Дочь Гала – Сесиль Элюар

Как известно, Сальвадор Дали не оставил наследников. Свое искреннее и неизменное на протяжении всей жизни нежелание иметь детей он объяснял очень просто: великие люди всегда производят на свет посредственных детей.

 

Иными словами, на детях гениев природа отдыхает.

 

Но это “гениев” – а Сальвадор Дали, как мы знаем, считал себя не каким-то там рядовым “гением” – он был “божественным Дали”, а “божественность”, как всякому должно быть понятно, не в пример выше заурядной гениальности.

Сесиль Элюар

Совершенно очевидно, что именуя себя “Божественным” (“El Divino”) Дали намеренно приближал себя к аристократии, перед которой преклонялся всю взрослую жизнь – и не просто к аристократии, а к самим королям – вспомните “Божественное право королей”!

 

И цели своей художник, надо сказать, достиг – он действительно находялся в замечательных отношениях с королем Испании хуаном-Карлосом первым и королевой Софией, и, не будем забывать, родившись в семье нотариуса, человека незнатного происхождения, умер маркизом – этот титул даровал ему король сразу после смерти Гала, надеясь хоть как-то утешить художника. Истоки своей персональной “божественности” Дали видел в том, что самим небом, или Богом, по собственым заверениям каталонца, ему была уготована роль спасителя современного искусства. 

Елена Дьяконова в юности

Иными словами, со всех точек зрения “божественный”, Дали ставил себя на порядки выше обыкновенных гениев и потому, следуя, собственной логике, ни единой секунды не сомневался в том, что на его детях, если бы они, не дай Бог, появились,  природа “отдохнула” бы с особым цинизмом.  И потому, абсолютно убежденный в верности своей доктрины,  Дали предпочитал обходиться без них.

 

Тем более, что все обстоятельства этому только способствовали: вскоре после встречи с Дали Гала перенесла операцию на матке, после которой детей иметь уже не могла – и ситуация эта как нельзя более устраивала обоих супругов.

 

Да и сам Дали не блистал выдающейся потенцией, о чем неоднократно и почти с гордостью во всеуслышание заявлял – так что способночсть его к детопроизводству всегда была под сильным вопросом. 

Так или иначе, детей эпатажный каталонец не имел. Правда, совсем недавно одна интриганка из Фигераса, Пилар Абель Мартинес, умудрилась поднять бучу на весь свет, претендуя на то, что она является незаконнорожденной дочерью великого сюрреалиста, и даже добилась, вопреки здравому смыслу, эксгумации тела художника для ДНК-теста – однако, как и следовало ожидать, все ее притязания оказались беспочвенны.

Экспертиза наличие родственных связей между ней и Дали не подтвердила – так что Дали сохранил за собой статус не только самого скандального, но и самого бездетного творца 20-го века.

С Полем Элюаром

Иное дело – Гала. До того, как сделаться спутницей жизни и музой каталонского художника, она более десяти лет прожила в замужестве с французским поэтом-сюрреалистом Полем Элюаром (наст. имя – Эжен Грендель), и, как известно, в браке этом родила своего единственного ребенка, дочь по имени Сесиль.  

 

Все, что окружало эту удивительную женщину, уроженку Казани Елену Дьяконову, более известную, как Гала, вызывало и продолжает вызывать повышенный интерес у наших туристов, и Сесиль, ее родная дочь – не исключение. 

 

Однако насколько публичными персонами были Сальвадор Дали, Гала или Поль Элюар, отец Сесиль – настолько сама она всю свою жизнь всячески сторонилась известности.

Сесиль Элюар фактически не давала интервью, упоминания о ней в литературе очень немногочисленны, скупы по объему и редки.

Да, пока были живы ее отец и мать, она изредка и вскользь, лишь вынужденно и очень отраженно, как далекая тень своих знаменитых родителей, возникала на общественном небосклоне, но после смерти Гала летом 1982-го года канула во тьму неизвестности окончательно. 

Не сомневаюсь, в последние лет двадцать или двадцать пять все, или почти все, были абсолютно убеждены, что Сесиль Элюар тихо и мирно скончалась и давно пребывает в ином, лучшем из миров – однако на самом деле это совсем не соответствовало истине. 

“Пациент был скорее жив, чем мертв.” Рожденная в далеком 1918-ом, дочь Поля и Гала прожила, оказывается, очень долгую, длиною без малого в целый век, жизнь и умерла совсем недавно, 10 августа 2016 г., в Париже. Этой статьей мы постараемся хоть немного нарушить информационный вакуум, окружавший и продолжающий окружать эту женщину – Сесиль Элюар. 

Итак, “дитя сюрреализма” – прозвище, данное ей, как нельзя более точно отражает атмосферу, в которой прошли детские годы Сесиль. Да, от самого рождения ее окружали выдающие художники, фотографы, писатели и поэты, чьи имена золотыми буквами будут вписаны в историю авангардного искусства 20-го столетия – что, впрочем, в силу возраста она вряд ли могла оценить по достоинству. 

“Отец повсюду брал меня с собою и обожал показывать своим друзьям – что мне не очень-то нравилось. Все они казались мне слишком старыми, утомительными и скучными. Все, за исключением Пикассо. Тот водил меня на боксерские матчи, и, кроме того, я была единственной, кому разрешилось приходить к нему в мастерскую на улице Грандс Августинс в Париже – без приглашения и когда мне вздумается”.

“Скучные” друзья Поля Элюара – Луис Буньюэль, Ман Рэй, Макс Эрнст, Марсель Дюшан, Луи Арагон, Рене Магритт, то есть люди, которые во многом определили развитие всего авангардного искусства 20-го века – малышку Сесиль действительно обожали. Да и как могло быть иначе?

Так сложилось, она была первым ребенком, родившимся в этом славном сюрреалистическом братстве, с поистине революционным жаром ниспровергавшем все буржуазные ценности, в том числе и классический институт семьи – однако бессильном, к счастью, вытравить из своих адептов обычные человеческие чувства: такие, например, как любовь к детям.

Рисунок СесильЭлюар (П. Пикассо)

Ман Рэй без конца фотографировал ее, Макс Эрнст и Пикассо с тем же увлечением рисовали Сесиль – более “звездное” детство, кажется, трудно себе и представить! Впрочем, сама Сесиль относилась к этому совершенно спокойно – так уж получилось, да и выбора ей, в конце концов, никто не предоставил.

 

“Звездной” болезнью ни тогда, ни после Сесиль, к чести ее, совершенно не страдала. “Моя жизнь? Моя жизнь была самой что ни есть обычной. Вот только окружение обычным назвать было нельзя, уж точно,” – любила уже в преклонные годы повторять она.  

 

Гораздо больше уже в детские годы Сесиль беспокоило то, чему впоследствии суждено было превратиться в главную трагедию ее жизни – полное отсутствие материнской любви. 

Элюар и Гала познакомились в санатории в швейцарском местечке Клавадель, близ Давоса, где проходили курс лечения от туберкулеза. Им было “тридцать пять на двоих”, как метко выразился в свое время Борис Гребенщиков, и оба влюбились друг в друга без памяти.

Да и что может быть прекраснее первой любви? Как сказано в одном романе о Барселоне:

“…Эта самая “первая” – до бессонницы и удушья; до внутренних бессильных слез от неумения прокричать о ней так, чтобы тебя услышала та, единственная и одна; до ежесекундной, ноющей сладко боли; до безумных и бесконечных качелей над пропастью: от полного неверия к робкой надежде и обратно – словом, самая обычная первая любовь сразила, словно слепо павший из космоса метеорит, маленького Пуйджа в четырнадцать лет…” –

но вернемся к Гала и Полю.

Гала и Поль в 1917

Чувства эти сохранились и после того, когда курс лечения завершился, и влюбленным пришлось расстаться: Поль Элюар вернулся в Париж, Гала – в Москву. 

 

Расстояние не охладило накал чувств, а разразившаяся вскоре Первая Мировая Война только, кажется, ускорила решение к которому неизбежно шли оба: в этой жизни им суждено быть вместе. 

 

Так Гала, проехав на поездах половину континента, оказалась в Париже – призванный на военную службу Элюар не смог даже встретить ее, да и семья его поначалу приняла “эту непонятную россиянку” холодно.

В феврале 1917-го они поженились, и беременная к тому времени Гала отправилась в Нормандию, где у родителей Элюара имелся дом – подальше от подвергавшегося регулярным бомбардировкам Парижа.

Гала с малюткой Сесиль

Именно там, 10 мая 1918-го г., и появилась на свет крошка Сесиль Элюар. Часть, в которой служил ее отец, была расквартирована тогда в Леоне, и горячо ждавший рождения своего ребенка Поль не смог, к своему величайшему сожалению, присутствовать при ее рождении. 

 

Однако, узнав, что роды прошли успешно, он был на седьмом небе от счастья – он страстно хотел этого ребенка, и впоследствии отца и дочь связывали самые сильные чувства. 

 

Чего, кстати, совершенно не скажешь о маме – Гала. Очевидно, роль матери не совсем входила в ее планы – вот почему на немногочисленных фотографиях той поры Гала выглядит скорее озадаченной, удивленной и недовольной, чем счастливой.

Вскоре выяснилось, что материнский инстинкт вовсе не фигурирует в числе достоинств Гала, которая проявляла к Сесиль удивительное равнодушие.

Несомненно, она видела в дочери прямую угрозу тому свободному и богемному образу жизни, который был принят в творческой среде и к которому она быстро и охотно привыкла. 

Гала с дочерью Сесиль и свекровью

Как вспоминала Сесиль, одно время они жили в небольшой деревушке Обонь, неподалеку от Парижа, и каждый раз, когда Поль Элюар уезжал на очередное собрание кружка сюрреалистов в столицу, Гала, вынужденная оставаться с дочерью дома, почти ненавидела ее за это.

 

“Поди погуляй в сад” – эту фразу в таких случаях Сесиль приходилось слышать от матери чаще всего. Гала была вне себя от досады – и чувства свои вымещала на дочери. Где-то там сиял тысячами огней обольстительный Париж, и утонченные интеллектуалы, одним из которых был ее муж, жарко спорили о судьбах мирового искусства – а она, Гала, привыкшая блистать и очаровывать – оказалась выброшенной на обочину этой яркой соблазнительной жизни. А все из-за нее – Сесиль!

И потому ребенок, инстинктивно тянувшийся к матери,  голосом, в котором Гала даже не пыталась скрыть злобу, отправлялся в пресловутый сад – куда угодно, только бы с глаз долой!

Этот “сад”, где Сесиль вынужденно проводила долгие одинокие часы, она, в конце концов, просто возненавидела и запомнила на всю жизнь – он сделался для нее символом жестокой материнской нелюбви.

Поль, Гала и Сесиль Элюар

Кстати, именно в этом уютном домике в Обоне в течение года с четой Элюар и их дочерью проживал немецкий художник-сюрреалист Макс Эрнст, и с этим видным голубоглазым арийцем (к тому же, весьма талантливым художником) у Гала закрутился бурный, я бы сказал, испепеляющий роман – с которым Полю, дадаисту и сюрреалисту, активному стороннику свободной любви, оставалось только смириться.

 

“Шведская семья”, “хозяйство на троих” – назвать такого рода отношения можно как угодно, но их сомнительной сути это не меняет.

Гала и Макс Эрнст

Художник-гость, к которому Гала испытывала все большую страсть, расписал в доме фресками все стены и, в конце концов, выжил оттуда хозяина-поэта.

 

В отчаянии, наевшийся сверх меры пресловутой “свободной любви” Поль пытался сбежать от жены и друга, с которым приходилось делить жену, в Азию – однако из бегства этого ничего не вышло.

 

К тому времени Гала сделалась его абсолютным наваждением, от которого он так и не смог избавиться до конца своих дней. Способствовали ли эти “африканские страсти” безоблачному детскому счастью Сесиль? Нет, и еще раз нет.

Впрочем, худшее еще ждало девочку впереди. В 1929-ом Гала и Дали впервые увидели друг друга – и после первой встречи уже не расставались.

Поль и Сесиль – любящие отец и дочь

До того у Сесиль все-таки была какая-никакая, пусть и не особенно любившая ее, мать. В новой жизни Гала места для Сесиль попросту не нашлось.

 

Конечно же, нужно принять во внимание крайне сложные финансовые обстоятельства, сопровождавшие начало совместной жизни Дали и Гала (был период, когда у них было ни гроша, равно как не имелось и крыши над головой), однако это не отменяет непреложного и жестокого факта: Гала, уйдя к новому спутнику жизни, решительно и даже, создается впечатление, с видимым облегчением навсегда вычеркнула родную дочь из жизни.

Не раз и не два я уже высказывал эту мысль, повторю ее и сейчас: совершенно очевидно, что отмеренных Гала Всевышним запасов душевного тепла хватало лишь на одного человека одновременно – и таким человеком сделался для нее 25-летний каталонский художник.

Точно такая же особенность была, кстати, присуща и самому Сальвадору Дали, и в этом он и Гала были похожи, как самые настоящие близнецы.

Что до Поля Элюара – впавший в пожизненную зависимость от Гала, он страдал безмерно, не в силах поверить, что в этот раз Гала ушла от него навсегда. Он бесконечно писал ей полные тоски и эротики письма, тщетно надеясь, что наваждение в лице Дали не продлится долго. 

Хватаясь за всякий шанс вернуть Гала, он пытался взывать к ее материнским чувствам: “Пиши почаще Сесиль, которая очень по тебе скучает. Я так сильно люблю ее, ведь у нее твои брови, твои глаза, потому что она твоя – и моя – дочь.”

Однако Гала не из тех, кого можно пронять сентиментальными вздохами. Страдающий и одинокий, Элюар подбирает на панели Нуш – бывшую танцовщицу, которая оказалась не в лучшей ситуации и на тот момент времени зарабатывала на жизнь проституцией.

Такая же ранимая и хрупкая, как и сам Поль, Нуш станет ему любовницей, а затем и женой, хотя в глубине души не без печали будет осознавать, что в сердце Элюара на первом месте всегда будет Гала. 

По словам самой Сесиль, они с Нуш прекрасно ладили, хотя мать ей новая избранница Поля заменить так и не смогла. Да это и невозможно в принципе, ведь мать, по словам той же Сесиль, бывает только одна. 

Кстати, именно в этот период отношения между Сесиль и Пикассо были отмечены особой теплотой – даже в отпуска они выбирались одной компанией.

В 1938-ом, в возрасте 20 лет, Сесиль вышла замуж в первый раз – за поэта Люка Декана, брак с которым не продлился долго.

 

В 1946-ом она снова сочеталась узами брака: на этот раз с художником Жераром Вуллени, а после бывала замужем еще дважды. 

 

В 1948-м умерла Нуш, вторая супруга Элюара, что стало для него тяжелейшим ударом – и Сесиль, беременная в то время дочерью Клер, постоянно была в то время рядом с отцом. 

Поль Элюар, успевший еще раз жениться на Доминик Лемор, умер четырьмя годами позже, а вот Гала – мать, которой у Сесиль никогда не было – пережила своего французского мужа на целых 30 лет и умерла 10 июня 1982-го, в возрасте 88 лет.  

Со смертью Гала, похороненной в своем замке в Пуболь, связан и еще один печальный для Сесиль эпизод. Как мы уже сказали, никаких отношений с дочерью Гала не поддерживала, и о том, что мать ее  находится при смерти, Сесиль узнала из газет. 

Бросив все, она помчалась в возлюбленный и воспетый Дали Порт-Льигат, на самый что ни на есть средиземноморский край света, однако увидеть мать ей так и не довелось. Дверь открыла прислуга, заявившая, что Гала не желает видеться с дочерью.

Сесиль Элюар с отцом, 1948

Исходило ли это указание в тот момент от самой Гала, которая в последние недели находилась в практически бессознательном состоянии, либо таковы были инструкции, полученные служанкой загодя – неизвестно, но Сесиль, готовая простить свою сбежавшую однажды и навсегда мать, простить и примириться с ней, оказалась лишена даже этой возможности. 

 

Кроме того, Гала ни словом, ни полсловом не упомянула Сесиль в своем завещании.

 

Через два дня после смерти была обнародована последняя воля умершей, согласно которой знаменитая коллекция Гала переходила супругу, Сальвадору Дали, а после его смерти – театру-музею Дали в Фигерасе.

От себя отмечу, что коллекция эта, которую Гала собирала на протяжении всей жизни и которая на момент смерти владелицы хранилась в Женеве, вовсе не пустячок: она включала в себя 75 замечательных работ Сальвадора Дали, среди которых стоит упомянуть такие известные вещи, как “Великий мастурбатор” и “Загадка Гитлера”!

Возмущенная до глубины души этим финальным проявлением материнского равнодушия, Сесиль, по совету своего адвоката, заявила свои права на часть наследства матери – что на наш взгляд, более, чем справедливо.

 

Однако спор между Сесиль и Испанским правительством, представлявшим интересы Сальвадора Дали, удалось, в конце концов, удалось уладить без судебных тяжб.

Между сторонами было достигнуто мировое соглашение, в соответствии с которым Сесиль получила две работы Де Кирико, одну гуашь Пабло Пикассо, и две картины Сальвадора Дали, одна из которых – знаменитый “Портрет Поля Элюара” (впоследствии Сесиль продала его за 22 с половиной миллиона долларов), над которым Дали работал как-раз в то для кого-то роковое, а для кого-то счастливое лето 1929-го, в Кадакесе, одновременно воруя у Элюара жену, а у Сесиль – мать. 

Кроме того, ей достались 2,3 миллиона долларов и 50 миллионов песет. 

Но снова, заметьте, снова мы говорим о чем угодно, но только не о самой Сесиль! Вот он, парадокс “дочери сюрреализма”, возраставшей в окружении звезд необычайно ярких – но прожившей жизнь самую тихую и незаметную.

 

Жизнь, по своему определению сторонящуюся всякого шума, вспышек софитов и суеты. Почему? Да потому что главной страстью Сесиль были книги. 

Увлечение старинными и редкими книгами в конце концов переросло в профессиональную деятельность, которой, вплоть до самого удаления от дел, она занималась в Канне. Что оставила после себя эта женщина, всю жизнь ощущавшая на себе холодный и подавляющий свет ее великой и недоступной матери? Троих детей, семерых внуков, трех правнуков… 

Как сказано на официальной странице “Ассоциации друзей Поля Элюара”, почетным президентом которого являлась Сесиль, “всю жизнь она честно и преданно служила своему любимому делу; любовь и щедрость были ее главными качествами, и свою страсть к искуcству и литературе она передала своим детям…”

Сесиль умерла 10 августа 2016-го г., а тремя днями позже была похоронена на кладбище Пер-Лашез, рядом с отцом и его второй женой, Нуш. 

Сергей и Татьяна – частные гиды в Барселоне

Автор статьи – Сергей Захаров, совместно с супругой и коллегой Татьяной – создатель экскурсионного бюро “Барселона-Экскурс”, писатель. При перепечатке материалов, пожалуйста, указывайте активную ссылку на источник. Подробнее узнать о наших книгах и купить их можно в разделе “Где и что прочесть”. Приглашаем на наши авторские экскурсии по музеям Сальвадора Дали. Откроем тайны, развенчаем мифы, расскажем правду – обещаем полное погружение в удивительную Вселенную Сальвадора Дали! 

Дочь Гала – Сесиль Элюар

Как известно, Сальвадор Дали не оставил наследников. Свое искреннее и неизменное на протяжении всей жизни нежелание иметь детей он объяснял очень просто: великие люди всегда производят на свет посредственных детей.

Иными словами, на детях гениев природа отдыхает. Но это «гениев» — а Сальвадор Дали, как мы знаем, считал себя не каким-то там рядовым «гением» — он был «божественным Дали», а «божественность», как всякому должно быть понятно, гораздо выше заурядной гениальности. Следуя, таким образом, собственной логике, художник ни единой секунды не сомневался, что на его детях природа «отдохнула» бы с особым цинизмом — и потому предпочитал обходиться без них.



Елена Дьяконова в юности

Так или иначе, детей эпатажный каталонец не имел. Правда, совсем недавно одна интриганка из Фигераса, Пилар Абель Мартинес, умудрилась поднять бучу на весь свет, претендуя на то, что она является незаконнорожденной дочерью великого сюрреалиста, и даже добилась, вопреки здравому смыслу, эксгумации тела художника для ДНК-теста — однако, как и следовало ожидать, все ее притязания оказались беспочвенны.

Экспертиза наличие родственных связей между ней и Дали не подтвердила — так что Дали сохранил за собой статус не только самого скандального, но и самого бездетного творца 20-го века.



С Полем Элюаром

Иное дело — Гала. До того, как сделаться спутницей жизни и музой каталонского художника, она более десяти лет прожила в замужестве с французским поэтом-сюрреалистом Полем Элюаром (наст. имя — Эжен Грендель), и, как известно, в браке этом родила своего единственного ребенка, дочь по имени Сесиль.

Все, что окружало эту удивительную женщину, уроженку Казани Елену Дьяконову, более известную, как Гала, вызывало и продолжает вызывать повышенный интерес у наших туристов, и Сесиль, ее родная дочь — не исключение.

Однако насколько публичными персонами были Сальвадор Дали, Гала или Поль Элюар, отец Сесиль — настолько сама она всю свою жизнь всячески сторонилась известности.

Сесиль Элюар фактически не давала интервью, упоминания о ней в литературе очень немногочисленны, скупы по объему и редки.

Да, пока были живы ее отец и мать, она изредка и вскользь, лишь вынужденно и очень отраженно, как тень своих знаменитых родителей, возникала на общественном небосклоне, но после смерти Гала летом 1982-го года канула во тьму неизвестности окончательно.

Не сомневаюсь, в последние лет двадцать все, или почти все, были абсолютно убеждены, что Сесиль Элюар тихо и мирно скончалась и давно пребывает в ином, лучшем из миров — однако на самом деле это совсем не соответствовало истине. Рожденная в далеком 1918-ом, дочь Поля и Гала прожила, оказывается, очень долгую, длиною без малого в целый век, жизнь и умерла совсем недавно, 10 августа 2016 г., в Париже.

Этой статьей мы постараемся хоть немного нарушить информационный вакуум, окружавший и продолжающий окружать эту женщину — Сесиль Элюар.

Итак, «дитя сюрреализма» — прозвище, данное ей, как нельзя более точно отражает обстановку, окружавшую Сесиль с самых ранних лет. Да, от самого рождения ее окружали выдающие художники и поэты, что, впрочем, крошка вряд ли могла оценить по достоинству.

«Отец повсюду брал меня с собою и обожал показывать своим друзьям — что мне не очень-то нравилось. Все они казались мне слишком старыми, утомительными и скучными. Все, за исключением Пикассо. Тот брал меня с собою на боксерские матчи, и, кроме того, я была единственной, кому разрешилось приходить к нему в мастерскую на улице Грандс Августинс в Париже — без приглашения и когда мне вздумается».

«Скучные» друзья Поля Элюара — Луис Бунюэль, Ман Рэй, Макс Эрнст, Марсель Дюшан, Луи Арагон, Рене Магритт, то есть люди, которые во многом определили развитие всего авангардного искусства 20-го века — крошку Сесиль действительно обожали: она была первым ребенком, родившимся в этом славном сюрреалистическом братстве, ниспровергавшем все буржуазные ценности, но бессильном, к счастью вытравить из себя обычные человеческие чувства, такие, например, как любовь к детям.



Ман Рэй без конца фотографировал ее, Макс Эрнст и Пикассо с тем же увлечением рисовали Сесиль — более «звездное» детство трудно себе и представить. Впрочем, сама Сесиль относилась к этому совершенно спокойно — так уж получилось, да и выбора ей, в конце концов, никто не представил.

«Звездной» болезнью ни тогда, ни после она, к чести ее, совершенно не страдала. «Моя жизнь? Моя жизнь была самой что ни есть обычной. Вот только окружение обычным назвать было нельзя, уж точно», — любила уже в преклонные годы повторять она.

Гораздо больше малютку Сесиль уже в ранние годы беспокоило то, чему впоследствии суждено было превратиться в главную трагедию ее жизни — полное отсутствие материнской любви.

Элюар и Гала познакомились в санатории в швейцарском местечке Клавадель, близ Давоса, где проходили курс лечения от туберкулеза. Им было «тридцать шесть на двоих», как метко выразился в свое время Борис Гребенщиков, и оба влюбились друг в друга без памяти.

Да и что может быть прекраснее первой любви? Как сказано в одном романе о Барселоне:

«…Эта самая „первая“ — до бессонницы и удушья; до внутренних бессильных слез от неумения прокричать о ней так, чтобы тебя услышала та, единственная и одна; до ежесекундной, ноющей сладко боли; до безумных и бесконечных качелей над пропастью: от полного неверия к робкой надежде и обратно — словом, самая обычная первая любовь сразила, словно слепо павший из космоса метеорит, маленького Пуйджа в четырнадцать лет…» — но вернемся к Гала и Полю.

Чувства эти сохранились и после того, когда курс лечения завершился, и влюбленным пришлось расстаться: Поль Элюар вернулся в Париж, Гала — в Москву.

Расстояние не охладило накал чувств, а разразившаяся вскоре Первая мировая война только, кажется, ускорила решение, к которому неизбежно шли оба: в этой жизни им суждено быть вместе.

Так Гала, проехав на поездах половину континента, оказалась в Париже — призванный на военную службу Элюар не смог даже встретить ее, да и семья его поначалу приняла «эту непонятную россиянку» холодно.

В феврале 1917-го они поженились, и беременная к тому времени Гала отправилась в Нормандию, где у родителей Элюара имелся дом — подальше от подвергавшегося регулярным бомбардировкам Парижа.

Именно там, 10 мая 1918-го г., и появилась на свет крошка Сесиль Элюар. Часть, в которой служил ее отец, была расквартирована тогда в Леоне, и горячо ждавший рождения своего ребенка Поль не смог, к своему величайшему сожалению, присутствовать при ее рождении.

Однако, узнав, что роды прошли успешно, он был на седьмом небе от счастья — он страстно хотел этого ребенка, и впоследствии отца и дочь связывали самые сильные чувства.

Чего, кстати, совершенно не скажешь о маме — Гала. Очевидно, роль матери не совсем входила в ее планы — вот почему на немногочисленных фотографиях той поры Гала выглядит скорее озадаченной, удивленной и недовольной, чем счастливой.



Гала с дочерью Сесиль и свекровью

Вскоре выяснилось, что материнский инстинкт вовсе не фигурирует в числе достоинств Гала, которая проявляла к Сесиль удивительное ранодушие. Похоже, она видела в дочери прямую угрозу тому свободному и богемному образу жизни, который был принят в творческой среде, и к которому она быстро и охотно привыкла.

Как вспоминала Сесиль, одно время они жили в небольшой деревушке Обонь, неподалеку от Парижа, и каждый раз, когда Поль Элюар уезжал на очередное собрание кружка сюрреалистов в столицу, Гала, вынужденная оставаться с дочерью дома, почти ненавидела ее за это.

«Поди погуляй в сад» — эту фразу в таких случаях Сесиль приходилось слышать от матери чаще всего. Это «сад», где ей приходилось проводить долгие одинокие часы, Сесиль, в конце концов, просто возненавидела.



Именно в этом уютном домике в Обоне в течение года с четой Элюар и их дочерью проживал немецкий художник-сюрреалист Макс Эрнст, с которым у Гала закрутился бурнный, я бы сказал, испепеляющий роман — с которым Полю, дадаисту и сюрреалисту, активному стороннику свободной любви, оставалось только смириться.

«Шведская семья», «хозяйство на троих» — назвать такого рода отношения можно как угодно, но их сомнительной сути это не меняет.

Художник-гость, к которому Гала испытывала все большую страсть, расписал в доме фресками все стены и, в конце концов, выжил оттуда хозяина-поэта. В отчаянии, наевшийся сверх меры пресловутой «свободной любви» Поль пытался сбежать от жены и друга, с которым приходилось делить жену, в Азию — однако из бегства этого ничего не вышло.

К тому времени Гала сделалась его абсолютным наваждением, от которого он так и не смог избавиться до конца своих дней. Способствовали ли эти «африканские страсти» безоблачному детскому счастью Сесиль? Нет и еще раз нет.

Впрочем, худшее еще ждало девочку впереди. В 1929-ом Гала и Дали впервые увидели друг друга — и после первой встречи уже не расставались.

До того у Сесиль все-таки была какая-никакая, пусть и не особенно любившая ее, мать. В новой жизни Гала места для Сесиль попросту не нашлось.

Конечно же, нужно принять во внимание крайне сложные финансовые обстоятельства, сопровождавшие начало совместной жизни Дали и Гала (был период, когда у них было ни копейки денег, равно как и крыши над головой), однако это не отменяет непреложного и жестокого факта: Гала, уйдя к новому спутнику жизни, решительно и даже, создается впечатление, с видимым облегчением навсегда вычеркнула родную дочь из жизни.

Не раз и не два я уже высказывал эту мысль, повторю ее и сейчас: очевидно, отмеренных Гала Всевышним запасов душевного тепла хватало лишь на одного человека одновременно — и таким человеком сделался для нее 25-летний каталонский художник. Точно такая же особенность была, кстати, присуща и Сальвадору Дали, и в этом он и Гала были похожи, как самые настоящие близнецы.

Что до Поля Элюара — впавший в пожизненную зависимость от Гала, он страдал безмерно, не в силах поверить, что в этот раз Гала ушла от него навсегда. Он бесконечно писал ей полные тоски и эротики письма, тщетно надеясь, что наваждение в лице Дали не продлится долго. 



Поль Элюар с дочерью Сесиль

Хватаясь за всякий шанс вернуть Гала, он пытался взывать к ее материнским чувствам: «Пиши почаще Сесиль, которая очень по тебе скучает. Я так сильно люблю ее, ведь у нее твои брови, твои глаза, потому что она твоя — и моя — дочь».

Однако Гала не из тех, кого можно пронять сентиментальными вздохами. Страдающий и одинокий, Элюар подбирает на панели Нуш — бывшую танцовщицу, которая оказалась не в лучшей ситуации и на тот момент времени зарабатывала на жизнь проституцией. Такая же ранимая и хрупкая, как и сам Поль, Нуш станет ему любовницей, а затем и женой, хотя в глубине души не без печали будет осознавать, что в сердце Элюара на первом месте всегда будет Гала.

По словам самой Сесиль, они с Нуш прекрасно ладили, хотя мать ей новая избранница Поля заменить так и не смогла. Да это и невозможно в принципе, ведь мать, по словам той же Сесиль, бывает только одна. Кстати, именно в этот период отношения между Сесиль и Пикассо были отмечены особой теплотой — даже в отпуска они выбирались одной компанией.



Сесиль Элюар (слева) и Дора Маар

В 1938-ом, в возрасте 20 лет, Сесиль вышла замуж в первый раз — за поэта Люка Декана, брак с которым не продлился долго.

В 1946-ом она снова сочеталась узами брака: на этот раз с художником Жераром Вуллени, а после бывала замужем еще дважды. 



Пабло Пикассо. Портрет Сесиль Элюар. 1936

В 1948-м умерла Нуш, вторая супруга Элюара, что стало для него тяжелейшим ударом — и Сесиль, беременная в то время дочерью Клер постоянно была в то время рядом с отцом.

Поль Элюар, успевший еще раз жениться на Доминик Лемор, умер четырьмя годами позже, а вот Гала — мать, которой у Сесиль никогда не было — пережила первого мужа на целых 30 лет и умерла 10 июня 1982-го.

Со смертью Гала связан и еще один печальный для Сесиль эпизод. Как мы уже сказали, никаких отношений с дочерью Гала не поддерживала, и о том, что мать ее находится при смерти, Сесиль узнала из газет.

Бросив все, она помчалась в возлюбленный и воспетый Дали Порт-Льигат, на самый что ни на есть средиземноморский край света, однако увидеть мать ей так и не довелось. Дверь открыла прислуга, заявившая, что Гала не желает видеться с дочерью.

Исходило ли это указание в тот момент от самой Гала, которая в последние недели находилась в практически бессознательном состоянии, либо таковы были инструкции, полученные служанкой загодя — неизвестно, но Сесиль, готовая простить свою сбежавшую однажды и навсегда мать, простить и примириться с ней, была лишена даже этой возможности.

Кроме того, Гала ни словом, ни полсловом не упомянула Сесиль в своем завещании. Через два дня после смерти была обнародована последняя воля умершей, согласно которой знаменитая коллекция Гала переходила супругу, Сальвадору Дали, а после его смерти — театру-музею Дали в Фигерасе.

От себя отмечу, что коллекция эта, которую Гала собирала на протяжении всей жизни и которая на момент смерти владелицы хранилась в Женеве, вовсе не пустячок: она включала в себя 75 замечательных работ Сальвадора Дали, среди которых стоит упомянуть такие известные вещи, как «Великий мастурбатор» и «Загадка Гитлера»!

Возмущенная до глубины души этим финальным проявлением материнского равнодушия, Сесиль, по совету своего адвоката, заявила свои права на часть наследства матери — что на наш взгляд, более, чем справедливо.



Сесиль Элюар

Однако спор между Сесиль и испанским правительством, представлявшим интересы Сальвадора Дали, удалось, в конце концов удалось уладить без судебных тяжб.

Между сторонами было достигнуто мировое соглашение, в соответствии с которым Сесиль получила две работы Де Кирико, одну гуашь Пабло Пикассо и две картины Саальвадора Дали, одна из которых — знаменитый «Портрет Поля Элюара» (впоследствии Сесиль продала его за 22 с половиной миллиона долларов), над которым Дали работал как-раз в то для кого-то роковое, а для кого-то счастливое лето 1929-го, в Кадакесе, одновременно воруя у Элюара жену, а у Сесиль — мать. Кроме того, ей достались 2,3 миллиона долларов и 50 миллионов песет.

Но снова, заметьте, снова мы говорим о чем угодно, но только не о самой Сесиль! Вот он, парадокс «дочери сюрреализма», возраставшей в окружении звезд необыйно ярких — но прожившей жизнь самую тихую и незаметную.

Жизнь, по своему определению сторонящуюся вского шума, вспышек софитов и суеты. Почему? Да потому что главной страстью Сесиль были книги. Увлечение старинными и редкими книгами в конце концов переросло в профессиональную деятельность, которой, вплоть до самого удаления от дел, она занималась в Канне.

Что оставила после себя эта женщина, всю жизнь ощущавшая на себе холодный и подавляющий свет ее великой и недоступной матери? Троих детей, семерых внуков, трех правнуков… Как сказано на официальной странице «Ассоциации друзей Поля Элюара», почетным президентом которого являлась Сесиль, «всю жизнь она честно и преданно служила своему любимому делу; любовь и щедрость были ее главными качествами, и свою страсть к искуcству и литературе она передала своим детям…»

Сесиль умерла 10 августа 2016 г., а тремя днями позже была похоронена на кладбище Пер-Лашез, рядом с отцом и его второй женой, Нуш.

Сергей Захаров

Из: Barselona-Excurs. Экскурсии на русском в Барселоне

Также читайте: Любовный треугольник Поль Элюар — Гала — Дали

Всех мужей жена Гала и дочь её Сесиль… | Блогер laura на сайте SPLETNIK.RU 5 августа 2018

10 июня 1982 г. ушла из жизни женщина, чье имя вошло в историю искусств благодаря Сальвадору Дали, чьей женой и музой она была на протяжении многих лет. Ей удалось стать для него одновременно матерью, любовницей и другом, абсолютно незаменимой и обожаемой. Но Дали был далеко не единственным мужчиной для нее. Гала никогда не отказывала себе в своих желаниях и заставила художника потакать всем ее прихотям.

Елена Дьяконова (именно так ее звали на самом деле) уехала из России в 1912 г. Она заболела чахоткой, и ее отправили на лечение в швейцарский санаторий, где она встретила французского поэта Эжена Гренделя. Он потерял от нее голову и принял решение жениться, вопреки воле родителей, считавших этот брак мезальянсом. Он посвящал ей стихи и издавал по ее совету под звучным псевдонимом Поль Элюар. Он же называл ее Гала – «праздник». 


Гала уже тогда имела четкие представления о том, каким хочет видеть свое будущее во Франции. «Я буду как кокотка сиять, пахнуть духами и всегда иметь ухоженные руки с наманикюренными ногтями». И хотя, по свидетельству современников, она даже в молодости не была красива, в обществе умела производить фурор. Это происходило благодаря непоколебимой уверенности в себе и своих чарах, а также умению интриговать публику. 

Не устоял перед ее чарами и немецкий художник и скульптор Макс Эрнст. Гала не только не скрывала роман от мужа, но и убедила его в необходимости жить втроем. Она всегда проповедовала идеи свободной любви, а ревность считала глупым предрассудком. На момент знакомства с молодым художником Сальвадором Дали ей исполнилось 36 лет. Он был на 11 лет моложе, никогда не вступал в интимные отношения с женщинами и панически их боялся. Гала пробудила в нем чувства, которых раньше он не испытывал. 

Элюар, Дали и Макс Эрнст


Гала не только дарила мощный заряд вдохновения художнику, но и была его менеджером, создателем «бренда» Дали. Она убеждала его: «Скоро вы будете таким, каким я хочу вас видеть, мой мальчик».

Гала никогда не отказывала себе в удовольствиях, на что ее муж реагировал спокойно: «Я разрешаю Гала иметь столько любовников, сколько ей хочется. Я даже поощряю ее, потому что меня это возбуждает». А она заявляла: «Жаль, что моя анатомия не позволяет мне заниматься любовью сразу с пятью мужчинами». И чем старше она становилась, тем моложе были ее любовники, и тем большим было их количество. 

Говорили, что «ее мальчики стоят целое состояние» – она осыпала их деньгами и подарками, покупала им дома и машины. Однажды один из них, Эрик Сэмон, ужинал с ней в ресторане, а в это время его сообщники пытались угнать ее машину. А вот 22-летний Уильям Ротлейн, которому Гала помогала избавиться от наркотической зависимости, действительно был в нее влюблен. Но после того, как он не прошел актерские пробы у Феллини, ее страсть тут же угасла. А Уильям вскоре умер от передозировки наркотиков. Певец Джефф Фенхольт, исполнивший главную роль в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда», получил в подарок от любовницы дом за 1,25 млн долларов и картины Дали, а после открещивался от связи с ней…Как известно, в этом браке детей не было, Сальвадор Дали не оставил наследников. Свое искреннее и неизменное на протяжении всей жизни нежелание иметь детей он объяснял очень просто: великие люди всегда производят на свет посредственных детей.

Иными словами, на детях гениев природа отдыхает. Но это “гениев” – а Сальвадор Дали, как мы знаем, был не каким-то там рядовым “гением” – он был “божественным”, и следуя логике художника, на его детях природа отдохнула бы с особым цинизмом, сомневаться не приходиться. 

Но иное дело – Гала, которая от брака  с Полем Элюаром, имела своего единственного ребенка,  дочь по имени Сесиль.  

Сесиль Элюар родилась в 1918 году и умерла сравнительно недавно, 10 августа 2016 г. в Париже. “Дитя сюрреализма” – прозвище, данное ей, как нельзя более точно отражает обстановку, окружавшую Сесиль с самых ранних лет. Да, от самого рождения ее окружали выдающие художники и поэты, что, впрочем, крошка вряд ли могла оценить по достоинству. 

“Отец повсюду брал меня с собою и обожал показывать своим друзьям – что мне не очень-то нравилось. Все они казались мне слишком старыми, утомительными и скучными. Все, за исключением Пикассо. Тот брал меня с собою на боксерские матчи, и кроме того, я была единственной, кому разрешилось приходить к нему в мастерскую на улице Грандс Августинс в Париже без приглашения и когда мне вздумается”. 

“Скучные” друзья Поля Элюара – Луис Буньюэль, Ман Рэй, Макс Эрнст, Марсель Дюшан, Луи Арагон, Рене Магритт, то есть люди, которые во-многом определили развитие всего современного искусства – крошку Сесиль действительно обожали: она была первым ребенком, родившимся в этом славном сюрреалистическом братстве. 

Ман Рэй без конца фотографировал ее, Макс Эрнст и Пикассо с тем же увлечением рисовали Сесиль – более “звездное” детство трудно себе и представить. Впрочем, сама Сесиль относилась к этому совершенно спокойно – так уж получилось, да и выбора ей, в конце концов, никто не представил.”Звездной” болезнью ни тогда, ни после, она кстати, совершенно не страдала. “Моя жизнь? Моя жизнь была самой что ни есть обычной” – любила уже в преклонные годы повторять она.  

Гораздо больше Сесиль уже в ранние годы беспокоило то, чему впоследствии суждено было превратиться в главную трагедию ее жизни – полное отсутствие материнской любви. 

Элюар и Гала познакомились в санатории в швейцарском местечке Клавадель, близ Давоса, где проходили курс лечения от туберкулеза. Обоим было по 18, и оба влюбились друг в друга без памяти. Чувства эти сохранились и после того, когда курс лечения завершился, и влюбленным пришлось раастаться: Поль Элюар вернулся в Париж, Гала – в Москву. 

Расстояние не охладило накал чувств, а разразившаяся вскоре Первая Мировая Война только, кажется, ускорила решение к которому неизбежно шли оба: в этой жизни им суждено быть вместе. 

Так Гала, проехав на поездах половину континента, оказалась в Париже – призванный на военную службу Элюар не смог даже встретить ее, да и семья его поначалу приняла “эту непонятную россиянку” холодно.

В феврале 1917-го они поженились, и беременная к тому времени Гала отправилась в Нормандию, где у родителей Элюара имелся дом – подальше от подвергавшегося регулярным бомбардировкам Парижа. 

Именно там, 10 мая 1918-го г., и появилась на свет крошка Сесиль Элюар. Часть, в которой служил ее отец, была расквартирована тогда в Леоне, и горячо ждавший рождения своего ребенка Поль не смог, к своему величайшему сожалению, присутствовать при ее рождении. 

Однако, узнав, что роды прошли успешно, он был на седьмом небе от счастья – он страстно хотел этого ребенка, и впоследствии отца и дочь связывали самые сильные чувства. 

Чего, кстати, совершенно не скажешь о маме – Гала. Очевидно, роль матери не совсем входила в ее планы – вот почему на немногочисленных фотографиях той поры Гала выглядит скорее озадаченной, удивленной и недовольной, чем счастливой. 

Вскоре выяснилось, что материнский инстинкт вовсе не фигурирует в числе достоинств Гала, которая проявляла к Сесиль удивительное равнодушие. Похоже, она видела в дочери прямую угрозу тому свободному и богемному образу жизни, который был принят в творческой среде, и к которому она быстро и охотно привыкла. 

Как вспоминала Сесиль, одно время они жили в небольшой деревушке Обонь, неподалеку от Парижа, и каждый раз, когда Поль Элюар уезжал на очередное собрание кружка сюрреалистов в столицу, Гала, вынужденная оставаться с дочерью дома, почти ненавидела ее за это.

“Поди погуляй в сад” – эту фразу в таких случаях Сесиль приходилось слышать от матери чаще всего. Это “сад”, где ей приходилось проводить долгие одинокие часы, Сесиль, в конце концов, просто возненавидела.

Именно в этом уютном домике в Обоне в течение года с четой Элюар и их дочерью проживал немецкий художник-сюрреалист Макс Эрнст, с которым у Гала закрутился бурный роман – с которым Полю, дадаисту и сюрреалисту, активному стороннику свободной любви, оставалось только смириться.”Шведская семья”, “хозяйство на троих” – назвать такого рода отношения можно как угодно, но их сомнительной сути это не меняет. 

Художник-гость, к которому Гала испытывала все большую страсть, расписал в доме фресками все стены и, в конце концов, выжил оттуда хозяина-поэта. В отчаянии, наевшийся сверх меры пресловутой “свободной любви” Поль пытался сбежать от жены и друга, с которым приходилось делить жену, в Азию – однако из бегства этого ничего не вышло.

К тому времени Гала сделалась его абсолютным наваждением, от которого он так и не смог избавиться до конца своих дней. 

Впрочем, худшее еще ждало девочку впереди. В 1929-ом Гала и Дали впервые увидели друг друга – и после первой встречи уже не расставались.

До того у Сесиль все-таки была какая-никакая, пусть и не особенно любившая ее, мать. В новой жизни Гала места для Сесиль попросту не нашлось.

Конечно же, нужно принять во внимание крайне сложные финансовые обстоятельства, сопровождавшие начало совместной жизни Дали и Гала (был период, когда у них было ни копейки денег, равно как и крыши над головой), однако это не отменяет непреложного и жестокого факта: Гала, уйдя к новому спутнику жизни, решительно и даже, создается впечатление, с видимым облегчением навсегда вычеркнула родную дочь из жизни. 

Что до Поля Элюара – впавший в пожизненную зависимость от Гала, он страдал безмерно, не в силах поверить, что в этот раз Гала ушла от него навсегда. Он бесконечно писал ей полные тоски и эротики письма, тщетно надеясь, что наваждение в лице Дали не продлится долго. 

Хватаясь за всякий шанс вернуть Гала, он пытался взывать к ее материнмским чувствам: “Пиши почаще Сесиль, которая очень по тебе скучает. Я так сильно люблю ее, ведь у нее твои брови, твои глаза, потому что она твоя – и моя – дочь.” Однако Гала не из тех, кого можно пронять сентиментальными вздохами. Страдающий и одинокий, Элюар подобрал на панели Нуш – бывшую танцовщицу, которая зарабатывала на жизнь проституцией. Такая же ранимая и хрупкая, как и сам Поль, Нуш стала ему любовницей, а затем и женой, хотя прекасно осознавала, что в сердце Элюара на первом месте всегда будет Гала. По словам самой Сесиль, они с Нуш прекрасно ладили, хотя мать ей новая избранница отца заменить так и не смогла. Да это и невозможно в принципе, ведь мать, по словам той же Сесиль, бывает только одна. Именно в этот период отношения между Сесиль и Пикассо были особенно теплыми и дружескими – даже в отпуска они выбирались одной компанией. 

В 1938-ом, в возрасте 20 лет, Сесиль вышла замуж в первый раз – за поэта Люка Декана, брак с которым не продлился долго.

В 1946-ом она снова сочеталась узами брака: на этот раз с художником Жераром Вуллени, а после бывала замужем еще дважды. 

В 1948-м умерла Нуш, вторая супруга Элюара, что стало для него тяжелейшим ударом – и Сесиль, беременная в то время дочерью Клер постоянно была в то время рядом с отцом. 

Поль Элюар, успевший еще раз жениться на Доминик Лемор, умер четырьмя годами позже, а вот Гала – мать, которой у Сесиль никогда не было – пережила первого мужа на целых 30 лет и умерла 10 июня 1982-го.  

Со смертью Гала связан и еще один печальный для Сесиль эпизод. Как мы уже сказали, никаких отношений с дочерью Гала не поддерживала, и о том, что мать ее  находится при смерти, Сесиль узнала из газет. 

Бросив все, она помчалась в возлюбленный и воспетый Дали Порт-Льигат, на самый что ни на есть средиземноморский край света, однако увидеть мать ей так и не довелось. Дверь открыла прислуга, заявившая, что Гала не желает видеться с дочерью.

Исходило ли это указание в тот момент от самой Гала, которая в последние недели находилась в практически бессознательном состоянии, либо таковы были инструкции, полученные служанкой загодя – неизвестно, но Сесиль, готовая простить свою сбежавшую однажды и навсегда мать, простить и примириться с ней, была лишена даже этой возможности. 

Кроме того, Гала ни словом, ни полсловом не упомянула Сесиль в своем завещании. Через два дня после смерти была обнародована последняя воля умершей, согласно которой знаменитая коллекция Гала переходила супругу, Сальвадору Дали, а после его смерти – театру-музею Дали в Фигерасе. 

Стоит отметить, что коллекция эта, которую Гала собирала на протяжении всей жизни и которая на момент смерти владелицы хранилась в Женеве, вовсе не пустячок: она включала в себя 75 замечательных работ Сальвадора Дали, среди которых стоит упомянуть такие известные вещи, как “Великий мастурбатор” и “Загадка Гитлера”!

Возмущенная до глубины души этим финальным проявлением материнского равнодушия, Сесиль, по совету своего адвоката, заявила свои права на часть наследства матери – что по сути, более, чем справедливо.

Однако спор между Сесиль и Испанским правительством, представялвшим интересу Сальвадора Дали, удалось, в конце концов удалось уладить без судебных тяжб.

Между сторонами было достигнуто мировое соглашение, в соответствии с которым Сесиль получила две работы Де Кирико, одну гуашь Пабло Пикассо, и две картины Саальвадора Дали, одна из которых – знаменитый “Портрет Поля Элюара” (впоследствии Сесиль продала его за 22 с половиной миллиона долларов), над которым Дали работал как-раз в то для кого-то роковое, а для кого-то счастливое лето 1929-го, в Кадакесе, одновременно воруя у Элюара жену, а у Сесиль – мать.  Кроме того, ей достались 2,3 миллиона долларов и 50 миллионов песет. 

Но снова, заметьте, снова мы говорим о чем угодно, но только не о самой Сесиль! Вот он, парадокс “дочери сюрреализма”, возраставшей в окружении звезд необыйно ярких – но прожившей жизнь самую тихую и незаметную.

Жизнь, по своему определению сторонящуюся вского шума, вспышек софитов и суеты. Почему? Да потому что главной страстью Сесиль были книги. Увлечение старинными и редкими книгами в конце концов переросло в профессиональную деятельность, которой, вплоть до самого удаления от дел, она занималась в Канне. 

Что оставила после себя эта женщина, всю жизнь ощущавшая на себе холодный и подавляющий свет ее великой и недоступной матери? Троих детей, семерых внуков, трех правнуков…  Как сказано на официальной странице “Ассоциации друзей Поля Элюара”, почетным президентом которого являлась Сесиль, “всю жизнь она честно и преданно служила своему любимому делу; любовь и щедрость были ее главными качествами, и свою страсть к искуcству и литературе она передала своим детям…”Сесиль умерла 10 августа 2016-го г., а тремя днями позже была похоронена на кладбище Пер-Лашез, рядом с отцом и его второй женой, Нуш. 

Почему дочь Галы и падчерица Сальвадора Дали осталась без наследства | Dombusin.ru

В автобиографии Сальвадор Дали объяснял, почему он категорический противник отцовства и никогда не хотел бы иметь детей. Ведь, по его наблюдениям, великие люди всегда производят на свет очень посредственное потомство.

А себя Дали считал не просто великим, а величайшим из гениев. Можно представить, как его пугала мысль, что природа от души отдохнет на его собственном ребенке.

К облегчению художника, у него были проблемы с интимом, а подруга жизни Гала не могла иметь детей после операции, так что страх иметь неудачное потомство отступил.

Кажется, материнство Елене Дьяконовой (которую все знают по именем Гала) не приносило удовольствия. На снимке ей всего двадцать, а выглядит она потухшей и очень взрослой женщиной.

Кажется, материнство Елене Дьяконовой (которую все знают по именем Гала) не приносило удовольствия. На снимке ей всего двадцать, а выглядит она потухшей и очень взрослой женщиной.

Но у самой Галы была дочь от первого брака дивы со знаменитым французским поэтом Полем Элюаром, дочку звали Сесиль. Это было настоящее дитя любви, плод бурного романа очень юных Поля и Елены, как тогда звали Галу. Но почему-то саму дочку беззаветно любил только отец, а Гала, скорее, терпела неудобства, связанные с материнством.

Когда Елена Дьяконова встретила Дали и навсегда покинула Элюара, Сесиль было десять лет. Понимая, что Гале их общая дочь малоинтересна, отец Сесиль постарался окружить дочку всей любовью и вниманием, на которые был способен. Сесиль была любимицей знаменитых друзей своего отца, Пикассо писал ее портреты, Магритт и Арагон были частыми гостями в доме Элюара.

Сесиль Элюар с отцом, Полем Элюаром

Сесиль Элюар с отцом, Полем Элюаром

Но, по воспоминаниям Сесиль Элюар, жизнь передовой авангардной богемы ее не привлекала, знаменитости от искусства казались непонятными и неискренними. И вообще она была совершенно обычной, домашней скромной девочкой, так что Гале она, вероятно, казалась неудачным сереньким и бесталанным ребенком.

Конечно, Элюар пытался воззвать к материнским чувствам Галы, а скорее даже – хотел через дочь вернуть бывшую жену, к которой оставался сильно привязан: «Пиши почаще Сесиль, которая очень по тебе скучает. Я так сильно люблю ее, ведь у нее твои брови, твои глаза, потому что она твоя – и моя – дочь.»

Но Гале дочь была скучна. Хотя совсем их связь не прерывалась, и муза Дали даже подарила Сесиль несколько его работ. Вот эти подаренные картины и сыграли свою черную роль в разрыве отношений Галы с дочерью.

Остались только десткие снимки Сесиль, где она вместе со своей матерью, Галой. Во взрослом возрасте они почти не общались

Остались только десткие снимки Сесиль, где она вместе со своей матерью, Галой. Во взрослом возрасте они почти не общались

Сесиль рано вышла замуж, развелась, потом нашла нового мужа, художника. Второе замужество случилось уже под конец войны, времена были тяжелые, и Сесиль продала одну из подаренных картин Дали, чтобы жить на эти деньги.

Гала была глубочайше оскорблена такой коммерцией и до конца жизни, то есть еще почти сорок лет, совершенно не общалась с дочерью. Очень может быть, что это устраивало и Сесиль – она с юных лет избегала публичности и любой эксцентричности, была в этом полной противоположностью Галы. О том, что мать тяжело больна и при смерти, Сесиль узнала буквально из газет.

Сесиль Элюар (с фотоаппаратом) вместе с Дорой Маар, второй женой Пикассо

Сесиль Элюар (с фотоаппаратом) вместе с Дорой Маар, второй женой Пикассо

Надеясь на примирение (а уж и самой Сесиль было в это время за шестьдесят), дочь Галы приехала к матери, чтобы узнать от прислуги, что пускать ее не велено. Естественно, после смерти Галы-Елены оказалось, что в завещании Сесиль не упомянута.

А наследство было совсем не пустяковым – кроме всякого имущества и недвижимости Гале принадлежала крупная коллекция работ Дали, которую она подбирала в течение жизни. По завещанию, после смерти Дали коллекция должна была перейти в собственность музея художника в Фигерасе.

Сесиль Элюар прожила очень долгую жизнь, 98 лет!

Сесиль Элюар прожила очень долгую жизнь, 98 лет!

Чтобы избежать судебного спора о наследстве, испанскому правительству удалось договориться с Сесиль. Она получила совсем небольшую долю наследства матери, пять картин и часть ее денег, но и это составило многомиллионный капитал.

Похоже, это совершенно полностью удовлетворило амбиции Сесиль, которая до конца продолжала привычную ей тихую непубличную жизнь. Так что, когда недавно стало известно о смерти Сесиль Элюар, все удивились – она так долго жила! Прожив почти век, падчерица Дали умерла всего четыре года назад.

Друзья, а вы как думаете, имеют ли право дети состоятельных и знаменитых родителей рассчитывать на наследство, если отношения между поколениями не сложились?

Еще по теме:

За что Дали полюбил Галу, и за что – она его

Почему дочь Галы не общалась с матерью, и как сложилась её жизнь: «дитя сюрреализма» Сесиль Элюар

Как известно, у Сальвадора Дали не было детей. А вот у его музы и супруги Галы была дочь, появившаяся на свет в первом браке Елены Дьяконова и Поля Элюара. Сесиль Элюар прожила без малого сто лет и на протяжении всей своей жизни старательно избегала публичности.

Была ли счастливой судьба этой девочки, получившей прозвище «дитя сюрреализма», и почему она никогда не давала интервью ни о своей матери, ни о её эпатажном муже, гениальном Сальвадоре Дали?

Плод любви

Елена Дьяконова Гала и Поль Элюар. / Фото: www.mtdata.ru

Знакомство Поля Элюара и Елены Дьяконова состоялось в 1912 году в швейцарском городке Клавадель, где они оба оказались на лечении в местном санатории. Разъехавшись после окончания курса, Поль и Елена не потеряли друг друга из вида. Первое для обоих чувство было ярким, а желание прожить вместе всю жизнь казалось вполне естественным.

Елена Дьяконова. / Фото: www.sm-news.ru

Разлука лишь распалила их страсть, а Первая мировая война стала тем катализатором, который лишь ускорил их воссоединение. Гала приехала к возлюбленному в Париж, а он даже не смог встретить её на вокзале из-за службы в армии. Впрочем, в его чувствах ей сомневаться не приходилось.

Семья Поля приняла подругу сына довольно прохладно, но для влюблённых это не имело никакого значения. В мае 1918 года, спустя почти полтора года после бракосочетания Поля и Галы, на свет появилась малышка Сесиль.

Дитя сюрреализма

Сесиль Элюар на руках матери. / Фото: www.izbrannoe.com

Поль сразу же проникся нежностью к крохе, ведь он находил в ней черты любимой женщины. Но для Галы рождение дочери стало помехой к привычному и свободному образу жизни. Молодая мама не могла больше вести споры о судьбе искусства, блистать в обществе, доказывая самой себе и окружающим собственную уникальность и возвышенность.
В то время, как муж встречался с деятелями искусства, Гала вынуждена была скучать в обществе дочери. В такие дни Гала сердилась и, кажется, даже ненавидела Сесиль. Со злостью, которую молодая мать даже не пыталась скрывать, гала отправляла дочь «погулять в саду». Она винила дочь в том, что оказалась оторвана от общества. И обрекала на тоскливое одиночество собственную дочь, проводившую время где-то за границами материнской любви. Сесиль не суждено было почувствовать на себе любовь мамы.

Сесиль Элюар с родителями. / Фото: www.izbrannoe.com

Зато отец души не чаял в своей малышке. Как только она подросла, он обязательно водил её повсюду с собой и с гордостью представлял своим друзьям. Другое дело, что Сесиль повышенное внимание со стороны отцовских друзей не слишком нравилось. Ей они все казались старыми и скучными. Кроме, может быть, Пабло Пикассо, посещавшем в компании девочки боксёрские матчи и позволявшим ей без предупреждения навещать его в мастерской.

Пабло Пикассо, портрет Сесиль Элюар. / Фото: www.pinimg.com

Макс Эрнст и Пабло Пикассо рисовали Сесиль, Майн Рэй фотографировал её, малышка терпеливо позировала, но ей и в голову не приходило гордиться своим окружением. Она считала такое положение вещей вполне естественным. Впрочем, другого она и не знала. Лишь одно беспокоило Сесиль – полнейшее равнодушие к ней матери.

Вечная боль

Елена Дьяконова Гала и Поль Элюар. / Фото: www.twimg.com

Могла ли Сесиль не видеть, что происходит в жизни родителей? Сначала с ними вместе поселился Макс Эрнст, а папа на глазах дочери становился всё мрачнее. Но Поль Элюар мужественно делал лицо, пытаясь оставаться верным пропагандируемым в их кругу принципам свободной любви. Он не представлял своей жизни без Галы и готов был на всё, чтобы только удержать её.

После Поль попытался сбежать от наваждения по имени Гала в Азию, но ничего у него не вышло. Но главное испытание ждало его впереди. Когда в жизни Галы появился Сальвадор Дали, ему пришлось навсегда проститься с женой. Как и Сесиль предстояло попытаться забыть о матери.

Гала и Сальвадор Дали. / Фото: www.vecernji.hr

После того, как Гала и Сальвадор Дали стали жить вместе, мать перестала даже вспоминать о том, что дочь вообще была в её жизни. Впрочем, точно с такой же лёгкостью она вычеркнула из памяти свою первую любовь. Поль Элюар отчаянно тосковал, взывал к жалости и материнским чувствам, но всё было тщетно, Гала свой выбор уже сделала.

Позже Поль приведёт в дом свою вторую жену, которая в то время была представительницей древнейшей профессии. Ранимая и хрупкая Нуш, волею судьбы оказавшаяся на панели, постаралась стать Элюару хорошей женой и стать матерью для девочки. Сесиль тепло относилась к Нуш, но это была совсем не мама.

Сесиль Элюар с отцом. / Фото: www.liveinternet.ru

Сесиль Элюар впервые вышла замуж в 20-летнем возрасте за поэта Люка Декана, однако очень быстро с ним рассталась. В 26 лет она отправилась под венец с художником Жераром Вуллени. Позже она выходила замуж ещё два раза.
Спустя два года после второго замужества Сесиль скончалась Нуш, и любящая дочь, как могла, поддерживала отца, тяжело переживавшего утрату. Он пережил свою вторую жену всего на четыре года, правда, до того, как покинуть этот мир в 1952 году, он успел жениться на Доминик Лемор.

Гала и Сальвадор Дали. / Фото: www.pinimg.com

Гала никогда не поддерживала отношений с дочерью, и Сесиль лишь из газет узнала о тяжёлом состоянии матери. Тогда, в 1982 году дочь Галы сорвалась с места и отправилась в Порт-Льигат, надеясь на прощание увидеть женщину, вычеркнувшую её из своей жизни.
Но прислуга даже не пустила её на порог, поставив в известность: Гала не испытывает никакого желания видеть дочь. Блистательная Гала, вдохновительница и муза Дали, не позволила Сесиль обнять себя даже перед лицом смерти. А сама не вспомнила о ней, составляя завещание.

Сальвадор Дали «Портрет Поля Элюара». / Фото: www.artchive.ru

Но Сесиль проявила характер и по совету адвоката всё же заявила права на часть наследства. Спор между дочерью Галы и Испанским правительством закончился взаимовыгодно и даже без суда. Сесиль получила несколько экземпляров из коллекции своей матери, в том числе написанный Сальвадором Дали «Портрет Поля Элюара», и приличную сумму, исчисляемую миллионами долларов.

Сесиль Элюар. / Фото: www.elpuntavui.cat

После смерти матери Сесиль Элюар вовсе исчезла с поля зрения общественности. Она прожила тихую и незаметную жизнь, и всю жизнь занималась редкими и старинными книгами. Растила троих детей, позже радовалась появлению на свет внуков и правнуков. Им она и передала свою страсть к литературе и искусству.
Сесиль Элюар ушла из жизни 10 октября 2016 года и была похоронена рядом с отцом и его второй женой Нуш на кладбище Пер-Лашез.

Подпишитесь на наш канал


Её имя вошло в историю искусств благодаря Сальвадору Дали, чьей женой и музой она была на протяжении многих лет. Ей удалось стать для него одновременно матерью, любовницей и другом, абсолютно незаменимой и обожаемой. Но Дали был далеко не единственным мужчиной для нее. Гала никогда не отказывала себе в своих желаниях и заставила художника потакать всем ее прихотям. kulturologia.r

Почему падчерица Дали осталась без наследства: dombusin — LiveJournal

В автобиографии Сальвадор Дали объяснял, почему он категорический противник отцовства и никогда не хотел бы иметь детей. Ведь, по его наблюдениям, великие люди всегда производят на свет очень посредственное потомство.

А себя Дали считал не просто великим, а величайшим из гениев. Можно представить, как его пугала мысль, что природа от души отдохнет на его собственном ребенке.

К облегчению художника, у него были проблемы с интимом, а подруга жизни Гала не могла иметь детей после операции, так что страх иметь неудачное потомство отступил.

Кажется, материнство Елене Дьяконовой (которую все знают по именем Гала) не приносило удовольствия. На снимке ей всего двадцать, а выглядит она потухшей и очень взрослой женщиной.

Но у самой Галы была дочь от первого брака дивы со знаменитым французским поэтом Полем Элюаром, дочку звали Сесиль. Это было настоящее дитя любви, плод бурного романа очень юных Поля и Елены, как тогда звали Галу. Но почему-то саму дочку беззаветно любил только отец, а Гала, скорее, терпела неудобства, связанные с материнством.

Когда Елена Дьяконова встретила Дали и навсегда покинула Элюара, Сесиль было десять лет. Понимая, что Гале их общая дочь малоинтересна, отец Сесиль постарался окружить дочку всей любовью и вниманием, на которые был способен. Сесиль была любимицей знаменитых друзей своего отца, Пикассо писал ее портреты, Магритт и Арагон были частыми гостями в доме Элюара.

Сесиль Элюар с отцом, Полем Элюаром

Но, по воспоминаниям Сесиль Элюар, жизнь передовой авангардной богемы ее не привлекала, знаменитости от искусства казались непонятными и неискренними. И вообще она была совершенно обычной, домашней скромной девочкой, так что Гале она, вероятно, казалась неудачным сереньким и бесталанным ребенком.

Конечно, Элюар пытался воззвать к материнским чувствам Галы, а скорее даже – хотел через дочь вернуть бывшую жену, к которой оставался сильно привязан: «Пиши почаще Сесиль, которая очень по тебе скучает. Я так сильно люблю ее, ведь у нее твои брови, твои глаза, потому что она твоя – и моя – дочь.»

Но Гале дочь была скучна. Хотя совсем их связь не прерывалась, и муза Дали даже подарила Сесиль несколько его работ. Вот эти подаренные картины и сыграли свою черную роль в разрыве отношений Галы с дочерью.

Остались только десткие снимки Сесиль, где она вместе со своей матерью, Галой. Во взрослом возрасте они почти не общались

Сесиль рано вышла замуж, развелась, потом нашла нового мужа, художника. Второе замужество случилось уже под конец войны, времена были тяжелые, и Сесиль продала одну из подаренных картин Дали, чтобы жить на эти деньги.

Гала была глубочайше оскорблена такой коммерцией и до конца жизни, то есть еще почти сорок лет, совершенно не общалась с дочерью. Очень может быть, что это устраивало и Сесиль – она с юных лет избегала публичности и любой эксцентричности, была в этом полной противоположностью Галы. О том, что мать тяжело больна и при смерти, Сесиль узнала буквально из газет.

Сесиль Элюар (с фотоаппаратом) вместе с Дорой Маар, второй женой Пикассо

Надеясь на примирение (а уж и самой Сесиль было в это время за шестьдесят), дочь Галы приехала к матери, чтобы узнать от прислуги, что пускать ее не велено. Естественно, после смерти Галы-Елены оказалось, что в завещании Сесиль не упомянута.

А наследство было совсем не пустяковым – кроме всякого имущества и недвижимости Гале принадлежала крупная коллекция работ Дали, которую она подбирала в течение жизни. По завещанию, после смерти Дали коллекция должна была перейти в собственность музея художника в Фигерасе.

Сесиль Элюар прожила очень долгую жизнь, 98 лет!

Чтобы избежать судебного спора о наследстве, испанскому правительству удалось договориться с Сесиль. Она получила совсем небольшую долю наследства матери, пять картин и часть ее денег, но и это составило многомиллионный капитал.

Похоже, это совершенно полностью удовлетворило амбиции Сесиль, которая до конца продолжала привычную ей тихую непубличную жизнь. Так что, когда недавно стало известно о смерти Сесиль Элюар, все удивились – она так долго жила! Прожив почти век, падчерица Дали умерла всего четыре года назад.

Друзья, а вы как думаете, имеют ли право дети состоятельных и знаменитых родителей рассчитывать на наследство, если отношения между поколениями не сложились?

Елена Дьяконова – Гала. 50 величайших женщин [Коллекционное издание]

Елена Дьяконова – Гала

МАДОННА СЮРРЕАЛИЗМА

В 2004 году мир отмечал сразу две даты, связанные с одним из самых известных художников XX века – Сальвадором Дали: 100 лет со дня рождения и 15 лет со дня смерти. Признанный гений, чье влияние на современное искусство неоспоримо и неоценимо, Дали оставил свой яркий след не только в живописи, но и в скульптуре, кинематографе, дизайне и даже литературе. Однако общепризнан и другой факт: Дали не состоялся бы, если бы не его жена, которую весь мир знает как Гала и которую на самом деле звали Елена Дьяконова.

Она родилась в Казани в 1895 году. У нее было два старших брата, Николай и Вадим, и младшая сестра Лидия. Отец, чиновник Министерства сельского хозяйства, бросил семью, когда дети были совсем маленькие, – у них не осталось о нем никаких воспоминаний. В 1905 году семье сообщили, что он умер в Сибири, в совершенной бедности.

Мать, Антонина Дьяконова, в девичестве Деулина, с детства звала старшую дочь Галя, что потом трансформировалось в Галу – с ударением на первом слоге. Так и осталось. Во многом имя оказалось пророческим: по-французски «гала» означает «праздник», а в астрономии «гало» – светящееся кольцо вокруг Луны или Солнца. Так девочке было словно предсказано быть праздником для гениев, освещающих светом своего таланта этот мир…

Вскоре после известия о смерти отца Дьяконовы решили перебраться в Москву. Тут Антонина сошлась – как тогда говорили, вступила в свободный союз – с богатым адвокатом Дмитрием Гомбергом. Его влияние на семью Дьяконовых, особенно на

Галу, было огромно. Настолько, что именно его имя она взяла в качестве своего отчества. Гомберг настоял на том, чтобы дети получили образование, давал на это деньги, приохотил их к серьезным занятиям, к чтению. Гала поступила в престижную женскую гимназию Брюхоненко, где успешно училась, проявляя особенный интерес к литературе, а также к иностранным языкам: она свободно владела французским и немецким.

Однако после окончания гимназии продолжить образование не получилось. С детства у девочки замечали склонность к туберкулезу, и к семнадцати годам болезнь развилась в полную силу. Врачи посоветовали немедленно отправить Галу на лечение. В то время легочные больные обычно ездили в Швейцарию. И в один из горных швейцарских санаториев, в город Клавадель, в самом начале 1913 года отправилась Гала.

В санатории она познакомилась с молодым человеком по имени Эжен Эмиль Поль Грендель. Он происходил из старого, богатеющего рода. Очень быстро между ними возник роман: молодые люди проводили вместе все свободное время, практически не разлучаясь. Молодой человек оказался начинающим поэтом: его стихи, которые он под псевдонимом Поль Элюар отправлял в редакции, вдохновляла, редактировала и переписывала Гала. Любовь к поэзии и любовь к Гале развивались в молодом поэте одновременно. «Тело ее – золотая поэма. Бесстрастное, роскошное и гордое, презирающее собственную плоть», – писал он о Гале…

В апреле 1914 года у Галы заканчивается курс лечения, и она вынуждена вернуться в Россию. Молодые люди тяжело перенесли разлуку; в письмах, которыми они обмениваются постоянно, они договариваются о свадьбе. И если родители Галы в принципе были не против – кроме того соображения, что Франция слишком далеко, во всем остальном предполагаемый брак их устраивал, – то Грендели были категорически против женитьбы сына на русской, да еще и больной: отец Эжена не понимал, что его сын нашел в этой «маленькой русской девочке» – неужели вокруг мало парижанок? К тому же началась Первая мировая призвали в армию. Правда, его слабое здоровье не позволило ему попасть на передовую, но все же Гала очень волновалась за его судьбу. И в конце концов в ноябре 1916 года Грендели дают согласие на то, чтобы Гала приехала в Париж. Из России Гала уезжает, сообщив всем: она выходит замуж за Эжена Грен деля.

В Париж она приехала с чемоданом нарядов и желанием жить самостоятельно, зарабатывая переводами. Однако скоро выяснилось, что ее французского для работы переводчицей недостаточно. Пришлось переехать к Гренделям. Быстро выяснилось, что хозяйка из нее никакая: ни готовить, ни убирать Гала, привыкшая иметь прислугу, не умела и не хотела. Однако в феврале 1917 года Гала и Эжен обвенчались. Однако Эжен снова возвращается на фронт, а Гала остается в доме его родителей. Постоянные конфликты со свекровью заставляют ее страстно желать одного – свободы, независимости, собственного дома…

10 мая 1918 года у Галы рождается дочь Сесиль. Сама она отнюдь не рада ребенку, который, по ее мнению, только мешает. Гала всю жизнь будет равнодушна к Сесиль. А Эжен, который демобилизовался через несколько месяцев, был невероятно рад. Свою дочь он обожал.

По многочисленным свидетельствам, Гала была из тех женщин, в которых чрезвычайно развит материнский инстинкт; только направлен он не на собственных детей, а на любимого мужчину. Желание опекать его, наставлять, направлять было в Гале очень сильно. Благодаря ее помощи и поддержке ее муж Эжен Грендель стал известным поэтом Полем Элюаром, выпускал сборники стихов, постепенно завоевывая себе признание критики и публики. Вернувшись с войны, он начал работать в конторе своего отца, но вскоре всецело отдался литературе, обрастая друзьями, связями, приобретая вес и положение в пестрой среде тогдашней французской литературной богемы. И Гала тоже становится заметной фигурой: во многом благодаря ее энергии и силе воли состоялся Элюар, и она готова всюду следовать за ним. Ее женское обаяние и ум делали ее центром любого общества, где появлялся Элюар. Она была одной из немногих женщин, к мнению которых прислушивались.

Как вспоминают очевидцы, она была небольшого роста, с не очень правильными чертами лица, но ее переполняла та женская сила, которую не мог не заметить ни один мужчина. Гала обладала очень сильным характером, решимостью и непоколебимой уверенностью в себе и своей власти. Болезненная с детства, она закаляла свой организм, принимая холодный душ, и могла плюнуть в лицо тому, кто слишком сильно ее раздражал. Ее безжалостность и к себе, и к другим, готовность идти до конца в достижении своих целей – именно эти качества являются ключевыми в характере Галы.

Элюар боготворил свою жену. Однако оба они соглашались с тем, что супружество – это не те оковы, через которые нельзя переступить. Оба они признавали друг за другом право иметь любовников, и, как вспоминают знавшие их люди, Элюара возбуждало зрелище Галы в объятиях другого мужчины. Он постоянно носил с собой ее фотографию в обнаженном виде, которую с гордостью демонстрировал знакомым. Жену он называл «совершенной женщиной, совершенной в любви».

Сальвадор Дали, Тала, Поль Элюар с подругой на террасе дома в Порт-Льигате, 1931 г.

Одним из ближайших друзей Элюара становится Максимилиан Эрнст, известный немецкий художник, один из основоположников дадаизма и сюрреализма. Летом 1922 года, когда многие дадаисты, и в их числе Элюар и Гала, отправляются на отдых в Торенц, между Галой и Эрнстом возникает связь. Не спасло положение даже то, что Эрнста сопровождала жена с маленьким ребенком.

Одним из принципов дадаизма была свобода в любви и сексе. Но то, что случилось между Эрнстом, Элюаром и Галой, шокировало даже их друзей. Гала прилюдно, никого не стесняясь, целовалась с Максом – чтобы в следующую минуту слиться в поцелуе с Элюаром. Говорили, что в их доме у них была одна постель на троих. Этот «брак на троих» продолжался около двух лет. Как это ни странно, в результате этого скандального романа авторитет Галы среди литературной богемы сильно вырос: сложилось мнение, что если Гала обратила внимание на мужчину – значит, у него есть талант. Ее мнение стало цениться наравне со словами лучших критиков.

После смерти отца в 1927 году Элюар получил огромное наследство – больше миллиона франков. Гала наконец смогла полностью удовлетворить свои пристрастия: она становится постоянной клиенткой самых лучших магазинов и ателье, изысканных ресторанов и ювелирных лавок. Мужу она объясняла просто: «Верь мне: все это – чтобы нравиться тебе!» Ее любовь к экстравагантным вещам на грани хорошего вкуса – грань, которую она никогда не переступала, – составила ей славу одной из самых ярких и стильных женщин тогдашней Франции. Их семейная жизнь с Элюаром практически сошла на нет – и он не одинок, и у нее есть любовники, – но, несмотря на это, Элюар не только продолжает снабжать Галу деньгами без ограничений, но и все еще любит ее. В середине 1929 года они опять сходятся и вместе предпринимают поездку по Европе. Элюар к этому времени уже практически разорен (в немалой степени благодаря стараниям Галы, но все же в основном из-за начавшегося экономического кризиса), так что о былой роскоши дорогих курортов пришлось забыть. По дороге из Швейцарии Элюары заезжают в небольшой каталонский городок Кадакес, куда их пригласил знакомый по Парижу молодой художник Сальвадор Дали. Так в жизни Галы начался совсем новый период…

Сальвадор Хасинто Фелипе Дали Доменеч Куси Фаррес родился 2 мая 1904 года – он был на 10 лет младше Галы. Художник, который едва начал завоевывать признание своими странными картинами, полными изломанных образов на грани безумия, он преклонялся перед Пабло Пикассо, с которым встретился в 1926 году во время своей первой поездки в Париж. Через три года Дали снова оказался в Париже, где познакомился с писателем и поэтом Андре Бретоном, Полем Элюаром и французскими сюрреалистами, к течению которых Дали официально примкнул в 1929 году. Он работал вместе с кинорежиссером Луисом Бюнюэлем над фильмом «Андалузский пес»: именно Дали принадлежит идея самых шокирующих кадров фильма – разрезаемого человеческого глаза. А после этого Дали вернулся в родной Кадакес, куда в августе к нему с ответным визитом приехали Андре Бретон, художник Рене Маргитт и Элюар с Галой.

Гала настолько поразила Дали, что он, несмотря на свою невероятную стеснительность в обращении с женщинами, проявил немало усилий, чтобы обратить на себя ее внимание. До этого момента в жизни Дали была только одна женщина, но никаких сексуальных отношений между ними не было. Во время их первых встреч Дали все время истерически хихикал от смущения, чем очень раздражал Галу. Однако она заметила в молодом человеке тот потенциал, который всегда привлекал ее в мужчинах: задатки настоящего гения. Во время обсуждения одной из картин Дали Гала во всеуслышание произнесла: «Мой малыш, мы больше никогда не расстанемся!» И Элюару пришлось вернуться в Париж без нее.

К этому времени Дали, по своему собственному признанию, находился на грани сумасшествия. Неуверенность в себе и огромное количество различных комплексов, в основном сексуальных, буквально раздирали его сознание на части. Гала стала не только его первой женщиной, но и музой, моделью, матерью, секретарем и первым советчиком. Она излечила его от сумасшествия, подарив уверенность в своих силах. По словам самого Дали, появление Галы в его жизни придало его искусству новый смысл.

Однако их отношения сложились далеко не сразу. Поначалу они были достаточно болезненными, и даже через много лет между Галой и Дали возникали необъяснимо жестокие противоречия. Гале пришлось вернуться в Париж, где она объяснила мужу, что произошло между нею и Дали, а затем снова вернулась в Кадакес. Но тут снова дала знать о себе ее болезнь: у нее обнаружили плеврит. Элюар забрасывал Галу письмами с требованиями и мольбами уехать из Кадакеса на лечение. Но Дали, не менее обеспокоенный, увозит Галу в Андалузию, в Торренолимос. То ли из-за любви, то ли из-за целительного климата, но Гала быстро поправилась. Многие годы спустя оба они вспоминали дни, проведенные в Торренолимосе, как самое счастливое время своей жизни. Хотя там им пришлось столкнуться с тем, чего оба они не ожидали: с финансовыми проблемами. Дали происходил из достаточно обеспеченной семьи, но его отец, который решительно не одобрял связь сына с замужней женщиной заметно старше его, запретил им появляться в его доме. Когда лето закончилось, Гала привезла Дали в Париж. Как это ни странно, Элюар смирился с ситуацией: он оставил жене с любовником квартиру, помогал деньгами. Гала не собиралась сразу с ним разводиться – его влияние и его деньги могли помочь и ей, и Дали. Официально они разведутся только 15 июля 1932 года. Сесиль осталась у отца. В 1934 году Гала и Дали заключили гражданский брак – Элюар присутствовал на церемонии в качестве свидетеля.

Гала стала менеджером Дали. Она ходила по галереям, предлагая его картины, разговаривала с критиками, искала покупателей, следила за тем, где и когда Дали следует бывать. В начале 1930-х годов имя Дали начинает греметь. О его картинах говорят, его эксцентричные выходки обсуждают газеты, его первая выставка в Америке прошла с неимоверным успехом. Гала словно освободила его фантазию, влив в Дали струю новой энергии.

Гала всегда была рядом с Дали: и дома…

…и в творчестве

В благодарность он постоянно рисует ее на своих картинах. Нарцисс по природе, он видит в жене свое отражение; любя ее, он, по сути, любит самого себя. Но Гала – это все лучшее, что есть в Дали, та сила и цельность, которых ему не хватало. «Я люблю Галу больше, чем отца, больше, чем мать, больше, чем Пикассо. И даже больше, чем деньги, – писал Дали. – Спасибо тебе, Гала! Это благодаря тебе я стал художником».

В конце тридцатых, когда в Испании стало неспокойно, Дали с женой покидают страну. Они съездили в Италию, Францию, два раза были в США. Когда началась Вторая мировая война, они через Португалию уехали в США, решив переждать там тревожное время. Переезд означал множество проблем: если в Европе у Дали было не только имя, но и определенный круг покупателей, то Америку еще предстояло покорить. И Гала с головой окунулась в завоевание Америки.

Одна из преданных поклонниц творчества Дали в США Кэрес Кросби, авангардный издатель, пригласила Дали с женой пожить в ее имении Хэмптон Мэнор, в штате Вирджиния. Дали с благодарностью принимают приглашение, но очень скоро гости превращаются в хозяев: Гала мягко, но неуклонно подчиняет весь дом своей воле, то есть – удобству Дали. Вход в его мастерскую закрыт для всех, кроме нее самой, любая комната, облюбованная Дали, немедленно ему уступается, все его капризы имеют силу закона. Когда Дали захотелось увидеть на лужайке белый рояль и жеребенка – его желание было немедленно исполнено. Период жизни в Хэмптон Мэнор был одним из плодотворнейших в творчестве Дали. Помимо множества замечательных картин, здесь он написал свою первую книгу – «Тайная жизнь Сальвадора Дали».

Из Вирджинии Дали часто наезжает в Нью-Йорк, где принимает активное участие в художественной жизни. Дали достаточно быстро становится самым известным и дорогим художником в США – и общепризнано, что это в основном заслуга Галы. Она пустила в ход все свои связи, все свое обаяние, и вскоре картины Дали по баснословным ценам десятками приобретают для своих коллекций миллиардеры, музеи и галереи. За одну картину Дали получает столько, сколько большинство американских художников не заработают и за всю жизнь. Под влиянием Галы он берется за любую работу, лишь бы гонорар был соответствующий. Еще в Европе он сотрудничал с Эльзой Скиапарелли – разрабатывал для нее модели платьев и шляп. Именно Дали принадлежат идеи нашумевших головных уборов Скиапарелли – шляп в форме туфли, котлеты, сковороды… Теперь Дали занимается практически всеми видами прикладного искусства.

Он пробует свои силы в рекламе, иллюстрирует книги и журналы; работает вместе с Хичкоком над фильмом «Зачарованный» и с Диснеем над картиной «Дестино» (к сожалению, фильм так и не был закончен). Дали изобретает фантастические наряды, которые регулярно украшают страницы ведущих модных журналов. Его оформление витрины универмага «Бонуит-Теллер» – замотанный в черный атлас манекен с головой из роз, атласная ванна и голова буйвола с голубем в зубах – вызвало настоящий скандал; в конце концов администрация закрыла витрину, и Дали от расстройства перевернул ванну, разбив стекло. Кроме того, он создавал эскизы ювелирных украшений, декораций к театральным спектаклям и даже издавал газету про самого себя (правда, вышло всего два номера). Оформлял интерьеры – в частности, квартиру «королевы косметики» Елены Рубинштейн. Дали даже написал роман под названием «Скрытые лица». Вся эта разнообразная, бурная, откровенно стяжательская деятельность сильно подпортила его репутацию среди профессиональных критиков и настоящих ценителей, но зато вознесла его популярность на недосягаемую для остальных высоту. За восемь лет, проведенных в США, Дали заработал целое состояние.

Все это дало основание бывшему соратнику Дали Андре Бре тону сочинить анаграмму имени художника: «avida dollars» – «жаждущий долларов». Дали только заметил, что «вряд ли это можно считать крупной творческой удачей большого поэта».

Вновь обретя стабильное финансовое благополучие, Гала сильно изменилась. Она стала уверенной в себе, жесткой, твердой, прекрасно осознающей, что имеет право требовать, а не просить. Но их отношения с Дали остались прежними: она по-прежнему остается главным человеком в его жизни. Гала управляла его делами, устраивала выставки, вела переговоры. Недоброжелатели называли ее аморальной и жестокой, ведьмой, плетущей интриги. Один из знавших ее написал: «Гала знала, чего хочет: наслаждений для сердца и всех пяти чувств, а также денег и компанейских отношений с гениями. Ее не интересовала политика или философия. Она оценивала людей по их эффективности в реальном мире и устраняла от себя тех, кто был посредственным, – и при всем том была в состоянии вдохновлять страсти и разжигать творческие силы столь разных мужчин, как Эрнст, Элюар, Дали». А сам Дали сказал: «Гала – волшебное зеркало, в котором соединяются самые прекрасные моменты настоящего на протяжении всей моей жизни»…

В 1948 году супруги наконец смогли вернуться в Испанию, в Кадакес, где Дали строит для них великолепный дом в Порт-Льигате. Начинается новый период его творчества, где Гала находится в центре его художественного мира. Во многих картинах того времени – «Мадонна Порт-Льигат», «Открытие Америки Христофором Колумбом», «Атомная Леда» – Гала предстает в виде святой, мадонны, мировой матери, а то и просто олицетворяет собой мироздание. Именно для Галы Дали создал уникальную драгоценность – брошь в виде сердца из золота и шестидесяти крупных рубинов, пульсирующего в ритме 70 ударов в минуту. В 1958 году – через шесть лет после смерти Элюара – они даже обвенчались: это произошло в маленькой часовне во Франции. Гала, которой тогда было 64 года, одетая в яркое цветастое платье, с брошью-сердцем на груди, наверняка была самой необычной невестой за всю историю этой часовни.

В 1961 году Дали, желая в очередной раз показать всему миру, как он любит Галу, организует постановку балета «Гала» на музыку Скарлатти. Премьера состоялась 22 августа в венецианском театре «Феникс». Дали создал костюмы и декорации к этому балету, а также принимал непосредственное участие в разработке либретто. В этом балете Гала выступает в образе богини, одним своим взглядом дарующей людям счастье, мистической матери всего сущего на земле. Главную партию танцевала соотечественница Галы – русская балерина Людмила Черина. Преклонение Дали перед женой в этом балете достигло своей вершины. На одном из последних полотен Дали – «Христос Гала» – Христос изображен с лицом Галы.

Их отношения были настолько совершенны, что в них не было места никому другому. Гала и Дали практически никого не принимали – кроме, конечно же, потенциальных покупателей и других «нужных» людей. Даже когда в Порт-Льигат приехала Сесиль Элюар, Гала не захотела с ней разговаривать, захлопнув дверь прямо перед носом дочери.

С возрастом характер Галы не улучшался – она стала суровой, злой, беспощадной и невероятно эгоистичной. Гала, как и многие женщины, очень тяжело переживала наступление старости, но у нее это дошло до крайней степени: ведь мало того что она была старше Дали на десять лет (а он и в старости оставался весьма привлекательным мужчиной), так еще ее изображения – стареющей, некрасивой, седой – тиражируются по всему миру благодаря ее собственному мужу. Она испробовала все известные косметические средства – кремы, массаж, пластические операции… Когда ей было за шестьдесят, Гала выглядела на сорок; но этого ей было мало. Тогда она прибегла к средству, которое не признается наукой, но тем не менее веками считается действенным: молодые любовники.

Ее женская притягательность со временем угасла, но теперь у нее было кое-что еще: громкое, прославленное на весь мир имя и огромные деньги, которые она была готова не считая тратить на молодых людей. Все любовники Галы были молоды и красивы, многие – талантливы. Они только начинали, у них не было ни денег, ни опыта, и Гала с ее обширнейшими связями и почти неограниченными средствами легко могла устроить их будущее. Она часто меняла своих мужчин, но более-менее долго рядом с нею удавалось оставаться лишь единицам. В 1963 году она познакомилась с Уильямом Ротлейном, на 46 лет младше ее – он потряс ее своим сходством с молодым Дали, и их связь продолжалась три года – пока Ротлейн не умер от передозировки. Последним был молодой актер Джеф Фенхольд, известный исполнением главной партии в бродвейской постановке рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Гала подарила ему студию звукозаписи, дом за миллион долларов, дарила дорогие подарки, в том числе и картины Дали. Пресса называла эту пару «бабушка и мальчик». В то время Гале было уже почти восемьдесят.

Сам Дали тоже не остался один. Еще в 1965 году в Париже он познакомился с молодой англичанкой, начинающей певицей Амандой Лир. Длинноволосая блондинка стала постоянной спутницей Дали – так сложилась очередная в жизни Галы «групповая семья», на этот раз из четырех человек. Аманда много выиграла от этого союза – впоследствии она обрела огромную популярность; но немало и проиграла – слухи, которые Дали ради поддержания интереса к себе распространял об Аманде (например, он рассказывал, что она – транссексуал; что у нее бывают видения; придумал ей биографию, а также с удовольствием распространялся о ее странных сексуальных наклонностях), сильно подпортили ей репутацию. С ними Аманде пришлось бороться потом всю жизнь; говорят, что отношения с мужчинами у нее после Дали так и не сложились…

Гала на удивление хорошо относилась к Аманде, считая ее своей преемницей. Перед смертью она даже заставила ее поклясться на иконе, что Аманда выйдет за Дали замуж и никогда его не покинет. Сама Гала, кажется, начала уставать от шума вокруг нее, от роли матери и няньки при своем великом муже, от его рассчитанных на публичный резонанс эксцентрических выходок. И когда в 1969 году Дали подарил ей переделанный по своему плану средневековый замок Пубол, она переехала туда. Пубол, отделанный Дали со всей возможной роскошью и фантазией, украшенный мебелью, созданной по его эскизам, и его картинами и статуями, стал ее постоянной резиденцией, где Гала жила, отгородившись от всего мира. Даже Дали мог прийти к ней только по ее письменному разрешению. В ее спальне стояли фотографии ее российской семьи – странное проявление ностальгии для женщины, которая десятилетиями не интересовалась ее судьбой и никогда не скучала по своей родине. В Россию при советской власти она приезжала один раз, в 1929 году.

Расставшись с Галой, Дали словно потерял все свои силы. У него резко ухудшилось здоровье, и Гала была вынуждена вернуться к нему, чтобы снова ухаживать за ним. Последние годы она практически не отходила от мужа, борясь за его и за свое здоровье. Последней их совместной радостью был состоявшийся летом 1981 года визит в Порт-Льигат испанского короля Хуана-Карлоса, который наградил Дали орденом.

Смерть словно открыла охоту на Галу. Еще в феврале 1981 года секретарь Дали нашел Галу на полу в ее спальне; она не могла подняться. Позже Дали признался, что это он побил ее в результате ссоры. Через год она упала, выходя из ванной. Наконец в начале лета 1982 года Гала сдалась: она позвала священника, который свершил над нею обряд соборования. 10 июня ее не стало.

Дали очень тяжело пережил эту утрату. Чтобы быть ближе к ней, он переехал в замок Пубол, в часовне которого была похоронена Гала; рядом с ее могилой было оставлено место для него – два склепа соединял подземный ход. Он практически не появлялся на людях, перестал рисовать. Он умер через семь лет – семь лет одиночества и тоски по своей музе…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

9 вещей, которые вы никогда не знали о Гала Дали

Гала Плацидия Сальвадора Дали | © Fundación Gala – Salvador Dalí

Все знают Гала Дали как жену и музу знаменитого сюрреалиста Сальвадора Дали, но многие знают ее только как таковую, а не как самостоятельного художественного сотрудника. Новая выставка в Национальном музее искусств Каталонии, которая продлится до 14 октября 2018 года, раскрывает тайну Гала и является первой в своем роде, посвященной ей. Вот девять фактов, которые вы никогда не знали о Гала Дали.

Гала на самом деле родилась Елена Ивановна Дьяконова. Гала – это прозвище, которое дал ей ее муж Дали. Он также называл ее другие уменьшительные, такие как Галучка, Градива, Олива, Оливета, Олюэта, Ориуэта и другие.

Гала Плацидия Сальвадора Дали | © Fundación Gala – Salvador Dalí

Гала ассоциируется как с Францией, Испанией, так и даже с Америкой – местами, где она жила во время своей взрослой жизни, но на самом деле она была из России. Она родилась в Казане, Россия, в 1894 году.

Гала была первой замужем за французским поэтом и одним из основоположников сюрреалистического движения – Полем Элюаром.Она познакомилась с Элюаром в Швейцарии, куда ее в 1912 году отправили лечиться от туберкулеза. Позже, в 1916 году, она переехала к нему в Париж и через год вышла за него замуж. Гале и Элюару было всего 17 лет, когда они впервые встретились, а он еще даже не был писателем, на самом деле именно Гала поощряла его художественные способности.

Поль Элюар был первым мужем Галы | © WikiCommons

Есть много фотографий Галы и Элюара, Галы и Дали вместе, но вы почти никогда не видите Гала с ребенком, поэтому многие удивляются, узнав, что он у нее был.Сесиль Элюар – дочь Галы и Элюара, но Гала бросила их обоих, чтобы переехать к Дали, когда Сесиль было всего 11 лет. После этого Сесиль уехала к бабушке по отцовской линии в Париж и виделась с матерью всего один или два раза в год.

Гала и Элюар познакомились с художником Максом Эрнстом на мероприятии, и он стал очень близким другом пары. Вскоре у Галы и Эрнста завязался роман. Позже Эрнст даже поселился с парой в своеобразном браке à trois, который продлился три года.

Портрет Галы работы Сальвадора Дали | © Fundación Gala – Salvador Dalí

Gala также вдохновила многих других художников-сюрреалистов, таких как Рене Шар и Рене Кревель. Также она стала моделью для Ман Рэя.

Гала была не просто музой Дали, как утверждают многие источники, она была больше, чем просто моделью или вдохновителем, она была соавтором. Она обсуждала каждую часть работы с Дали, давая ему советы, идеи и поддержку.

Somni causat pel vol duna abella al voltant duna magrana un segon abans de despertar Сальвадор Дали | © Fundación Gala – Salvador Dalí

Да, ладно, Сальвадор Дали все еще существовал бы, но он не был бы знаменитой иконой сюрреализма, которую мы знаем сегодня, без Гала.Дали признал это и даже подписал многие свои картины Gala Salvador Dalí, причем слово Gala было больше и значительнее, чем его собственное имя.

Пубол был замком Галы – подарком ее мужа. Гала и Дали сами спроектировали все внутри замка и выбрали все элементы, включая бюсты Рихарда Вагнера вокруг бассейна. Однако замок оставался владением Галы, и Дали даже пришлось попросить разрешения навестить ее там. Когда она умерла, Гала была похоронена в замке, а Дали превратил его в своего рода мавзолей для нее.

Кастель-де-Пуболь, Дом-музей Гала Дали | © Enric / WikiCommons

Выставка Гала Сальвадор Дали. Una Habitación propria en Púbol находится в Национальном музее искусства Каталонии в Барселоне до 14 октября 2018 года. Для получения дополнительной информации посетите этот веб-сайт.

Смотрю бокс с Пикассо и ménage-à-trois дома: моя жизнь с сюрреалистической элитой | Пабло Пикассо

Как и положено дочери одного из самых известных сюрреалистов ХХ века Поля Элюара, детство Сесиль Элюар было необычным.Когда она росла в семейном доме в Обонне, к северу от Парижа, в конце 1920-х годов немецкий дадаист Макс Эрнст писал фрески на стенах, а также спал со своей матерью.

«Эрнст рисовал на стенах почти каждой комнаты нашего дома, – вспоминает она сейчас в возрасте 95 лет. – Прямо над моей кроватью была утка на колесах». В углу столовой Эрнст нарисовал большую обнаженную женщину, тело которой было отрезано. «Вы могли видеть ее внутренности. Это напугало меня». Была также красная комната, в которой другая обнаженная женщина обнимала свою огромную грудь.«Это испугало меня до невероятности». Тем временем в комнате ее родителей Эрнст нарисовал трубкозубов, поедающих муравьев, и большие человеческие руки вокруг окон. «Думаю, сексуальный подтекст», – робко говорит она.

Эрнст, немецкий художник, стал лучшим другом Поля Элюара в возрасте 30 лет, а также любовником ее матери Галы. «Мы жили там все вместе, вполне естественно, несколько лет. Не помню, чтобы это показалось странным».

Элюар, выросший в окружении самых ярких, эксцентричных и блестящих художников века, хранит сокровищницу таких воспоминаний.Но когда дело доходит до того, чтобы делиться ими, она была сдержанной.

Хотя легионы любителей искусства и историков искусства по-прежнему очарованы сюрреалистическим движением, которое пленило Европу между мировыми войнами, Элюар за свою жизнь дала только три интервью и до сих пор ни одного на английском языке.

Но выпуск нового издания единственной детской книги, написанной ее отцом-поэтом, Grain-d’Aile (1951), вдохновил ее на открытие. Книга будет переиздана во Франции с новыми иллюстрациями художницы Хлои Пуазат и скоро будет впервые опубликована на английском языке, что может привлечь новую аудиторию для работ Элюара на английской стороне Ла-Манша.Воспоминания его дочери открывают дверь в потерянный радикальный и яркий мир, в котором нарушались условности, будь то художественные или моральные.

Некоторые из самых ярких воспоминаний Элюара связаны с Пикассо, близким другом, который водил ее на боксерские поединки. «Он никогда не стареет. Я никогда не чувствовал, что между нами сорок с лишним лет. Мы ходили купаться в Валлори, я приходил к нему, когда хотел, в его студии на улице Гран-Августин в Париже. Он показывал мне его маленькие скульптуры из безделушки.Он был таким живым, таким приземленным, таким абсолютно не абстрактным! »

Его любовницы негодовали на дружбу?« Дора Маар не любила меня, я хорошо это помню, она мне так сказала! Но ведь она не любила женщин, ее интересовали только мужчины. Следующая мне больше понравилась, Франсуаза Жило, она была умной и доброй ».

Сесиль Элюар суждено было найти свою любовь и дружбу среди светил авангарда. Ее родители, Поль Элюар и Гала, урожденная Елена Ивановна Дьяконова познакомилась в Швейцарии в санатории в 1913 году.Ему было 18, ей 19. Они влюбились, опьяненные поэзией и русской литературой, и поженились в 1917 году. Годом позже родилась Сесиль Элюар, единственная дочь очень молодой пары. Сесиль почти не разговаривала, когда в 1921 году ее родители встретили тогда еще борющегося художника Эрнста.

Фрески, написанные им в 1920-х годах, были почти утеряны. Когда десятилетия спустя Элюар рассказала о них своему мужу, они поехали в старый дом, в котором все еще жили ювелиры-ремесленники, купившие его у Элюара в конце 1920-х годов.«Мой муж, писатель и проницательный бизнесмен, снял у них дом на три месяца и нанял известного реставратора, чтобы тот снял обои и забрал фрески Эрнста».

Однажды вечером, за день до того, как реставратор должен был собраться и уехать, с потолка упала штукатурка и появилась другая картина Макса Эрнста. «Я совершенно забыл об этом. Это были обнаженные балерины на лодке. Мы позвонили Эрнсту. Мы хотели, чтобы он подписал свою работу. Я не знал, как он отреагирует. На самом деле, он был очень рад видеть все эти давно забытые декорации.«

Эрнст должным образом подписал фрески за определенную плату. И Сесиль затем продала их с аукциона». Жена шаха, Фара Диба, купила самые большие панно. Вы можете увидеть их сегодня в Тегеранском музее современного искусства. «Что касается ювелиров-ремесленников, им наплевать на Макса Эрнста.« Все, чего они хотели, – это вернуть свои обои вовремя к Рождеству ».

Не стал бы она предпочитала хранить такие сокровища?

«Я никогда не была очень богатой», – говорит она. Или, по крайней мере, не столь богатой, как ей следовало бы быть.Теперь, когда все участники мертвы, Элюар может рассказать, как третья жена ее отца, вышедшая за него замуж за несколько месяцев до его смерти в ноябре 1952 года, заставила ее отказаться от наследства (по французскому законодательству дети автоматически наследуются от своих родителей). В результате Сесиль и ее дети десятилетиями пытались выкупить предметы из семейной коллекции произведений искусства на различных аукционах. Из его огромной коллекции африканского искусства она сохранила пару маленьких статуэток, которые она использует в качестве подставок для книг.

Поль Элюар был заядлым коллекционером произведений искусства и книг.Известные снимки фотографа Брассая показывают его дома в окружении масляных полотен Пикассо, Брака, Макса Эрнста, Кирико, Шагала и Дали. Элюар любил открывать новые таланты и имел чутье на арт-рынок. «Поэты не были богаты. Его страсть к искусству и его авангардный вкус означали, что он мог поддерживать себя, покупая и продавая искусство».

На момент смерти у Элюара также была коллекция из тысяч редких сборников стихов, относящихся к эпохе Возрождения. Все они несли его экслибрис, разработанный Максом Эрнстом с девизом: «Après moi, le sommeil» («После меня только сон»).Его вдова распродала коллекцию – и личную переписку поэта – по крупицам, комфортно проживая в поместье Элюаров.

А как насчет ее матери Галы, которая покинула Элюар, чтобы выйти замуж за Сальвадора Дали, а также была музой таких фигур, как Луи Арагон и Андре Бретон?

«После того, как она встретила Дали в 1929 году, я больше не интересовался ею». Сесиль было всего 11 лет, когда Гала бросила мужа и дочь.

«Она никогда не была очень теплой, даже раньше. Она была очень загадочной, очень скрытной.Мне так и не удалось познакомиться со своей русской семьей. Я даже не знала, когда именно она родилась ».

После того, как Гала уехала, Сесиль переехала жить к бабушке по отцовской линии в Париж, регулярно видясь с отцом, а с матерью только один или два раза в год. Для Галы Сесиль на самом деле больше не существовало.

Однажды в июне 1940 года, когда Вермахт двигался из Фландрии в Париж и дальше, 22-летняя Сесиль получила от своего работодателя, Управления по пшенице, что она и все министерство пришлось немедленно покинуть столицу своими силами.Сесиль вспомнила, что ее мать сняла на лето виллу на курорте Аркашон.

«Сюда меня привез красивый молодой водитель грузовика. Поездка заняла два дня. Миллионы французов были на дорогах, направляясь на юг, спасаясь от немецкой армии.

« Я приехал на виллу и попросил о встрече с мамой. Служанка сказала, что у Галы нет дочери и что я лгунья. Галы не было, и мне больше некуда было идти. Я продолжал разговаривать с горничной, которая наконец и вызывающе сказала: «Марсель Дюшан и Ман Рэй прибыли сегодня утром.Посмотрим, знают ли они вас. Она открыла дверь, Дюшан и Ман Рэй играли в шахматы. Они, конечно, хорошо меня знали, так что я был в безопасности ».

Это была бурная поездка на протяжении десятилетий, но она никогда не была скучной. Оглядываясь на свою богатую жизнь и четыре брака, Сесиль Элюар говорит:« Я вышла замуж. и развелась легко. Драмы не было, познакомились и расстались полюбовно. Мой отец был таким же, и каждый раз мы устраивали вечеринки.

«Ах, родители! Возможно, у меня не было много матери, но, по крайней мере, у меня был хороший папа.”

Сесиль Элюар – alexanderadamsart

[Изображение: Эрик Шаал, Сальвадор Дали и Гала работают над павильоном «Сон Венеры», 1939 год . © Fundació Gala-Salvador Dalí, Фигерас, 2018. Права на изображение Gala et Salvador Dalí защищены. Fundació Gala-Salvador Dalí, Фигерас, 2018 г.]

I. Жизнь Гала

У Гала Дали был неоднозначный общественный прием. Ее считали музой, загадкой, чутким культиватором творчества и распутной душераздирающей.Она – одна из самых спорных фигур среди историков сюрреализма. Ее тень вырисовывается огромно, по-далинийски простираясь по ландшафту сюрреализма. Она была очарована многими крупными творческими людьми – у нее были отношения, среди прочего, с Дали, Элюаром, Эрнстом и де Кирико, но многие из тех, кто встречал ее, описывали ее как трудную и требовательную, вызывающую больше уважения, чем привязанность со стороны знакомых. Прежде всего, она находится в воспоминаниях и воображении миллионов людей как центральный повторяющийся предмет искусства ее мужа Сальвадора Дали, который был так предан ей, что обычно подписывал себя «Гала Сальвадор Дали».

В переводе на английский язык каталога недавней выставки в Museu Nacional d’Art de Catalunya, Барселона (5 июля – 14 октября 2018 г.) исследуется жизнь Гала Дали, показаны потрясающие фотографии и личные документы. Это обзор каталога.

[Изображение: Неизвестный автор, Портрет Гала «Tête à chateau» . © Fundació Gala-Salvador Dalí, Фигерас, 2018. Права на изображение Gala et Salvador Dalí защищены. Fundació Gala-Salvador Dalí, Фигерас, 2018.]

Елена «Гала» Ивановна Дьяконова Элюар Дали родилась в Казани, Россия, 7 сентября 1894 года. В раннем возрасте она заболела туберкулезом и была отправлена ​​семьей среднего достатка в горный санаторий в Швейцарии. По прибытии в 1912 году она встретила подающего надежды поэта Поля Элюара (1895–1952). У них завязался роман, который в 1916 году привел к браку. Он часто писал о ней, ее красоте и гипнотическом взгляде, который вдохновлял многих художников, фотографов и писателей, связанных с движениями дадаизма и сюрреализма.

Она была сложным персонажем, но на нее часто не обращали внимания из-за ее сдержанности в некоторых отношениях. Распространенное обвинение Галы в том, что она была золотоискательницей, – в связи с отношениями – несправедливо. Когда в 1929 году она оставила Элюара ради молодого и бедного Дали, она пошла на риск, и это кажется искренним эмоциональным обязательством с обеих сторон. Ее влечение к мужчинам никогда не казалось материалистичным, даже если она была материалистичной. Гала была одновременно освобождена своим блуждающим взглядом и одновременно увлечена своим либидо.По мере того, как она реализовывала свою свободу, она становилась все более зависимой от своего эротического влечения и романтических отношений. Утверждение ее независимости в сексуальных вопросах заключило ее в образ жизни, в результате чего она стала публично рассматриваться как муза и любовница. Хотя Эстрелла де Диего, автор каталога, справедливо отмечает, что взгляды русских женщин и испанок были связаны с влиянием ориентализма (по мнению Эдварда Саида), этот момент подвергается анализу. Все культуры развивают нарративы, включая взгляды на самих себя и чужие культуры, которые утверждают и повторяют стереотипные черты своих групп и чужих.Это явление характерно не только для Западной Европы, но и повсеместно.

Хотя образ таинственной богини-пожирателя – та, которая очаровывает и отталкивает, соблазняет, а затем избавляет от влюбленных – является клише, это также точное описание роли, которую Гала играла в кругу сюрреалистов. Она действительно была плодовитой любовницей, уверенной и напористой, пугающе резкой, вдохновляющей, но в то же время глубоко личной, не в последнюю очередь о ее русском прошлом и ее сокровенных чувствах. Хотя это клише не является полной правдой, оно хорошо описывает роль Галы как музы сюрреализма, игнорируя при этом правду (насколько это вообще возможно) о ее внутренней жизни.

В 1929 году Гала и Элюар отправились летом в Кадакес, в дом Дали. (См. Мой обзор Магритта и Дали здесь.) Гала завела роман с Дали, который привел к браку и продлился до ее смерти. В первые годы они постоянно были вместе, посещая светские мероприятия, сюрреалистические балы и богемные собрания, где они участвовали в сеансах и отвечали на анкеты. Это была яркая пара, очень привлекательная и стильно одетая. Когда они провели время в Нью-Йорке в 1930-х годах, они сразу же стали хитом коллекционеров произведений искусства и прессы.Дали стал считаться безумным сюрреалистом по преимуществу, а таинственная Гала – его отчужденной и гламурной музой. Они провели 1940-е годы в Америке, братаясь с Уолтом Диснеем и Альфредом Хичкоком, а Дали зарабатывал себе на жизнь рисованием сюрреалистических портретов миллионеров. Когда они вернулись в Испанию в 1949 году, Дали считался предателем и предателем за поддержку генерала Франко. Когда Дали объявил, что будет писать религиозные картины, прославляющие божественное величие католической веры, с Гала в качестве модели, сюрреалисты и последователи модернистского искусства отвергли его как бессовестного любителя рекламы.В 1960-х многие считали Дали никому не нужным клоуном. Он нашел новую волну сторонников среди хиппи и поклонниц, которые приезжали в дом Далиса Порт-Льигат. Его сказочные образы были идеальным сопровождением ЛСД-путешествий. Сексуальная распущенность Дали развлекалась андрогинными юношами на уединенном пляже, в то время как Дали сидел на каменном троне. (Он предпочитал смотреть, а не участвовать.)

Гала вела дела с молодыми мужчинами. Ее потребность в уединении – она ​​не одобряла сексуальных выходок пляжных фанаток – привела к покупке башни в Пуболе в 1969 году.Недалеко от их дома в Порт-Льигате эта башня была ее частным владением, и Дали не разрешили бы ее посетить с ее письменным приглашением. (Это было проявлением его глубокого мазохизма, – заявил он.) Вместе пара наблюдала за ремонтом и проектировала украшения, некоторые из которых нарисовал Дали. Остальные, похоже, были работой его помощников в студии. Примеры далинского вдохновения можно увидеть в иллюзионистских фресках, чучелах животных и сюрреалистических собраниях. В этом каталоге представлено множество фотографий башни времен Гала и ее нынешнего состояния, которое в основном остается таким, каким оно было.В 1971 году журнал Vogue представил фотографии супружеской пары в башне и новые произведения декоративно-прикладного искусства. Однако Гала была фанатично закрыта и отказывалась допускать посетителей, пока она отсутствовала, максимально ограничивая доступ к своей башне. Историки часто упускают из виду Пуболя, которые бегло обходят последние годы художника. Это был совместный проект, хотя неясно – по имеющимся здесь свидетельствам – кто за какие части отвечал. С 1990-х годов башня открыта для посещения.

Гала умерла в 1982 году и была похоронена в подвале башни Пуболь. Дали, который уже болел с симптомами болезни Паркинсона и не мог ходить, отказался от еды, и впоследствии его кормили через носовую трубку. Он был неспособен рисовать из-за толчков и был в глубокой депрессии. Дали намеревался похоронить в башне рядом с Гала. Он спроектировал двойные гробницы, чтобы они были связаны, чтобы их духи могли держаться за руки. После смерти Дали в 1989 году мэр Фигераса ошеломил людей, заявив, что в последние дни своей жизни Дали признался ему, что хочет быть похороненным в Театро-музее в Фигерасе, сделав публичное заявление, которое застало всех врасплох.Никто из знавших Дали не верил, что Дали хотел разлучиться с Гала. Мэр совершил циничный переворот, оставив тело художника из соображений гражданской гордости. Прежде чем кто-либо смог заявить о серьезном протесте, похороны состоялись в Фигерасе. Сегодня посетители музея бродят по его надгробию, не замечая этого.

Дали следует перезахоронить в башне Пуболь рядом с Гала.

II. Выставка

Выставка в Барселоне была посвящена жизни Галы, подчеркивая ее роль музы и сотрудницы.Описание Галы как творца спорно. (Это будет обсуждаться в части III.) Выставка использует фотографии, искусство и вещи из ее башни в Пуболе как точку фокуса, которая символизирует взаимодействие между ней и Дали. Дали был только одним из художников в ее жизни, хотя, по общему признанию, самым важным для нее. Башня рассматривается куратором как коллаборация, отражающая не только характер Галы, но и проявление ее творческого потенциала как соавтора.

В каталоге воспроизведены некоторые из ее вещей, включая книги, зеркала и иконы.Она знала поэтессу Анастасию Цветаеву с детства, и в коллекции есть копия одной из ее книг с надписью на Гале от автора, датированной 1974 годом. Многие из ее книг русскоязычные, в основном классика в твердом переплете. Эти и несколько сентиментальных знаков из России напоминают нам о невидимой стороне Гала как русского эмигранта. Есть образцы платьев и курток, которые Гала носила в 1940-х годах и сохранила их. Гала оставалась стройной, поэтому платья подходили ей даже спустя десятилетия после того, как она их приобрела.Есть фотографии из ее детства вплоть до 1970-х годов. В самые последние годы Гала не любила фотографироваться. Есть и другие фотографии (далеко не все поздние), на которых Гала поцарапала лицо, недовольная своей внешностью – признак тщеславия и неуверенности. Некоторые из самых интригующих фотографий – это Гала в молодости, с Элюаром в санатории: стоящей на ослепительном снегу, сидящей внутри с другими легкими пациентами, играющими в шахматы или читающими книгу.На ярких фотографиях изображены Гала и Элюар в костюмах Пьеро. Одна из фотографий принадлежала Андре Бретону

.

На фотографиях молодой пары 1930-х годов видно сильную привязанность, которую они испытывали, их физическую близость и удовольствие от общества друг друга. Полоски в фотобудке с обнимающейся парой – одни из самых трогательных примеров их личной химии. Мы видим молодых влюбленных, живущих в домашних условиях, смешивающихся с другими сюрреалистами в галереях и на пляже в Испании.Есть фотографии Мана Рэя, которые укрепили ее репутацию главной музы сюрреализма. Есть знаменитый снимок лица Галы, демонстрирующий, как выразился Элюар, «взгляд, пронзающий стены». Есть фотографии красивой пары Битон и Хорст. Тесная дружба поэта Рене Кревеля с Гала проявляется в их фотографиях и письмах. Самоубийство Кревеля в 1935 году сильно пережили и Гала, и Дали. Такая дружба заставляет Гала казаться более симпатичной, чем это было в биографиях Дали.

На многих фотографиях Гала изображена как муза модельеров. С ее хорошей костной структурой и стройным, но женственным телосложением, не говоря уже о ее известности в социальных кругах, ей часто давали наряды для публичных мероприятий. Есть фотография, на которой она носит знаменитую шляпу Скиапарелли на высоком каблуке – концепт, придуманный Дали и Гала для сюрреалистического бала, который был разработан кутюрье с их разрешения.

[Изображение: Андре Кайе. Гала с обувной шляпой Эльзы Скиапарелли , вдохновленной дизайном Сальвадора Дали (1938) Андре Кайе. Париж. Права на изображения Gala et Salvador Dalí защищены.
Fundació Gala-Salvador Dalí, Фигерас, 2018 г.]

Иллюстрации включают исходные фотографии Гала, позировавшего для Leda Atomica (1947), Galarina (1945) и других картин. (Гала не стеснялась моделировать обнаженную натуру.) Есть профильная фотография 1933 года, которая использовалась для Портрет Галы с лобстером (1933).На выставке было много картин, рисунков и гравюр Дали. Это показывает, насколько часто Гала появлялась в творчестве Дали, часто как центральный мотив. Гала превратилась в целый мир, в котором живет и оживляет воображение Дали. Она – Мадонна, которая безукоризненно плывет ( Мадонна Порт-Льигата, ), воплощение классической грации ( Leda Atomica ), вечная распыленная женщина ( Плоть декольте моей жены, одетая, опережающая свет на полной скорости. ), таинственное параноидальное видение ( Моя жена, обнаженная, созерцая, что ее собственная плоть становится лестницей, Три позвонка колонны, Небо и архитектура ), женщина-ребенок в сновидении ( Раскаяние, ), непознаваемая фигура из картина старого мастера ( Sugar Sphinx ) и уверенно сексуальная современная женщина ( Galarina ).

Многие работы Дали с изображением Гала были выставлены на выставке в Барселоне и проиллюстрированы в каталоге. Ассортимент был хороший, каждый период менялся график работы. Несколько слабых поздних работ показывают усталость Дали в 1960-х и 1970-х годах. Есть несколько рисунков на кальке, на которых изображены фотографии, сделанные Дали во время подготовки картин. Гелиогравюра – метод фоточувствительного переноса рисунка на травильную пластину – показывает, как Дали использует технические средства для воспроизведения искусства.Несмотря на то, что это действующий способ изготовления отпечатков, его использование препятствует изучению художником техники травления и развитию возможностей в технике травления. Уже в начале 1930-х Дали использовал ярлыки для создания искусства. Растущее коммерческое и общественное давление с целью создания произведений искусства привело к тому, что Дали начал работать с меньшим участием, включая использование помощников, фоторепрографию и – в конечном итоге – лицензирование других для производства материалов, которые он одобрил.

[Изображение: Сальвадор Дали, Память о женщине-ребенке. Императорский памятник женщине-ребенку (1929), Национальный музей искусства королевы Софии, Мадрид. Завещание Дали. © Сальвадор Дали, Fundació Gala-Salvador Dalí, VEGAP, Барселона, 2018 г.]

К счастью, большая часть произведений искусства здесь сделана хорошо, с оригинальностью и искренностью. Он включает в себя займы из Театра-музея, известных музейных и частных коллекций. Поклонникам Дали здесь есть чем насладиться, в том числе исходные фотографии Гала, которые использовал Дали. Энтузиасты Дали будут очарованы сопоставлением искусства и источников.Были включены несколько произведений искусства, выполненных не Дали, а с участием Галы.

Есть несколько cadavres exquises , в которых Gala участвовала в показе. Игра состоит из сложенного листа бумаги, который передают, игроки рисуют часть изображения, не зная остального. Есть еще версия со словами. Журнальная иллюстрация документирует потерянное собрание сюрреалистов, сделанное Гала. Такие объекты обычно создавались художниками и нехудожниками из группы сюрреалистов, настолько, что примерно в 1930-1930 годах это считалось манией.Документальные фотографии Галы, Дали и группы изготовителей, создающих Dream of Venus (вклад Дали на Всемирную выставку в Нью-Йорке 1939 года), демонстрируют вклад Галы в творческий процесс. Павильон был частью сюрреалистической среды, частью аттракциона тематического парка, частью витрины; его разобрали, когда закрылась ярмарка.

Было выставлено несколько частных открыток и писем на Гала и обратно. Среди них черновик письма к отцу в Россию, написанный в 1945 году. Гала поддерживала связи со своими братьями, сестрами и родителями, несмотря на свое географическое разделение.Самым большим вкладом этой выставки было раскрытие аспектов Гала, не присутствующих в искусстве других, а именно ее личного чтения и ее русского происхождения.

III. Каталог

В этом каталоге Гала представлена ​​как активная участница искусства, на которое она вдохновила, а также на основании ее писем и незаконченного фрагмента мемуаров предполагается, что она была чувствительным писателем. Рукопись была найдена совсем недавно и опубликована в 2011 году.Судя по представленным здесь коротким цитатам, это определенно информативный и увлекательный документ. Гала работала переводчиком Дали в первые годы их жизни в США. Она управляла его карьерой и использовала обаяние и упорство для продвижения его искусства. Однако здесь не следует переоценивать ее влияние. Дали уже добился значительных успехов в Испании до того, как встретил Гала, и нет оснований полагать, что его уникальное видение, эксцентричность и стремление к славе (все из которых были установлены в 1929 году) не имели бы большого успеха без Галы.Де Диего оспаривает возможность того, что Гала приложила руку к опубликованным произведениям Дали, но вне всяких доказательств того, что Гала исправила французский текст «Тайная жизнь Сальвадора Дали» , она представляет не что иное, как предположение. Несомненно, некоторые из произведений Дали возникли из разговоров с Галой, но – опять же – Дали уже был плодовитым писателем еще до того, как встретил Галу.

[Изображение: Сальвадор Дали, Гала Плацидия. Галатея сфер ( 1952), Фонд Гала-Сальвадора Дали, Фигерас.Сальвадор Дали, Фонд Гала-Сальвадор Дали, VEGAP, Барселона, 2018 г.]

Похоже, что Гала была довольна тем, что работала с другими творческими людьми, а не представляла себя главным творцом. Публикуется очень мало. Де Диего отмечает предисловие Галы к раннему сборнику стихов Элюара. В конечном итоге, казалось, что сотрудничество как модель вполне удовлетворило Галу. Возможно, она не знала своих способностей и, окруженная известными авторами, не решалась представить свои произведения.Определенно кажется, что существует достаточно высокого материала, чтобы гарантировать, что собрание сочинений, включая ее мемуары, отдельные статьи и письма, будет опубликовано в виде независимого тома.

Как биографическое исследование (по общему признанию, не полная биография), текст каталога Эстреллы де Диего имеет серьезные недостатки. Анна-Мария, сестра Дали, не рассматривается подробно, и ее важность не раскрывается. Братья и сестры были очень близки, и Анна-Мария является предметом многих ранних портретов. Анна-Мария и Гала с того самого начала не любили друг друга, и между (с одной стороны) Анной-Марией и Дали-старшим и (с другой) Дали и Гала возник взаимный раскол.Еще одно упущение – Сесиль, дочь Галы от Элюара, с которой плохо обращалась ее мать: брошенная в детстве и отвергнутая во взрослом возрасте. После смерти Галы Сесиль променяла имеющиеся у нее картины Дали на фотографии и письма, относящиеся к ее отцу в поместье ее матери. Нелюбовь Галы к собственному материнству и ее холодность по отношению к дочери практически отсутствуют в этом рассказе. Де Диего предполагает, что полное отсутствие Сесиль в черновике мемуаров Галы было тем, что Гала вернулась бы и добавила позже.Однако можно задаться вопросом.

Де Диего утверждает: «Гала творец без видимой работы». Она также считает Галу одним из создателей искусства Дали, отчасти на основании присутствия в его творчестве, подписи Дали «Гала Сальвадор Дали» и его постоянных ссылок на нее в публичных заявлениях о своих идеях и искусстве. Это приводит ее к идеям автономного авторства в искусстве и концепциям, предложенным постмодернистами. Эти аргументы не более или менее понятны и убедительны, чем любые другие аргументы постмодернистского стиля.Идея о том, что башня Пубола сродни концептуальному произведению искусства, может иметь значение. Однако другое утверждение де Диего о том, что Театр-музей не является концептуальным произведением искусства – из-за того, что он отдает приоритет постановке уже существовавшего искусства и является общественным пространством, – не поддерживается. Большая часть впечатлений от посещения Театро-Музея – это концептуальная постановка искусства, коллабораций и сборок, созданных специально для этого места. Действительно, существование музея, который занимает театр из детства Дали, переосмысленный как частично разрушенная, частично преобразованная сцена для его искусства, является концептуальным проектом.

Автор слабо проводит параллели между Гала и другими творцами. Из-за ограниченного понимания Гала общественностью, этот каталог, возможно, лучше было бы потратить на описание ее деятельности, используя цитаты из писем и ее неполные воспоминания, включая личные фотографии Галы и фотографии Дали для картин, чтобы расширить общие знания о Гале. Существует исчерпывающая хронология, которая будет источником информации для исследователей; это указание на то, чем мог бы быть этот каталог.

Возможно, одна из причин, по которой де Диего предпочитает проводить спекулятивные параллели с Клодом Кахуном и Джорджией О’Киф, а не обсуждать жизнь Галы, – это моральная неясность. Это не ссылка на открытый брак Дали – вопрос, который должна быть решена парой в частном порядке, – а, скорее, на причастность Галы к неэтичному поведению. Де Диего опускает проверенные рассказы о том, как Гала заставляла Дали производить все больше и больше коммерческих работ, в большинстве из которых он мало участвовал в творчестве.Дали разрешил скульптуры произведений мастеров, в том числе серии вариаций, произведенных обманным путем в «дополнительных» изданиях. Дали подписал десятки (возможно, более сотни) тысяч чистых листов для производства печатных изданий, содержащих санкционированные, пиратские и явные подделки. Это нанесло огромный ущерб художественной репутации Дали. Мир искусства наводнен фальшивыми Дали, как признают даже знатоки Дали и музеи. Гала была замешана в этом мошенничестве.

Дали испытывал желание унижать как себя, так и окружающих, получая удовольствие от того, как товарищи изменяют свою мораль до тех пор, пока не сломаются, уступая своей жадности.Тем не менее, если бы Гала проявила свою личную силу, она могла бы предотвратить или обуздать это. Гала была причастна к мошенничеству, контрабанде валюты, уклонению от уплаты налогов и подделке документов. На рейсах она возила чемоданы необъявленной наличности; она поехала из Парижа в Нью-Йорк, чтобы внести чеки в свой банк, чтобы избежать испанского налога. Гала участвовала на всех уровнях в личной, художественной и юридической коррупции Дали и последующем ограблении тысяч коллекционеров Дали.

Это только один аспект Галы, но он центральный, потому что связан с ее стяжательством и эгоизмом.Об этой порче нигде не упоминается в этой книге. Да, Гала была оклеветана, и эта книга была направлена ​​на то, чтобы выявить творческую сторону Галы и ее связи с художниками и писателями, но, не признавая темную сторону характера Галы, мы получаем неузнаваемый портрет. Читатели этой книги уйдут, зная только половину Гала.

Де Диего приводит веские доводы в пользу более отзывчивой и всесторонней оценки Галы. Письма, фотографии и личные вещи, с которыми она столкнулась в коллекции музеев Дали (и представленных на этой выставке), являются достаточным доказательством сложности, культурности и творчества Галы.Однако, судя по свидетельству этой книги, де Диего – плохой защитник. Нападки автора на Андре Бретона достигают невообразимого – они заставляют Бретона выглядеть сочувствующим и достойным, подвергая его мелкой критике. Бретон был чрезвычайно несовершенным персонажем: высокомерным, авторитарным, отчужденным, агрессивным, носителем пожизненных обид, настоящим тираном. И все же де Диего настолько увлечен защитой Гала (и других женщин-сюрреалистов), что ее аргументы – путем переноса – эти женщины кажутся слабыми и проницательными, угнетенными и злобными.Любой, кто изучал женщин-сюрреалистов – как это делала я в многочисленных обзорах – будет лучше знать. Когда ваши аргументы отталкивают естественно сочувствующих читателей, вы должны проанализировать свои недостатки как защитника.

Де Диего настолько убежден в идее, что Гала – еще одна талантливая женщина, вычеркнутая из истории шовинистами – и настолько воодушевленная ее ролью защитника Галы, – что она увлекается неопубликованными трудами Галы, считая ее « художник без тела ».Мы опасно близки к феминистскому заблуждению: из-за прошлой несправедливости нынешний недостойный человек должен получить в качестве компенсации незаслуженный статус. Чтобы быть художником, от художника требуются усилия, целеустремленность, достижения и концентрация. Художник не случаен. Гала Дали, талантливая писательница прозы и переписки, не была художницей.

Подводя итог: первичный материал на выставке и в каталоге дает нам более сложный и привлекательный гала-концерт, чем представленный до сих пор; аргументация в пользу Галы как независимого творческого художника-писателя не подтверждается материалами и концепциями, изложенными в каталоге, хотя материал заслуживает обширной публикации; Представленное в каталоге представление о жизни Галы и ее отношениях с Дали настолько неполно, что может вводить в заблуждение.Если отбросить партизанскую позицию и слепые пятна автора, эта книга содержит ценные исходные фотографии и факты о Гала Дали и искусстве Сальвадора Дали.

Estrella de Diego, Gala Salvador Dalí. Собственная комната в Пуболе , Национальный музей искусства Каталонии / Музеи Дали, 2018, мягкая обложка, 255 страниц, полностью иллюстрировано, 40 евро, ISBN 978 8480 433396 (доступны испанская и каталонская версии)

© 2019 Александр Адамс

Смотрите мои рисунки и книги здесь: www.alexanderadams.art

Гала, жена и муза Дали

Гала, настоящее имя Елена Ивановна Дьяконова, русская, родилась в Казани в 1894 году. Детство она провела в Москве и посещала университетские курсы в средней школе в Санкт-Петербурге. В 1912 году Гала отправили в санаторий Клавадель в Давосе, Швейцария, в учреждение, которое лечило пациентов от туберкулеза, болезни, широко распространенной в девятнадцатом веке. Именно здесь она познакомилась и полюбила молодого Поля Элюара, ему было 18, ей 19.После того, как Элюар был призван в армию во время Первой мировой войны, она поехала с ним в Париж, и в 1917 году они поженились. В следующем году у нее рождается дочь Сесиль, ее единственный ребенок.

Примерно в 1922 году у Галы завязался роман с Максом Эрнстом. Эрнст какое-то время жил с Элюарами в Обонне, к северу от Парижа, что, несомненно, представляло собой сюрреалистическую ситуацию для всех участников.

Гала впервые встретила Дали в 1929 году во время поездки в Кадакес со своей семьей. Их роман развивается; она следует за ним в Париж и начинает влиять на движение сюрреалистов и быть его частью.Ее роман с Дали был настолько мощным и всепоглощающим, что Гала фактически бросила собственную дочь, когда ей было одиннадцать лет. Сесиль переехала жить к бабушке по отцовской линии в Париж. В интервью 2014 года Сесиль говорит о своей матери: «После того, как она встретила Дали, я больше не интересовался ею. Она никогда не была очень теплой (..) она была очень загадочной, очень скрытной. Мне так и не удалось познакомиться со своей русской семьей. Я даже не знал, когда именно она родилась ».

Пара поженилась в 1934 году; союз был отклонен отцом Дали, который не одобрял русскую разведенную женщину в качестве жениха его сына.Гала была музой Дали, женой, он был ею одержим. Фактически он отмечает в своей автобиографии «Моя тайная жизнь»: «Ей было суждено стать моей Градивой, той, кто движется вперед, моей победой, моей женой». В конце концов Гала стал его бизнес-менеджером, обсуждая цены и подписывая контракты от его имени.

Гала умерла 10 июня 1982 года. Она похоронена в склепе замка Пуболь, который сейчас является достопримечательностью и является частью поместья, принадлежащего и управляемого Фондом Гала Сальвадора Дали.После смерти Галы Дали ушел из общественной жизни. Интересно, что в 1982 году, когда он понял, что состояние Галы ухудшается, он попросил построить две гробницы с небольшим отверстием между ними, чтобы они могли держаться за руки после смерти.

Дали говорит в своей книге «Дневник гения»: «Я люблю ее больше, чем свою мать, больше, чем своего отца, больше, чем Пикассо, и даже больше, чем деньги».

Гала Дали – Музей Сальвадора Дали

О Гале Дали
1894 Гала (Елена Делувина Дьяконова) родилась в Казани, университетском городке на Волге.Гала была вторым из четырех детей Ивана и Антонины Дьяконовых. Существовала путаница в отношении ее правильной даты рождения, с источниками, начиная с 1892 и 1895 годов. Ее дочь, Сесиль, утверждает, что это было 18 августа 1894 года, но оба биографа Доминик Бона и Ян Гибсон называют это 26 августа 1894 года календарная дата, которая соответствует 7 сентября 1894 года по григорианскому календарю).


1900 Считается, что первый муж Антонины, Иван, пропал при поисках золота в Сибири.Гале было всего десять лет, когда до семьи дошло последнее известие о смерти ее отца. В результате семья, ее сестра Лидия и два ее брата, Никола и Вадим, остались без средств к существованию. По закону Русской православной церкви мать Галы не могла выйти замуж повторно; она бросила вызов обычной практике, решив жить с богатым юристом по имени «Кола» в Казани. Такое расположение обеспечивало более комфортную жизнь семье, хотя среди детей было напряжение по отношению к отчиму.


1910 Гала не может посещать колледж, потому что в то время в этом провинциальном регионе женщинам было запрещено получать высшее образование.Тем не менее, она может посещать некоторые университетские курсы литературы во время учебы в школе в Санкт-Петербурге.


1912 Стройная, хрупкая и слабая по здоровью, Гала поступает в санаторий Клавадель в Швейцарии после того, как ей поставили диагноз туберкулез. Здесь она знакомится с французским мальчиком по имени Поль-Эжен Гриндель. Позже он меняет свое имя на Элюар, взяв девичью фамилию своей матери. Любовь пары процветает в изолированной атмосфере больницы, вдали от влияния семьи или друзей.


1914 Здоровье Галы улучшается, и перед отъездом в Россию она неофициально обручается с Полем Элюаром.

Первая мировая война. Элюар призывается во французскую армию.


1916 Летом родители разрешают Гале покинуть Казань и присоединиться к Элюару в Париже.


1917 Гала и Элюар женятся в феврале. Гала беременеет их единственным ребенком, Сесиль. Они живут с Гринделями, в то время как Пол днем ​​работает в строительной компании своего отца, а по ночам пишет стихи.


1919 Подразделение Элюара демобилизовано. Он возвращается домой в Галу, и они переезжают в квартиру. Элюар присоединяется к дадаистам и отправляет свои стихи в издание Littérature.


1922 Гала и Элюар встречаются с художником Максом Эрнстом, и между Гала и последним завязывается роман. Эрнст начинает жить с ними на их вилле в Обонне. Он чествует Галу, изображая ее, единственную женщину, на групповом портрете, озаглавленном «На свидании друзей».


1924 Элюар исчезает в добровольном изгнании на Восток.Гала едет в Сайгон, чтобы убедить его вернуться. Отношения Эрнста и Галы заканчиваются.


1927 Сюрреализм в полном разгаре, поэт Элюар. Гала часто присутствует в кафе «Сирано» в Париже. Гала, как вспоминает Андре Тирион, на этих собраниях всегда была элегантно одета и надменна. «Гала знала, чего она хочет, удовольствий сердца и чувств, а также общения гения».


1929 Элюар, Гала и их дочь Сесиль совершают поездку в Кадакес в августе.К ним присоединяются Рене и Жоржетт Магритт и Камилла Гоэманс в гостях у художника Сальвадора Дали.

Именно во время этого визита Дали влюбляется в Галу. Она считает его гением. Согласно автобиографии Дали «Тайная жизнь», «Она хотела чего-то – чего-то, что было бы воплощением ее собственного мифа. И то, чего она хотела, было чем-то, о чем она начинала думать, что, возможно, только я могу ей дать.

Ухаживание продолжается среди скал и рощ Кадакеса до конца сентября.Во время прогулки по окрестным пропастям Дали спрашивает Галу, чего она хочет от него, – она ​​отвечает: «Я хочу, чтобы ты меня убил». Этот «секрет», как утверждает Дали, излечивает его от безумия. Приступы смеха и истерия, которые он испытывал до ее приезда, прекратились.

Гала остается в Кадакесе через несколько недель после отъезда Элюара. Она возвращается в Париж с Дали и некоторыми его картинами, которые будут выставлены в Galerie Goemans. Гала, используя длинные заметки Дали о параноидально-критическом методе, убеждает Бретона, что оригинальность Дали может стать важным стимулом для сюрреалистического движения.

Дали возвращается в Фигерас, чтобы объявить о своей любви к Гале. Отец Дали яростно выступает против отношений своего сына и изгоняет его из семейного дома. Перед отъездом в Париж, чтобы присоединиться к Гала, Дали бреет голову и прячет волосы на пляже Кадакеса.


1934 Дали и Гала женятся 30 января.


1935 Богатый британский коллекционер Эдвард Джеймс пишет другу: «Как прекрасно для художника найти именно ту жену, которая ему подходит.Это должно происходить только один раз из ста. Это случилось с Дали, и я думаю, что это изменит всю его карьеру – фактически, вся разница между тем, чтобы он оставался интересным феноменом искаженного десятилетия, или тем, что он стал одной из двух или трех ведущих фигур будущего возраст.”


1936 Гала вместе с мужем участвует в Международной выставке сюрреалистов в Лондоне. Гала создала макет сюрреалистической квартиры, центральным элементом которой является лестница, ведущая к увеличенной фотографии скульптуры Купидона и Психеи.

Зрелость Дали как художника развивается, и они тоже развиваются как пара. Дали получил покровительство Эдварда Джеймса, который субсидировал его карьеру в конце тридцатых годов. Дали стали чрезвычайно модной и грозной парой, способной обладать властью и влиянием.


1937 Роль Галы в их отношениях становится ролью его бизнес-менеджера. Она отвечает за распоряжение их деньгами и ведет все переговоры с посетителями и галереями относительно работ Дали.Гала также отвечает за организацию повседневных деталей жизни, позволяя Дали рисовать. Ее художественные обязанности варьируются от выбора и исследования лучших красок, лаков и кистей до поиска прекрасных старых рам для выставок его картин. Гала всегда настаивал на том, чтобы он внимательно относился к своей технике.


1938 Сесиль, дочь Галы, выходит замуж за поэта Люка Декауна, который не встречает одобрения матери. Гала и ее дочь проживают большую часть своей жизни в разлуке.


1939 Дали пытается дистанцироваться от сюрреалистов. Гала и Дали решают уехать в Америку в феврале. Как только появляется Дали, его имя появляется на первых полосах новостей. Дали арестовывают, когда он случайно разбивает окно Бонвита Теллера после перестановки спроектированного им дисплея. По словам Жюльена Леви, Гала была «безумной, готовой выцарапать кому-нибудь глаза». Впоследствии Дали освобождают, и все обвинения сняты.

Вернувшись из Америки, Гала и Дали поселяются в Аркашоне, Франция, чтобы избежать гражданской войны в Испании.Леонор Фини, одна из многих художников, которые там проживали, описывает Гала как «физически привлекательную, маленькую, но хорошо сложенную, с оливковой кожей и очень внимательными черными глазами». Леонор была впечатлена представлением Галы о жизни, согласно которому «каждое мгновение должно означать месть, завоевание или преимущество».

Война в Европе обостряется, и Франция готовится к вторжению. Перед отъездом Дали в Америку Гала должна вернуться в Париж одна, чтобы забрать оставленные картины. Через две недели после ее визита Пэрис падает.


1940 Во время Второй мировой войны Гала договаривается через их друга, Карес Кросби, остаться в ее поместье в Вирджинии. Анаис Нин, которая в то время была гостем, отмечает организационные возможности Галы: «До того, как мы узнали об этом, дом функционировал на благо Дали. Гала предположила, что мы все пришли служить Дали ».


1941 В течение семи лет, что Дали проживают в Соединенных Штатах, летом они едут в Калифорнию и останавливаются в отеле Del Monte на Пеббл-Бич или в студии в Монтерее, где Дали мог рисовать.Гала часто проезжала вдоль побережья Калифорнии на Кадиллаке, чтобы уединиться от требований Дали. Зимой они возвращались в отель «Сент-Реджис» в Нью-Йорке по делам.


1943 г. Мистер и миссис А. Рейнольдс Морс покупают свою первую картину Дали и встречаются с Дали и Гала, чтобы выпить в зале «Кинг Коул» в отеле St. Regis в Нью-Йорке.


1945 Дали пишет классический портрет Галы «Галарина». На раскрашивание картины уходит больше года.Гала изображена с частично обнаженной грудью, смотрящей с холста темными проницательными глазами, которые несколько лет назад Поль Элюар описал как «взгляд, способный пронзить стены».


1948 Дали и Гала возвращаются в Кадакес и их любовное воссоединение с отцом Дали. Ана Мария, сестра Дали, до сих пор горько обижается на Галу. Она ненавидит Галу за то, что она «украла» преданность брата и за то, что ошибочно полагала, что Гала сообщила о ней во время гражданской войны в Испании. Ана Мария считает, что Гала виновата в пытках со стороны военной полиции.

Гала начинает играть второстепенную роль, поскольку Дали становится все более заметным в важных художественных и общественных кругах. Ее негодование, кажется, только усиливает ее холодность и пренебрежение к чужим чувствам. Она отвергает поклонников и подхалимов Дали как «монстров» и избегает их общества.


1953 Новый период в совместной жизни Дали и Галы, кажется, развивается по мере того, как между ними происходит дистанцирование. Гала начала совершать ежедневные экскурсии с молодыми товарищами-мужчинами в бухты и заливы мыса Креус, пока Дали работает.Дали привыкла к ее присутствию в студии, где несколько лет назад она читала ему, пока он рисовал. Без нее Дали испытывает все большее личное одиночество.

Гала начинает отсутствовать в компании Дали на многих общественных мероприятиях, которые он посещает. Эти краткие, если не сказать несуществующие, выступления Галы не остаются незамеченными старыми друзьями. Леонор Фини заметила: «Она стала персонажем, и она носила это как доспехи, очень замкнувшись внутри себя.”


1958 Дали и Гала женятся на религиозной церемонии в Ла Капелла-де-ла-Маре-де-Деу-дель-Ангелы в Жироне, Испания


1960 Гала, которой сейчас за шестьдесят, начинает уступать часть своих обязанностей по командировкам и переговорам по контрактам с различными личными секретарями в течение следующих 30 лет. Тем не менее, она сохраняет исключительную собственность по продаже картин Дали.


1963 Гала увлекается молодым человеком двадцати с небольшим лет по имени Уильям Ротлейн, который напомнил ей Дали, которого она впервые встретила в 1929 году.Несмотря на то, что она поклялась в полной верности этому молодому человеку, это обещание вскоре нарушено.


1969 Гала, которой сейчас за семьдесят, хочет отдельной жизни и устает заботиться о Дали. Она находит идеальное убежище в небольшом средневековом замке, расположенном в Пуболе недалеко от Жироны. Дали восстановил замок и расписал красивые потолочные фрески и дверные проемы для своей жены. Дали может посетить его только по письменному приглашению Галы.


1970 В семидесятые годы в жизни Галы произошел крутой поворот, поскольку она отчаянно пытается удержать Дали, хотя бы как средство заработка.Она также понимает, что экзотические масла, лечебные процедуры или операции не могут вернуть ей молодость.


1973 Гала начинает отношения с Джеффом Фенхолтом, певцом и актером, сыгравшим главную роль в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда».


1980 В феврале Дали и Гала заболели гриппом во время их пребывания в Нью-Йорке; ни один полностью не выздоравливает. Страдания Галы принимают форму старческого слабоумия, которое также влияет на ее ясность ума. Кроме того, у нее дважды были переломы ребер и таза.


1982 Гала умирает 10 июня в Порт-Льигате. Она похоронена в своем замке в Пуболе.


О музее Дали
Музей Дали, расположенный в самом сердце живописного центра Санкт-Петербурга, штат Флорида, хранит беспрецедентную коллекцию из более чем 2400 работ Сальвадора Дали, в том числе почти 300 масляных картин, акварелей и рисунков, а также более 2100 принтов, фотографий, плакатов, текстиля, скульптур и предметов искусства. Некоммерческая миссия музея – заботиться о своей коллекции и делиться ею на местном и международном уровне – основана на стремлении к образованию и поддерживается культурой благотворительности.

Отель Dalí признан международным гидом Мишлен с трехзвездочной оценкой; был назван AOL Travel News «одним из лучших зданий, которые стоит увидеть в своей жизни»; и назван одним из десяти самых интересных музеев мира по версии журнала Architectural Digest. Само здание представляет собой произведение искусства, в том числе геодезический стеклянный пузырь, получивший название «Загадка», с 1062 треугольными стеклянными панелями, достойная дань уважения наследию инноваций и преобразований Сальвадора Дали. Исследуйте Дали в любое время с помощью бесплатного приложения «Музей Дали», доступного в Google Play и App Store.Музей Дали расположен на бульваре Уан Дали, Санкт-Петербург, Флорида 33701.

Гала Биография | Fundació Gala

“Я называю свою жену: Гала, Галушка, Градива; Олива, в честь овальной формы ее лица и цвета ее кожи; Oliveta, уменьшительное от Olive; и его бредовые производные Oliueta, Oriueta, Buribeta, Buriueteta, Suliueta, Solibubuleta , Олибурибулета, Сиуэта, Люэта. Я также называю ее Лионеттой, потому что, когда она злится, она рычит, как лев Метро-Голдвин-Майер “

Гала (Казань, Россия, 1894 – Портлигат, Жирона, 1982)

Жена и муза Сальвадора Дали, настоящее имя которой было Елена Ивановна Дьяконова, была загадочной и очень интуитивной женщиной, которая смогла распознать художественный и творческий гений, когда она увидела его, и имела отношения с рядом интеллектуалов и художников.

Тем не менее, правда в том, что о ее личности известно очень мало: у нее было два старших брата, Вадим и Николай, младшая сестра Лидия; Детство она провела в Москве, и ее отец умер, когда ей было одиннадцать лет. Ее мать позже вышла замуж за юриста, с которым у Галы были хорошие отношения и благодаря которому ей удалось получить хорошее образование. Она была блестящей студенткой, завершив учебу в M.G. Академия Брюхоненко для девушек с очень высокой средней оценкой; Царская грамота разрешила ей стать учительницей начальных классов и давать уроки в домашних условиях.В 1912 году у нее обострился туберкулез, который мучил ее в течение некоторого времени, и ее семья решила перевезти ее в санаторий Клавадель в Швейцарии, где она встретила Эжена Гринделя (позже известного как Поль Элюар). Их одинаковый возраст и любовь к чтению сделали их хорошими друзьями. Оба были выписаны из санатория в 1914 году. Гала вернулась в Россию, а Элюар ушел на фронт, но до этого пара сделала друг другу предложение.

Они поженились в 1917 году, и в следующем году на свет появилась Сесиль, которая должна была стать единственной дочерью Галы.Элюар, который уже проявил себя как поэт и сменил фамилию, имел тесные отношения с ведущими фигурами сюрреалистического движения и, в частности, с создателями журнала Littérature: Андре Бретон, Филипп Супо и Луи Арагон. Гала также присутствовала на некоторых их встречах. В 1922 году она начала отношения с Максом Эрнстом, но они расстались в 1924 году. Макс Эрнст написал ее в нескольких портретах. Также заслуживает внимания ее дружба с поэтом Рене Шаром, особенно с Рене Кревелем.

Она впервые встретила Сальвадора Дали в 1929 году. В апреле того же года Дали отправился в Париж, чтобы представить фильм, созданный им с Луисом Бунюэлем, Un chien andalou, и именно там Камилла Гоэманс, бельгийский поэт и владелец галереи, познакомил Дали с Полем Элюаром. Дали пригласил их провести лето в Кадакесе. Гоэманс и его друг, а также Рене Магритт и его жена, Луис Бунюэль, Поль Элюар и Гала, а также дочь пары Сесиль провели там некоторое время.Когда художник познакомился с Галой, это была любовь с первого взгляда. В своей «Тайной жизни» он писал: «Ей суждено было стать моей Градивой (название происходит от названия романа У. Дженсена, главным героем которого был Зигмунд Фрейд; Градива была героиней книги, и именно она принес психологическое исцеление главному герою), тот, кто идет вперед, моя победа, моя жена ». И Гала действительно должна была навсегда остаться с художником, так что с тех пор ее биография была связана с биографией Дали.

В 1948 году Дали и Гала вернулись из Соединенных Штатов после восьми лет изгнания. Дали добился признания в своей стране, и его отец согласился принять отношения сына с разведенной русской женщиной. С этого времени Дали проводили весну и лето в Портльигате, а осень и зиму – между Нью-Йорком и Парижем.

В 1958 году Дали и Гала поженились в часовне Ангелов недалеко от Жироны. В 1968 году художник купил Гале замок в Пуболе, Жирона, и было решено, что художник не может туда поехать без ее предварительного разрешения.С 1971 по 1980 год Гала проводила какое-то время в своем замке, всегда летом. Именно там Гала была похоронена после того, как она умерла в 1982 году. С 1996 года замок был открыт для публики как Дом-музей Гала-Дали в Пуболе.

Елена Дьяконова (26 августа 1894-10 июня 1982), российская модель, бизнес-менеджер, Muse

Задний план

Ранняя жизнь

Гала Дали родилась Елена Ивановна Дьяконова в Казани, Россия, 18 августа 1894 года (дата ее рождения по разным данным – 1892 и 1895 годы, но ее дочь Сесиль подтвердила это как вышеупомянутую дату).Она выросла в университетском городке среди интеллигентов, в том числе ее подруги детства, поэтессы Марины Цветаевой. Отец Галы умер, когда она была ребенком, оставив матери с ограниченными финансовыми средствами. Хотя ее религия запрещала повторный брак, мать Галы переехала к богатому адвокату, который поддерживал ее и ее детей.

Гала познакомилась с Полем Элюаром в санатории, куда она попала в 1912 году после того, как ей поставили диагноз туберкулез. Они полюбили друг друга в уединенной обстановке, что позволило им часами проводить вместе.Затем Гала вернулся в Россию, а Элюар присоединился к французской армии. Они воссоединились в 1916 году, когда Гала уехала из России в Париж. Через год они поженились. В 1918 году у пары родилась дочь Сесиль.

Гала и Элюар были активно вовлечены в движения дадаизма и сюрреализма после Первой мировой войны. Они подружились с другими художниками и интеллектуалами, включая Луи Арагона, Макса Эрнста и Андре Бретона, часто встречаясь с ними. их в парижских салонах и кафе. Их богемная жизнь включала постоянные сексуальные отношения с другими мужчинами, в том числе с коллегами-художниками.Гала вдохновляла не только работы своего мужа, но и работы многих своих друзей и единомышленников.

Жена и муза Сальвадору Дали

В 1929 году Гала и Элюар отправились в Испанию, где они побывали с молодым художником Сальвадором Дали. Гала и Сальвадор завязали роман, который в конечном итоге привел к расторжению ее брака с Элюаром. Они остались близкими друзьями даже после развода. Дали, примерно на десять лет моложе Галы, питал страх перед женскими гениталиями, который удерживал его от близких сексуальных отношений с женщинами до 1929 года.

Дали и Гала поженились в 1934 году, позже снова поженились по католической церемонии. Из-за предыдущего брака Галы пара должна была искать особого разрешения для вступления в брак в Ватикане. Гала была музой Дали в самые продуктивные годы его творческой карьеры. Он часто подписывал как свое, так и ее имя внизу своих картин, отражая силу их партнерства. Гала была частой моделью для своего мужа, позировав для скульптур и картин, в том числе «Портрет Галерины» (1945).Эти двое иногда вместе участвовали в выставках в 1930-е годы. Гала также руководила деловой стороной творческой карьеры Дали, выполняя все финансовые операции, связанные с продажей его работ.

Несмотря на то, что Гала и Дали были очень близки, в некоторых отношениях их брак был открытым. Гала часто имела внебрачные связи с партнерами, включая ее бывшего мужа Поля Элюара, до смерти Элюара в 1952 году. Многие из этих романов санкционировались и даже поощрялись Дали, который верил в совместное использование половых партнеров.Он был менее воодушевлен, поскольку Гала продолжала свои дела в старости, щедро одаривая молодых художников-мужчин деньгами и подарками до тех пор, пока ей не исполнилось семьдесят. Вместо того, чтобы оставаться в студии мужа, как она когда-то делала, Гала оставляла Дали одного на часы или дни. Международная известность Дали, казалось, разлучила их, так как Гала была вынуждена играть второстепенную роль.

Смерть

Гала Дали скончалась в Порт-Льигате, Испания, 10 июня 1982 года после тяжелого случая заболевания гриппом. Она была похоронена в Пуболе, Испания, на территории замка, подаренного ее мужем.Сальвадор Дали, страдавший от последствий той же вспышки гриппа, которая положила конец жизни Галы, пережил свою жену на семь лет.

Образование

Гала успела получить хорошее образование. Она была блестящей студенткой, завершив учебу в M.G. Академия Брюхоненко для девушек с очень высокой средней оценкой; Царская грамота разрешила ей стать учительницей начальных классов и давать уроки в домашних условиях.

Личность

Согласно большинству источников, Гала имела сильное половое влечение и на протяжении всей своей жизни имела множество внебрачных связей (в том числе с ее бывшим мужем Полем Элюаром), которые Дали поощрял, поскольку он был практикующим кандаулизм. Она питала нежность к молодым художникам, а в старости часто дарила дорогие подарки тем, кто с ней общался [2].

Цитаты других людей о человеке

  • Сальвадор Дали «Ей суждено было стать моей Градивой (название происходит от названия романа У.Йенсен, главным героем которого был Зигмунд Фрейд; Градива была героиней книги, и именно она принесла психологическое исцеление главной героине), которая движется вперед, моя победа, моя жена »

Подключения

Она была дочерью высокопоставленного офицера российской администрации, который умер, когда ей было одиннадцать лет.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *