Консуэло (роман) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Консуэло.

«Консуэ́ло» (фр. Consuelo) — роман Жорж Санд, написанный в 1842—1843 годах. Роман «Консуэло» имеет продолжение в виде романа «Графиня Рудольштадт».

История создания

В сообществе с Пьером Леру Жорж Санд основывает журнал «Независимое обозрение» (фр.  La Revue Indépendante), в котором, начиная с ноября 1841 года, публикует роман «Консуэло» и его продолжение роман «Графиня Рудольштадт».

Прототипом главной героини романа послужила знаменитая испано-французская оперная певица Полина Виардо. Имя главной героини романа обозначает «утешение», что по замыслу автора обозначает, что Консуэло становится утешением для Альберта. Для описания Венеции писательница использовала свои личные впечатления от путешествия по Италии.

В романе в качестве персонажей выведены многие реальные исторические лица, например, Никколо Порпора, Бенедетто Марчелло, Йозеф Гайдн, Ян Жижка, Мария-Терезия, Фридрих II, Амалия Прусская, братья Фридрих и Франц фон Тренк, и др.

Важное место в романе занимает упоминание гуситских войн.

Сюжет

Действие происходит в 40—50 годах XVIII века, начинаясь в Италии, в Венеции, и продолжаясь в Богемии, Чехии, Австрии и Пруссии. Роман повествует о дочери цыганки — Консуэло, с детства не знавшей своего отца. Она бедна и некрасива, но обладает чудесным голосом. Композитор и вокальный педагог Никколо Порпора, угадав в девушке необычайный талант, бесплатно даёт ей уроки. Лучший друг Консуэло — Андзолето, который также имеет превосходный голос. Когда они подрастают, то начинают выступать в салонах Венеции. Андзолето понимает, что в пении Консуэло нет равных, и в нём просыпается зависть.

Со временем дружеские чувства Консуэло и Андзолето перерастают в страсть, однако Андзолето не хочет жениться на своей подруге детства и убеждает её, что это может помешать их музыкальной карьере. Через некоторое время Консуэло узнает об измене Андзолето и в расстроенных чувствах бежит из Венеции. По рекомендации своего наставника Порпоры она уезжает в старинный замок Исполинов на границе Чехии и Германии, чтобы стать компаньонкой и учительницей музыки юной баронессы Амалии. Баронесса помолвлена со своим двоюродным братом — графом Альбертом Рудольштадтом, проживающим в том же замке. Альберт обладает даром ясновидения, пугающим его родных, окружающие считают его сумасшедшим. Через некоторое время Альберт влюбляется в Консуэло, но она не отвечает ему взаимностью, испытывая к нему лишь сестринскую дружбу. Через некоторое время в замок Исполинов приезжает Андзолето, представившись братом Консуэло. Девушка принимает решение сбежать в Вену к Порпоре и осуществляет его. Она платит проводнику за то, чтобы он помог ей, и указывает ему дорогу, где «будет ждать» Андзолето, а сама отправляется в другом направлении.

В Богемском лесу Консуэло встречает юного музыканта — Иосифа (позже он станет композитором, известным как Йозеф Гайдн), как оказалось, искавшего её, чтобы попросить походатайствовать перед Порпорой. Они вместе отправляются в Вену. По пути Консуэло переодевается в подростка, и это вызывает множество недоразумений.

Оказавшись в Вене, Консуэло продолжает переписку с Альбертом и графом Христианом, его отцом. Позже юная певица подписывает контракт с Берлинским театром и вместе с Порпорой, своим учителем, отправляется туда. По дороге их перехватывает дядя Альберта и, сказав, что Альберт при смерти, везет их в замок Исполинов. Там Консуэло застает полумертвого возлюбленного и вступает с ним в брак за несколько минут до его смерти, становясь вдовой графиней Рудольштадтской.

Влияние философии и литературы

В 30—40-х годах XIX века общение с Пьером Леру, Ференцем Листом, Фредериком Шопеном, Адамом Мицкевичем, открывшим писательнице неизвестный ей до той поры мир славянской культуры, способствовало тому, что Жорж Санд находит для себя новые темы для творчества и общественной деятельности. В этот период писательница создаёт роман «Консуэло» и его продолжение роман «Графиня Рудольштадт», в которых значительное место занимают темы искусства, религии и философии. Одновременно с этими романами под влиянием изучения истории гуситских войн писательница создаёт исторические очерки «Ян Жижка» и «Прокоп Великий».

Критика

Роман вызвал большой общественный резонанс. Французская критика была противоречива. Эмиль Фаге так отзывался о романе:

«Консуэло» — это хаос. Роман приключений, музыкальные теории, оккультные науки, религиозные бредни, колоссальная болтовня, — в общем, самый тягостный сон, какой только может быть.

Рене Думик, написавший о Жорж Санд книгу, так охарактеризовал этот роман:

Роман приключений, исторический роман, фантастическая сказка, приукрашенная рассуждениями о музыке и народных песнях, где автор с упорством навязчивой идеи возвращается к бредням о земном метемпсихозе, — таков этот рассказ, нескладный, разбросанный, порой с просветами, с прекрасными частностями, чтение которого раздражает и оставляет вас утомлённым и разбитым.

Фердинанд Брюнетьер так отзывался о романе:

Никогда не писала она [Ж. Санд] ничего более смешанного, я хочу сказать такого, где чувства более благородные смешивались бы с идеями более ложными или более опасными, большее неразумие с большей искренней гуманностью, и где, наконец, больше таланта было бы растворено в длиннотах или декламациях.

В России роман был принят благосклонно.

Консуэло Вандербильт – Свадьба – Домашний

КонсуелоКонсуэло Вандербильт, дочь миллионера, представительница известного клана (да-да, соперница Людоедки Эллочки , «Вандербильтиха» в ослепительных нарядах, из той же семьи), выходила замуж за английского герцога. 

Это была сказочной красоты свадьба, которую с нетерпением ждала вся страна – самая завидная американская невеста выходила замуж за английского аристократа. Дело происходило в конце XIX века, и праздник – от платья невесты до подарков – отличался всей изысканностью тогдашней эпохи.

О приготовлениях к свадьбе тогдашняя публика с огромным интересом читала в газетах.  И несмотря на гораздо более строгие, чем сейчас, правила морали, газеты печатали все деликатные подробности, вплоть до того, какой корсет невеста должна была надеть в день свадьбы: из блестящего атласа с матовым узором из гвоздик, с застежками-крючками, которые были «совсем как обычные, но из золота»; а специальный крючок, который удерживал на месте нижние юбки, не давая им сместиться, тоже был «как обычно, но филигранным, из римского золота».


Нижняя юбка, которая должна была быть под свадебным платьем, описывалась не менее подробно – из тонкого «белого блестящего материала», с оборкой шириной в 43 см, покрытой ручной вышивкой, и оборками из валансьенских кружев.
Да, хотя сегодня можно прочитать множество подробностей о нарядах знаменитостей, нижнее белье обычно не упоминается. Что ж, сейчас традиция выставлять напоказ приданое, в которое входило все, от скатертей до носовых платков, ушла в прошлое.
Правда, и тогда газеты, в стремлении разузнать все подробности, переходили грань приличия – много лет спустя Консуэло вспоминала, как была потрясена, когда в газетной статье прочитала о своих застежках для чулочных подвязок. Конечно, всем было интересно узнать, что они были из золота и украшены бриллиантами…

И свадебный наряд будущей герцогини, разумеется, тоже пристально рассматривали.

Как и множество дам той эпохи, которые могли себе это позволить, Консуэло и ее мать были клиентками знаменитого дома мод, основанного Чарльзом Фредериком Вортом, и пользовавшегося тогда даже еще большей славой, чем сегодня – самые известные кутюрье. Однако, к всеобщему удивлению, свадебное платье заказали не в Англии, а в Америке!

Модный силуэт 1895 года предусматривал тончайшую, туго затянутую в корсет талию, сильно расширяющуюся книзу юбку, огромные рукава (которые визуально делали талию еще более тонкой). Платье Консуэло, которое задало свадебную моду на несколько лет вперед, отвечало всем этим требованиям и одновременно поражало роскошью тончайших драгоценных материалов, которую было трудно превзойти.

Газеты писали: «Платье невесты было из атласа кремового цвета, который очень шел к ее оливковой коже. Впереди юбка была отделана четырьмя воланами кружев; узор для кружев был выбран для невесты в Брюсселе. С правой стороны, с верхней оборки, ниспадал каскад флердоранжа. С левого плеча тоже ниспадал флердоранж.

Шлейф был диной 4,5 метра и прикреплен к плечам где-то на 10 см ниже воротника. Он ниспадал встречными складками, которые раскрывались на полную ширину, начиная от талии. Он был покрыт вышивкой из жемчуга и серебра, а узор изображал листья роз, скрепленные узлами в виде восьмерки, символа верной любви».

Корсаж был, согласно традиции, закрытым, без декольте – ведь в церкви не принято появляться с открытыми плечами и грудью. У него был высокий стоячий воротник из шифона и кружев. Вокруг затянутых атласом плеч шла широкая, почти до локтя, оборка все из тех же материалов.

«На невесте была фата из тончайшего брюссельского тюля и тиара из флердоранжа. Ее атласные туфельки были сделаны из того же материала, что и платье, и вышиты серебром. На ней не было ни единой драгоценности».

Таким по-настоящему волшебным видением, облаком из кружев, предстала Консуэло Вандербильт 6 ноября 1895 года. И посмотреть на нее у церкви на одной из нью-йоркских улиц собралось две с половиной тысячи человек, и большую часть из них составляли женщины. Всем было интересно, в каком платье будет невеста, и Консуэло никого не разочаровала!

 

Впрочем, ее окружение тоже было роскошным – подружки нынешних невест, вынужденные надевать на свадьбу обычно ничем не примечательные длинные платья, например, из тафты, могли бы удавиться от зависти, прочитав о «простоте» нарядов подружек Консуэло. Да, они действительно были простыми по сравнению со сложной изысканностью наряда главной героини праздника, и, тем не менее, восхитительными.
Атласные платья цвета слоновой кости с относительно короткими, до щиколоток, юбками (тогда обычно юбки были длиннее, до пола, однако такая длина подчеркивала юность и невинность, ведь девочки носили укороченные платья, которые удлинялись по мере того, как они росли). Юбки и рукава были украшены оборкам из шифона; плечи прикрывали полупрозрачные косынки «в стиле королевы Марии-Антуанетты» из брюссельского тюля, удерживаемые у талии широкими голубыми атласными кушаками. Черные бархатные шляпы «в стиле художника Гейнсборо», то есть с широкими полями, были украшены голубыми атласными лентами, и с правой стороны на полях были большие розетки из шифона, а с левой поля резко загибались вверх, и к ним было прикреплено по шесть бледно-голубых страусовых перьев и белой эгретке ( специальное украшения для шляпы). На шеях у подружек невесты были голубые бархотки с жемчугом, косынки были сколоты подарками герцога Мальборо – бирюзовыми брошами. Подарками от самой невесты стали бриллиантовые бабочки. Словом, эти наряды намекали на кокетливый XVIII век.

Стоит ли удивляться, что великолепная свадьба вошла в историю? А еще она отличное доказательство того, что никакая роскошь не нужна, когда нет счастья – Консуэло, которую выдавали замуж против ее воли, плакала в этот день. Бедная богатая невеста…

Звезда пленительного счастья: как Игорь Костолевский вымолил себе жену-декабристку

Знаменитый красавец актер умеет четко формулировать запросы ко Вселенной, как и его любимая женщина

10 сентября празднует свое 70-летие любимец миллионов зрителей, действительно народный артист России Игорь Костолевский. Его судьбу предопределили слова девушки, а любимую женщину и счастье второй половины жизни подарила сыгранная когда-то роль.

«Послушай женщину и сделай наоборот!»

Если бы Игорь последовал этому совету, то всю жизнь посвятил бы инженерно-строительному делу и мы никогда не увидели бы его на экране.

К счастью, студент серьезного технического вуза прислушался к словам влюбленной в него девушки, которой он показался похожим на Есенина. Тогда подруга сказала: ему обязательно нужно поступать в театральный, а строительное дело — не для него. Игорь учился уже на третьем курсе и, хоть обучение давалось ему без труда, он все же решил попробовать изменить свою жизнь.

Втайне от родителей он бросил учебу. В школу-студию МХАТ он не прорвался — слишком сильна была конкуренция, не хватило ни времени на подготовку к прослушиванию, ни нервов. Но отступать было не в его характере. И он поступил в ГИТИС. С девушкой к тому времени Костолевский расстался, но ее слова определили всю его дальнейшую судьбу.

Кадр из фильма «Звезда пленительного счастья», 1975 год

Яркие образы вместо главных ролей

Театр им. Маяковского и режиссер Андрей Гончаров не баловали Игоря главными ролями. Зато яркие кинообразы вполне компенсировали невостребованность на театральном поприще. Роль молодого декабриста графа Анненкова в картине «Звезда пленительного счастья» принесла известность, Игоря начали приглашать на съемки.

Во время работы над лентой «Отпуск за свой счет» партнершей Игоря на съемочной площадке стала Елена Романова. В фильме персонажи Лены и Игоря были постоянно ссорящейся парой. Парой они стали и вне съемок.

Кадр из фильма «Отпуск за свой счет», 1981 год

Елена вскоре родила Игорю наследника, и вроде бы все в семье было хорошо и правильно. Но отношения подточили постоянные неурядицы, вызванные выходками поклонниц. Фанатки звонили жене Костолевского по ночам, выдумывали дикие истории, закатывали истерики, не желая мириться с тем, что их кумиром владеет какая-то там «актриска».

Ревность разрушила их брак: Игорь стал уходить из дома и гонял по ночной Москве на машине, чтобы успокоиться после очередного скандала. Именно тогда он просил Бога, чтобы он послал ему ту, с кем он наконец обретет счастье и покой.

«Если в первом акте на стене висит ружье…»

В перестроечные времена театры и кино переживали нешуточный кризис. Игоря пригласили заключить контракт на работу в норвежском театре. Там-то и «выстрелило ружье» из первого акта его актерской карьеры. Он познакомился с актрисой Консуэло де Авиланд и сразу же понял, что это именно та женщина, которую он искал.

Но, когда актер признался в чувствах, Консуэло вдруг заявила, что она выйдет замуж только за декабриста. Она так решила давным-давно, когда в юности прочла книгу Дюма «Учитель фехтования» и была впечатлена трагедией графа Анненкова и силой духа его жены-француженки.

Консуэло де Авиланд нашла своего декабриста. Фото: Людмила Стрижнова/КП

Тогда Игорь решил, что ослышался. Ведь в далеком прошлом он играл того самого графа Анненкова, был декабристом! И женой графа была француженка, как француженкой была его возлюбленная Консуэло. Игорь рассказал обо всем этом актрисе, и они решили, что все эти совпадения не случайны.

С тех пор влюбленные старались не расставаться. Игорь развелся с Еленой Романовой, и в 2001 году пара обвенчалась. К тому времени Консуэло приняла православие, а с ним и имя Евдокия. Домашние теперь зовут ее Дусей, а она смеется: ведь именем Дуся часто называют собак.

Жена декабриста

Как настоящая жена декабриста, француженка последовала за мужем. Переезд из Франции в Россию дался нелегко. Когда-то Консуэло чуть не погибла: самолет, в котором она находилась, чудом удалось посадить. С тех пор женщина не могла преодолеть страх полетов.

Консуэло де Авиланд на церемонии вручения Ордена Дружбы в Кремле. Фото: пресс-служба президента России

И, когда она собралась ехать к любимому, вдруг обнаружилось, что ехать нечем — можно только лететь! Прямых поездов из Парижа в Москву просто не было.

Использовав все свои связи, в том числе знакомство с дипломатами, Консуэло добилась возобновления железнодорожного сообщения между двумя столицами. Заодно в маршрут включили Ниццу. Неугомонная француженка привнесла столько хорошего в российско-французские отношения, что в 2015 году президент Путин наградил ее Орденом Дружбы.

Юбилей декабриста Костолевского они будут праздновать вместе. Они вообще стараются как можно больше времени проводить вдвоем. И об одном просят Вселенную: чтобы она отпустила им как можно больше времени для них двоих. Почему нет? Однажды же их услышали!

Консуэло Кастильони

12 Эйлюль 2011

ЭТИКЕТЛЕР: CONSUELO CASTİGLİONİ

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.