Рецензия на фильм Джульетта от Антона Долин

Великий испанец возвращается к жанру сентиментальной драмы — и срывает овации.

В Каннах Педро Альмодовар подарил зрителям свое сердце. Нет, буквально: в каждый из персональных почтовых ящиков аккредитованных на фестивале журналистов положили по увесистому красному сердечку из резины. Внутри спрятана флешка с пресс-досье и фотографиями. Снаружи с одной стороны — название фильма, «Хульета», и фамилия автора. С другой — рыбацкое суденышко и две буквы, J и A. Первая определенно означает имя главной героини, а вот вторая — вовсе не «Альмодовар», а «Антия»: так зовут дочку Хульеты. Похожее сердечко вытатуировал на своем предплечье моряк Шоан, муж Хульеты и отец Антии, — один из немногочисленных мужчин, допущенных режиссером на экран.

Мы снова приглашены в женский мир, воскрешающий в памяти цветастый китч «Женщин на грани нервного срыва» (оттуда в «Хульету» пришла изрядно поседевшая, но такая же колоритная Росси де Пальма), театральность «Все о моей матери» и мифологию «Возвращения», принесшего целый ворох актерских призов в Каннах всем исполнительницам сразу.

Мужчины появляются здесь на краткий срок: вначале респектабельный искусствовед — бойфренд уже стареющей героини — пытается увезти ее за собой в Португалию, но та в последний момент отказывается, и он уезжает без нее. Потом Хульета вспоминает о том, как в юности отказалась заговорить со странным попутчиком в купе поезда, и он покончил с собой. Тогда ей встретился и Шоан, с которым все тоже оказалось непросто (но не будем рисковать спойлерами). Зато женщины по праву царят в этой вселенной преувеличенных страстей, будто позаимствованной у древнегреческих драматургов, — заметим, что по профессии героиня — преподаватель античной литературы.

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

Сама Хульета, в начале надломленная временем и судьбой и почти тут же, в воспоминаниях, перевоплощающаяся в нервную юную блондинку с короткой стрижкой, будто из ранних альмодоваровских комедий: ее играют две актрисы, Эмма Суарес и Адриана Угарте. Мать Хульеты, прикованная к кровати болезнью, и симпатичная сиделка — любовница отца. Другая лежачая больная — жена Шоана, которой вскоре не станет. Еще одна соперница, красавица-скульптор Ава. Бесхитростная и строгая домработница Мариан (де Пальма). Ключевая, хотя почти не присутствующая на экране героиня — дочь Хульеты Антия. Ее лучшая подруга Беатрис, мать Беатрис… К списку необходимо добавить еще одно имя. Элис Манро, канадская наследница Чехова и лауреатка Нобелевской премии по литературе. Из ее книги «Беглянка» Альмодовар позаимствовал материал для сценария, действие которого перенес в Испанию. Между прочим, героиню и в книге звали так же. А ее дочь носила говорящее для Альмодовара имя Пенелопа. Его он изменил, но ввел в картину лейтмотив Одиссея и его возвращения на Итаку.

В последние годы критики язвительно писали о закате карьеры испанского режиссера — и в самом деле, «Кожа, в которой я живу» была больше похожа на искренний бульварный триллер, а не ироническую его имитацию, а комедия «Я очень возбужден» все-таки не могла, при всех усилиях автора, вернуть моветонный шик его первых картин. Сейчас Альмодовар предпринял единственный правильный шаг: оставаясь выдающимся рассказчиком — пусть и в кризисе, — нашел идеального соавтора. Или источник вдохновения, называйте как знаете. Деликатность и фрагментарность прозы Манро обрели в своем кинематографическом воплощении плоть и кровь. Ирония Альмодовара и его чувственность взывают к сопереживанию — и триумфально добиваются его от зрителя. На премьере «Хульету» встречали овациями.

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

Это не говоря о техническом совершенстве. Декорации, костюмы, живопись, скульптура и даже кулинария, из которых, как из божественного конструктора, Альмодовар собирает свой фильм, достойны своего отдельного музея. Плавная камера относительно молодого и малоизвестного французского оператора Жана-Клода Ларрьё незаметно ведет нас по лабиринтам этого тщательно выстроенного мира. За кадром — один из самых выразительных саундтреков Альберто Иглесиаса, где хичкоковский симфонический экшен соседствует с рвущим душу ностальгическим джазом.

И конечно, актерский ансамбль по обыкновению безупречен.

Незаметно для многих поклонников, а возможно, и для самого себя Альмодовар перестал быть актуальным режиссером, перейдя в ранг «живых классиков». Его зрелый стиль настолько же восхитителен, насколько несовременен — и режиссер уже бравирует этим. Канны позволяют без труда поставить «Хульету» в нынешний контекст и сравнить с фильмами-конкурентами. Скажем, в один день с ней показали бразильскую драму «Водолей». Ее режиссер Клебер Мендонса Филью — многообещающий молодой автор, бывший кинокритик, да и в целом Латинская Америка сейчас в моде. Сюжет — вполне альмодоваровский по духу: история немолодой целеустремленной дамы, которая вырастила детей и похоронила мужа, перенесла рак и выжила, а теперь сражается с алчной строительной компанией за свое право не выезжать из родного дома, остальные квартиры которого давно пусты. Снят фильм энергично, на живую, почти репортажную камеру, многие диалоги звучат как импровизации, автор не стесняется откровенной эротики в кадре…

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

И что? И ничего. Критики поставят «Водолею» высокие оценки, жюри запросто может наградить — а Альмодовару это вряд ли светит. Ведь такое, как у него, давно не носят. Его преимущество в другом: собственная вселенная, герои, стиль и язык, равных которым нет и не будет. Более молодых, актуальных и успешных режиссеров все равно еще долго будут измерять в Альмодоварах. А великий испанец давно может себе позволить презреть конъюнктуру и заниматься чистым искусством, как он его понимает. Кто-то назовет это понимание устаревшим, и пусть. Античные книги тоже должны бы, по идее, уйти на дно, как Атлантида, но мы читаем их до сих пор. Да и у простого человеческого старения, как наглядно показывает «Хульета», тоже есть свои преимущества.

Рецензия на фильм Джульетта от Kickingrussian 09.08.2016

Выдвижение “Джульетты” Педро Альмодовара на Золотую пальмовую ветвь в Каннах вряд ли можно рассматривать как дань уважения почивающему на лаврах мэтру. Альмодовар – режиссер действующий, ищущий и не утративший своего особого обаяния и в “Джульетте”. Фильм смело можно отнести к тем образцам авторского кино, где каждый кадр выстроен именно в той неповторимой колористической манере, где точно ясно, кто это все снимал. Альмодовар остался в “Джульетте” именно тем режиссером Педро Альмодоваром, фильмы которого полюбили миллионы. А сама “Джульетта” выстроена как очищенная от ожидаемых южных страстей детективная мелодрама, где жертва и следователь-рассказчик умещаются в одном теле главной героини. Думаю, что Педро Альмодовар – это несколько общих расхожих стереотипов, которые сразу ставят великого испанца на определенную полку. Певец женских судеб, филигранный эксцентрик, устроитель лабиринтов человеческих страстей. В “Джульетте” совсем нет эксцентрики, но два других фирменных компонента в наличии. Идеей рецепта на этот раз стали несколько рассказов Элис Манро, Альмодовар перенес место действия из Канады в Испанию, но совсем не добавил фирменного темперамента в действие картины. В этом есть определенный плюс – история “Джульетты” выглядит скорее экранизацией никогда не ставившейся немного старомодной театральной пьесы, чем фильмом по оригинальному сценарию.

