойдет ниже, создавала концептуальную волну, формировала фэшн-рельеф и повторялась в более упрощенном виде дальше — от люкса и дизайнерской одежды до масс-маркета. И если бы кутюру удалось вернуть себе эту силу, хоть в каком-то объеме, то разговоры о его смерти тут же исчезли бы.


    Christian Dior SS 2000 Джон Гальяно

    Фото: AFP

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom, Stephane Cardinale/Sygma via Getty Images, AFP

    Если говорить об опережении, то первой тут стала знаменитая коллекция клошаров — она и по сей день остается главным прорывом не только в истории кутюра XXI века, но и вообще в истории моды. Гальяно наблюдал во время пробежек в Булонском лесу парижских клошаров, с их картонными коробками и слоями разношерстной одежды — и все это, вплоть до колтунов в волосах и подвязанных бечевкой штанов, было переработано его воображением и превращено в кутюрные наряды и стайлинг. Эта была новая красота, найденная там, где ее не было принято искать, внимание к маргинальным сторонам жизни, которое накапливалось в моде все 90-е и впервые прорвалось на кутюрный подиум. Конечно, декадентски эстетизированное притом. Сложнейшие деконструктивистские платья, составленные из разных кусков и обрывков, рваный трикотаж — исключительной красоты и продуманности лохмотья, произведшие оглушительное впечатление. В современных этических стандартах такое уже совершенно непредставимо, но и тогда разразился настоящий скандал, Гальяно и Dior обвинили в эксплуатации бедности и десоциализации, рядом с магазинами Dior выступали левые активисты, но если сейчас это вызвало бы коллапс, то тогда стало мощной рекламой. Абсолютно великая коллекция.


    Yves Saint Laurent SS 2000 Ив Сен-Лоран

    Фото: First View / Vostock Photo

    Фото: First View / Vostock Photo

    Это, пожалуй, последняя коллекция Сен-Лорана, где видна рука великого мастера. И где видно, что это коллекция человека из золотого века кутюра, когда коллекция состояла из сотни выходов, и дай бог только треть из них — вечерние платья, а все остальное — одежда для жизни. Именно так и сделана коллекция Ива Сен-Лорана: брюки, юбки, пиджаки, блузы — все это очень простое, без претензий, но выполненное с таким совершенством, что захватывает дух. Сен-Лоран все еще сохраняет широкую линию плеч в 2000 году так, что все его пиджаки сейчас выглядят супермодно. Скроено это так, что сразу видишь прямую традицию, идущую не только из ателье Диора, где Сен-Лоран начинал, но и дальше, от всех великих парижских домов haute couture, и эта традиция — и в этом главное удивление — в руках Ива Сен-Лорана все еще жива в 2000 году. Модели — опять же по традиции — идут по подиуму медленно, останавливаются, непременно снимают пиджак, показывая белые шелковые рубашки, блузы с накладными карманами, топы, отделанные кружевом на манер комбинаций. Но главные герои тут, конечно, пиджаки и жакеты — то, как сконструированы проймы, нигде не создающие никаких складок, как идеально расположены клапаны карманов и т.д. и т.п.,— и так примерно 50 выходов. И ни разу не становится скучно.


    Givenchy FW 2000 Александр Маккуин

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom, AFP

    Маккуин провел в Givenchy пять лет, с 1996-го по 2001-й, но все его коллекции там — важнейшая часть истории моды. В нашем списке две кутюрные коллекции, пришедшиеся на 2000 год. Шоу, которое Александр Маккуин устроил для презентации своей зимней коллекции, было похоже на глэм-рок-вечеринку, такую вполне можно было бы представить где-нибудь в поместье его подружки Изабеллы Блоу: диван, сигаретный дым, прозрачные занавески, тусующиеся люди — все это появилось из раскрывшейся на глазах у публики огромной коробки. Традиционный индейский головной убор, кокошник, мотоциклетный шлем в кислотной раскраске — на этой вечеринке появилось все. Платья, сконструированные сумасшедшим образом, гротескные банты, ядовитый маркерный цвет, что-то прозрачное, что-то черное кружевное и даже что-то голубое — британский панк выжал все из парижского кутюрного ателье. Парни и девушки в одинаковых, уверенно скроенных костюмах — это уже Сэвил-роу, где Маккуин начинал свою карьеру. Все эти разнородные элементы переплавлялись вместе в его голове и превращались в цельную сильную коллекцию. И даже в 2000 году, когда уже несколько сезонов устраивал свои театральные представления на подиуме Джон Гальяно, такого в Париже на кутюрных показах еще не видели. В отличие от Гальяно, Маккуин в каждое свое сумасшедшее шоу вкладывал много личного — личной драмы, личного опыта, перестроенного в платья. В финале сам Маккуин вышел на поклон в белом костюме и белой футболке и выглядел самым трезвым и самым грустным на этой вечеринке.


    Gaultier Paris FW 2002 Жан-Поль Готье

    Фото: Reuters

    Фото: Alexis DUCLOS/Gamma-Rapho via Getty Images, Reuters, AFP

    Гендерные игры были одной из любимых тем Готье. И реализованной, конечно, в пространстве кэмпа. Игре в мужское/женское и посвящена эта коллекция. Одни модели были одеты вполне женственно — длинные шелковые платья и гротескно-объемный трикотаж, а другие — в подчеркнуто мужских костюмах и пальто, и с сигаретами. Модели в «мужском» в конце подиума снимали пиджак или пальто и накидывали на плечи моделей в «женском». Сейчас к такому непременно бы подогнали патернализм, патриархальную культуру в отношениях полов, но кэмп Готье всегда бежал всякой идеологии — в сторону чистой радости. И чистой красоты — его женские образы экстравагантны, его мужские образы безупречно элегантны в своей эксцентричности. До всякой моды на гендерную амбивалентность и прозрачность гендерных границ гротескная маскулинность и концентрированная женственность легко менялись у Жан-Поля Готье местами.


    Givenchy SS 2000 Александр Маккуин

    Фото: SIMON/Gamma-Rapho via Getty Images; JEAN-PIERRE MULLER / AFP

    Фото: Daniel SIMON/Gamma-Rapho via Getty Images, AFP

    В летней коллекции 2000 года фирменная маккуиновская savage beauty проявляется с тонкостью и сложностью. Перья, много разных перьев, принт в виде размытых силуэтов деревьев, вышитые цветы — сестры тяжесть и нежность у Маккуина всегда приходят вместе. Платье с кринолином в виде кокона, строгий серый костюм с огромным воротником из перьев, шелковое пальто с принтами в виде словно выхваченных фарами пятен леса, черное корсетное платье с кринолином и треном из черной мелкой тюлевой пены, топ, сплетенный из шелковых ремней с висящими свободными концами. И конечно, металлический посеребренный корсет-кираса с металлическими же розами, обвивающими плечо, грудь и сползающими вниз по позвоночнику. Если бы тогда существовали «Игры престолов», то его герои должны были одеваться именно так. Это ни минуты не стилизация, Маккуин всегда все делал предельно искренне и предельно серьезно, именно потому его декольтированное прозрачное платье, буквально сплетенное из черных кружевных роз, выглядит не игриво-кокетливым, а трагически-роковым.


    Christian Dior SS 2004 Джон Гальяно

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom, Reuters

    Сумасшедшая египетская коллекция, апофеоз знаменитой гальяновской театральности и декоративности, коллекция, без которой не обходится ни одна выставка Dior и даже ни одна выставка кутюра. Грандиозность замысла поражает: платье — золотая статуя Тутанхамона в натуральную величину, платье-статуя Исиды, платье-мумия с развевающимися бинтами и плотно перебинтованная голова к нему. И если обычные кутюрные платья Гальяно весили многие килограммы, то вес этих нарядов, сделанных из зеркал, металлических пластин, камней и бог знает чего еще, даже невозможно представить. Как в наряде Тутанхамона двигалась открывавшая показ Эрин О’Коннор, совершенно непонятно, но отчетливо видно, что с большим трудом. Все это звучало дико и выглядело бы точно так же у любого другого, кроме Гальяно. Его талант тут все еще такой силы, что наполняет жизнью эти мумии. Но как все это было сконструировано, как он перемещает объемы вперед, напоминая местами деформированные силуэты Рей Кавакубо, какие экстравагантные выстраивает объемы, сохраняя при этом свой узнаваемый curvy-силуэт и в ураганном темпе пролетая всю европейскую египетскую тему! Дальше набирать обороты невозможной гальяновской декоративности было некуда — впереди была только энтропия.


    Chanel FW 2003 Карл Лагерфельд

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom; AP Photo/Michel Euler

    Фото: Shutterstock Premier / Fotodom

    Карл Лагерфельд был одним из самых долго проработавших кутюрье — только Chanel он делал с 1983 года, причем в полном смысле слова — с двумя сезонными коллекциями и грандиозными показами при большом стечении клиентов и прессы. Дольше него кутюр делала, наверное, только сама Шанель. Мы выбрали коллекцию осени-зимы 2003 года за ее рафинированную повседневность, которую Карл делает тут с интересным твистом. Основа коллекции, как обычно у Chanel,— это твид: вполне классического вида юбки до колена, годэ и с застроченными складками, и не менее традиционные жакеты-шанель Лагерфельд соединяет с узкими ботфортами, и это происходит примерно за 10 лет до того, как их вновь начнут показывать главные люди индустрии — Фиби Файло в Celine, Раф Симонс в Dior. Но самое любопытное, что у него получается и роскошно в традиционном смысле этого слова, и одновременно модно: шикарные пальто и костюмы надеты с облегающими голову сеточками, похожими на плавательные. Твид доведен тут практически до состояния трикотажа, мягкие жакеты с подчеркнутым круглым плечом и длинными узкими рукавами, расширяющимися внизу и закрывающими ладонь, облегают тело. Все это постепенно приобретает вид георгианских визиток и фраков, но даже ботфорты цвета темного золота в сочетании с такого же цвета костюмом-шанель выглядят благородно.


    Gaultier Paris SS 2007 Жан-Поль Готье

    Фото: REUTERS/ Philippe Wojazer; MARTIN BUREAU / AFP

    Фото: Chris Moore/Catwalking/Getty Images

    В конце прошлого десятилетия в коллекциях Готье появляется все больше самоцитирования, все чаще мы видим не столько кэмп, сколько китч. Но коллекция Les Vierges, то есть «Мадонны», все еще пребывает в божественной гармонии. Одно за другим возникают платья невозможно красивых цветов: все эти mauve, taupe и прочие сложные оттенки розово-фиолетового, серо-бежевого и розово-коричневого. Остроумный крой, божественные пропорции и изобретательность во всем этом — у Готье, великого мастера кэмпа, всегда были исключительные кутюрные таланты. Главным референсом для него стали прежде всего статуи католических мадонн, и это, пожалуй, последняя блестящая кэмповая коллекция Готье и вообще одна из последних коллекций, где так свободно, с таким остроумием и жизнерадостностью обращаются с религиозной темой. Фантастические головные уборы — например, нимб, открывающийся на лице как створки исповедальни, подчеркнуто избыточный декор, как, например, в корсете-латах с голографическим Христом в центре, чрезвычайно рафинированные цветосочетания, например, холодно-серое платье с пурпурным сердцем на левой груди, пронзенным вышитой серебром шпагой. Оба наряда, как и несколько других из этой коллекции, стали экспонатами знаменитой выставки Met «Heavenly Bodies: Fashion And The Catholic Imagination».


    Valentino FW 2017 Пьерпаоло Пиччоли

    Фото: Courtesy of Valentino

    Фото: Courtesy of Valentino

    Кутюрные коллекции Valentino всегда были довольно популярны, но особенный шум вокруг них поднялся, когда Пьерпаоло Пиччоли остался в Valentino один. И самой громко обсуждаемой стала даже не первая, а вторая его собственная кутюрная коллекция. Прежде всего Пьерпаоло сменил силуэт — вместо достаточно закрытого платья с отрезной талией, длинной расклешенной юбкой и обильным декорированием он показал широкие свободные платья и кейпы, развевающиеся при каждом движении, с шифоновыми юбками под верхним слоем плотного тяжелого атласа, жаккарда или чего-нибудь расшитого, часто другого цвета, появляющимися всполохами из-под верхнего слоя. Вторым важным элементом стали изящные пастельные оттенки, которые Пьерпаоло выбрал для этой коллекции: холодный серый и светлый серо-зеленый, телесный и цвет чайной розы, розово-бежевый и цвет шампанского. Ну и никаких каблуков — сандалии на плотной подошве под каждым таким платьем, и это совпало с окончательным утверждением обуви на плоской подошве на кутюрном подиуме. Как, впрочем, и свободный, полный воздуха силуэт и новый тип женственности — отстраненной и безмятежной.


    Christian Dior FW 2012 Раф Симонс

    Фото: Courtesy of Christian Dior

    Фото: Courtesy of Christian Dior

    В принципе, тут могла бы быть любая из семи кутюрных коллекций Симонса и все они друг за другом, настолько каждая из них прекрасна. И с течением времени их красота, прорывность и концептуальность набирают все больше силы и веса. Но мы выбрали первую, потому что это был настоящий триумф и tour de force, свидетелями которого захотели стать все значительные персонажи мира моды, от Пьера Кардена и Алайи до Эльбаза и Тискенса. Строгий минимализм жакета-бар и узких брюк-сигарет, декольтированные платья с фижмами, выглядевшие при этом как арт-инсталляция, кринолины из норки и каракуля, суровые и роскошные одновременно, знаменитое красное пальто «Аризона», узкие платья классического диоровского силуэта Н — все это было безмятежно, отстраненно и трогательно в то же время. XVII век, который так любил сам Диор, его главные силуэты и собственное мощное видение Симонс ухитрился соединить без всяких зазоров. Головокружительная простота и элегантность, что уже была в его Jil Sander, встретились с возможностями диоровского кутюрного ателье, и в результате появился настоящий haute couture нового времени — абсолютно современная одежда, сделанная на невероятном уровне и задававшая главный тренд в моде. Все годы, что Симонс был в Dior, он делал тот самый идеальный кутюр, про который мы писали в начале и который пока получился так убедительно только у Рафа Симонса.


    Читайте также:

    • Что дала мужской моде гендерная революция

    • Как из моды ушла иерархия


    Еще больше нового —  в нашем Telegram-канале

    Что случилось с высокой модой и кому она нужна — Wonderzine

    Если говорить кратко, кутюр — то, с чего начиналась мода в ее нынешнем понимании. Термин был введен английским дизайнером Чарльзом Фредериком Уортом, чьи коллекции отшивали в Париже, еще в середине XIX века. Строгие рамки кутюр приобрел через сто лет. В 1945 году влиятельная французская организация Chambre Syndicale de la Haute Couture решила, что для того, чтобы стать кутюрье, нужно произвести пару несложных манипуляций. Например, открыть собственное ателье в Париже, нанять как минимум 15 человек на полный рабочий день и шить одежду для частных клиентов с примерками, а также — как маленький бонус — показывать 25 луков для повседневности и вечера в рамках Недели высокой моды в Париже дважды в год. Прочитав этот список, вы не удивитесь, что сейчас членов Chambre Syndicale de la Haute Couture — около 10: Alexis Mabille, Chanel, Giambattista Valli, Jean Paul Gaultier, Maison Martin Margiela и другие. Есть и несколько приглашенных дизайнеров, которые соблюли чуть менее строгие правила и получили возможность попасть в официальное расписание кутюрной Недели. Это, например, Atelier Versace, Rad Hourani и Viktor & Rolf. Одновременно pret-a-porte показывают двести марок — получается, кутюр скорее мертв. Интересно, насколько маленьким должен быть список участников Chambre Syndicale de la Haute Couture, чтобы нежизнеспособность кутюра признали официально.

    Когда был запущен этот процесс? В 1950-х и 60-х, когда одежду стали производить тиражами. Кутюрье, державшиеся на заказах частных клиенток, закрывали свои Дома или переходили на прет-а-порте хотя бы потому, что не могли выдержать конкуренции в цене. К началу 1990-х большинство сохранившихся кутюрных марок находилось в долгах. Тогда началась смена значения всего процесса, творящегося вокруг кутюра, — содержания работников ателье и показа. Раньше кутюр задавал тенденции на год и являлся основным источником дохода дизайнера. Сейчас сложно сказать, что очередная коллекция Giorgio Armani Prive или Elie Saab, посвященная а) 1920-м; б) Востоку; в) 1960-м, задает какие-либо тенденции. Как же платья с сумками на пояс и кроссовками на Chanel и одежда из татуировок Maison Martin Margiela, которые мы увидели на последней Неделе? Они, опять же, не задают тенденции и не утверждают их. Это, скорее, окончательное доказательство того, что в моде теперь главенствует уличная культура. Что касается дохода, здесь все просто: прет-а-порте, аксессуары и парфюмерия дают компаниям куда больше денег, чем 30 сшитых вручную платьев, на показ которых тратишь денег столько же, сколько на рекламный гонорар знаменитости.

    От кутюр — что это такое?

    От кутюр (ударение на «ю») это французкое выражение, которое можно перевести как «высокая мода» — то есть одежда, в которой вы обычно не пойдёте в булочную или мусор выносить. По-французки эта фраза пишется так: Haute Couture. От кутюр (haute couture) – 1) высокая мода; 2) художники-модельеры, представители домов моды, создатели образцов высокой моды, определяющие направления мировой моды; 3) модели одежды, созданные такими мастерами. «От кутюр» – это «высшая мода» Франции, задают которую самые известные салоны мод. Это швейное искусство высочайшего качества, редкие модели которого выпускаются в известных салонах мод по желанию клиента. . Правила моделей «от кутюр» прописаны Парижским Синдикатом Высокой Моды (создан в 1868 году). С возникновением первых салонов мод в том смысле, в каком они существуют и на сегодняшний день, модельеры приобрели «большой вес» в обществе. Эти мастера сотворили свои шедевры из шелка, бархата, жемчуга. Среди ярких представителей той эпохи был британец Уорт, покоривший своими идеями общество Франции и даже Евгению, жену Наполеона III. Очень важен был не только сам дизайн одежды, а еще и имя творца, который, «подписывая» платье, превращал его в произведение искусства, а той, которая носила это платье, было гарантировано высокое положение в обществе. В 1868 году был открыт Парижский комитет Профсоюза швейной индустрии, объединяющий и по сегодняшний день самые именитые салоны мод и фирмы Парижа, а также решаю Кутюром называют также отдельные модели, изготовляемые в знаменитых домах моделей для заказчиков по меркам. Понятие «от кутюр» появилось во второй половине XIX века. Зарождение его связано с именем английского модельера Чарльза Уорта (Charles Frederick Worth), открывшего в 1858 году свой бутик в Париже. «Детища» фантазии Уорта и его коллег высоко котировались не только из-за дорогих материалов и великолепной обработки, самым главным было имя создателя, делавшее платье произведением искусства, которое могло быть выполнено только для заказчика, занимающего высокое положение в обществе. Авторитет Парижа стал непререкаемым для аристократов и буржуа многих стран. В 1868 году был создан Парижский комитет профсоюзов швейной промышленности, который до настоящего времени объединяет ведущие дома моделей Парижа и регулирует правовые вопросы, касающиеся моды. В начале XX века круг от кутюр объединял 20 модных фирм, во главе которых стояли сыновья Ч. Уорта, Дусе, Пакен, Лаферьер, Шерюн, сестры Калло, Редферн и др. В 1913 году была введена договоренность, запрещающая копирование моделей, а в 1943 году — закон, на основании которого модельеры получили равные права с работниками искусства и литературы. В высокой моде начала нынешнего века царил Пуаре. Более полувека угадывала желания женщин легендарная мадам Шанель. В 30-е годы в моде от кутюр работали мадам Вионне и мадам Скиапарелли. Первая из них пропагандировала драпировку из косой ткани, другая ввела квадратные плечи, считавшиеся на протяжении 15 лет самым стильным элементом одежды. Лишь в 1947 году Дом моделей К. Диора отказался от них и тем самым вызвал настоящую революцию в моде. В 1955 году явилось сенсацией платье-мешок Баленсиага. В 60-е годы вызвало шумиху мини, на протяжении почти десяти лет формировавшее моду на самых разных материках. С мини-модой тесно связано имя А. Куррежа. Архитектор по образованию, он стремился привнести и в одежду конструктивные элементы, светлые краски и геометрические поверхности, свойственные модному в то время строительному делу. Модели Куррежа были адресованы в основном очень молодой, очень модной женщине «космической» эры: брючные костюмы, длинные сапоги, большие оправы очков. В 60-е и 70-е годы наибольшим успехом пользовались модели Ив Сен-Лорана. На его коллекции оказали влияние абстрактное искусство, ностальгические настроения, цыганская романтика, военная форма, пустыня Сахара и степи Киргизии, хотя Сен-Лоран наряду с самыми фантастическими моделями предлагает и классику — блейзер, тренчкот и кардиган. Через некоторое время знамя «от кутюр» перекочевало к другим модельерам, которые обладали талантом видения неповторимого облика человека. В ХХ веке самым популярным модельером был Пуаре, отображавший в своих восточных эскизах модернистскую гибкость и драматизм. Коко Шанель нарядила девушек в черные и серые наряды, а также платья из ситца (прежде подобные носили только служанки). Мадам Вионе была первооткрывательницей в кройке платья по диагонали, а мадам Скиапарелли – в кройке квадратных плеч. А Кристиан Диор, вызвавший так называемую революцию в моде, предложил силуэт, который подчеркивает талию, а также свободную юбку. В 1955 году вышло в свет платье-мешок «робсак», которое стало настоящей сенсацией. В 60-е годы большой популярностью пользовалась мини-юбка, которая ещё десять лет задавала тон в моде. Мини-юбка тесно связана с таким именем, как Андре Кураж. Андре был архитектором по образованию, поэтому и в одежде у него присутствовали конструктивные элементы, светлые оттенки, геометрические поверхности. Он верил в то, что он создает моду будущего. В 60-е и 70-е годы, безусловно, самым большим успехом пользуются модели Ив Сен-Лорана. В коллекциях его одежды ощущается воздействие абстрактного искусства, настроения ностальгического характера, цыганской романтики, униформы военных, песков Сахары, а также степей Киргизии. Однако он сочетает фантастику с классикой. Множество перемен было во французской моде, но она всегда захватывала нас своей зрелищностью и сенсационностью!
    В настоящее время Ассоциация высокой моды объединяет 20 знаменитых домов, на взносы которых осуществляются мероприятия по охране авторских прав кутюрье. Два раза в год — в начале февраля и в конце мая — в Париже проходят демонстрации мод от кутюр; в коллекции должно быть не менее 75 моделей с обязательным присутствием вечерних туалетов. Каждая модель от кутюр имеет собственный номер, так как выполняется в единственном экземпляре вручную без применения лекал, форму будущего наряда придают ткани булавками, потом на сколотые места наносят метки и по ним кроят. На пошив одной модели уходит от ста до пятисот часов. Продолжительность работы, стоимость и количество ткани, использование вышивки, батика и других способов декорирования определяют стоимость платья от кутюр, которая для всех моделей является очень высокой: купить их могут не более двух тысяч клиентов во всем мире, основная часть которых проживает в Арабских Эмиратах.

    Тем не менее высокая мода существует и по мнению французского кутюрье в пятом поколении Оливье Лапидуса, «это тот высочайший уровень ремесла, благодаря которому можно поддерживать создание недорогой, но модной и добротной одежды для широких масс». Безупречные технически, яркие, роскошные журналы мод доводят высокую моду до знатоков моды и швейного дела. Понятие от кутюр на мужскую моду не распространяется.щий правовые вопросы на тему моды.

    По этим правилам одежда «от кутюр» должна быть не менее чем на 70 % изготовлена в ручную. Платья шьются из специально изготовленных для них тканей. В отличие от массовой моды (прет-а-порте), одежда «от кутюр» шьётся по индивидуальным меркам для конкретной клиентки. Стоимость платья «от кутюр» может доходить до 100 000 долларов и иногда даже выше. Для того, что бы официально шить одежду «от кутюр», необходимо получить на это сертификат. Получить сертификат могут только парижские Дома Моды. Для этого штат сотрудников Модного Дома должен быть не менее 20 человек. Так же необходимо два раза в год осуществлять показ не менее 50 новых моделей. Платье «от кутюр»- это прерогатива самых состоятельных людей. Выбор и покупка такого изделия это целое событие. Ведь на его производство уходит до 150 часов ручной работы, десятки метров эксклюзивных тканей и килограммы украшений. Но усилия того стоят.
    Платье «от кутюр» будет абсолютно уникально. Такие платья принято передавать по наследству, дарить в музейные фонды, либо формировать собственную коллекцию. Обычно к изделиям «от кутюр» относятся, как к произведениям искусства, поэтому их принято надевать не более 2-3 раз в жизни. Платье от кутюр это вещь на все времена.

    Haute Couture | Мода от А до Я | BoF Education | Бизнес моды

    Шаровары

    Штаны-гарем – это длинные мешковатые штаны, облегающие до щиколотки. Первоначально они были известны как юбка-гарем и были представлены западным модным кругам в 1910 году парижским дизайнером Полем Пуаре. Тем не менее, штаны-гарем были вдохновлены ближневосточными стилями, которые восходят гораздо глубже, чем в начале 20 века.В то время брюки-гарем считались спорным способом сделать брюки частью женского гардероба. Пуаре вдохновили изображения гаремов султанов, чтобы создать стиль, который был столь же шокирующим, сколь и освобождающим.

    Высокая мода

    Haute Couture – это очень часто употребляемая фраза, которая на самом деле имеет очень специфические правила для квалификации.В буквальном переводе «мода» с французского означает «шитье одежды», а «haute» означает «высокий». Это предметы одежды, созданные в индивидуальном порядке для конкретного клиента. Англичанин 19-го века Чарльз Фредерик Уорт считается отцом высокой моды, и сегодня участники выбираются Chambre Syndicale de la Haute Couture. Чтобы получить статус официального дома высокой моды, участники должны разрабатывать одежду на заказ для частных клиентов с более чем одной примеркой, используя ателье (мастерскую), в которой работает не менее пятнадцати сотрудников.У них также должно быть двадцать технических рабочих, занятых полный рабочий день, в одной из своих мастерских. Наконец, дома Haute Couture должны каждый сезон, в январе и июле, представлять публике коллекцию из не менее 50 оригинальных дизайнов – как дневной, так и вечерней одежды.

    Подол

    Подгибка лежит на конце куска ткани, где ткань была сложена и пришита, чтобы предотвратить истирание или потерю формы материала.В процессе подшивания используются небольшие, почти невидимые стежки, чтобы захватить ткань и надежно удерживать ее на месте. Длина подола также часто определяет силуэт всего наряда, от мини до макси.

    Что такое высокая мода? | LoveToKnow

    Исторически сложилось так, что модное западное платье для аристократических женщин и женщин высшего класса создавалось в результате интимных переговоров между клиенткой и ее портнихой. Инвестиции в дизайн заключались в основном в стоимости самого роскошного текстиля, а не в его производстве.Истоки системы высокой моды были заложены в конце семнадцатого века, когда Франция стала европейским центром богато производимых и инновационных роскошных шелковых тканей. Таким образом, выдающееся положение французской текстильной индустрии роскоши послужило основой и прямым связующим звеном с развитием ее системы высокой моды. Престижная социальная и экономическая ценность узнаваемого кутюрье или имени дизайнера возникла в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков.

    Начало высокой моды в Париже

    Начиная с середины девятнадцатого века, парижская высокая мода создала уникальную систему моды, которая утвердила кутюрье, модельера, как художника и утвердила его или ее «имя» в качестве международного авторитета в области дизайна предметов роскоши. оригинальная одежда.Кутюрье больше не были просто квалифицированными мастерами, а творческими художниками с узнаваемыми именами, напечатанными или вплетенными в поясную ленту петершэма, которая незаметно вшивалась в платье или лиф. Это было началом модных дизайнерских лейблов. Заказчик должен был посетить дом высокой моды, где шили одежду по индивидуальным меркам в соответствии с высокими стандартами шитья и пошива одежды.

    Статьи по теме

    Специализированные роли в моде

    Мастерские дома высокой моды тщательно распределены в соответствии с техникой шитья.Швейный персонал делится на две области: пошив одежды ( flou ) для платьев и драпированных предметов одежды, основанных на женских методах шитья, или пошив одежды ( tailleur ) для костюмов и пальто с использованием мужской техники пошива одежды. Персонал работает в соответствии с иерархией навыков, начиная от première , главного портного или портного до учеников. Торговые площади и салоны в равной степени контролируются и управляются продавщицей vendeuse , которая продает дизайны клиентам и согласовывает изготовление и оснащение с рабочими помещениями.

    Чарльз Уорт

    Портной и портной Чарльз Фредерик Уорт, получивший образование в Великобритании, считается «отцом» высокой моды. Что было радикальным в середине девятнадцатого века, так это то, что мужчина создавал женскую моду, ситуация, которая требовала близости между портнихой и клиентом, и ранее была профессией, в которой доминировали женщины. Дизайн Ворта также требовал высоких цен, которые были существенными вложениями в саму одежду и связанный с ним узнаваемый стиль дизайна.Этот значительный сдвиг сделал профессию модельера женской одежды подходящей и прибыльной для мужчин. Уорт работал напрямую с французской шелкоткацкой промышленностью, чтобы получить доступ и продвигать оригинальные, роскошные ткани, которые были визитной карточкой его продукции. Его клиентура включала дворянство европейских дворов, а также новую высокую буржуазию, последовавшую его советам в выборе подходящей одежды для повседневной и вечерней одежды. Уорт и его современники, в частности Дусе, представили инновации, которые стали стандартами для заведений высокой моды.Они создали роскошные парижские салоны, куда приходили богатые клиенты, а не кутюрье, навещающее своих покровителей в их домах; они создавали художественные проекты, из которых клиенты могли выбирать и которые были сделаны по индивидуальному заказу; они также использовали живые манекены, которые моделировали дизайн для частных лиц. Так была создана система производства роскошного пошива от кутюр.

    Оформление кутюрных организаций

    В 1868 году Уорт основал новую группу под названием La Chambre Syndicale de la confection et de la couture pour dames et fillettes .Этот орган, возникший из средневековой системы гильдий, был сформирован как коллектив или тип союза, который мог лоббировать и решать вопросы, связанные с трудом, налогами, администрацией и производством для портных. В то время не было большой разницы между couture , сделанной на заказ, и confection , готовой одеждой. В 1910 году эти два направления деятельности были четко разделены, и номенклатура la haute couture была строго зарезервирована для салонов высокой моды, которые производили коллекции для частных клиентов, а не только для профессиональных покупателей.Недавно названная Chambre Syndicale de la haute couture parisienne изложила особые правила для членства, которые оценивали креативность дизайнов и качество изготовления, которое должно было быть выполнено по заказу клиента, а также установили правила, касающиеся продажи дизайнов и репродукций. . Проблема копирования и пиратства в области дизайна была постоянной проблемой для индустрии высокой моды, которая полагалась на эксклюзивность для сохранения превосходства дизайна и, как следствие, высоких цен. Создание PAIS ( L’Association de protection des industry artistiques saisonnières ) в 1921 году Мадлен Вионне было направлено на защиту индивидуального дизайна от кутюр.Дизайны были сфотографированы на манекене спереди, сзади и сбоку, и эти документальные записи о дизайне были зарегистрированы в PAIS, чтобы предотвратить пиратство и при необходимости использовать их в качестве доказательства. Обвинения в пиратстве промышленных образцов рассматриваются в соответствии с уголовным кодексом Франции. Позднее эта услуга была передана Chambre Syndicale в 1943 году. К 1930 году Chambre Syndicale установила официальный календарь показов мод, которые были скоординированными, последовательными, а не параллельными, и могли вместить все большее количество иностранных покупателей и покупателей. журналисты в сборники.

    В 1929 году Chambre Syndicale de la haute couture parisienne организовало профессиональное обучение шитью и дизайну в своих связанных школах при Министерстве национального образования. Школа предлагала трехлетнее ученичество, которое начиналось с практических навыков шитья в первый год, техники изготовления одежды во втором и женского пошива одежды и драпировки на третьем году. Еще два года были доступны немногим избранным, способным работать первыми в салоне высокой моды и обучать руководителей мастерских и потенциально быть креативными дизайнерами.Эти школы и курсы продолжают работать и в начале 2000-х годов.

    В 1939 году насчитывалось семьдесят салонов высокой моды. Однако Вторая мировая война (1939-1945) и особенно немецкая оккупация Парижа вызвали кризис в отрасли. Нацисты хотели переместить парижскую индустрию высокой моды в Берлин или Вену, но президент Chambre Syndicale , кутюрье Люсьен Лелонг, успешно провел переговоры, чтобы сохранить ее работу в Париже. После освобождения Парижа индустрии высокой моды потребовалось вернуть себе североамериканских покупателей и производителей, чтобы восстановить историческое положение Франции как центра модного дизайна, а также восстановить хрупкую экономику и промышленность.Даже до войны основным клиентом был уже не частный клиент, а коммерческий покупатель и сопутствующая модная пресса, и после войны ситуация обострилась. Это было четко отражено в графике показа коллекций, установленном Chambre Syndicale , который демонстрировался коммерческим покупателям в Северной Америке, затем европейским покупателям и, наконец, частным клиентам. Послевоенное признание важности парижской высокой моды для лидерства в области дизайна моды было признано во всем мире после 1947 года, когда новый дом Christian Dior (основанный в 1945 году) получил признание Кармел Сноу в американском журнале мод Harper’s Bazaar.

    В 1945 году модель Chambre Syndicale ввела более строгие правила, призванные еще больше контролировать качество и престиж индустрии высокой моды в трудные послевоенные годы. Высокая мода была разделена на два класса: Couture и более престижный Couture-Création . Дом высокой моды должен был подать заявку на членство, которое ежегодно пересматривалось. Заявка, поданная кутюрье для классификации Couture-Création , охватывала несколько областей: по крайней мере, двадцать пять дизайнов должны были быть созданы собственными силами, весной и осенью, и созданы на живом манекене.Затем коллекция должна была быть представлена ​​на живых манекенах и в «соответствующей» обстановке в доме высокой моды, расположенном в Париже. Правила также касались технического исполнения оригинальных моделей, повторений, которые должны быть сделаны собственными силами по размерам клиентов, количества требуемых фитингов и стадии изготовления, а также продажи дизайнов.

    Рост салонов высокой моды

    1950-е были годами огромных прибылей и прессы, продолжением и появлением новых салонов высокой моды.Самыми важными и крупными домами с точки зрения производства были дома Christian Dior, Pierre Balmain и Jacques Fath. Послевоенные годы продолжили и укрепили довоенную ситуацию, которая переводила экономическую основу домов с частных продаж на коммерческих покупателей. Источником дизайна был большой рынок высокой моды. Мода была скопирована и адаптирована к ограниченным тиражам или линиям для линейных копий, процесс, который начался в 1930-х годах, а также для моды массового рынка. Дома высокой моды продавали оригинальные модели, а также туалетов, (муслин) и бумажные выкройки, все это регулировалось Chambre Syndicale.

    Использование труда

    Модель кутюрье обычно сначала создавала из недорогого муслина, называемого туалем, чтобы улучшить дизайн, покрой и посадку. Эти туалеты фиксируют точный крой и технику шитья и включают образцы прокладок, подкладок и тканей, необходимых для изготовления готовой одежды. Бумажные выкройки также использовались для копирования дизайнов.

    Эта ситуация подтолкнула к появлению множества новых инициатив от кутюрье Парижа по контролю над своим дизайном, а также к тому, что дизайнерские дома получили от них прямую прибыль.Кристиан Диор начал свои собственные лицензионные соглашения с Christian Dior, Нью-Йорк, а Жак Фат вошел на американский рынок готовой одежды с Джозефом Хальпертом. Все чаще кутюрье открывают бутики в своих салонах высокой моды, чтобы продавать менее дорогие версии своих линий от кутюр, а также аксессуары, разработка, начатая Полем Пуаре в начале двадцатого века. Общество Les Couturiers associés , основанное в 1950 году Жаком Фатом, Робертом Пиге, Жан-Марком Пакеном, Мари-Луизой Карвен и Жаном Дессесом, было предшественником создания прет-а-порте, разработанного кутюрье, продававшим готовые изделия. дизайн для французских универмагов.Аналогичная инициатива, Le Prêt-à-porter Création (1958-1962), была непосредственно нацелена на международных покупателей и прессу. Он прекратился, когда утвердились коллекции прет-а-порте от кутюрных домов. Тем не менее, успешное управление Chambre Syndicale над домами высокой моды и его огромный успех в 1950-х годах отражаются в процветании высокой моды, которая в 1959 году экспортировала одежду на сумму 20 миллионов франков, а 3000 рабочих были заняты на полном производстве. по времени, что составляет 100 000 часов в неделю в течение большей части года.

    Парижская система высокой моды была настолько успешной формулой для привлечения продаж, престижных клиентов, коммерческих покупателей и международной прессы, что все другие организации высокой моды основывались на этой французской модели. В 1942 году в Англии было создано Объединенное общество лондонских модельеров; в Испании во время Второй мировой войны в Барселоне была создана Cooperativa de Alta Costura; первый итальянский модный коллектив был показан во Флоренции в 1951 году; и Ассоциация канадских кутюрье была основана в 1954 году.Однако ни одной другой стране не удалось создать такую ​​престижную или экономически важную индустрию высокой моды, как Париж. Исторически французская система базировалась на производстве роскошных тканей и вспомогательных отраслях производства бисера, вышивки, лент и кружева, а также на высококвалифицированных мастерах

    .

    Ремесленную основу высокой моды было трудно поддерживать во все более индустриальном обществе. Количество домов моды упало со 106 в 1946 году до 19 к 1970 году.Установление квот и высоких таможенных пошлин привело к радикальному сокращению экспорта от кутюр и послужило усилению коммерциализации прав на воспроизведение и лицензионных соглашений. В 1953–1954 годах Пьер Карден представил свою первую коллекцию prêt-àporter и в 1963 году выделил ее в отдельный отдел дома. В 1966 году Ив Сен-Лоран создал Saint Laurent Rive Gauche, первый отдельно стоящий бутик от кутюр. Социокультурные сдвиги и акцент на молодежную моду вместо дизайна для зрелых женщин вызвали нарушение единообразия на рынке женской одежды и привели к уходу от кутюр в качестве единственного или ведущего источника международного модного дизайна.Более прибыльный рынок готовой одежды потребовал новых инициатив для домов высокой моды, которые начали создавать новые, менее дорогие линии не от-кутюр, продаваемые под марками, ассоциирующимися с престижем дома высокой моды.

    Изменения на рынке от кутюр

    1970-е и 1980-е были годами кризиса и перестройки для высокой моды, поскольку Соединенные Штаты больше не были основным рынком, которым они были с 1930-х годов. В 1973 году Chambre Syndicale de la couture parisienne присоединилась к федерации Prêt-à-porter и стала La Fédération français de la couture, du prêt-à-porter des couturiers et des créateurs de mode , а в 1975 году присоединилась. с Федерацией национального союза ремесленников моды и деятельности .В начале 2000-х годов организация насчитывала около 500 членов и продвигала французскую моду дома и за рубежом. Консорциум французских предметов роскоши во главе с группой LVMH (Louis Vuitton Moët Hennessy), созданной Бернаром Арно, выкупил ведущие имена высокой моды. В начале 1980-х Кристиан Лакруа обновил дом 30-х годов Жана Пату, где он был художественным руководителем с 1981 по 1987 год, и парижская высокая мода была на первых полосах модных новостей, как это было в 1950-х и начале 1960-х годов.Карл Лагерфельд создал дизайн для Chloé и реанимировал дом Chanel, грамотно применив все отличительные черты дизайна Chanel (логотип, цепочки, пиджак-кардиган, свободные твиды и т. Д.) И обновив их для более молодого рынка. Подпись и логотип дизайнера стали повсеместными и знакомыми на огромном ассортименте товаров, от модной одежды до предметов интерьера. И снова от кутюр носили и продвигали международные знаменитости и не менее известные и высокооплачиваемые супермодели. В 1987 году Арно инвестировал миллионы в новый дом высокой моды Christian Lacroix, который оказал такое же влияние на оживление и общественный интерес к индустрии высокой моды, как инвестиции Марселя Буссака в открытие дома Christian Dior сразу после мировой войны. II в 1946 году.В 1990-х годах LVMH приобрела Dior, Lacroix, Givenchy, Celine, Kenzo в ходе реструктуризации, направленной на возвращение французского лидерства в дизайне одежды, которое было вытеснено итальянскими и японскими моделями готовой одежды высокого класса. Для создания парижских коллекций haute были выбраны знаменитые дизайнеры. Клод Монтана работал в доме Жанны Ланвин с 1990 по 1992 год, а молодые радикальные британцы Джон Гальяно и Александр Маккуин создавали дизайн для Givenchy. В 1996 году Гальяно был назначен главным дизайнером от кутюр самого престижного дома Christian Dior, заменив Джанфранко Ферре.Немногие дома высокой моды сохранили свою независимость во все более глобальной и конгломеративной экономике. Дома Pierre Cardin, André Courrèges, Patou и Phillipe Venet прекратили производство от кутюр, оставив к 1996 году только восемнадцать заведений высокой моды. После выхода на пенсию Ива Сен-Лорана в 2002 году было закрыто еще одно заведение, но новая коллекция от кутюр Жана Поля Готье. результат успеха в качестве дизайнера прет-а-порте, инверсия традиции высокой моды в двадцать первом веке.

    В начале 2000-х бизнес от кутюр рассматривался как дорогостоящая и роскошная дизайнерская лаборатория, подтверждающая и поддерживающая международную культурную позицию Франции как лидера вкуса. Хотя высокая мода несет огромные финансовые потери и производит менее 10 процентов французской швейной промышленности, салоны получают фантастическую международную прессу и престиж бренда, что способствует заключению прибыльных лицензионных соглашений на коллекции готовой одежды, парфюмерию, аксессуары и т. Д. отечественные товары.

    См. Также Пьер Бальмен; Пьер Кардэн; Андре Курреж; Кристиан Диор; Жак Дусе; Карл Лэйджерфелд; Александр Маккуин; Жан Пату; Чарльз Фредерик Уорт.

    Библиография

    Антуан-Даро, Женевьева. Элегантность: полное руководство для каждой женщины, которая хочет быть здоровой и прилично одетой на все случаи жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Даблдей, 1964.

    Кристиан Диор. Dior от Dior . Перевод Антонии Фрейзер.Лондон: Вайденфельд и Николсон, 1957.

    Фрейзер-Кавассони, Наташа и Дженнифер Джексон Альфано. «Большие деньги от кутюр». Harper’s Bazaar , октябрь 2002 г., стр. 88 и далее.

    Грумбах, Дидье. История моды . Paris: Seuil, 1993.

    .

    Линам, Рут, изд. Couture: иллюстрированная история великих парижских дизайнеров и их творений . Нью-Йорк: Даблдей, 1972 г.

    Палмер, Александра. От кутюр и коммерция: трансатлантическая торговля модой в 1950-е годы .Ванкувер: Университет Британской Колумбии Press, 2001.

    Пикен, Мэри Брукс. Швейные изделия Франции: кто, почему и как французской моды . Нью-Йорк: Харпер и братья, 1956.

    Стил, Валери. Парижская мода : История культуры . Нью-Йорк и Оксфорд: Oxford University Press, 1988.

    Трой, Нэнси Дж. Культура высокой моды: исследование современного искусства и моды . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2003.

    Вейон, Доминик. La mode sous L’Occupation: Débrouillardise et coquetteries dans la France en guerre (1939-1945) . Париж: Payot, 1990.

    История и значение высокой моды

    Сегодня мода – это глобальное явление, показы на подиумах проходят в десятках городов по всему миру от Нью-Йорка до Шанхая. Тем не менее, несмотря на конкуренцию, многие эксперты считают, что Париж остается самой гламурной и конкурентоспособной столицей моды. Работая над предстоящей крупной музейной выставкой « Париж, столица моды », я много думал о том, что делает Париж особенным.Естественно, я был рад возможности взять интервью у Ральфа Толедано, председателя La Fédération Française de la Haute Couture et de la Mode, самой важной модной организации во Франции.

    “Это что-то витает в воздухе”. В газетах, журналах и книгах девятнадцатого и начала двадцатого века банальные объяснения успеха парижской моды, как правило, были чрезвычайно расплывчатыми или содержательными: «Парижане по своей природе легкомысленны». Иностранцы часто приписывали (или обвиняли) «гений» (или «диктатуру») парижских кутюрье, которые обслуживали, как выразился один писатель, «модный класс куртизанок в порочном городе Париже.С тех пор анализ стал более тонким и структурным, сосредоточив внимание на долгой истории системы моды во Франции и важности haute couture .

    Когда Толедано впервые пришел в Федерацию в 2014 году, он описал миссию организации следующим образом: «Мы стремимся сохранить Париж непревзойденной столицей моды». Когда я недавно встретился с ним, я попросил его подробнее рассказать о роли, которую играет и играет haute couture в превращении – и сохранении – Парижа в международную столицу моды.В мгновение ока пришел ответ: «Это приверженность выдающемуся мастерству, инновациям и творчеству». Он продолжил, отметив, что еще до рождения модели haute couture в Париже девятнадцатого века мода во Франции развивалась в уникальной «среде, где институты играли раннюю роль в истории французской моды». Мы можем проследить эту историю до семнадцатого века, во время правления Короля-Солнца Людовика XIV.

    Предположительно, министр финансов Людовика XIV Жан-Батист Кольбер однажды пошутил: «Мода для Франции – то же самое, что золотые прииски Перу для Испании.Независимо от того, является ли эта история апокрифом, Людовик XIV на самом деле сделал моду центральным элементом государственной политики, превратив моду в источник богатства и «мягкую силу» для французского государства. Обнародовав законы, ограничивающие импорт иностранного текстиля (для защиты шелковой промышленности в Лионе) и учредив такие институты, как новая гильдия портных, Людовик XIV заложил основы превосходства парижской моды. В то же время великолепие королевского двора в Версале опиралось на навыки ремесленников и купцов Парижа.

    Каждую весну и осень, начиная с 1675 года, французская пресса рекламировала новую моду сезона, которую иностранцы с радостью переняли, даже когда они жаловались на гегемонию французской моды в Европе. Современные французские институты моды, такие как Comité Colbert и Fédération Française, берут свое начало в Ancien Régime.

    В 2019 году высокая мода процветает

    Ключевые выводы:

    • Хотя лишь несколько парижских домов моды по-прежнему носят лейбл высокой моды, эта практика представляется как творчески здоровой, так и финансово устойчивой.
    • Изделия от кутюр, которые продаются в розницу по цене более 10 000 долларов, выглядят относительной выгодой для самых богатых покупателей в то время, когда логотипы являются массовыми, а настоящая роскошь стоит дорого.
    • Для таких брендов, как Dior и Dolce & Gabbana, инновации, которые вкладываются в создание нестандартных вещей, также распространяются на готовую одежду.

    Что такого особенного в высокой моде, что заставляет некоторых людей предсказывать, что она умрет?

    «Каждые 10 лет врачи собираются у постели французской высокой моды и объявляют, что смерть неминуема», – писала New York Times в 1965 году.Тем не менее, 54 года спустя бизнес, связанный с пошивом вручную одежды на заказ, выглядит ярким и сильным, когда в воскресенье в Париже состоится дебютная выставка Осень / Зима 2019.

    В своем годовом отчете за 2018 год LVMH выделил высоко оцененный показ высокой моды весна / лето 2018 от дизайнера Dior Марии Грации Кьюри – ода сюрреализму – от дизайнера Dior Марии Грации Кьюри, ставшего одами сюрреализма, как центральную часть «выдающихся достижений» бренда. Хотя выручка дома невелика по сравнению с более прибыльными линиями красоты и ароматов, подразделение от-кутюр само по себе прибыльно.Он задает новые тенденции в области готовой одежды, выполняет функции отдела исследований и разработок в области тканей и технологических инноваций, а также укрепляет традиции мастерства бренда.

    Часть блеска от кутюр была украдена на показах круизных коллекций, на которые бренды отправляют журналистов и клиентов в отдаленные места – юг Франции, южную Калифорнию, сельскую местность Японии, аэропорт имени Джона Кеннеди – чтобы увидеть коллекции прет-а-порте. . Но эти расходы идут на маркетинг, а не на продвижение ремесла.

    Показ коллекции от кутюр Весна / Лето Chanel в Гран-Пале в Париже.

    © Jamie Stoker

    Прибыльность от персонализации

    Высокая мода – одно из тех редких мест в дизайнерской моде, которое поддерживает связь с жизнью и потребностями своих потребителей, которые тратят от 10 000 до 1 миллиона долларов и более на одежду и одежду. жаждете роскоши персонализации в то время, когда логотипы являются массовыми. В то время как Gucci производит кроссовки за 870 долларов и спортивные куртки за 4200 долларов с необычайной прибылью, некоторые клиенты с высокими расходами начинают смотреть на высокую моду как на более выгодную цену.

    «Цены на платья прет-а-порте настолько ошеломляюще высоки, что разница между прет-а-порте и высокой модой уже не так велика», – говорит Улла Паркер, клиентка, часто бывающая на показах высокой моды, которая прибыл в Париж на этой неделе. Вспоминая ценник в 18 000 долларов за вещь прет-а-порте во время недавней экспедиции по магазинам, она говорит: «Зачем мне это делать?»

    Паркер, которая использует такие термины, как «амортизация», чтобы подсчитать, что ее одежда от кутюр часто становится более дорогостоящей статьей расходов с течением времени, не придерживается философии «носить только один раз».«Большая часть моего гардероба создавалась десятилетиями», – говорит она, вспоминая любимый образ Джона Гальяно для образа Christian Dior, который она купила 12 лет назад.

    Ее рационализация не является чем-то необычным среди примерно 4000 клиентов от кутюр по всему миру, в том числе королевы Иордании Рании, а также Дебры Ли, бывшего председателя Black Entertainment Television. Ли сказала мне, что она относится к моде как к практическому инструменту, поскольку он позволяет ее сильной одежде профессионально появляться на публике.Существует целая индустрия индивидуальных покупателей от кутюр, таких как Фэй Рикотта, которые постоянно ищут одежду, которая подходит их состоятельным клиентам, и не найдут себе близнецов.

    За кулисами показа высокой моды Elie Saab Весна / Лето.

    © Джейми Стокер

    Бизнес, расширяющий творческие возможности

    Бизнес-модели от кутюр разнообразны. На этой неделе в Париже будут представлены самые разные дизайнеры: от известных ателье, которые шьют фантастические платья на протяжении нескольких поколений, до специалистов по небольшим домам, таких как Alexis Mabille и Stephane Rolland, которые не имеют значительных рекламных бюджетов, но имеют регулярные списки международных клиентов.Есть также бренды, для которых практика концептуальной моды граничит с чистым искусством.

    «Это лаборатория. Это место, где можно быть свободным с точки зрения коммерции, – говорит Виктор Хорстинг, со-дизайнер Viktor & Rolf. Однако именно лицензионные ароматы бренда делают возможной модную одежду. «Очевидно, это позволяет нам сделать это», – говорит Хорстинг, чьи проекты будут представлены в среду. «Мода – это витрина для бренда – для ароматов».

    Разнообразие стратегий говорит о том, что высокая мода богата возможностями – предлагая более определенную аудиторию и очевидную элитарность дизайнеров.Такая возможность во многом обусловлена ​​мастерством французской Fédération de la Haute Couture et de la Mode. Организаторы Couture выборочно расширили ремесло и создали ажиотаж. Givenchy, вновь вошедший в бизнес высокой моды с дизайнером Клэр Уэйт Келлер в прошлом году, будет представлен во вторник. Также есть много предположений о том, когда Эди Слиман представит кутюрную коллекцию Celine, которую LVMH анонсировала вместе с его назначением.

    Федерация также обновила свой двухгодичный календарь, пригласив приглашенных членов, что, в свою очередь, вызвало ажиотаж и привлекло клиентов.Приглашенные дизайнеры в этом сезоне включают Ульяну Сергеенко и Ralph & Russo, которые не совсем соответствуют всем требованиям лабиринта – базируются в Париже, у них работают не менее 15 ремесленников и т. Д. – но которые продемонстрировали склонность к продвижению моды вперед.

    «Что мы видим на своей стороне, так это растущее число брендов, [желающих быть] кандидатами на присоединение к расписанию, что является признаком хорошего состояния рынка», – говорит Ральф Толедано, президент Fédération.

    Еще один образ с показа высокой моды Elie Saab Весна / Лето.

    © Джейми Стокер

    Выйдя за пределы Парижа

    Тем, кто продолжает сомневаться в бизнес-модели, основанной на 0,1%, лучше всего выйти за рамки строго регулируемого определения Франции. Практика ручной работы по индивидуальному заказу женской одежды может быть не более успешным примером, чем Alta Moda от Dolce & Gabbana, что по-итальянски означает «высокая мода». В прошлом году перед шоу Alta Moda в Китае лейбл вызвал фиаско с глазу на глаз. Но в то время как восточноазиатские универмаги и многие китайские покупатели готовой одежды и косметики отступили, клиенты Alta Moda не проявили никакого желания двигаться дальше.

    Модель обслуживания клиентов оказалась настолько мощной для миланского бренда, что стала центральным элементом его бизнес-стратегии после отказа от более дешевой линии D&G и запуска Alta Moda в 2012 году. «Не все в то время это понимали. наш выбор; для многих это была авантюра. Но мы чувствовали, что это правильно », – говорят Доменико Дольче и Стефано Габбана в совместном электронном письме. «В то время было много признаков перемен, и мы заметили их… мы начали этот путь абсолютной творческой свободы, следуя нашему инстинкту, страсти и сердцу.”

    Некоторые клиенты Alta Moda, когда-то привыкшие к принципу изготовления на заказ, быстро начали делать заказы вне меню, прося пижамы и повседневную одежду.

    Тесное сотрудничество с покупателями, носящими их одежду, помогло дизайнерам понять подход к готовой одежде. Dolce & Gabbana недавно объявила, что будет производить свою одежду с пышными формами больших размеров – вплоть до итальянского 54 или американского 18.

    Чтобы получать информационный бюллетень Vogue Business, подпишитесь здесь.

    Комментарии, вопросы или отзывы? Напишите нам по адресу feedback @ voguebusiness.com.

    Больше от этого автора:

    Снижение Victoria’s Secret знаменует конец универсального нижнего белья

    Отсутствие разнообразия в моде имеет реальные издержки

    Инцидент в Saint Laurent подчеркивает экологические издержки модных показов

    Haute couture : Вершины модного пошива и пошива одежды

    Haute couture дословно переводится (с французского на английский) как « Великолепное шитье ». Речь идет о создании эксклюзивных, самобытных, оригинальных, модных предметов одежды и аксессуаров по индивидуальному заказу дизайнерскими домами известных модельеров. Альтернативные названия, используемые для одежды от кутюр, сделаны на заказ и сделаны на заказ.

    Процесс создания этих дизайнов будет соответствовать всем стандартам дизайна одежды и будет обладать вневременным и непревзойденным изяществом. Модель , модель , знаток качественной одежды, стремится к совершенству во всех деталях, связанных с созданием его одежды высокой моды.

    Одежда высокой моды обычно шьется на заказ в соответствии с потребностями, размерами или спецификациями клиента.Все будут рассматривать их как произведения искусства из-за красоты и оригинальности дизайна, а также безупречной практики пошива и высокого качества изготовления, задействованного при их производстве.

    Вставить из Getty Images

    Высокая мода тесно связана со стремлением человека выделиться и развить индивидуальность, отличную от других. Эти единственные в своем роде платья доступны только очень богатым людям, для которых бюджетный образ жизни – неслыханная практика.

    Haute Couture Houses

    Haute couture Houses – это дизайнерские и швейные дома всемирно признанных модельеров.

    Обычно это изысканные заведения, в которых работают многие высококвалифицированные мастера, хорошо разбирающиеся в искусстве пошива одежды и шитья. В этих домах есть разные секции для проектирования, пошива и пошива одежды. Туали (макеты одежды) изготавливаются по эскизам, которые создают дизайнеры, а затем одежда завершается, а затем отправляется для добавления украшений.Клиент провел несколько примерок, прежде чем одежда была окончательно подогнана и сшита до полного совершенства.

    Высокая мода используется как общий термин для обозначения этих дизайнерских домов и их творений. Но во Франции не каждый модный дом, занимающийся пошивом одежды и пошивом одежды от кутюр, все еще можно назвать домом высокой моды.

    Французский департамент промышленности имеет особые правила для дома моды, чтобы он мог считаться домом высокой моды. Он должен быть частью Парижской торговой и промышленной палаты, в нем должно быть не менее 15 штатных сотрудников, работающих в Париже, и они будут демонстрировать свою специальную коллекцию из не менее 25 отдельных нарядов два раза в год (январь и июль). ).Список кутюрье обновляется каждый год.

    Эти эксклюзивные и привилегированные дома могут продавать свои творения по запрашиваемой цене, которой требует их исключительность.

    Код для вставки из Getty Images

    Дизайнерские дома, получившие статус домов высокой моды в Париже (в 2019 году): Adeline André, Alexandre Vauthier, Alexis Mabille, Bouchra Jarrar, Chanel, Dior, Frank Sorbier, Giambattista Valli, Givenchy, Jean -Пол Готье, Жюльен Фурнье, Maison Margiela, Maison Rabih Kayrouz, Маурицио Галанте, Скиапарелли, Стефан Роллан (ссылка 2)

    Краткая история высокой моды

    Культура высокой моды достигла своего пика в 19 веке и достигла своего пика в середине 19 века. его база находится в мировой столице моды, Париже.Британский дизайнер Чарльз Уорт считается основоположником высокой моды. Его дизайнерское бюро The House of Value создавало самые изысканные платья, которые носили придворные дамы многих европейских королевских особ. Бриллианты, жемчуг и другие драгоценные камни были вшиты в одежду, а для изготовления каждого платья использовалась самая изысканная и роскошная ткань; Все виды украшений, такие как вышивка, тесьма и другие украшения, использовались для улучшения сшитых вручную творений.

    Вставить из Getty Images

    Couture пережила политические потрясения, вызванные двумя мировыми войнами и последующими экономическими последствиями.Модельеры, такие как Поль Пуаре, Жанна-Мари Ланвин, Мадлен Вионне, Кристиан Диор, Кристобель Балансиага, Коко Шанель, Пьер Карден, Ив Сен-Лоран, были сторонниками этого стиля шитья, в котором использовалось искусство в моде. Высокая мода была «путеводной звездой» (ссылка 1) на протяжении 1940-х и 1950-х годов и в некоторой степени 1960-х годов.

    Но с тех пор высокая мода неуклонно снижается во всей Европе, где она зародилась, тогда как в США она приобрела некоторую популярность из-за присутствия знаменитостей и очень богатых людей.Несмотря на снижение спроса на одежду, сшитую на заказ, в пользу готовой одежды, заведения высокой моды сохраняют престиж, который этот лейбл придает дизайнерским домам. Эта желанная репутация дома высокой моды помогает им продавать больше других своих линий аксессуаров, парфюмерии и этикеток готовой одежды.

    Дополнительная литература для заинтересованных:

    Ссылка 1: Haute Couture – Ричард Харрисон Мартин, Гарольд Кода, Музей Метрополитен (Нью-Йорк, Н.Y.)

    Ссылка 2: https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_grand_couturiers

    Похожие сообщения: Pret-a-porter; Известные модельеры; Что такое мода? ; Эволюция истории моды; 40+ модных стилей

    Определение высокой моды – RUNWAY MAGAZINE ® Official

    Определение Haute Couture: согласно Оксфордскому словарю Haute Couture – это дорогая модная одежда, производимая ведущими домами моды; с французского буквально «высокое шитье».

    Вульгарность этого определения не только вводит в заблуждение, но и довольно опасно, так как любой посредственный дизайнер, умеющий сшить длинное платье с парой вышитых аппликаций, может назвать его «Haute Couture» и предложить на рынке по высокой цене.Сколько сегодня дизайнеров из США, Австралии или Китая называют свои длинные платья и пошив одежды «высокой модой» – миллионы. Но ни одно из них даже близко не называлось «от кутюр».

    Alexandre Vauthier Весна-Лето 2018 от RUNWAY MAGAZINE

    Высокая мода – это не просто «высокое кройство» и даже не создание эксклюзивной одежды по индивидуальному заказу. Haute couture – это мода высокого класса, которая создается вручную от начала до конца из высококачественной, дорогой, часто необычной ткани, сшивается с особенным вниманием к деталям и завершается самыми опытными и квалифицированными мастерами – часто на это требуется много времени. , техника ручной работы, вышивка и другие художественные техники.

    Viktor & Rolf Haute Couture Весна-Лето 2019 от RUNWAY MAGAZINE

    И не только это. Термин Haute Couture охраняется законом и определяется Chambre de commerce et d’industrie de Paris. Chambre Syndicale de la Haute Couture определяется как «регулирующая комиссия, которая определяет, какие дома моды имеют право называться настоящими домами высокой моды». Их правила гласят, что только «те компании, которые упомянуты в списке, ежегодно составляемом комиссией при Министерстве промышленности, имеют право пользоваться» лейблом haute couture.

    Schiaparelli Haute Couture Spring Summer 2019 от RUNWAY MAGAZINE

    Chambre Syndicale de la Couture Parisienne – это ассоциация парижских кутюрье, основанная в 1868 году как продукт средневековых гильдий, которые регулируют своих членов в отношении подделки стилей, дат открытия коллекций, количества представленных моделей, отношения с прессой, вопросы законодательства и налогов, рекламная деятельность. Основанием организации стал Чарльз Фредерик Уорт.

    Журнал GUO PEI Runway Весна-Лето 2018

    В соответствии с решением, принятым 23 января 1945 года, обозначение «Haute Couture» стало юридически зарегистрированным обозначением происхождения и не может использоваться другими организациями или модными домами / дизайнерами, которые не принадлежат Синдикату Высокой моды.

    Журнал Viktor & Rolf Runway Весна-Лето 2018

    Чтобы заработать право называться Домом Моды и использовать термин Haute Couture в своей рекламе и в других целях, дизайнер или Дом моды должны подать заявку на членство в Chambre Syndicale de la Haute. От кутюр и должны следовать определенным правилам:

    • Дизайн на заказ для частных клиентов, с одной или несколькими фурнитурой;
    • Иметь мастерскую (ателье) в Париже , в которой работает не менее 15 сотрудников на полную ставку;
    • Иметь не менее 20 технических специалистов на полной ставке;
    • Представляйте публике коллекцию не менее 15 оригинальных дизайнов каждый модный сезон в Париже во время недель высокой моды в Париже в январе и июле.

    Ежегодно списки членов обновляются. Списки дизайнеров Haute Couture можно найти здесь .

    CHANEL Haute Couture Весна-Лето 2018 от журнала Runway

    Итак, дизайнер длинных платьев или свадебных платьев, очевидно, может называть свою работу «высокой модой» или «высокой модой», но никогда не «высокой модой». В Италии, например, дизайнеры / модные дома высокой моды, которые создают уникальную одежду, следуя традиции совершенства, называемой «Alta Moda».

    Посмотреть коллекций Haute Couture здесь .

    Haute Couture: Fashion Meets Art

    История начинается с английского модельера Чарльза Фредерика Уорта, чьи изделия были на пике моды в XIX и начале XX века. В то время швеи, часто женщины, нанимали шить одежду по запросу. Ворт начал шить в середине 1800-х годов и в конце концов открыл собственную студию в Париже. Многие историки считают его отцом высокой моды.

    Связанные : 8 самых популярных модных брендов

    Многие не знают, что к истокам высокой моды причастен швед.Шведский бизнесмен Отто Густав Броберг вместе с Вортом основал и построил первый в мире дом моды: House of Worth.

    Императрица Австрийская Елизавета в бальном платье House of Worth на картине Франца Винтерхалера. Изображение: CC0

    Уорт хотел представить моду таким же образом, как и искусство. Он добился этого, представив новые дизайны на выставке, подобно тому, как художники представляют работы на вернисаже, и вместо того, чтобы шить по запросу, дизайны теперь основывались на его собственных идеях и творческой глубине.Покупатели могли выбрать свои любимые изделия из витрины коллекции, которые впоследствии можно было изменить в соответствии с их размерами. Это традиция, которая продолжается в мире моды на ежегодных мероприятиях высокой моды в январе и июле.

    Связано: 12 женщин, которые потрясли мир искусства

    Чарльз Фредерик Уорт стал ведущим именем в области дизайна одежды. Его популярность варьировалась от европейских королевских особ до американских мультимиллионеров. Уорт не только придумал термины модельер и модный дом, он также превратил это бывшее женское ремесло в сферу, в которой позже будут доминировать мужчины.К сожалению, роль женщин в моде во времена Уорта была сведена к «petits mains», что переводится как маленькие руки для черной работы, в то время как мужчины взяли на себя роли творческих гениев.

    Платье для придворного представления начала 1900-х годов из музея Moyse’s Hall – На рубеже веков House of Worth находился на пике своего успеха. Изображение: Совет округа Сент-Эдмундсбери,

    Во Франции правила высокой моды контролируются Chambre Syndicale de la Haute Couture. Основанная в 1868 году, Chambre Syndicale имеет регулирующая роль в принятии решения, каким модным домам разрешено называть свои работы «от кутюр».«Только те дома, которые попали в их список, являются настоящими домами высокой моды.

    Связанные: Slim Aarons: A Life of Leisure

    В 1945 году Палата составила жесткий список стандартов, которым необходимо соответствовать, чтобы быть внесенными в список Дома высокой моды. Эти дома разрабатывают и шьют творения по запросу для частных клиентов. Дома моды должны иметь студию в Париже со штатом не менее 15 сотрудников. Каждый сезон дома будут представлять коллекции, состоящие не менее чем из 50 предметов. Коллекции должны включать как дневная, так и вечерняя одежда.

    В середине 20 века были основаны дома моды, которые стали синонимом высокой моды: Chanel, Balmain , Balenciaga , Dior

    Irving Penn, ‘Cocoa Dress (Balenciaga), Лиза Фонсагривс-Пенн. Изображение: Sotheby’s

    Как и многие другие учреждения, мир моды потрясла Вторая мировая война. Не хватало ресурсов и ограниченных товаров народного потребления. Вместо того, чтобы делать новые покупки, всем, от домохозяек до светских людей, приходилось менять одежду, которая у них уже была, и заботиться о ней.Помимо этого дефицита, оккупация Франции помешала производству и экспорту высокой моды. Однако в 1947 году высокая мода пережила ренессанс, когда Кристиан Диор представил свои новаторские модели с узкой талией, узкими кринолинами и широкими юбками-роликами, возвещая о послевоенном гламуре.

    Связанный: Первые модницы

    Именно в этих легендарных домах высокой моды начинали свою карьеру будущие кутюрье. Следующее поколение модельеров, открывавших собственные дома моды, стало одним из самых влиятельных дизайнеров 1960-х и 1970-х годов. Ив Сен-Лоран получил образование в Christian Dior, Пьер Карден работал с Эльза Скиапарелли , а 22-летний Эмануэль Унгаро переехал в Париж, чтобы работать на Кристобаля Баленсиага.

    Christian Dior Haute Couture для Джанфранко Ферре, Осень / Зима 1989–1990 гг. Изображение: Sotheby’s

    В 1970-х годах было меньше активных домов моды, чем когда-либо прежде. Было одобрено только 19 домов моды, что сильно отличается от 1940-х годов, когда 106 домов получили статус высокой моды.Считалось, что строгие правила Chambre Syndiclae de la Haute Couture стали причиной этого значительного сокращения. В индустрии моды росло массовое производство с использованием дешевых материалов. Кроме того, рецессия привела к падению интереса к высокой моде. За это время из синдиката покинули такие гиганты, как Thierry Mugler и Christian Lacroix .

    Связано: For the Love of Givenchy

    Модель идет по подиуму во время показа Giambattista Valli Весна-Лето 2018 в рамках Недели моды в Париже 22 января 2018 года в Париже, Франция.(Фото Питера Уайта / Getty Images)

    Укрепление экономики и растущая глобализация привели к возобновлению интереса к высокой моде. Сегодня среди одобренных домов моды есть несколько международных игроков, в том числе от старой гвардии (Chanel, Dior, Schiaparelli, Givenchy) до современных звезд (Giambattista Valli, Alexandre Vauthier, Alexis Mabile, Maison Margiela). Покупатели из Китая, Ближнего Востока и России – все хотят быть частью этого волшебного мира, будь то создание изделий или их ношение.Высокая мода по-прежнему связана с изысканным шитьем и творческим дизайном, и это возможность для дизайнеров выразить высоту своего творчества не только в моде, но и в том, как они представлены на культовых подиумах, в которых представлены искусство, музыка и более.

    Показ коллекции Chanel Haute Couture осень-зима 2011–2012 от Карла Лагерфельда. Изображение: Haute Couture News (CC0)

    Примером этого является показ Ирис ван Херпен Haute Couture осень-зима 17. Ван Херпен, который всегда бросал вызов модным традициям и часто идет на границу между модой и наукой, представил свои сборник в сопровождении датской музыкальной группы Between Music, исполнившей погружение в цистерны с водой.Коллекция была посвящена подчеркиванию света в темноте – посланию, которому музыкальная инсталляция способствовала своими проворными и наводящими на размышления звуковыми образами.

    В мире массового производства недорогие бренды и одежда прет-а-порте, дорогие и изысканные творения могут показаться экстравагантными. Однако мода позволяет модельерам игнорировать коммерческие требования и действительно вернуться к тому, что они любят больше всего: исследовать границы моды.

    Похожие записи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *