«На маяк» Вулф Вирджиния – описание книги | Эксклюзивная классика

Алтайский край

Альметьевск

Ангарск

Астрахань

Белгород

Благовещенск

Братск

Брянск

Брянская область

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Екатеринбург

Забайкальский край

Зима

Ивановская область

Иркутск

Иркутская область

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская

Калужская область

Карачаево-Черкесская Республика

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Лиски

Махачкала

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Нововоронеж

Новосибирск

Новосибирская область

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермский край

Пермь

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Тыва

Республика Хакасия

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Саянск

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Тверь

Томск

Тула

Тулун

Тюменская область

Тюмень

Удмуртская Республика

Улан‑Удэ

Ульяновск

Ульяновская область

Усолье‑Сибирское

Усть‑Илимск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Черемхово

Чита

Чувашская Республика

Шелехов

Энгельс

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославль

Ярославская область

Книга “Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо” Вулф В

Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо

Вирджиния Вулф (1882-1941) — британская писательница, яркая представительница модернистского направления в литературе, входившая в знаменитый кружок Блумсбери, автор романов, ставших классикой «потока сознания». Утонченность, ирония, эмоциональность свойственны произведениям В. Вулф. В книгу вошли знаковые романы: «На маяк», «Миссис Дэллоуэй», «Орландо», «Флаш» .

Поделись с друзьями:
Издательство:
Э
Год издания:
2018
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
английский
Перевод:
Суриц Е.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
535 гр.
Страниц:
640
Тираж:
2000 экз.
Код товара:
916857
Артикул:
ITD000000000893886
ISBN:
978-5-04-091397-8
В продаже с:
06.02.2018
Аннотация к книге “Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо” Вулф В.:
Вирджиния Вулф (1882-1941) — британская писательница, яркая представительница модернистского направления в литературе, входившая в знаменитый кружок Блумсбери, автор романов, ставших классикой «потока сознания». Утонченность, ирония, эмоциональность свойственны произведениям В. Вулф.
В книгу вошли знаковые романы: «На маяк», «Миссис Дэллоуэй», «Орландо», «Флаш» . Читать дальше…

Вирджиния Вулф «Избранное»

Описание:

Сборник избранных произведений.

Содержание:

  1. Е. Гениева. Правда факта и правда видения (статья), стр. 3-22
  2. Вирджиния Вулф. Миссис Дэллоуэй (роман, перевод Е. Суриц), стр. 23-166
  3. Вирджиния Вулф. На маяк (роман, перевод Е. Суриц), стр. 167-314
  4. Вирджиния Вулф. Флаш (повесть, перевод Е. Суриц), стр. 315-390
  5. Рассказы, эссе
    1. Вирджиния Вулф. Дом с привидениями (рассказ, перевод Н. Васильевой), стр. 393-394
    2. Вирджиния Вулф. Понедельник ли, вторник… (рассказ, перевод Н. Васильевой), стр. 395-396
    3. Вирджиния Вулф. Ненаписанный роман (рассказ, перевод Л. Беспаловой), стр. 397-408
    4. Вирджиния Вулф. Струнный квартет (рассказ, перевод Е. Суриц), стр. 409-412
    5. Вирджиния Вулф. Королевский сад (рассказ, перевод Д. Аграчева), стр. 413-418
    6. Вирджиния Вулф. Пятно на стене (рассказ, перевод Н. Васильевой), стр. 419-426
    7. Вирджиния Вулф. Новое платье (рассказ, перевод Е. Суриц), стр. 427-434
    8. Вирджиния Вулф. Фазанья охота (рассказ, перевод Е. Суриц), стр. 435-442
    9. Вирджиния Вулф. Лапин и Лапина (рассказ, перевод Л. Беспаловой), стр. 443-451
    10. Вирджиния Вулф. Реальные предметы (рассказ, перевод Д. Аграчева), стр. 452-457
    11. Вирджиния Вулф. Женщина в зеркале (рассказ, перевод М. Лорие), стр. 458-463
    12. Вирджиния Вулф. Ювелир и герцогиня (рассказ, перевод М. Лорие), стр. 464-470
    13. Вирджиния Вулф. Предки (рассказ, перевод Н. Буровой), стр. 471-473
    14. Вирджиния Вулф. Прожектор (рассказ, перевод Д. Аграчева), стр. 474-477
    15. Вирджиния Вулф. Наследство (рассказ, перевод М. Лорие), стр. 478-484
    16. Вирджиния Вулф. Вместе и порознь (рассказ, перевод Д. Аграчева), стр. 485-490
    17. Вирджиния Вулф. Итог (рассказ, перевод Е. Суриц), стр. 491-494
    18. Вирджиния Вулф. Люби ближнего своего (рассказ, перевод М. Лорие), стр. 495-500
    19. Вирджиния Вулф. «Джейн Эйр» и «Грозовой перевал» (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 501-506
    20. Вирджиния Вулф. Джейн Остен (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 507-517
    21. Вирджиния Вулф. Сэр Вальтер Скотт (эссе, перевод И.М. Бернштейн)
      1. 1. Антикварий, стр. 518-522
      2. 2. Газовый свет в Эбботсфорде, стр. 523-528
    22. Вирджиния Вулф. Монтень (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 529-537
    23. Вирджиния Вулф. Мучительно тонкая душа (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 538-540
    24. Вирджиния Вулф. Заметки о Д.-Г. Лоуренсе (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 541-544
    25. Вирджиния Вулф. Женские профессии (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 545-550
    26. Вирджиния Вулф. Романы Тургенева (эссе, перевод И.М. Бернштейн), стр. 551-557

Примечание:

Информация об издании предоставлена: batov29

Книга На маяк читать онлайн Вирджиния Вулф

Вирджиния Вулф. На маяк

 

Ее сына эти слова невероятно обрадовали, будто экспедиция твердо назначена, и чудо, которого он ждал, кажется, целую вечность, теперь вот-вот, после ночной темноты и дневного пути по воде, наконец совершится. Принадлежа уже в свои шесть лет к славному цеху тех, кто не раскладывает ощущений по полочкам, для кого настоящее сызмальства тронуто тенью нависшего будущего и с первых дней каждый миг задержан и выделен, озарен или отуманен внезапным поворотом чувства, Джеймс Рэмэи, сидя на полу и вырезая картинки из иллюстрированного каталога Офицерского магазина, при словах матери наделил изображение ледника небесным блаженством. Ледник оправился в счастье. Тачка, газонокосилка, плеск поседевших, ждущих дождя тополей, грай грачей, шелест швабр и платьев – все это различалось и преображалось у него в голове, уже с помощью кода и тайнописи, тогда как воплощенная суровость на вид, он так строго поглядывал из-под высокого лба свирепыми, безупречно честными голубыми глазами на слабости человечества, что мать, следившая за аккуратным продвижением ножниц, воображала его вершителем правосудия в горностаях и пурпуре либо вдохновителем важных и неумолимых государственных перемен.

– Да, но только, – сказал его отец, остановясь под окном гостиной, – погода будет плохая.

Окажись под рукой топор, кочерга или другое оружие, каким бы можно пробить отцовскую грудь, Джеймс бы его прикончил на месте. Так выводило детей из себя само присутствие мистера Рэмзи; когда он так вот стоял, узкий, как нож, острый, как лезвие, и саркастически усмехался, не только довольный тем, что огорчил сына и выставил в глупом свете жену, которая в сто тысяч раз его во всех отношениях лучше (думал Джеймс), но и тайно гордясь непогрешимостью своих умозаключений. То, что он сказал, была правда. Вечно была правда. На неправду он был неспособен; никогда не подтасовывал фактов; ни единого слова неприятного не мог опустить ради пользы или удовольствия любого из смертных, тем паче ради детей, которые, плоть от плоти его, с младых ногтей обязаны были помнить, что жизнь – вещь нешуточная; факты неумолимы; и путь к той обетованной стране, где гаснут лучезарнейшие мечты и утлые челны гибнут во мгле (мистер Рэмзи распрямился и маленькими сощуренными голубыми глазами обшаривал горизонт), путь этот прежде всего требует мужества, правдолюбия, выдержки.

– Но погода еще, может быть, будет хорошая – я надеюсь, она будет хорошая, – сказала миссис Рэмзи и несколько нервно дернула красно-бурый чулок, который вязала. Если она с ним управится к завтрему, если они в конце концов выберутся на маяк, она подарит чулки смотрителю для сынишки с туберкулезом бедра; прибавит еще газет, табаку, да и мало ли что еще тут валяется, в общем-то без толку, дом захламляет, и отправит беднягам, которым, наверное, до смерти надоело день-деньской только и делать, что начищать фонарь, поправлять фитиль и копошиться в крохотном садике – пусть хоть немного порадуются. Да, вот каково это – месяц, а то и дольше быть отрезанным на скале с теннисную площадку размером? Не получать ни писем, ни газет, не видеть живой души; женатому – не видеть жену, не знать про детей, может, они заболели, руки-ноги переломали; день за днем смотреть на пустые волны, а когда поднимается буря – все окна в пене, и птицы насмерть разбиваются о фонарь, и башню качает, и носа наружу не высунешь, не то тебя смоет. Вот каково это? Как бы вам такое понравилось? – спрашивала она, адресуясь, в основном, к дочерям. И совсем по-другому добавляла, что надо, чем можно, стараться им помочь.

– Резко западный ветер, – сказал атеист Тэнсли, сопровождавший мистера Рэмзи на вечерней прогулке туда-сюда, туда-сюда по садовой террасе, и, растопырив костлявую пятерню, пропустил ветер между пальцев.

Вирджиния Вулф: Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо. Романы

Вирджиния Вулф

Миссис Дэллоуэй. На маяк. Орландо. Романы

© Гениева Е., вступительная статья, 2014

© Суриц Е., перевод на русский язык, примечания, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Правда факта и правда ви́дения

Говоря о Вирджинии Вулф, трудно удержаться от соблазна и не вспомнить давно уже ставшее расхожим название пьесы Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вулф?». Собственно, в пьесе Олби о ее биографии и творчестве речь не идет. Но, видимо, образ этой писательницы был для американского драматурга важен. Почему это так, можно понять, лишь ответив на вопрос: а какая она, Вирджиния Вулф?

Этот вопрос прозвучал еще в статье-некрологе английского писателя Э. М. Форстера в 1941 году, сразу после трагической гибели писательницы. Воссоздать портрет Вирджинии Вулф было трудно даже ему – современнику и коллеге: слишком многогранным, а потому неуловимым казался ее образ. Одна – утонченно-изящная в рассказах и романах, другая – решительная, проницательная, оригинальный критик и историк литературы в статьях и эссе. И наконец, совсем неожиданная – феминистка. Последнее – парадокс, особенно если припомнить, что Вирджиния Вулф – английская леди, потомственная аристократка.

Родилась Вирджиния Вулф в 1882 году в одной из самых образованных и рафинированных семей уходящей в прошлое викторианской Англии. Ее отец, Лесли Стивен, – фигура заметная в общественной и литературной жизни Англии: радикал, атеист, вольнодумец, философ, историк, литературовед. Первым браком Лесли Стивен был женат на младшей дочери Теккерея, Харриет Мириэм. Она умерла молодой, в 1878 году, и Лесли Стивен женился второй раз. Его избранницей стала близкая подруга Харриет – Джулия Дакворт, происходившая из родовитой семьи. Вирджиния была третьим ребенком Лесли Стивена и Джулии.

Искусство для Вирджинии Стивен было такой же повседневностью, как для какого-нибудь другого ребенка шалости или игры. Она выросла среди постоянных разговоров о литературе, живописи, музыке. В доме ее отца получали благословение начинающие писатели, ниспровергались общепризнанные авторитеты. Вот почему детской комнатой Вирджинии была библиотека, крестным отцом – поэт Джеймс Рассел Лоуэлл, товарищем по играм – писатель Генри Джеймс, греческому языку ее учила сестра Уолтера Пейтера, известного эссеиста, искусствоведа. Дух, царивший в доме Лесли Стивена, сохранился и в доме в Блумсбери, куда переехала семья после смерти отца. Этому дому суждено было сыграть немалую роль в истории английской культуры XX века.

Блумсбери – район в центре Лондона неподалеку от Британского музея, где по традиции селились художники, музыканты, писатели. Здесь обосновались и дети Лесли Стивена – сыновья Тоби и Адриан, дочери – Ванесса и Вирджиния. Это были молодые люди, отменно образованные (хотя девушки получили лишь домашнее образование), с отчетливо выраженными художественными наклонностями. Они-то и составили ядро кружка, или салона, который по месту своего нахождения получил название «Блумсбери».

Здесь по вечерам собирались молодые литераторы, которые до хрипоты, засиживаясь за полночь, спорили об искусстве. Частыми гостями тут были поэт Томас Стерне Элиот, философ Бертран Рассел, литературовед Роджер Фрай, критик и эссеист Литтон Стрэчи, романист Эдуард Морган Форстер и журналист левых взглядов Леонард Вулф, который в 1912 году стал мужем Вирджинии Стивен.

Новичку, впервые сюда попавшему, бывало не по себе. Молодому Дэвиду Герберту Лоуренсу, впоследствии классику английской литературы XX века, показалось, что он сходит с ума от нескончаемых бесед, участвовать в которых было совсем не легко. Говорили вроде бы о пустяках; но как-то незаметно беседа могла перейти на только что открывшуюся в Лондоне выставку импрессионистов, вызвавшую у старшего поколения, воспитанного на академической живописи, взрыв негодования, а здесь, в «Блумсбери», принятую на ура. В этом салоне знали назубок работы американского психолога Уильяма Джеймса, с легкой руки которого в литературный обиход вошло понятие «поток сознания», зачитывались Зигмундом Фрейдом, которого почитали пророком, изучали швейцарского культуролога Карла Юнга и его теорию архетипов. Из этих новых теорий следовало, что область подсознательного не менее важна, чем сфера сознательного, – здесь скрыты импульсы, неосуществленные желания, здесь бытуют некие неизменные структуры и модели поведения и мышления, роднящие современного человека с его дальними предками. Другим властителем дум «блумсберийцев» был французский философ Анри Бергсон, отвергший механическо-рационалистический подход к бытию и к категории времени. С не меньшим рвением изучали «блумсберийцы» и двенадцатитомный труд «Золотая ветвь» английского антрополога Джеймса Фрейзера, который пытался обосновать глубинную связь между сознанием древнего и современного человека. Любили «блумсберийцы» Стерна и Монтеня, но их губы складывались в ироничную улыбку, когда кто-нибудь при них с похвалой отзывался об Арнольде Беннете, Герберте Уэллсе или Голсуорси.

Читать дальше

На маяк – Вулф В. | 978-5-17-109982-4

Стоимость товара может отличаться от указанной на сайте!
Наличие товара уточняйте в магазине или по телефону, указанному ниже.

г. Воронеж, площадь Ленина, д.4

8 (473) 277-16-90

г. Липецк, проспект Победы, 19А

8 (4742) 22-00-28

г. Воронеж, ул. Маршака, д.18А

8 (473) 231-87-02

г. Липецк, пл.Плеханова, д. 7

8 (4742) 47-02-53

г. Воронеж, ул. Г. Лизюкова, д. 66 а

8 (473) 247-22-55

г. Воронеж, ул. Плехановская, д. 33

8 (473) 252-57-43

г. Воронеж, ул. Ленинский проспект д.153

8 (473) 223-17-02

г. Нововоронеж, ул. Ленина, д.8

8 (47364) 92-350

г. Воронеж, ул. Хользунова, д. 35

8 (473) 246-21-08

г. Лиски, ул. Коммунистическая, д.7

8 (47391) 2-22-01

г. Белгород, Бульвар Народный, 80б

8 (4722) 42-48-42

г. Курск, пр. Хрущева, д. 5А

8 (4712) 51-91-15

г. Воронеж, ул. Ростовская, д,58/24 ТЦ «Южный полюс»

8 (473) 280-22-42

г. Воронеж, ул. Пушкинская, 2

8 (473) 300-41-49

г. Курск, ул.Карла Маркса, д.6

8 (4712) 54-09-50

г.Старый Оскол, мкр Олимпийский, д. 62

8 (4725) 39-00-10

г. Воронеж, Московский пр-т, д. 129/1

8 (473) 269-55-64

ТРЦ «Московский Проспект», 3-й этаж

Рецензия на книгу: К маяку

Я не уделял должного внимания книжному контенту, за что приношу свои извинения. Между рабочими поездками, которые, по крайней мере, в какой-то степени были связаны с литературой (обещаю, я не просто потягивал сангрию на берегу), уединением писателей и общением с друзьями в районе, рецензирование книг определенно было на заднем плане. горелка. Однако ничто не сравнится с возвращением домой к стопке свежих книг, ожидающих чтения.

Пока я надеваю свой самый удобный комплект пижамы и приступаю к работе, я подумал, что сейчас поделюсь одним из моих любимых чтений из моей степени.Как и великий Джон Мулани, я тоже учусь на английском языке. Почему? Потому что я люблю задумчивых байронических героев XIX века больше, чем сладкую, сладкую перспективу трудоустройства. В сегодняшней книге может не хватать Рочестера или Хитклифа, но уверяю вас, что это так же увлекательно.

Прочитанный в рамках моих исследований по критическим вопросам и предметом многих эссе о гендерных ролях, которые по сути стали моей специальностью в академических кругах, я постепенно влюбился в книгу Вирджинии Вулф To the Lighthouse .

Вдохновленная потерянным блаженством своего детства летом в Корнуолле, Вирджиния Вульф создала один из шедевров английской литературы в книге To the Lighthouse .

Это касается семьи Рамзи и их летних гостей на острове Скай до и после Первой мировой войны. Когда дети играют, а взрослые рисуют, разговаривают, размышляют и исследуют, отношения меняются и видоизменяются.

Захватывающий сплав элегии, автобиографии, социально-политической критики и визионерской направленности, это самый совершенный из всех романов Вульфа.Завершив его, она подумала, что изгнала призраков своих внушительных родителей, но она также привнесла форму в книгу, столь же яркую и насыщенную, как работы Лили Бриско, неукротимой художницы в центре романа.

В ЧЕМ ЗНАЧЕНИЕ ЖИЗНИ? ЭТО БЫЛ ВСЕ – ПРОСТОЙ ВОПРОС; ОДИН, КОТОРЫЙ СОБИРАЕТСЯ ЗАКРЫТЬСЯ ЗА ГОД, ВЕЛИКОЕ ОТКРОВЕНИЕ НИКОГДА НЕ ПРИХОДИЛО. ВЕЛИКОЕ ОТКРОВЕНИЕ, возможно, никогда не приходило. ВМЕСТО, БЫЛИ МАЛЕНЬКИЕ ЕЖЕДНЕВНЫЕ ЧУДЕСА, ОСВЕЩЕНИЯ, СПИЧКИ НЕОЖИДАННО В ТЕМНОМ УРОВНЕ; ЗДЕСЬ БЫЛ ОДИН.

Первоначально, я должен признать, что я нашел To the Lighthouse довольно сложной задачей. Стиль письма Вульфа может быть сложным, постоянным потоком сознания, который приводит к длинным описаниям, в которых вы не совсем уверены, кто является лидером точки зрения. Чтобы привыкнуть к этому, нужно время, но как только вы попадаете в круговорот вещей, все становится так красиво, читается почти как стихи.

To the Lighthouse , несомненно, является одним из самых ярких произведений литературы, которые я читал для академических целей.Я до сих пор трепещу перед тем, как Вульф сумел выполнить грандиозную задачу – так легко переключаться между философией, психологией и выдуманной историей, переплетая повествование и личные размышления.

Он начинает жить собственной жизнью благодаря яркому письму Вульфа, усиливая пристрастия и озабоченность каждого отдельного персонажа. Зрелища ослепительно яркие, звуки – какофония, а эмоции, которые испытывают персонажи, настолько сильны, что они почти вот-вот лопнут по швам, будь то ненависть или увлекательная любовь.Это слияние прошлого, настоящего и будущего в размытом цвете и значении. Это признание боли и радости, которые являются частью нашего существования в этом уродливом и прекрасном мире.

Это книга, требующая вашего искреннего внимания. Это не из тех простых способов скоротать время, просто позволяя вам уйти от реальности и прекратить мысленную болтовню на мгновение или две. Это произведение искусства, и Вульф требует, чтобы к нему относились соответственно. К маяку является литературным эквивалентом или наиболее близким к вам способом заглядывать в чьи-то мысли и просеивать их любовь и потери.

Призраки ее родителей мучили Вирджинию Вульф в течение многих лет, пока, наконец, она не перевоплотила своих родителей в формы мистера и миссис Рамзи в этом самом романе, и она была свободна от них. С самого начала Вульф показывает нам дихотомию между мужчиной и женщиной. Мистер и миссис Рамзи. Он холодный, испытующий, рациональный. Она нежная, любящая и красивая. Они инь янь другого. Две половинки одного целого. Где один слаб, другой силен.

Еще есть Лили Бриско, идеальный контрапункт миссис Рамзи.Вульф показывает свою борьбу за независимость женщин, исследуя проблемы феминизма и эстетики. Для Лили искусство обещает больше, чем брак. Она отказывается уступать мужским требованиям, фактически отказываясь от своей натуры ради искусства.

Я обнаружил, что не могу это отложить, каждая страница обещает новую мысль или тему, над которыми нужно обдумать. Нельзя не погрузиться в писательство Вульфа, это опьяняет.

Чтение To the Lighthouse – это такой уникальный опыт, и, не желая слишком портить, я просто закончу его здесь, сказав, что каждая глава, каждое предложение, каждое слово – это произведение искусства.В любом случае это нелегко читать, но я думаю, что именно книги заставляют нас выходить за рамки ее страниц и думать, что они лучшие.

Прежде чем забыть, я также от всей души рекомендую этот случайный плейлист, вдохновленный Вирджинией Вульф, который я наткнулся на Spotify, когда искал что послушать во время написания статей и подготовки к экзаменам, которые не были бы Blackpink и не отвлекали бы меня. В основном это набор инструментальных композиций, но я думаю, что он очень хорошо передает красоту и тон работы Вульфа! К тому же это супер расслабляющее.

К маяку – Вирджиния Вульф (1927)

К маяку – Вирджиния Вульф (1927)

6 января, 2016 по Heavenali

Когда я начал собирать свои мысли об этом прекрасном романе, я осознал, что много людей все еще читают эту книгу или собираются читать, поэтому я попытаюсь написать без спойлеров. Это чисто книжный обзор – я не пишу подробных критических статей – я не академик – я только когда-либо пытался написать о своем опыте того, что я прочитал.Поэтому, хотя этот роман требует более подробного анализа, я не тот, кто вам его даст.

* Для тех из вас, кто окунается в бассейн #Woolfalong – я буду проверять свои чтения по ходу дела – но опубликую короткое обсуждение в стиле обсуждения (если я смогу понять, как лучше сформулировать это) в конце каждых двух месячный период. *

Однажды, много лет назад, я прочитал To the Lighthouse – и хотя я определенно не испытывал к нему ненависти, но и этого не потребовалось.О боже – какая разница за пару десятилетий. В прошлом году, читая и по-настоящему любя книги Orlando , The Voyage Out и A Room of One’s Own , я понял, что, возможно, мои отношения с Вирджинией Вульф изменились. Около восьми лет назад – я прочитал Mrs Dalloway – мне понравилось – но я действительно чувствую, что мне нужно прочитать это снова, поэтому я думаю, что буду – в следующие несколько недель.

«Успокоил их вздох всех морей, разбивающихся вокруг островов; ночь окутывала их; ничто не нарушало их сна, пока не начало птичьим, и рассвет не переплел свои тонкие голоса с его белизной »

To the Lighthouse – это просто изысканно.Импрессионистский; высота и движение его светлой прозы, момент за моментом напоминая читателю о вездесущем море. Хотя на самом деле очень мало сюжетов – есть много изображений, которые запечатлеваются в сознании читателя – и остаются намного дольше, чем это возможно в любом действии.

Вирджиния Вульф рассматривала роман как элегию своим родителям и, предположительно, своему детству. Сам роман о браке, детстве, отцовстве, воспоминаниях и горе.

К маяку; – в любом случае, поскольку он начинается – по сути, это изображение семейного отдыха в годы перед Первой мировой войной.Миссис Рамзи находится в центре всего, жена, мать восьмерых детей, хозяйка гостей, которые заполняют дом отдыха на Гебридских островах, откуда экспедиция к маяку может состояться, а может и не состояться.

«Они приходили к ней, естественно, так как она была женщиной, целый день с тем и этим; один хочет этого, другой того; подрастали дети; ей часто казалось, что она всего лишь губка, пропитанная человеческими эмоциями ».

Знаменитое использование Вирджинией Вульф потока сознания и множественных перспектив в «Маяке» дает читателю ощущение, что он находится внутри самого романа – видит и переживает так много вместе с самими персонажами, что это становится очень интимным.Как блестяще объясняет Гермиона Ли в своем вступлении – которое, я должен признать, я лишь вкратце рассмотрела, изобретательное и необычное использование Вульфом скобок означает, что мы переживаем сразу несколько вещей (как и в жизни, я не мог не думать) . Когда персонаж ведет разговор, мы узнаем его мысли вне этого разговора, размышления и наблюдения за вещами вокруг него.

Роман разделен на три части: «Окно», «Проходит время» и «Маяк».Первый раздел описывает особую напряженность семейного праздника; К Рамзи присоединилась группа друзей и коллег – и экспедицию к маяку ожидает молодой Джеймс Рамзи – который, похоже, будет разочарован. Джеймс сидит, режет картинки из каталога, его мать рядом понимает, как он будет разочарован и как он это запомнит. Мне очень понравилась эта простая картина материнства и детства – ощущение того, насколько она преходяща, но как счастлива.

«Ей всегда хотелось иметь ребенка.Больше всего она была счастлива, неся одного на руках. Тогда люди могли бы сказать, что она была деспотичной, властной, властной, если бы захотели; она не возражала. И, прикоснувшись губами к его волосам, она подумала, что он больше никогда не будет так счастлив, но остановилась, вспомнив, как разозлило мужа, что она это сказала. Тем не менее, это было правдой. Теперь они были счастливее, чем когда-либо снова. Чайный сервиз за десять пенсов радовал Кэмерон на несколько дней. Она услышала, как они топают и кричат ​​на полу над ее головой, как только проснулись.Они суетливо прошли по коридору. Затем дверь распахнулась, и они вошли, свежие, как розы, уставившись, бодрствующие, как будто их приход в столовую после завтрака, который они делали каждый день своей жизни, был для них положительным событием; и так далее, одно за другим, в течение всего дня, пока она не подошла, чтобы пожелать им спокойной ночи, и обнаружила, что они заперты в своих кроватках, как птицы среди вишен и малины, все еще сочиняющих истории о каких-то кусочках мусора – что-то они слышали то, что подобрали в саду.”

Художник Лили Бриско пытается нарисовать картину миссис Рамзи и Джеймса, но она не уверена в себе как в художнике, ее уверенность в себе еще больше поколеблена другим гостем Чарльзом Тэнсли, который, как говорят, заявляет, что женщины не умеют писать и не могу рисовать. Бедной Лили суждено возвращаться к этой фразе на протяжении всего романа, когда она изо всех сил пытается исследовать свое творчество и понять впечатления, которые Рамзи произвел на нее. Молодая пара обручается, брошь теряется, и когда этот раздел подходит к концу, устраивается званый обед.Этот званый обед призван показать всю сложность взаимоотношений людей, сидящих за столом.

Вторая часть романа была для меня особенно поэтичной. Как видно из названия раздела, время движется вперед – все меняется. Мы узнаем о том, что десять лет сделали с семьей Рамзи. Дом на Гебридских островах в пределах видимости маяка пуст – и глазами миссис Макнаб, которая работала на семью на протяжении многих лет владения им, мы видим и чувствуем изменения, которые принесло время.

Последняя секция, Маяк, некоторые члены семьи Рамзи и их гости, жившие десятью годами ранее, возвращаются в дом – и предлагается еще одна экспедиция к маяку – и на этот раз предпринята.
Мне было трудно связно написать об этом романе – я думаю, что, возможно, это роман, который можно испытать, только прочитав его – рецензия никогда не сможет понять его необыкновенную сущность. Мне очень понравилось в этом романе, изображение детства, как я уже сказал, образы, которые у меня остались, но и другие вещи тоже.Мне нравилось, как Вирджиния Вульф исследовала природу творческих способностей женщины через характер Лили Бриско, использование языка и чувство места.

Надеюсь, те из вас, кто будет читать «На маяк» или «Миссис Дэллоуэй» в следующие несколько недель, получат такие же положительные впечатления, как и я, и я надеюсь, что миссис Дэллоуэй волнует меня так же, как и «На маяк».

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

To the Lighthouse – Вирджиния Вульф, обзор

I.Тема

Изучение человеческого разума и формирование взглядов на жизнь с разных точек зрения в разные периоды времени. Есть смешанные представления из прошлого, настоящего и будущего, связанные с вопросами о бытии человека и его действиях.

Хотя мир развивается, некоторые люди никогда не завершат свое путешествие, потому что оно никогда не начинается

II. Субъект

Счастье, детство, любовь, брак, война, политика, горе, видение – взгляд на жизнь

III.Участок и строение

  1. Окно – Семья Рамзи приехала в Оранжерею, чтобы провести отпуск со своими детьми. Готовятся к экспедиции, но она откладывается навсегда. Тем временем миссис Рамзи готовит чулки для Джеймса, Лили Бриско начинает рисовать свой рисунок на краю лужайки (глава 3), она пытается уловить его красками поток жизни. Мистер Кармайкл посвящает себя прозе, мистер Рамзи ходит по террасе и размышляет, а Чарльз Тэнсли пишет свои диссертации и провоцирует Лили на то, что женщины не умеют рисовать и не могут писать (глава 9).
  2. Время проходит – Мистер Бэнкс, Андррю, Прю, Лили, мистер Кармайкл говорят о будущем, время показывает, что произойдет, это война. Вопрос в том, что такое одна ночь (только короткий промежуток времени). Затем миссис Рамзи умирает, и дом остается пустым, только вещи напоминают тех, кто там жил. Внутри дома жизнь остановлена, но вне смены времен года изображают вечное течение жизни. Когда миссис Макнаб приходит убираться в доме, тишина нарушается. К сожалению, две смерти в семье Рамзи последовали за Прю и Эндрю, и снова в доме царит тишина до тех пор, пока миссис Уилсон не увидит тишину.Баст идет с сыном, чтобы почистить и починить. Наконец, прибывают Лилли и мистер Кармайкл, чтобы закончить начатое.
  3. Маяк – Лили находит свой незаконченный рисунок, берет кисти и начинает рисовать. Она вспоминает все о семье Рамзи и их прошлом, о том, как она нравилась мистеру Бэнксу, как они говорили о браке, и ничего не произошло. Мистер Рамзи хочет сочувствия Лили, но она восхищается его ботинком. Наконец, мистер Рамзи отправляется в экспедицию к Маяку.Лили вспоминает чувства миссис Рамзи и ее детей, в которых мистер Рамзи был представлен как животное и тиран детей. Во время плавания он также мучил Кэмерон стрелками компаса – она ​​не знала. Она вспомнила миссис Рамзи, сидящую в саду, разлуку Минты и Пола, а потом была рада, что не вышла замуж. Так что же такое жизнь она спросила – что-то бренное? Она хотела, чтобы миссис Рамзи вернулась, и закричала. Однако позже она поняла, что миссис Рамзи не могла быть такой прекрасной, должно быть, кто-то ненавидел ее, ее совершенство.Когда мистер Рамзи подходил к маяку, Лили завершала свой рисунок и заканчивала свои мысли. Как только он добрался туда, она закончила свою последнюю строчку и завершила свое видение жизни.

Конфликт :

  1. Экспозиция – непонятно задан поток сознания (мышления)
  2. Осложнение – что такое жизнь
  3. Кризисы – Великая война и ее последствия
  4. Кульминация – Лили вернулась в оранжерею и решила закончить свою картину
  5. Разрешение – Наконец она закончила свою фотографию, она нашла свое видение того, как может выглядеть жизнь

IV.Настройка

Теплица, берег, газоны, Маяк

V. Персонажи

  1. Госпожа Рамзи – около 50, у нее 8 детей, она близорука и красива. Она очень чутка и осторожна, особенно со своими детьми. Тем не менее, она чувствует горе с другими членами оранжереи, такими как Чарльз Тэнсли, мистер Кармайкл. Ей так нравятся ее дети, она хочет, чтобы они никогда не вырастали, особенно Джеймс и Кэм.Она больна раком и готовит своих детей к пессимистическому будущему. Она знает, что дети не забывают экспедицию на маяк и прочее.
  2. Г-н Рамзи – ее муж – он считает, что дети должны знать с детства, что жизнь трудна, поэтому он был с ними жестким (бросал тарелки в окна и т. Д.), Он философ. Рамзи небогаты, у них восемь детей, они живут философией. В 25 лет он внес определенный вклад в философию.Он думает, что он счастливый человек.
  3. Лили Бриско – она ​​считает, что мистером Рамзи нужно восхищаться, а не обманывать, но ей не нравится его ограниченность. Она думает, почему люди хотят жениться.

Minor – стереотипные (плоские) персонажи:

  1. Джеймс Рамзи – сын миссис Рамзи – вырезание картинок. Он ненавидит своего отца, потому что ничто его не трогает. Ему нужно сочувствие, и он чувствует себя неудачником. Их другие дети – Кэмерон, Роуз, Прю, Эндрю, Джаспер, Роджер, Бэджер
  2. Чарльз Тансли – пишет диссертации.Ему также нужно сочувствие, чтобы убедиться в его гениальности. Дети прозвали его маленьким атеистом. Когда он вырос, он женился и жил в Golder’s Green
  3. .
  4. Уильям Бэнкс – он жалеет мистера Рамзи и говорит об этом с Лили, которая ему нравится. Он считает Рамзи своего рода гипократиком
  5. Мистер Кармайкл – Миссис Рамзи чувствует с ним, что его выгнала его собственная женщина. Он стал известным поэтом, но не читал его стихов, он писал о войне, на которой погиб Эндрю Рамзи.
  6. Пол Рейли и Минта Дойл – они обручились

VI. Точка зрения

Поток сознания – здесь представлены только чувства персонажей с точки Лили Бриско

VII. Стиль

Дикция : средний / нейтральный – используется лексика обычных людей

VIII. Тон

IX. Символизм, аллегория

Маяк – символ жизни.Его вспышки света – своего рода магнетизм. Это надежда на будущее для каждого члена семьи, а также вдохновение для Лили Бриско.

Череп – глава 18 – символ смерти

X. Жанр (шрифт) – фантастика

Психологический роман – изображена внутренняя жизнь персонажей

XI. Собственная интерпретация

Роман описывает постоянное течение жизни и действия, которые приносит жизнь. Эти действия описаны с точки зрения Лили Бриско, которая наблюдает за семьей Рамзи и решает нарисовать картину, описывающую все цвета семьи Рамзи (часть окна показывает только хорошие, но часть Маяк показывает также плохую сторону их семьи).Картину можно сравнить с книгой. Потому что Чарльз Тэнсли смеется над ней, что женщины не умеют писать, не могут рисовать (глава 9). Картина пытается уловить чувства детей, особенно Джеймса, который почти никогда не отправляется в экспедицию к Маяку, также были пойманы чувства миссис Рамзи по поводу одной Лили, которая должна была выйти замуж за мистера Бэнкса, были чувства помолвленных людей Минты и Пола Рэйли.

В романе также изображена идея о том, что счастье в семье может быть основано на жестокости ее членов, т.е.грамм. отец, который сам считал себя хорошим и счастливым, если другой член крепко держится вместе благодаря любящей маме и совершает бесчисленные неудачи. Он, вероятно, хорошо разбирался в философии, но его отношение к другим людям и их чувствам было очень нечеловеческим (бросать тарелки, испытывать своих детей).

На мой взгляд, роман – это не что иное, как соединение переживаний во времени отношений одной семьи, пережившей кризисы в течение своей жизни, и художника, пытавшегося уловить один момент своей жизни и выразить общее представление о том, что такое жизнь.

Великолепная амбициозная и изобретательная постановка на фестивале Cork Midsummer Fest

«В чем смысл жизни?» – спрашивает Лили Бриско в «К маяку». По ее словам, это может быть «простой вопрос», но именно он лежит в основе этой глубокой медитации на жизнь, любовь, потерю, значение искусства и роль женщины в обществе.

Эта адаптация модернистского шедевра Вирджинии Вульф Марины Карр представляет собой гибрид кино и театра. Мировая премьера была сделана на сцене Everyman Stage в рамках фестиваля Cork Midsummer Festival.Чего ему не хватает в плане непосредственности с точки зрения прямого эфира, он получает с точки зрения творческой свободы, а режиссер Аннабель Комин привносит в постановку свое отличительное и изобретательное видение.

История начинается от начала Первой мировой войны до ее последствий и сосредотачивается на семье Рамзи и их гостях, которые посещают их летний дом на Гебридских островах. Язык Вульфа лежит в основе искусной адаптации Карра, внутреннего потока сознания монологов озвученной книги, составляющих поразительную смесь личных мыслей и публичных заявлений.

«Молитесь, чтобы внутренняя часть моего разума не была раскрыта», – говорит миссис Рамзи. Но это именно то, что делает Карр, обнажая внутренности умов персонажей, заставляя нас слышать все зачастую жестокие и ядовитые мысли, замаскированные под патологическими заверениями и фальшивой искренностью.

Дербле Кротти и Олвен Фуэре в фильме «На маяк у обывателя». Изображение: Дарра Кейн

Отношения между миссис Рамзи (Дербл Кротти) и мистером Рамзи (Деклан Конлон) с самого начала поставлены на первый план, поскольку их чувства друг к другу меняются от восхищения и поддержки до резкости и пренебрежения.Напряжение, которое было в центре жизни Вульф как женщины, занимающейся искусством, очевидно повсюду.

«Женщины не умеют рисовать, женщины не умеют писать», – произносит Чарльз Тэнсли (Колин Кэмпбелл), когда Лили (Аойф Даффин) борется с неуверенностью в себе, чтобы нарисовать свою «маленькую картину», в то время как миссис Рамзи строит планы замужества для нее.

Волны разбиваются и отступают, поскольку планы посетить маяк откладываются. Смерть, потеря и война вмешиваются, и без стабилизирующей силы миссис Рамзи персонажи барахтаются в море, буквально и образно.

В сильном актерском составе Кротти выделяется в роли миссис Рамзи, а не выражение или движение, потраченное зря в ее исполнении. Аойф Даффин в роли Лили и Олвен Фурере в роли Кармайкла проявляют себя во втором тайме, решая экзистенциальные вопросы, лежащие в основе пьесы.

Хамелеонный набор Aedín Cosgrove творит чудеса: сквозь прозрачные шторы можно заглянуть на лес, а зеркальный пол отражает множество разных факторов. Есть некоторые сбои со звуком, и, учитывая время, равное двум часам 10 минутам, это, возможно, требует у многих излишне ограниченных диапазонов концентрации аудитории.

Однако это великолепно амбициозная и изобретательная постановка; Вульф и Карр – вдохновенный союз: ирландский драматург обнаруживает абсолютные истины работ Вульфа с резкой лазерной фокусировкой и извлекает их из них в полной мере.

Книга Жизни: К маяку, Вирджиния Вульф | The Independent

В Мельбурне был жаркий летний день. Я был подростком, увлеченным «К маяку», лежал под деревом на матче по крикету. Тем временем мой парень (спортсмен-чемпион) пробивался к победе.Я не обращал внимания. Его друзья были озадачены. “Как ты мог это пропустить?” Они покачали головами. “Что-то о волке?” Позже мой парень меня упрекнул. “Они что-то говорили о волке?”

To the Lighthouse начинается с семьи Рамзи и лета, проведенного на острове Скай перед началом Первой мировой войны. Речь идет о миссис Рамзи, красивой загадочной матриархе со своими восемью детьми, мистере Рамзи, ее непостоянном «блестящем» муже, а также о друзьях, знакомых и слугах, которые собираются в летнем домике.Если говорить более глубоко, то это про течение времени: угасание вещей, людей, отношений; разрыв между жизнью и искусством. «Настойчивость момента всегда не попадала в цель. Слова трепетали боком и ударили объект на несколько дюймов ниже».

Сейчас меня поражает, что летом, когда я впервые прочитал роман – молодая женщина, погруженная в свой собственный мир, молодые люди, требующие, чтобы она их заметила, – могла быть сценой из книги Вульфа. Это напоминает не о миссис Рамзи, материнский маяк, всегда внимательный к потребностям других, особенно мужчин, а о Лили Бриско.Лили – гостья Рамзи. Изо всех сил пытается найти себе право стать женщиной (незамужней, странной) и художником. Обращается к миссис Рамзи, но сопротивляется ее запрету: «Выходи замуж!» Лили также выступает против хамского мистера Тэнсли: «Женщины не умеют писать, женщины не умеют рисовать». Лили никогда не отвечает должным образом.

Язык Вульфа, такой ясный и чистый, очаровал меня: «Но что-то шевельнулось, сверкнуло, повернуло в воздухе серебряное крыло». То, как Вульф обращается со временем, и органичная форма ее романа по-прежнему вдохновляют.Поток сознания – плавный, истинный, то в одном уме, то в другом. Сообщается о внезапной смерти (в скобках) с применением огнестрельного оружия. Но это также великий эмоциональный откат, который втягивает меня в себя. В подростковом возрасте я был взволнован мыслью о том, чтобы закрепить момент навсегда. «Жизнь здесь остановилась», – говорит миссис Рэмзи. Я испытывал это желание с детства. Именно «На маяк» показал мне потенциал искусства для этого.

К концу романа Лили Бриско возвращается на остров и к картине, которую она бросила десять лет назад.В конце концов она решает композицию – зеленую черту на холсте. Роман о творчестве, памяти, воображении. Великолепный акт воображения Вульфа дал мне – маленькой австралийской девушке – чувство собственного достоинства. Это научило меня твердо придерживаться своего медленного процесса, несмотря ни на что. В течение девяти лет существования Красной книги она напомнила мне, что нельзя отпускать, не падать.

«Красная книга» Миган Делахант опубликована Granta

Вирджиния Вульф «К маяку – феминистское книжное обозрение»


Вирджиния Вульф « К маяку » представляет собой вымышленную модель идеологий Вульфа в отношении женщин в браке и в обществе.Когда Вульф публично объявила писательницам, что прежде чем они смогут писать, им нужно «убить ангела в доме», она не шутила, потому что это именно то, что она делает в этом замечательном литературном произведении, которое исследует женские роли под зонтиком. патриархального правления.

На первых страницах To the Lighthouse мы сталкиваемся с напряженностью, которая существует для Вульф, а также для ее главной героини, миссис Рамзи. Миссис Рамзи – ангел в доме, тот, кто, кстати, умирает во второй части книги.Благодаря этому мягкому и строгому характеру мы быстро знакомимся с типом женщины, которая выдержала ограничения своей домашней и частной сферы существования, и с типом женщины, которой Вирджиния Вульф сопротивлялась в своей работе и в жизни.

Миссис Рамзи, которая не известна под другим именем в книге, замужем, имеет восьмерых детей и проводит свои дни, обслуживая потребности своей семьи и друзей. Работа женщины в викторианскую эпоху заключалась в том, чтобы заботиться о других, гармонизировать всех вокруг нее, партнеров мужчин и женщин в браке, а также защищать и развивать эго мужчин в ее присутствии.Дни миссис Рамзи переполнены этими задачами, и это ее единственная цель как женщины. Она – романтизированная версия нежной женственности, продукт викторианской эпохи, идеальная женщина, жена и мать, с которыми женщины продолжают бороться в настоящее время.

Чтобы не отставать от этих нормализующих традиций, мы также сталкиваемся с множеством мужских персонажей, каждый из которых изображается образованным, утонченным, философским, интеллектуальным, требовательным и нуждающимся в постоянном повышении эго.Мы узнаем мистера Рамзи уже на первых нескольких страницах, когда он сокрушает иллюзии своего сына о посещении маяка, с саркастической ухмылкой на его лице, потому что он может опровергнуть свою жену и заставить ее казаться глупой и показать свою силу своим сын. Чарльз Тэнсли, друг, который остается с ними в отпуске за границей, действует таким же образом, смягчая свою неуверенность в недостатках и слабостях окружающих. Именно он жаждет привязанности миссис Рамзи, потому что она питает его эго, как и ее работа, но упрекает усилия независимого женского персонажа Вирджинии Вульф, Лили Бриско, которая стремится стать художницей.«Женщины не умеют ни рисовать, ни писать», – упрекает он со своим всезнающим превосходством, и это борьба с такими ограничивающими и унизительными убеждениями, которым и Вульф, и Лили Бриско проводят свою жизнь, сопротивляясь.

Лили Бриско – независимая героиня Вирджинии Вульф, женщина, которой все женщины должны стремиться стать. Роман заканчивается ею, когда она, наконец, заканчивает портрет, который она начала в начале романа, но еще не закончила. Несмотря на попытки миссис Рамзи привести ее в норму, Лили остается незамужней, предпочитая независимость, автономию и свое искусство мужчинам, браку и детям.Видение, которого она достигает, связано с ее искусством, но также и с ее жизнью, с самим собой. Она феминистка, наделенная полномочиями женщина, осознающая навязанное мужчинами подчинение и превосходство над женщинами, и она отказывается придерживаться правил, управляющих жизнью женщин, вплоть до сопротивления проявлению сочувствия к овдовевшему государству Рамзи. Она отказывается жертвовать собой, своим искусством или своей жизнью, принимая идеальную женскую версию женственности. В конце концов, она эгоистична, заботится только о себе и своих потребностях, и эта индивидуальность дает ей ясность, необходимую для достижения своих целей как художника – для завершения своего проекта.

Это интересно, если применить его к искусству и женщинам в современной культуре, будь то живопись или письмо. Вирджиния Вульф выступает за то, чтобы женщины предпочитали искусство и автономию, которая позволяет свободу выражения в искусстве браку и материнству, что в этом романе сбивает с толку и ограничивает художника. Стоит задаться вопросом, что Вульф будет делать со всеми домохозяйками, которые использовали время сна, перерывы в машине и выходные для того, чтобы писать, рисовать, творить и вести блог – находя свой голос как художников, несмотря на брак, материнство и семейные обязанности. .Это борьба, и тем не менее, данные показывают, что женщины используют удобства Интернета, электронных книг и мест для самостоятельной публикации в качестве средства высказывания своего мнения. Кажется, что сегодня женщинам не нужно «убивать ангела дома», чтобы творить, и их голоса далеки от ангельских.

Связанные

жизненных уроков из книги Вирджинии Вульф «К маяку» – честные обзоры

To the Lighthouse – одна из самых плодотворных книг, написанных Вирджинией Вулф, и ее предпосылки и размышления как-то более актуальны в те неопределенные времена, в которых мы живем в настоящее время.

История начинается с семьи Рамзи – и рассказывает о лете, проведенном на острове Скай. Он вращается вокруг миссис Рамзи, загадочной матери с восемью детьми, мистера Рамзи, ее эксцентричного «блестящего» мужа, а также друзей и знакомых, которые собираются в летнем домике. Миссис Рамзи, фигура матери, всегда потворствует нуждам других, в основном джентльменов. Лили Бриско – гостья Рамзи. Она изо всех сил пытается найти свое место в качестве женщины и художника, и ее очень тянет к миссис Дж.Рамзи.

В первом разделе читатель видит мир через призму миссис Рамзи, которая управляет своими детьми и группой гостей на летних каникулах. Во втором разделе романа Вульф иллюстрирует течение времени, описывая изменения, которые произошли в их летнем доме за последние десять лет. В третьей части рассказывается о возвращении детей Рамзи, теперь уже взрослых, и Лили Бриско, художницы, которая участвовала в начальных летних каникулах и бросила незаконченную картину много лет назад.

Трудно определить предпосылку книги. О чем эта книга? Что ж, возможно, более уместным будет вопрос . О чем не он? Если бы я рискнул подвести итог, я бы сказал, что речь идет о возвращении семьи обратно в их летний дом, об изменениях, вызванных разрушительным воздействием времени, смещении взглядов, красоте мимолетных моментов и осознании того, что Важно завершить работу, независимо от того, что с ней произойдет после.Несмотря на все это, маяк символизирует силу, недоступность и постоянство. Видит око да зуб неймет. Человек идет по жизни, стремясь к желанию сердца, но редко достигает его. Таким образом, ваша жизнь – это процесс постоянного движения навстречу, стремления и желаний. Процесс достижения , что «Маяк».

Первая часть романа «Окно» занимает половину книги, но на самом деле действие происходит всего за семь часов.Ясные описания Вульфа и повествование о потоке сознания позволяют нам глубже погрузиться в персонажей и прийти к осознанию того, что все может произойти за семь пустяковых, мимолетных часов.

На более глубоком, внутреннем уровне, почти задумчивая природа книги касается течения времени, того, как вещи исчезают, отношений, людей и пропасти между искусством и жизнью.

Фото Mau00ebl BALLAND на Pexels.com

«И все жизни, которые мы когда-либо прожили, и все будущие жизни полны деревьев и меняющихся листьев.”

– Вирджиния Вульф, к маяку

Вульф обращается к теме времени через жанр потока сознания. «Жизнь здесь стоит на месте», – утверждает миссис Рамзи. Он проводит параллели с нынешними временами пандемии, в которых мы живем. Разве мы все не чувствовали за последние несколько месяцев, что время как-то остановилось? Но несмотря на все проблемы, с которыми мы столкнулись во время пандемии Covid-19, проявился также творческий подход через искусство, обмен советами, видео и слова.Искусство и творчество обладают потенциалом именно для этого: позволить времени остановиться и позволить вам жить своим творчеством.

Вульф учит нас, что время в нашей жизни эфемерно, и мы должны максимально использовать каждый прекрасный момент, когда он исчезает. В данный момент нет ничего более верного, чем наша жизнь: полная неуверенности в том, что мы не знаем, что будет дальше, но при этом не можем наслаждаться всем тем временем, которое есть в нашем распоряжении.

На протяжении всей книги Вирджиния Вульф освещает тусклый свет этого безграничного вопроса о том, как жить и, возможно, даже найти красоту в амбивалентности времени, пространства и бытия – вопрос, который внезапно становится более актуальным во времена особых неуверенность.

Миссис Рамзи была невероятно милой из-за ее доброты и желания помогать другим. Несмотря на то, что она обладает явной способностью наслаждаться повседневной жизнью и испытывать ее, она также является символом силы, как и сам маяк. Ее доброта и любовь увековечены в работах Лили Бриско даже после ее смерти.

Расположенный на другой стороне залива и означающий разные и личные вещи для каждого персонажа, маяк недоступен, поучителен и довольно заметен. Это говорит о том, что иногда направления, которые кажутся самыми надежными, оказываются самыми недостижимыми.Маяк является доминирующим символом отсутствия недостижимости. Джеймс, сын, возвращается через десять лет только для того, чтобы понять, что маяк на самом деле не был тем местом, где он виделся в детстве. Он должен смириться с двумя контрастирующими образами башни – как он видел ее мальчиком и как он видел ее как мужчина. В конце концов он решает, что оба представляют суть маяка и что ничто не может быть просто одним предметом, но может быть разными вещами, если смотреть с разных точек зрения и в разное время в жизни.Разве это не правда о переживаниях из вашей жизни?

Фото cottonbro на Pexels.com

К концу романа Лили Бриско возвращается на остров и к картине, которую ей не удалось завершить десять лет назад. В конце концов, она выражает себя зеленой полосой по холсту. Урок, который следует усвоить, состоит в том, чтобы твердо придерживаться своего собственного процесса, каким бы медленным он ни был. Более того, он напоминает вам не отпускать и проявлять настойчивость, независимо от того, сколько времени это займет. Причина, по которой Бриско заканчивает картину, состоит в том, чтобы восстановить и усилить свой интерес к жизни через завершение.

Отсылки к морю и, в частности, к волнам встречаются повсюду в романе. Постоянно движущиеся волны символизируют движение времени и приносимые им преобразования. Хотя она прекрасно описывает море, ее наиболее выразительные изображения жестоки. Его считают силой, несущей разрушение, и смертельным напоминанием о преходящей природе человеческой жизни и ее достижений.

Кажется невозможным, чтобы к ним когда-либо вернулось спокойствие, или что мы когда-либо составили бы из их фрагментов совершенное целое или прочитали в разбросанных по кусочкам ясные слова истины.

– Вирджиния Вульф, к маяку

Прекрасные слова Вульфа – это напоминание о том, что все состояния ума или чувств, даже те, которые мы чувствуем непреодолимыми, только мгновенны и движутся вместе с остальным течением, точно так же, как время движется, меняясь и волнообразно.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.