История самой Джульетты (прекрасные во всех отношениях – набирающая обороты Адриана Угарте и Эмма Суарес) в фильме представлена как история женщины, становящейся роковой для окружающих ее мужчин, даже не желая того. Картина Альмодовара о том, что одна ночь в поезде может принести и любовь, и чувство вины, причем годы потребуются для того, что разобраться во всем окончательно. Героиня в исполнении Угарте-Суарес тяготеет к сознательному одиночеству. Обсуждение Одиссея и его отношений с нимфой Калипсо на школьном уроке в “Джульетте” становится камертоном ко всему фильму. Любит ли кого-то Джульетта по-настоящему, способна ли она на это по зову сердца, а не в повиновении общественным инстинктам? Эти вопросы режиссер последовательно освещает и дает на них ответы. Вообще “Джульетту” можно представить как один из гимнов толерантности. Погуливает на стороне муж – так не с кем-то, со своей давней знакомой, талантливым скульптором непропорциональных гениталий Авой (Инма Куэста), с которой Джульетта мило встречается и беседует о высоком.
Отец Джульетты при живой, но тяжело больной жене, заводит роман с молоденькой помощницей – тоже надо понять, не старый ведь мужчина и способен еще тряхнуть свой стариной. На похоронах Авы Джульетта знакомится с Лоренцо (Дарио Грандинетти) – надо принимать как должное, какой высоколобый, сговорчивый и талантливый достался мужчинка по наследству от покойной. К чему это я? По Альмодовару в “Джульетте” – не все то белое, что таковым кажется, как и не все то черное… Жизнь держится на полутонах, опыте и прощении, а не на мантрах популярных психологов. Отдельно остановлюсь на мужчинах в “Джульетте”. Альмодовар сознательно выхолащивает мужские образы. Ну какой из отгламуренного Даниэля Грао деревенский рыбак, так, невоздержанный похотливый самчишко, а Лоренцо как собирательный образ деликатного писателя-интраверта, готового к пониманию, поклонению и любым капризам, отец Джульетты вообще гимн физиологии, прост как правда, берет, что поближе. Не мужчины, а вешалки для декораций. Для Джульетты все они – свои несколько звездочек с низким альбедо на ее жизненном пути.
В “Джульетте” Альмодовар через запутанный сюжет приводит к одной простой мысли. Нельзя жить все время только для себя. Нужно слушать, разговаривать и быть услышанным. Детьми, любимым мужчиной, случайными попутчиками. Это очень просто. Но это может спасти и от смерти, и от секты, и от того, кого уже не любишь много лет. Беда Джульеттты в том, что она опаздывает, получает все поздно. Кроме своего одиночества, ей не на кого больше рассчитывать. Прокрутить жизнь, повернуть воспоминания и погнаться за призраком собственной дочери. Мы не безнадежны, у нас есть шансы и время иногда не лечит.

Рецензия на фильм «Джульетта»

Больше 12 лет прошло с тех пор, как испанка Джульетта (Эмма Суарес) последний раз видела свою дочь Антию. Девушка сбежала из дома вскоре после совершеннолетия и с тех пор ни разу не связывалась с матерью. Внезапно Джульетта узнает, что Антию видели в Италии. Это известие производит на женщину столь сильное впечатление, что она отказывается от запланированного переезда в Португалию, разрывает отношения с бойфрендом и вновь снимает квартиру в доме, где некогда жила вместе с дочерью, в надежде, что Антия пришлет ей весточку.

Пока Джульетта ждет письма, он вспоминает, как разлетелась вдребезги ее внешне счастливая семья.

Кадр из фильма “Джульетта”

Альмодовар хотел снять «Джульетту» на английском языке с Мэрил Стрип в главной роли, но испугался того, что слишком слабо владеет языком для создания психологической драмы

Прославившись как постановщик женских артхаусных драм и комедий, знаменитый испанский режиссер Педро Альмодовар в последние годы отошел от своих любимых тем, сняв триллер «Кожа, в которой я живу» и эксцентричную сатиру «Я очень возбужден». Но делу время, а потехе час. После экспериментов с новыми жанрами Альмодовар в «Джульетте» вернулся в привычный для него и для его зрителей мир семейных переживаний.

Кадр из фильма “Джульетта”

Другое дело, что персонажи «Джульетты», несмотря на южную внешность и южные имена, по своему поведению не похожи на страстных испанцев. Объясняется это тем, что Альмодовар положил в основу сценария рассказы канадской писательницы Элис Манро, которая в 2013 году была удостоена Нобелевской премии по литературе. В Северной Америке принято считать канадцев смехотворно вежливым народом, и хотя это заведомо неверный этнический стереотип, к героям «Джульетты» он прекрасно подходит. Более того, нежелание персонажей идти на конфликт и искренне выражать свои чувства оказывается центральной темой картины и основным источником драматизма.

Кадр из фильма “Джульетта”

Статуэтки героини по имени Ава на самом деле являются произведениями известного испанского художника и скульптора Микеля Наварро

Казалось бы, что плохого в том, что герои ведут себя интеллигентно, а не рвут и мечут, как персонажи мексиканских сериалов? Но если близкие люди поссорились, то они могут помириться. А если им проще держаться друг от друга подальше, чем яростно выяснять отношения, то они не могут спасти свою связь, и их трусливая вежливость неизбежно приводит к одиночеству.

Кадр из фильма “Джульетта”

Доказывая эту мысль, Альмодовар снова и снова демонстрирует последствия неконфликтности главной героини. Ее нежелание ссориться с отцом приводит к многолетнему разрыву, ее неготовность до конца прояснить отношения с мужем влечет за собой трагедию… А когда у ее повзрослевшей дочери накапливаются претензии к Джульетте, Антия по примеру матери не высказывает наболевшее, а просто исчезает, не оставив ни обратного адреса, ни перечня обид. Так что несчастная женщина не только мучается от того, что ее покинул единственный близкий человек, но и не может взять в толк, что случилось с девушкой, которая была безупречно, запредельно преданной дочерью. Лишь годы спустя Джульетте удается хотя бы частично сложить пазл и понять, что могло двигать Антией.

Кадр из фильма “Джульетта”

Как видите, Альмодовару есть что сказать о проблемах современного общества и современной семьи, а также о чувствах страха, стыда и вины. Но «северная» температура ленты и ее неспешное повествование сделали «Джульетту» необычно нудным полотном по меркам фильмографии испанца. Полуторачасовая картина проводит почти час, прежде чем экранная последовательность событий начинает складываться в драматичную историю, а концовка ленты оказывается лишь немногим более драйвовой. При этом существенная часть переживаний героев так и остается невысказанной, и только глубоко вовлеченный в повествование зритель может расшифровать все намеки режиссера и определить, какие душевные карты сдали себе персонажи.

Кадр из фильма “Джульетта”

Иными словами, картина требует высокой платы за небольшую порцию развлечения и оставляет неудовлетворенными тех, кто привык к более калорийным блюдам. Трудно поверить, но самая развлекательная сцена этой мелодрамы – ранний эпизод, в котором молодая Джульетта, работающая преподавателем античных языков, со смаком объясняет ученикам разницу между разными древними словами со значением «море». Кажется, фильм был бы более захватывающим зрелищем, если бы Альмодовар полностью посвятил его урокам латыни.

Впрочем, сыгравшие главную героиню Эмма Суарес и Адриана Угарте весьма убедительны во всех сценах Джульетты, и благодаря им, а также другим звездам постановки и заложенным в картину мудрым идеям фильм не кажется тотальным фиаско. Но это скорее кино-работа, чем кино-развлечение – в отличие от большинства прежних лент Альмодовара, где режиссеру удавалось сочетать первое со вторым.

С 4 августа в кино.

Рецензия на фильм «Джульетта»

Колготки синего цвета, под растянутым свитером – бесшабашное мини. И волосы, которые съела перекись. Да, существом она была очень странным, странным и милым. Не менее странной осталась она и через 30 лет – растрепанный плащ «Здравствуй, молодость», кроссовки на босу ногу. И та же перекись. Вот только милота куда-то ушла – Джульетта давно постарела и на отражение в зеркале давно махнула рукой. Устала жить. Устала ждать. И верить тоже устала.

Адриана Угарте в фильме Педро Альмодовара «Джульетта»

Все, что у неё осталось – её прошлое. В нём затерялась дочь – они не виделись 13 лет, 13 лет не общались. И причину «ссоры» Джульетта не знает – Антия ей ничего не сказала, просто исчезла и всё. Правда, потом чужие люди передали Джульетте её слова: «Тебе в моей жизни места нет»… Что было делать матери?! Она старалась забыть, да только разве забудешь… И вот, через столько лет, она решает склеивать свое прошлое заново: возвращается в квартиру, где они жили, собирает по кусочкам разорванное фото дочери и садится писать. Писать послание Антии. Рассказывая ей все. Всю свою жизнь, начиная с тех лет, когда еще носила синие колготки, а в ушах – дерзкие красные серьги…

Адриана Угарте в фильме Педро Альмодовара «Джульетта»

Более чем уверена, что испанский гений и провокатор Педро Альмодовар в представлении не нуждается – поэтому давайте-ка сразу к фильму. Он снят по трем рассказам из сборника «Беглянка» Эллис Манро – канадской писательницы, получившей Нобелевку по литературе. Правда, эти новеллы пришлось порядком переработать – дабы местом действия оказалась Испания, а все происходящее приобрело национальный оттенок. Тем не менее, литературный «след» в фильме остался – в виде внушительного массива авторского текста, закадровых комментариев и т.д.

Кадр из фильма «Джульетта»

Остался в «Джульетте» и след от прежнего Альмодовара – времен «Женщин на грани нервного срыва», «Всё о моей матери» и т.д. Особенно это ощущается в первой половине фильма, когда «на повестке дня» конец 80-х и Джульетта еще молода. Такое чувство, что режиссер, как и его героиня, пытается вернуться назад и воссоздает на экране эстетику своих прежних шедевров – это видно по картинке, по тому, как выглядит Джульетта и т.д. Правда, теперь уже нет того философского подтекста, что так поражал в «Поговори с ней», нет эпатажа и шока, которые были во «Все о моей матери», в «Высоких каблуках» и т.д. Да, трагическое восприятие мира осталось: параличи, кома, внезапная смерть – это свойственно Альмодовару, это есть во всех его фильмах. Есть и в «Джульетте». Однако теперь экстравагантность ушла, острые углы сглажены, конфликты более реалистичны, будничны, что ли…

Кадр из фильма «Джульетта»

Злую шутку сыграл с картиной и первоисточник. Противостояние будущего и прошлого само по себе слишком литературно – на киноязык его перевести тяжело. Поэтому обилие комментариев неизбежно, что слишком утяжеляет и без того рассыпающуюся структуру картины (ведь в основе три разных рассказа, три истории, то есть единого конфликта попросту нет). И в этих комментариях «Джульетта» тонет, как рыбак в море – от ощущения избыточности, затянутости уже никуда не уйти…

Кадр из фильма «Джульетта»

И все-таки, дамы и господа, перед нами не кто иной, как Педро Альмодовар. Да, «Джульетта» сильно уступает его главным фильмам, но пройти мимо неё было бы странно. Тем более что в центре действительно очень интересный персонаж и очень интересная актриса с безупречно киногеничной внешностью (Адриана Угарте). Думаю, что на неё стоит обратить внимание – у Угарты сейчас все шансы войти в мировую киноэлиту. Кстати, главную героиню играет не она одна – возрастная часть роли досталась Эмме Суарес (первоначально вместо нее хотели пригласить Мерил Стрип). Ну и конечно, Росси де Пальма – одна из любимейший актрис маэстро, с которой он снимает не первый фильм (вы её помните по «Женщинам на грани нервного срыва»). И нужно сказать, что в «Джульетте» Росси великолепна – впрочем, как и всегда…

Адриана Угарте в фильме Педро Альмодовара «Джульетта»

В российском прокате с 4 августа

Расписание и покупка билетов на фильм «Джульетта»

Вера Алёнушкина

Все женщины делают это. «Джульетта», режиссер Педро Альмодовар

Когда-нибудь во всех учебниках по искусству кино в разделе про Альмодовара напишут: «Джульетта», 2016, – переход от трэш-маньеризма к классике. Даже если Альмодовар ничего больше не снимет или вновь резко изменит манеру, «Джульетта» останется в его фильмографии как образец строгого классического кино – практически в словарном, античном смысле.


Строгость и сдержанность особенно бросается в глаза, если сравнить «Джульетту» с шедевром 1999 года «Все о моей матери». Схожая фабула: женщина теряет ребенка и окунается в прошлое, дабы поведать нам и ему (ребенку), откуда что взялось и как все было на самом деле. В том фильме сын героини случайно погибает в самом начале картины, и серьезная хирургическая медсестра отправляется в охренительный мир трансвеститов-с-панели, актрис-лесбиянок и беременных, больных СПИДом монашек, где умудряется всех и вся простить-полюбить-отогреть. Плюс святой ее материнской любви хватает на то, чтобы чудом исцелить от ВИЧ-инфекции новорожденного младенца – сына умершей в родах монашки и своего бывшего мужа, который в один прекрасный день переделался в женщину.

Когда заглавная героиня «Джульетты» (Эмма Суа­рес – Джульетта в возрасте) в самом начале картины случайно встречает на улице Беатрис (Мишель Хеннер) – подругу своей исчезнувшей дочери Антии, узнает, что та жива и здорова, приходит в смятение, посылает скучного любовника-искусствоведа (Дарио Грандинетти) и принимается писать то ли дневник, то ли бесконечное письмо с попыткой рассказать, как все было на самом деле, – ждешь, что отцом Антии окажется, по меньшей мере, инопланетянин или снежный человек. Но нет. Симпатичный рыбак, встреченный в поезде. Ну да, ночь была тревожной и бурной, вдоль поезда по снегу мчался олень, а еще какой-то несчастный мужик, с которым молодая красотка Джульетта (Адриана Угарте) отказалась вступить в беседу, бросился под колеса. Хоан, то есть рыбак (Даниэль Грао), ее утешил. Переспали. Она забеременела. Потом получила от него письмо. Приехала. Вышла замуж. Родила. Все чин по чину. Думаешь: не… Ну наверняка он оказался каким-то маньяком-извращенцем, бил, унижал, обижал. .. Ничего подобного! Нежнейший муж и отец! Вся его вина, что он переспал с бывшей любовницей Авой (Инма Куэста), когда Джульетта с маленькой Антией ездили навестить бабушку с дедушкой. Зловредная домработница Марьян (эффектно состарившаяся Росси де Пальма с ведьмовски приспущенным веком) сообщает об этом Джульетте. Та устраивает Хоану сцену, и, надувшись, идет «погулять». Хоан выходит в море рыбачить. Начинается шторм. Хоан погибает. Вот, собственно, и вся великая, страшная тайна.

Дальше больше. Джульетта страдает, впадает в депрессию. Антия (Приссила Дельгадо) с Беатрис трогательно о ней заботятся. И прожив таким образом в нежных заботах о маме до восемнадцати лет, Антия едет на какой-то ретрит в католическое убежище и… исчезает. Похитили? Продали в сексуальное рабство? Зомбировали и вовлекли в ужасную, тоталитарную секту? Нет! Просто еще подростком она ­узнала от той же Марьян про измену и ссору, предшествующую смерти отца. Маме ничего не сказала. Молчком дотерпела до совершеннолетия и просто обрубила концы. И бедная Джульетта тринадцать лет мучилась неизвестностью, а узнав, что дочка жива и здорова, вдруг в четыре дня из цветущей, ухоженной женщины превратилась в развалину.

С чего вдруг?

Отчасти обескураживающее несоответствие между житейской банальностью причин и катастрофичностью следствий можно списать на то, что фильм поставлен по рассказам канадской писательницы, лауреата Нобелевской премии Элис Манро. У них, у канадцев, другой темперамент, они типа вежливые, о неприятном до последнего предпочитают молчать. И если экспериментальным образом перенести эту «молчанку» на почву иберийских страстей, то последствия могут оказаться совершенно непредсказуемыми. Но дело, мне кажется, вовсе не в том, что Альмодовару вздумалось смешать в реторте элементы северного и южного нарратива, поглядеть, как рванет. Это кино вообще не о том, что полезнее для сохранности психики: говорить, молчать или устраивать скандалы с битьем посуды. Речь вообще не о частно-психологическом. Молчание, сдержанность, цивилизованность тут просто некий порог, плотина, усиливающая неукротимый напор великой и вечно волнующей режиссера стихии под названием «женственность».

В картине «Все о моей матери» женское начало подобно Солнцу. Неиссякаемый источник энергии жизни, любви и творчества. Гарантия блаженства и безопасности, прильнув к которой ощущаешь: жизнь удалась. Поэтому все, кто способен хоть что-то чувствовать, закономерно тянутся к этой «сиське», меняя по ходу пол и ориентацию. Тупой мачизм разрушителен. А патриархальная зацикленность на услужении сильному полу ведет этот пол к маразму. Фильм – своего рода постмодернистская икона: «Матерь Божия с трансвеститами». Ну а себя режиссер мысленно помещает в центр композиции – на место младенца у Мадонны на ручках, веря, что ему обеспечено все, что необходимо для счастья, покоя, упитанности и беспроблемной реализации. Такой вот бесконечно идеализирующий, эгоистический и инфантильный взгляд на природу женственности.

«Джульетта»

Первые кадры «Джульетты» – пародийно-скептический парафраз этой утешительной композиции. Во весь экран – колеблемая дыханием алая ткань на груди сидящей за столом женщины. Ровно по центру на столе – фигурка обнаженного мужчины без рук, с треугольной головой и отшибленным членом. Женские руки заботливо пеленают фигурку в упаковочную пленку и убирают в коробку. Все задано сразу: соотношение масштабов, субъектность/объектность, власть и покорность, забота и удушение…

Фигурка – подарок Джульетте от Авы, подруги-скульптора, соперницы и разлучницы. В одном из ключевых эпизодов фильма они с Джульеттой вдвоем: Ава покрывает терракотовой краской ягодицы очередной скульптуры; Джульетта – учительница литературы – пересказывает миф, как боги создавали мир и всех тварей, а когда дошло до человека, выяснилось, что дары богов кончились и не досталось человеку ни клыков, ни когтей, ни перьев. И весь он такой голый, беззащитный, потерянный в темной, угрожающей чаще жизни… И тут же, без перехода, противореча себе, Джульетта пускает в ход смертельное, беспроигрышное оружие: сообщает Аве про свою беременность. Типа: «Посоветоваться хотела: сказать об этом Хоану? Не хочу на него давить». Ава тут же, поняв, что шансов у нее нет, отступает «великодушно»: «Конечно, скажи! Хоан обожает детей!» – что не помешает ей при случае забрать подаренного мужчинку обратно: ну так, поиграть, попользоваться, а почему нет? Ведь это же было мое!

Две богини решают между собой участь смертного. Мужчину вообще никто ни о чем не спрашивает. Ни на предмет, хочет ли он ребенка, ни на предмет, с кем ему быть. Покорно, как телок на веревочке, он идет за той, в ком больше жизни.

Так же точно поступает отец героини (Хоакин Нотарио), который при живой рассыпающейся жене сходится с молодой, симпатичной сиделкой (Марьям Бачир). Но тут Джульетта приходит в негодование. Потухшие глаза ее мамы (Суси Санчес) еще способны вспыхивать любовью и интересом к жизни. Ее еще можно нарядить-причесать и сделать «неотразимой». Ее жизнь-женственность до конца не угасла, но она необратимо тает и сходит на нет в присутствии чужой победительной женственности. Джульетта кипит от негодования, словно забыв, что сама же по первому зову явилась к Хоану, еще не зная, что его больная жена умерла. Джульетта не в силах простить отца и после смерти матери фактически рвет отношения – то есть поступает с ним точно так же, как впоследствии поступит с ней самой ее дочь.

Жизнь-женственность неподвластна морали и рацио. Где-то в районе солнечного сплетение тугим жгутом скручиваются желание или гнев. Невидимая, всепроникающая «сила судьбы» приходит в движение, зарождается волна, приносящая счастье или невыносимую боль… Эти волны несутся навстречу друг другу, хаотически сталкиваются, и гладкая, обманчиво безопасная поверхность обыденности в мгновение ока превращается в ревущее месиво, где бедные мужики просто тонут, а бедных женщин стихия, перемолов, выбрасывает на берег парализованными, разбитыми инвалидами. Жена Хоана – в коме. Мать Джульетты – в деменции. Ава умирает от рассеянного склероза. Сама Джульетта разрывается между депрессией, истериками и попытками покончить с собой.

Женская стихия в фильме подобна морю, что дарит жизнь и губит с равной неотвратимостью. В эпизоде, где Джульетта рассказывает ученикам про греческие синонимы слова «море», она в основном упирает на «понт» – мужское, открытое море, пространство подвигов и приключений, заставившее Одиссея бежать от сладких объятий нимфы Калипсо. Но самого Альмодовара куда сильнее волнует «море» женского рода – таласса. Море за панорамным окном в доме Хоана – то сияющее, то жуткое – основная метафора в центральной части картины. И весь фильм с его на первый взгляд обыденной, далекой от сенсационности и зияющей психологическими провалами фабулой – упругое, неостановимое движение разнонаправленных воль/волн этой «женской реальности», где все рифмуется, все повторяется, все связано: измены, смерти, болезни, роковые разрывы, стихийные всплески эмоций и гнетущее чувство вины. Женственное едино и многолико. Не случайно героиню играют две разные актрисы, а ее дочь – Антию – даже три. Не случайно «бергмановское» пристрастие к парным женским портретам в кадре: Джульетта и мать, Джульетта и Ава, Антия и Беатрис. .. Повторяющиеся коллизии, повторяющиеся имена… На поверку оказывается, что тут нет ни единой лишней детали, ни одного ненужного кадра. Люди готовят еду, обедают, путешествуют, беседуют или молчат, а под всем этим ходуном ходит одна из величайших, упоительных и страшных стихий бытия.

При этом, в отличие от, скажем, Ларса фон Триера, который ту же тему «ужасающей», «коварной», «убийственной» женственности превращает в «Антихристе» в кровавый, садистский аттракцион с расчлененкой, Альмодовар до конца остается верен своему преклонению перед ее неотразимой, пленительной красотой. Все эти голубые колготки, алые платья, пестрые халаты, жемчужно-серые блузы, красные костюмы и свитера – облачения богинь, которые сражаются и доходят до боли на фоне дизайнерских интерьеров и кадров, исключительно совершенных по композиции… Режиссер, несмотря ни на что, все это безмерно, со всей страстью своего кинематографического темперамента любит. Не копается, не разбирает, не деструктурирует, но обнимает, принимает и облекает в райские перья изысканного гламура. Гламур на котурнах, гламур как молитва, как форма поклонения – думаю, на такое в нынешнем кино никто, кроме Альмодовара, не способен.

«Джульетта»

В «Джульетте» перед нами одна из самых трудновыговариваемых и трудно разрешимых для нынешнего европейского человека коллизий: конфликт между отщепленным, эмансипированным, цивилизованным «я» и витальной стихией, загнанной в подсознание и мотающим это «я», как утлую, маленькую лодчонку. Для женского «я» проблема вдвойне мучительна, поскольку оно сильнее связано с этой стихией и склонно выступать в роли и палача, и жертвы, казня себя за неконтролируемые проявления женского термоядерным чувством вины. Как интегрировать неповторимую личность и женственность? Рецептов у цивилизации вроде бы миллион – от вагинальной гимнастики до феминистской «борьбы за права». Но все они не годятся, поскольку речь в каждом случае идет об уникальном решении.

В фильме на помощь героине неожиданно приходит мужчина – тот самый Лоренцо, отвергнутый высоколобый любовник-искусствовед. Не как повелитель, муж, любовник и альфа-самец, не как рациональный укротитель иррациональной стихии, а просто как человек и как друг. Способный вытерпеть причиненную боль, не погибнуть, не сойти с ума, преодолеть отчаяние, оттого что «мама» внезапно отвергла и отняла от «божественной сиси», простить… Увидеть в женщине девочку, тонущую в собственной женской стихии, и протянуть руку…


Первые кадры «Джульетты» – женщина властно упаковывает статуэтку мужчины. Последний кадр: мужчина и женщина рядом. В машине. Он за рулем. За кадром текст письма Антии, которое Лоренцо принес Джульетте в больницу, после того как та попала под автомобиль: «Мой девятилетний сын погиб, утонул в реке. Я умираю от боли! И только теперь я начинаю понимать, какую боль причинила тебе»… Джульетта говорит: «Я не стану спрашивать ее ни о чем. Я просто хочу быть рядом. Но ведь она не приглашала меня!» Лоренцо целует ей руку: «Она оставила обратный адрес»…

Конец.


 

«Джульетта»
Julieta
По рассказам Элис Манро
Авторы сценария Педро Альмодовар, Элис Манро
Режиссер Педро Альмодовар
Оператор Жан-Клод Ларьё
Композитор Альберто Иглесиас
Художник Антксон Гомес
В ролях: Адриана Угарте, Эмма Суарес, Росси де Пальма, Мишель Хеннер, Инма Куэста, Даниэль Грао, Дарио Грандинетти, Приссила Дельгадо, Натали Поса, Пилар Кастро, Хоакин Нотарио, Марьям Бачир, Суси Санчес, Агустин Альмодовар и другие
El Deseo, Canal+ France, Cine +, Televisión Española (TVE)
Испания
2016

“Джульетта”: Педро Альмодовар возвращается к корням

На прошедший Каннский кинофестиваль Педро Альмодовар привез «Джульетту» — семейную драму по мотивам рассказов Элис Манро про пропавшую дочь и отчаявшуюся ее найти мать. Теперь фильм вышел в российский прокат — и это именно тот Альмодовар, которого мы любим

Последние два фильма Альмодовара были вполне сносными, но ни на минуту не выдающимися — и хирургический триллер с Бандерасом «Кожа, в которой я живу», и «Я очень возбужден», мыльная опера в пределах межатлантического лайнера. «Джульетта» лучше их вместе взятых, хотя и это далеко не лучший фильм испанца. Но уж точно самый хороший за последние 10 лет, со времен «Возвращения».

Она снова про семью и снова про женщин: 50-летняя Джульетта (Эмма Суарес) вот-вот навсегда переедет с любовником из Мадрида в Португалию, но ей сообщают, что ее давно пропавшую дочь Антию видели в Италии. Она остается в Мадриде и погружается в воспоминания о молодости (молодую Джульетту играет Адриана Угарте), знакомстве с любовью всей своей жизни и таинственном исчезновении дочери (знает она только то, что ребенка забрала к себе секта). В перерывах между попытками удержаться от нервного срыва Джульетта пишет ей письмо, но та наверняка не ответит матери, как не отвечает последние 12 лет.

 

Это, страшно подумать, уже 20 картина Альмодовара, и выглядит она действительно юбилейным бенефисом. Это снова фильм про мать и дочь, про семью и утрату, про клаустрофобную боль и тщетные надежды. Кто-то уже назвал это кино «Все о моей дочери», и да, более подходящего названия для него не найти. Никакой здесь мистики, никакого травестирования и гей-танцев под хиты 80-х: Альмодовар снова устраивает лабиринт страстей, точнее, одной страсти — матери к своему единственному ребенку. Главная интрига — какого цвета платье наденет героиня. Главный сюрприз — то, как быстро закончится бутылка вина. Самое примечательное в «Джульетте» (помимо одного гениального перехода от смерти к животному сексу) — цвета: каждый кадр можно распечатывать и вешать на стенку. Если красный, то кроваво-красный; если желтый, то лимонно-желтый; если синий, то синий штормящего океана. По-другому Альмодовар и не умеет.

Тем, кто видел больше трех фильмов Педро, все это покажется ужасно знакомым: и женщина с семейной проблемой, и скрытая в далеком прошлом тайна, и слезы, слезы, слезы. Для режиссера все это действительно повторение, но только он может рассказывать мелодраму так искусно, не скатившись в пошлость. Считается, что Альмодовар лучше других понимает женщин, но Джульетта — это загадка и для него самого: мы перемещаемся из прошлого в настоящее и наоборот, но главная героиня так и остается знаком вопроса. И только когда она бросит в мусорное ведро приготовленный ко дню рождения дочки ярко-красный торт, все немного встанет на свои места: «Джульетта» (можно здесь обойтись и без кавычек) — это торт и есть. Большой, глазурный и со вкусом слез.

Julieta – Película 2016 – SensaCine.com

Película no recomendada a menores de 12 años.

Casualidad o no, la vida de Julieta (Adriana Ugarte) en los años ochenta fue una gran época, la mejor. Pero en la actualidad, la vida de Julieta (Emma Suárez) es una catástrofe sin solución, una lucha por sobrevivir al borde de la locura. Solo un milagro la salvará. Y los milagros a veces ocurren…

En esos 30 años de la vida de Julieta, entre los años 1985 г. 2015 г., aparecerán un coro de personajes secundarios esenciales en su history: la sirvienta arisca, austera y Competitiva (Rossy de Palma), la amiga fiel e infiel (Inma Cuesta), el amante vulto (Darío Grandinetti), la casual y liberal compañera de viaje (Пилар Кастро), la amiga de la infancia и ответственный de complementos de una revista de moda (Мишель Дженнер), la persona de gran intransigencia y superioridad moral (Натали Поза), también el padre de Julieta (Joaquín Notario), y la madre y abuela (Susi Sánchez) ausente, etérea y omnipresente.Y sobre todo, un hombre, un pescador gallego, (Daniel Grao) y su hija (Blanca Parés). La mayor parte del misterio y del dolor se refieren a ella, una desconocida para su madre, alrededor de la cual gira gran parte del drama.

Фильм о неизбежной судьбе, совершенной преступности и непостижимой тайне, не имеющей никакого отношения к лас-персонажам, не имеющим ничего общего с другими людьми, борется за неназванную видимость, когда она совершает великие действия. De todo ese dolor que provoca el Abandono de un ser querido.

Con Julieta , Pedro Almodóvar ( Los amantes pasajeros, La piel que hazeros, Los abrazos rotos ) vuelve al drama y al universo femenino. Альмодовар написать и дирижировать главный главный герой фильма Эммы Суарес ( Murieron por encima de sus posibilidades, La mosquitera, Horas de luz ) и Адриана Угарте ( Palmeras en la nieve, El Tiempo entre costuras, Niños Quese me ) en la piel del mismo personaje, Julieta, a lo largo de su vida, entre los años 1985 г 2015 г.

El filme cuenta también con Michelle Jenner ( Tenemos que hablar, Open Windows ), Rossy de Palma ( Incidencias, Anacleto: Agente secreto ), Inma Cuesta ( La novia, Tres Bodas de Más ), ( Трумэн, Todas las mujeres ), Пилар Кастро ( El tiempo de los monstruos, Gordos ), Darío Grandinetti ( Francisco: el Padre Jorge, Relatos salvajes ), Susi Sánchez ( 15 años y un día, La teta asustada ) и Daniel Grao ( La mula, Fin ).

‘Julieta’, el Almodóvar más controlador

Creo que no hay ningún Director Español que provoque reacciones tan enfrentadas como Pedro Almodóvar , desde apasionados alegatos defencendo la grandeza toda su obra hasta descalificaciones radicales que criticalan cualquier firm cosa que cualquier firma. Yo siempre me he situado en una posición intermedia y dudo mucho que eso vaya a cambiar, que con ‘Julieta’ llega ya a su vigésimo largometraje siendo fiel a su estilo.

El gran reto al que se enfrentaba el realizador manchego install en consguir quitar el relativo mal sabor de boca que había dejado “Los amantes pasajeros” a no pocos espectadores. Para ello ha vuelto al drama con una Historia Centrada en una mujer en dos etapas muy diferentes de su vida. Un material con bastantes posibilidades sobre el papel que Almodóvar utiliza para realizar su película más calcada hasta la fecha, lo cual también tiene sus issuesas .

Dos grandes actrices que elevan la película

Уно-де-лос-элементос привычных кино-де-Альмодовар es lo bien que suele escoger sus repartos, y el caso de ‘ Julieta ’ vuelve a demostrar su ojo tanto a la hora de elegirlos como de sacar lo mejor de todos ellos.Eso sí, aquí casi todo está al servicio de Emma Suárez y Adriana Ugarte , pero sin que ello suponga descuidar al cuidado elenco de secundarios, por mucho que echemos de menos a una Chus Lampreave que, por desgracia, ya jamás en podr otra cinta de su Director fetiche.

De hecho, creo que tanto Suárez como Ugarte ofrecen la mejor actación que recuerdo de ambas , y eso que la segunda empieza un poco desubicada, aunque no tarda en hacerse con el personaje y ofrecernos pormoda de monderaos respetando desde la contención.Esto es un arma de doble filo, ya que Requiere de un esfuerzo extra de los actores para llegar al espectador, pero puedo decir con alegría que sus dos Julietas salen airosas del reto.

Esto resulta especialmente Estimulante porque la película parece más interesada en los entretiempos dramáticos, esos momentos en los que ya has dejado atrás un gran shock y estás recuperándote , en lugar de hacer climand especial hincapi? las grandes confrontaciones que darían pie a ello.Aquí las emociones permanecen casi siempre encerradas y son sus dos protagonistas las que han de saber expresarlo.

Esto es algo que Suárez y Ugarte saben manejar con inesperada soltura, encontrando buenos apoyos en algunos de los secundarios -pienso sobre todo en Rossy de Palma -, pero en ‘Julieta’ está todo tan medido que eso notable su alcance emocional, llegando a Transmitir una molsta sensación de frialdad que resta empaque al Congunto. Además, no tarda enurgir la sensación de que te están dejando a medias, que le falta arrojo para alcanzar sus objetivos.

Las fortalezas y limitaciones de ‘Julieta’

La cuestión es que ‘Julieta’ es una película muy bien hecha en la que Almodóvar vuelve a hacer gala de su querencia a utilizar los colores en consonancia con lo que sucede en pantalla -quizá un pelín brusco cuando comienza el flashblack, pero – y el guion es muy sólido , no dejando ningún cabo suelto e incluso sabiendo integrationr con bastante acierto las necesarias casualidades para que todo discurra por donde se propone. Sin embargo, eso no es suficiente.

El propio realizador ha Definido la cinta como un drama seco, pero yo lo veo más como uno frío y ligeramente distante que no se atreve a adentrar de forma clara en los interfaces que propone -prefiere centrarse en la forma de lidiar con el dolor en lugar de la forma en la que llega a sus personajes-. Tengo claque ese es otro de los puntos que Almodóvar ha Calculado con sumo detalle, pero ahí es donde creo que sequity al ser la raíz de los problemas que impiden que ‘Julieta sea una gran película.

No voy a decir que lo medida que está ‘Julieta’ la convierte en una obra искусственный, ya que hay tanto talento detrás que consigue no caer en ello más allá de momentos puntuales -Almodóvar apuesta por reforzar sus rasgos literarios y normalmente adicional a las imágenes, pero esto es lo que sucede en las escenas en las que pierde el equilibrio tonal, y hay varias-, pero su retrato emocional sí que resulta demasiado cerebral.

¿Tiene algo de malo el enfoque por el que ha apostado Almodóvar en ‘Julieta’? Нет sobre el papel , pero por un lado tenemos a dos actrices con las emociones a flor de piel y por otro un enfoque official muy controlador que está constantemente limitándolas.Cada uno por su lado podría haber dado pie a algo muy interesante, pero la unión de esas dos realidades no termina de funcionar, y deja la sensación de quedarse a mitad de camino en ambos frentes.

En Definitiva, ‘Julieta’ es una interesante película en la que sobresalen con luz propia las translations de Emma Suárez y Adriana Ugarte, pero Almodóvar apuesta por un tono que no termina de casar bien con el trabajo de sus dos protagonist Con su Absoluto control de todos los elementos acaba creando un clima de cierta frialdad que limita las posibilidades de su vigésimo largometraje. Con todo, supera con holgura a “Los amantes pasajeros”.

En Blogdecine : Las mejores películas de Pedro Almodóvar

Bronca de las divas de Almodovar en plena promoción de ‘Julieta’

MADRID.- Bronca de las divas de Almodovar en plena promoción de ‘Julieta’. Адриана Угарте и Эмма Суарес tuvieron un enfrentamiento en los estudios de Onda Cero. Сегун наррарон в Europa Press personas allí presentes, la veterana actriz no dudó en gritar abiertamente a Adriana Ugarte: “¡Estoy harta de ti!”, a lo que Adriana responseió con un “si no he dicho nada”; paracontinar con un “¿qué te he hecho?” mientras le pedía “no me dejes tirada”.

Una frase que se cumplió cuando ambas intérpretes cancelaron su Participación en el programa Likes de Raquel Sánchez Silva en el canal # 0. Además, la bronca no pasó desapercibida para una de las seguidoras de Adriana en Instagram que le preguntó si ya se le había pasado el disgusto cuando colgó un selfie muy borroso donde se podría apreciar sus ojos rojos.

Además, el día que estuvieron en El Hormiguero dieron muestras de su poca Computing.Adriana Ugarte intentaba buscar la осложненный кон су компаньера де репарто, pero Emma poca bola le dio.

Y es que Adriana y Emma llegaron muy alteradas a la sede de El Deseo . Una pelea que debió terminar a las pocas horas, o eso es lo que ellas han promocionado в Instagram с максимальным изображением главного героя El Tiempo Entre Costuras … Algo de lo que nos alegramos. Esto puso Adriana Ugarte en Instagram: “Estas dos lobas mediterráneas SE AMAN.# Джульетта.

Aunque el enfado les durase horas, los internautas fueron muy rápidos a la hora de crear los famosos memes.

Y es que ahora que las aguas han vuelto de forma aparente a su cauce solo cabe esperar a los datos de público que deja Julieta en su primer fin de semana en carterela. ¿Será papá Almodóvar o tío Agustín Almodóvar el que haya pedido paz tras los Los papeles de Panamá ? Lo que está clo es que esta promoción bien podría ser un guión en toda regla.

Джульета (Педро Альмодовар)

Матери и дочери, прошлое, преследующее настоящее, случай, вина, раскаяние и страдания, множество страданий. С тех пор, как мы увидели трейлер к его новому фильму, стало ясно, что мы, после забытого возврата к фильму I’m So Excited , снова оказались во владениях Педро Альмодовара, в мире, который он считал своим как минимум с 1991 года. когда в фильме High Heels он впервые показал свой талант в семейной мелодраме, вдохновленной Дугласом Сирком.

И я говорю это как человек, который считает, что карьера Альмодовара, несмотря на то, что она была одной из самых ярких и легко узнаваемых в современной кинематографической сцене, всегда выявляла интерес режиссера к экспериментам, развитию и продвижению себя дальше в разных направлениях. Если возмутительная комедия или трагикомедия были предпочтительной формой выражения на ранних стадиях, и он достиг пика в этой области с Женщин на грани нервного срыва к концу 80-х, мелодрама стала его любимым жанром во всем мире. 90-е, десятилетие, в течение которого он пробовал разные вещи в этой области, пока все это не соединилось в классическом фильме 1999 года All About My Mother .Но, хотя может показаться, что «мелодрама» – это то, чем он занимается сейчас, я бы сказал, что стоит подумать о другом подходе, который он использовал с 2002 года, когда был снят фильм « Поговори с ней » 2002 года, в котором большинство катарсов было за кадром. , и абстрактные концепции, которые он жонглировал в сюжете, такие как характер общения между мужчинами и женщинами и роль секса в их отношениях, казались более важными, чем эмоции, которые могла вызвать история. После этого фильма, за исключением его шедевра, Volver , он, кажется, более или менее сознательно стирает «мело» в своих драмах, но я бы сказал, что усилия определенно осознанные, начиная с Broken Embraces 2009 года. .

Как и когда он впервые начал писать чистые мелодрамы, первые шаги в этом новом, сознательно более умном направлении могли быть несовершенными и не совсем удовлетворительными. И Broken Embraces , и The Skin I Live In были, возможно, далекими и холодными, а не «сухими», к которым он стремился, но Альмодовар всегда был верен себе и тому, что он хочет делать в каждый момент. Он прижился к своим ружьям, и это, наконец, окупилось с помощью Julieta , чистой драмы, лишенной почти всего «мелодии», определенно сухого исследования боли и страдания, в котором отсутствуют слезы, возможная драматическая кульминация никогда не показана. , а катарсис – не что иное, как вопросительный знак.

Потому что «Боль», по сути, является главным сюжетом этого фильма, рассказывающего историю Джульетты, женщины, отмеченной утратой, о которой она даже не может говорить со своими ближайшими друзьями, отсутствием которого, как она говорит в закадровом голосе возле конец – это единственное, что наполняет ее жизнь, и это тот парадокс, который определяет фильм и его стиль: могут ли пустота и ничто быть чем-то, что заполняет что-то, даже пространство? Можно ли снять отсутствие, если его главная черта в том, что его нет? Нынешняя жизнь Джульетты, когда мы впервые встречаемся с ней, протекает в самых безличных и приглушенных пространствах, которые мы видели в фильмах Альмодовара; ушли безвкусные обои, экстравагантные предметы и красочные второстепенные персонажи. Исчезли даже слезы (и Альмодовар сказал в интервью, что в большинстве случаев он запрещал своим актрисам плакать на экране, позволяя им физически избавляться от своих страданий только тогда, когда он кричал «вырезать!»), И все зрители могут видеть это. долгое время – только оборванное лицо Эммы Суарес, ее нежелание открывать конверт, совершать поездку, действовать или делать что-то, что можно снять и фотогенично показать ее печаль. Плачущее лицо актрисы больше не фетиш, которым можно наслаждаться, и теперь Альмодовар хочет говорить о более глубоком страдании, о том, для чего нет слов, действий и слез.Боль настолько всепоглощающая, что стерла все, кроме самой боли.

Когда Джульета начинает вспоминать, как она попала в эту ситуацию, в воспоминаниях или когда она возвращается в места, где она обитала, когда для нее все было иначе, мы действительно видим фирменные цвета и формы режиссера, его изобилие, загруженные обои и даже Росси де Пальма получает роль. И контраст заключается в том, как он нашел способ сделать это отсутствие снимаемым: сегодняшнее горе Альмодовара и Джульетты – это отсутствие того, чем Альмодовар и Джульета были вчера (и он дает понять, что его главная героиня, Джульета, является отражением его собственной боли, когда он ставит ее перед автопортретом Люсьена Фрейда). Из-за отсутствия того, что было самым личным, он делает наиболее личный портрет нынешнего себя.

На первый взгляд, одна из проблем фильма для зрителей может заключаться в том, что они не знают источник всей этой боли до самого конца игры (если только они не прочитали о фильме слишком много заранее), что может надолго заставить его казаться далеким или холодным, как, например, Broken Embraces . И хотя это проблема, которая может быть общей для нескольких из его последних фильмов (слишком много информации, а иногда даже вся суть фильма, может быть скрыта до финального акта, удерживая аудиторию на расстоянии вытянутой руки до секунды просмотр), здесь внимательный взгляд должен быть более полезным, потому что, даже если человек не знает источника страдания, это страдание тонко, но выразительно передано в ранних деталях, которые могут вызвать комок в горле, который не исчезнет даже после того, как закончились титры.На этот раз тайна боли Джульетты достаточно захватывающая и трогательная благодаря этим деталям, яркому повествованию и руководству Альмодовара, а также благодаря целеустремленному и впечатляющему выступлению Эммы Суарес, здесь, вероятно, в наивысшей точке ее карьеры, и все это окупается в разрушительном финальном акте, одном из самых трогательных, когда-либо снятых испанцем.

Однако к этому моменту следовало бы научиться доверять режиссеру: очень немногие из его коллег обладают таким же пониманием, как он, в своих собственных историях, таким контролем над тем, что он хочет сказать, куда он хочет прийти, и все такое. смыслы и значения сюжетов, которые он обрабатывает.Пришло время осознать, что очень немногие работающие сегодня режиссеры могут взять рассказ (даже тот, который написан другим человеком, как здесь) и открыть все его секретные уголки, все слои и отголоски, которые он может содержать, и заполнить свои фильмы. с множеством возможных прочтений и секретами, которые всегда вознаграждают последующие просмотры. Иногда этот контроль, который хочет изучить историю настолько тщательно, что все ее возможности содержатся в одном фильме, может удушать до такой степени, что некоторые из его последних фильмов становятся переваренными, слегка искусственными, слишком умными и рассчитанными на их собственное благо, с таким количеством загадок, зашифрованных настолько, что они кажутся синтетическими, а не органическими. К счастью, здесь дело обстоит не так, и именно поэтому Julieta – самая зрелая работа из его недавних более умных драм, тех, которые были «де-мело-эд». Он снова осознает все аспекты и перспективы, которые может иметь эта история вины и печали, и заполняет сценарий и экран символами, отголосками, персонажами, которые тонко и, возможно, бессознательно повторяют поведение, которое они упрекают в других, с зеркальными изображениями, которые предполагают точка зрения персонажа могла быть слепой… и в этом смысле это умная драма, как и ее предшественники.Но на этот раз он никогда не теряет фокус на главном, что он хочет снять и выразить, этой невыносимой пустоте отсутствия и бесконечной боли, которую она оставляет, и он также никогда не позволяет интеллекту преодолеть чувствительность к своим персонажам. Таким образом, через историю, которая на первый взгляд может показаться повторением его обычных мелодрам матери и дочери, он рисует одно из самых разрушительных, сухих, но в то же время тактичных, проницательных и чувствительных изображений депрессии и одиночества, которые можно было увидеть в недавнем кино.

Канн 2016.«Джульетта» д’Альмодовар: «prodigieux» или «peu subtil»?

«Sublime», для определенных материалов, «autocomplaisant», для документов: Julieta, , проект с 17 мая в Канны. Le 20 e film de Pedro Almodovar a beau être en lice pour la Palme d’or, il ne fait pas – du tout – l’unanimité dans la press espagnole.

«Quand Pedro Almodovar sort un film, sure l’aiment, d’autres détestent. C’est com ça. Julieta , прибытие на 18 мая 2016 года, n’échappe pas au constat du quotidien El Mundo .Le 20 e film du réalisateur espagnol pourrait remporter la Palme d’Or 2016, mais en Espagne les critiques restent inégales.

Вдохновленная драма канадской автолюбителя Алиса Мунро, Альмодовар исследуйте все уголки мира и отсутствие людей в жизни человека: , une mère qui ne voit plus sa fille et que la caméra va suivre sur trois décennies.

«Elle écrit une lettre à sa fille unique.Une lettre sans destinataire, crue et directe, où elle vomit souvenirs et sentiments de culpabilité, d’échec, d’abandon, сопровождает peut-être de quelques mensonges. Cette lettre, cette page blanche, c’est Julieta ”, résume El País .

«Son film ne transmet rien»

Si, pour El Periódico , Almodovar «Réinvente le mélodrame» dans un film «prodigieux […] aux acnts bergmaniens», voit unidencial y «Un drame aride», «peu subtil» и «autocomplaisant», où le Spectateur sait dès le premier plan que Julieta «va être engloutie par l’abîme pendant un peu plus de quatre-vingt-dix minutes durant lesquelles son créateur nous exposera de fait chacune de ses propres blessures ».

Dans lescolnes d ‘ El País , le célèbre критика Карлос Бойеро ассен:

Pourquoi suis-je declé depuis si longtemps de voir les movies de ce monsieur […] – des heures de souffrance en celluloïd pour en arriver à la final que la seule выбрал qu’il m’inspire, c’est le тишина. […] Son dernier film ne transmet rien ».

«Популярный альмодовар и сувенир»

En Espagne, Julieta déjà passé un mois dans les salles obscures. «Et si on s’attache aux chiffres, estime La Voz de Galicia , la popularité de Pedro Almodovar n’est plus qu’un souvenir». Depuis vingt ans, aucun film du cinéaste espagnol n’a enregistré si peu d’entrées lors de son démarrage, justifie le journal.

Certes, Julieta a vu sa Promotion écourtée par le scandale des Panama Papers, où le nom du réalisateur apparaît en lien avec une société sise dans un paradis financial au début des années 1990. «Mais les problèmes entre le cinéma de Pedro Almodovar et le public espagnol remontent à bien plus longtemps que ça», analysis le quotidien régional.

La France au secours d’Almodovar

C’est sur la Croisette et auprès du public français que “le seul réalisateur espagnol apprécié hors de nos frontières depuis trois décennies” pour a salutures une plan La Voz de Galicia. «Son film est du genre à remporter des prix» et «les Français n’ont qu’une envie : faire de lui un nouveau Buñuel».

Камиль Друэ

Джульетта (2016) – Telemagazyn.pl

Julieta jest kobietą w średnim wieku. Zamierza wyprowadzić się z Hiszpanii i wraz z partnerem, Lorenzem, zamieszkać w Portugalii. Wydaje się, że Julieta jest szczęśliwa, nareszcie zaznała Spoju i ukojenia. W drodze na zakupy spotyka Beę, najlepszą przyjaciółkę swojej zaginionej córki. Antía zaginęła w tajemniczych okolicznościach 12 lat wcześniej. Bea wyjawia kobiecie, że jej córka mieszka w Szwajcarii, założyła tam rodzinę.Julieta postanawia zostać w Madrycie. Ma nadzieję, że pewnego dnia Antía spróbuje nawiązać z nią kontakt.

Знаменитый фильм hiszpańskiego reżysera Pedro Almodovara, który w swojej twórczości nigdy nie unika trudnych życiowych tematów, a jego bohaterkami są niemal zawsze wra kobiety: pięknezem, silne i zawsze wra kobiety: pięknezem, silne i zawsze wra kobiety: pięknezem, silne i zawsze wra kobiety: pięknezem, silne is zawsze wravers. Nie inaczej jest w dramacie “Julieta”, opowieści o burzliwym życiu tytułowej bohaterki, która wielokrotnie zmieniała adres zamieszkania, a każde z tych miejsc jest zwiyzane zwi zwi zwi.Widz poznaje Julietę, gdy mieszka w swoim other domu w Madrycie, jest już w wieku średnim, ma za sobą spory baga przeżyć i doświadczeń. Właśnie pakuje swoje książki, zamierzając na dobre wynieść się z Hiszpanii i wraz z partnerem Lorenzo wyjechać do Portugalii. Wydaje się, że jest bardzo szczęśliwa, nareszcie zaznała Spoju i ukojenia. Kiedy jednak przed podróżą idzie na zakupy, natyka się przypadkowo na Beę, najlepszą przyjaciółkę swojej zaginionej córki. Antia przepadła w tajemniczych okolicznościach przed 12 laty i ślad po niej zaginął.Bea wyjawia matce, że jej córkamieszka w Szwajcarii, wyszła za mąż i ma troje dzieci. Na tę wieść Julieta natychmiast odwołuje wyjazd do Portugalii i postanawia zamieszkać w swym poprzednim domu w Madrycie, mając nadzieję, że pewnego dnia Antia spróbuje nawiązač do ni kont i W starym domu Julieta rozpamiętuje dawne dzieje i zabiera się do spisywania wspomnień. Zaczyna od czasu, gdy była bardzo młoda и poznała Xoana, w którym się zakochała bez pamięci. Przeżyła z nim wiele szczęśliwych dni, owocem ichmiłości była właśnie Antia.Dzieliła swój czas między pracę, rodzinę i wychowanie córki. Potem zdarzył się tragiczny wypadek, który wywrócił ich ycie do góry nogami. Załamaną, pogrążoną w depresji Julietę wspierały wtedy Antia i jej przyjaciółka Bea. Ale pewnego dnia, tuż po wakacjach, przedpadła bez śladu Antia. Do tej pory Julieta nie ma z nią żadnego kontaktu, nie wie, co się z nią dzieje. Teraz wierzy jednak głęboko, że w końcu odzyska córkę. (JULIETA) Dramat, Hiszpania 2016 Сценарии и сценарии: Педро Альмодовар Акторы: Эмма Суарес, Адриана Угарте, Даниэль Грао, Инма Куэста, Дарио Грандинетти, Мишель Дженнер, Пилар Касто

.
Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *