15 увлекательных книг-антиутопий, о которых вы могли не знать

1. «Повелитель мух», Уильям Голдинг

«Повелитель мух», Уильям Голдинг

Группа мальчишек в результате авиакатастрофы оказывается на необитаемом острове. Постепенно ребята делятся на два лагеря. Первый строит шалаши и разводит костёр, который спасатели смогут заметить с воздуха. Второй охотится на диких свиней и постепенно всё больше переходит к дикарскому образу жизни с поклонением некому Зверю, по слухам, обитающему на острове.

Испытание свободной бесконтрольной жизнью выдерживают не все дети. К моменту, когда спасатели находят их, обе группы претерпевают необратимые изменения. Роман, задуманный автором как ироническое повествование, стал культовым для многих поколений. Уильям Голдинг предоставляет каждому читателю возможность задуматься об истоках зла и моральной деградации: стоит ли винить в упадке какие-то высшие силы или мы сами несём в себе импульс разрушения?

Купить книгу

2. «Колыбель для кошки», Курт Воннегут

«Колыбель для кошки», Курт Воннегут

Что сделают люди, если в их руки попадёт необыкновенно мощное оружие? Разумеется, попытаются стереть человечество с лица земли, попутно оправдывая себя всем, чем только смогут: от религии до мировой несправедливости. Чисто как дети, играющие в старинную верёвочную игру «Колыбель для кошки». Вот и герои романа Курта Воннегута носятся с опасным веществом «лёд-девять», которое на свою голову изобрёл учёный Феликс Хоннокер.

Курт Воннегут написал изящную и очень весёлую (на первый взгляд) историю человеческой глупости. В главных героях легко угадываются знаменитые тираны прошлого столетия. По прочтении романа вы зададитесь резонным вопросом: сможем ли мы сделать соответствующие выводы и избежать подобного в будущем?

Купить книгу

3. «Машина времени», Герберт Уэллс

«Машина времени», Герберт Уэллс

Герберт Уэллс описывает классическую антиутопию: деградировавшее общество будущего, в котором неравенство приняло чудовищные формы. Праздные элои, бывшая знать и элита, достигли апогея гедонизма, в то время как их антагонисты морлоки, потомки рабочих, вынуждены жить под землёй как животные. Дальше больше, о чём и повествует автор устами главного героя, Путешественника во Времени.

Роман издан в 1895 году, но с того момента ни на йоту не потерял актуальности. Наоборот, мы, жители XXI века, находим всё больше общего в современной жизни с тем, что описал Герберт Уэллс.

Купить книгу

4. «Приглашение на казнь», Владимир Набоков

«Приглашение на казнь», Владимир Набоков

Этот роман был опубликован на родине Владимира Набокова только через 50 лет после выхода первого зарубежного издания. Главный герой ожидает казни за ужасное преступление — непохожесть на окружающих. 30 лет Цинциннату удавалось искусно маскироваться и скрывать свою подлинную натуру от людей. От казни героя отделяет всего 20 дней. За это время он переосмысливает жизнь, общается с тюремщиками, родными и даже со своим будущим палачом.

Штампованное счастье, орды одинаковых безликих и совершенно понятных (прозрачных) людей или возможность самореализации и право на уникальность, пусть даже ценой несчастья, — каким должно быть современное и будущее общество? Владимир Набоков оставляет нас наедине с этими вопросами.

Купить книгу

5. «Котлован», Андрей Платонов

«Котлован», Андрей Платонов

Антиутопическую повесть Андрей Платонов написал в 1930 году. При жизни писателя она не была издана и распространялась только самиздатом. Впервые произведение было опубликовано лишь в 1987 году. Автор жёстко критикует бессмысленность тоталитарного строя СССР: группа строителей роет котлован для первого дома в счастливом будущем всеобщего равенства. Первый постоялец, бездомная девочка Настя, живёт тут же, на стройке. Из всего имущества у неё два гробика: один для сна, второй для игрушек. Она типичный ребёнок революции, вынужденный отказаться от своего прошлого.

На первый взгляд может показаться, что Андрей Платонов ограничивается беспощадной критикой строя, рисуя мир строителей будущего. На самом деле автор глубоко сочувствует героям. Цель хороша, но, как это часто случалось в истории, подкачали средства. Современный читатель сможет провести собственные аналогии, чтобы убедиться в правильности выбранного нами пути развития.

Купить книгу

6. «Сфера», Дэйв Эггерс

«Сфера», Дэйв Эггерс

Наступил идеальный хипстерский 1984 год. Блистательные умы поколения объединились в компанию «Сфера», где все друг друга уважают и ценят, а если и критикуют, то очень мягко. Она несёт абсолютное добро и строит мир без преступлений и тайн, ведь открытому и честному человеку нечего скрывать.

Общество без зависти и зла, лайки всем и даром. Больше не нужно стесняться собственной тяги к показушности: мир с удовольствием посмотрит, чем ты занят, что ешь и куда ходишь. Дэйв Эггерс поднимает важные вопросы границ личного пространства.

Забронировать книгу

7. «Футурологический конгресс», Станислав Лем

«Футурологический конгресс», Станислав Лем

Конгресс футурологов, специалистов по будущему, в латиноамериканской стране прерван массовыми беспорядками населения, которое больше занимают вопросы настоящего. Власти не придумывают ничего лучше, как остановить бушующие массы с помощью психотропных средств. Вскоре всех: и протестующих, и полицию, и самих футурологов — накрывают галлюцинации, да так, что трудно разобраться, где реальность, а где фантазия. Один из учёных оказывается в будущем, в 2039 году.

Станислав Лем один из первых задумался о виртуальной реальности и её влиянии на жизнь людей. Есть мнение, что его идеи стали основой легендарной трилогии «Матрица». Своё отношение к виртуальному миру Лем выразил в концовке романа.

Купить книгу

8. «Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

«Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

Молодая женщина вспоминает детство, проведённое в школе-интернате в антиутопической Великобритании в конце XX века. Никакой лирики, всё очень жёстко: одни люди появляются на свет для того, чтобы стать донорами органов для других. Героине не повезло, её выращивают как раз с целью последующего использования для донорства. Её и ей подобных называют клонами, и общество не испытывает сантиментов в их отношении. Свобода воли и выбора, мешавшая человечеству на протяжении всей истории, наконец изничтожена. Нет выбора, нет роптания, есть долг и предназначение.

Британский писатель японского происхождения рассматривает понятные каждому мыслящему человеку вопросы воли и свободы. Пассивность и нежелание решать проблемы социального неравенства могут выйти боком, и не стоит уповать на шанс примкнуть к успешному большинству.

Купить книгу

9. «Улитка на склоне», Аркадий и Борис Стругацкие

«Улитка на склоне», Аркадий и Борис Стругацкие

Стругацие назвали роман самым значимым произведением и вершиной своего творчества. Есть Лес, есть люди, так или иначе с ним связанные. Одни наблюдают за ним, попивая кефир и получая за это зарплату. Другие пытаются из него вырваться, погружаясь всё больше. Никто не знает Лес на сто процентов, каждый оценивает его силу и мощь по крохотному кусочку, видимому из окна или случайно попавшему под руки. Всё есть хаос, всё есть одиночество.

Аркадий и Борис Стругацкие в свойственной им манере не дают нам чётких ответов на вопросы, возникающие по ходу чтения. Одни видят в Лесе мир, другие — самих себя, а третьи уверены, что он олицетворяет политический режим, по сравнению с которым человек — крохотная улитка на склоне горы. Важно одно — по воле авторов маленькая улитка продолжает движение, и в этом её сила.

Купить книгу

10. «Атлант расправил плечи», Айн Рэнд

«Атлант расправил плечи», Айн Рэнд

Опубликованная в конце 50-х годов книга по сей день остаётся бестселлером и с годами, кажется, обретает всё большую актуальность. Айн Рэнд мастерски рисует унылое, беспомощное и гниющее общество тех, кто ни за что не отвечает и ничего не делает. Здесь всё перевёрнуто с ног на голову: деятельный человек выглядит отщепенцем, а бюрократ-бумагомаратель возводится в ранг бога. Главное — умело переложить ответственность. В противовес умирающему миру появляется мир созидателей, способных своими руками создать новое общество, полное труда, счастья и удовлетворения от работы.

Айн Рэнд удалось написать действительно философский роман, в котором затрагиваются многие волнующие просвещённые умы темы. Каждое слово выверено, выдолблено в камне: над главной речью Джона Голта, например, писательница работала два года. В итоге получилось пронзительное произведение, которое заставит вас по-другому взглянуть на жизнь.

Купить книгу

11. «Город и звёзды», Артур Кларк

«Город и звёзды», Артур Кларк

Посреди пустыни на планете Земля расположился древний город Диаспар. Ему больше сотни миллионов лет, он старее самой вечности. Безымянные гении снабдили Диаспар машинами, которые сделали город бессмертным. Жители мало интересовались делами других поселений. Умные, спокойные, безразличные, они не ведали страхов и никогда не скучали. Тем непонятнее метания юного Олвина, которого так и тянет сбежать из райского местечка, чтобы узнать, какие страсти бушуют в остальном мире.

Артур Кларк заставляет нас задуматься: так ли мы хотим покоя и удовлетворимся ли мы тихой размеренной жизнью в обеспеченном всем необходимым раю? Автор убеждает читателей, что нет развития без любопытства, жажды познания и стремления увидеть неизведанное. И даже если чрезмерная активность и храбрость приведёт человечество к гибели, что ж, придёт что-то новое, начнётся новый рассвет и новые люди потянутся по тропе, которую уже однажды избрал человек.

Купить книгу

12. S.N.U.F.F, Виктор Пелевин

«S.N.U.F.F», Виктор Пелевин

SNUFF, по Виктору Пелевину, — это Special Newsreel/Universal Feature Film, что можно перевести как «спецвыпуск новостей», те самые свежие новости, показом которых прерываются передачи на телевидении. Действие антиутопического романа затрагивает две вымышленные страны: одну населяют орки, в другой живут деловые люди. Жителям Бизантиума, второго государства, живётся, несмотря на их материальное богатство, несладко.

Заводить отношения можно только с лицами старше 46 лет, приходится отчаянно молодиться и вообще искать способы продления вечной красоты и молодости. Многие нашли для себя выход и завели секс-роботов, довольно-таки продвинутых. Одна из таких «женороботов» втягивает своего владельца, оператора горячих новостей, в лихо закрученную переделку. Виктор Пелевин в свойственной ему непринуждённой манере делает тонкие намёки и проводит прозрачные аллегории с миром, в котором живём мы сегодня. Зловещая сатира автора непременно отзовётся в сердце каждого вдумчивого читателя.

Купить книгу

13. «Заводной апельсин», Энтони Бёрджесс

«Заводной апельсин», Энтони Бёрджесс

«Труд, насквозь пропитанный болью», — говорил о своём романе Энтони Бёрджесс. Он описал страшный мир, в котором живёт Алекс, главный герой. Здесь никому нет покоя и никто не защищён от преступных действий Алекса и ему подобных негодяев. Насилие перемежается классической музыкой и оттого выглядит ещё чудовищнее. В тюрьме, куда вполне ожидаемо попадает главный герой, его пытаются лечить от склонности к агрессии весьма необычными способами.

Для Энтони Бёрджесса заводной апельсин — нечто исковерканное, ненормальное, странное. Вместе с автором мы задумываемся об истоках зла, причинах насилия и нашей молчаливой покорности чужой агрессии.

Купить книгу

14. «Рассказ служанки», Маргарет Этвуд

«Рассказ Служанки», Маргарет Этвуд

Для женщин наступили новые «дивные» времена. Они лишились свободы передвижения, вероисповедания, убеждений и права на самостоятельное распоряжение деньгами. Им запрещается читать, писать, знать правду, много говорить и любить. Отныне и навсегда их роль сведена к минимуму: фертильные рожают детей от элиты, остальные живут на задворках или следят за хозяйством партийных бонз — тех, кто устал от феминизма и решил установить свои правила.

Главная героиня — Фредова, служанка Фреда, — вспоминает свою былую счастливую жизнь, в которой был муж и любимая дочь. На неё выходит тайное движение, женское подполье, сформированное самыми храбрыми и неравнодушными женщинами.

Маргарет Этвуд намеренно оставляет концовку романа открытой. Для нас это замечательная возможность ещё раз убедиться, что дискриминация по тому или иному признаку — это всегда печально.

Купить книгу

15. «Покорность», Мишель Уэльбек

«Покорность», Мишель Уэльбек

Пока мы тихо-мирно входим в кризис среднего возраста, строим карьеру, покупаем смартфоны и ставим друзьям лайки, рядом с нами творится история и большая политика. Левые, правые, центристы — с привычным безразличием мы машем рукой, нам некогда следить за политикой, к тому же мы никому не верим. Не верим, что можем хоть как-то повлиять на жизнь в стране. Пока с удивлением не обнаруживаем, что новым президентом становится человек умеренных мусульманских взглядов. Именно это происходит с главным героем романа Франсуа, 40-летним парижским профессором литературы.

Мишель Уэльбек предпринял попытку достучаться до сердец современных интеллектуалов. Собственная нарочитая отстранённость от политики, по мнению писателя, может привести к серьёзному социальному краху.

Купить книгу

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание | Блоги

От редакции: В новом выпуске «блогов» — ещё одна тематическая подборка издательства fanzon об известных переводных романах в жанре антиутопии. Но в этот раз никаких классических романов Оруэлла и Замятина — на их месте книги с новыми социальными проблемами вроде продолжения «Рассказа служанки» или истории про виртуальную реальность и сверхинтеллект.

Антиутопии — многогранный и востребованный жанр в литературе. Те из них, которые сегодня считаются мировой классикой, всё ещё достаточно актуальны, чтобы вызывать горячий интерес. Люди зачитываются «1984», «451 градус по Фаренгейту» или «Мы» Замятина.

Но общество меняется, перед ним встают новые социальные проблемы. Они в свою очередь находят отражение в современных антиутопических романах и циклах. Этот жанр, как кривое зеркало, показывает читателям, кто мы сейчас или куда мы придем в ближайшем будущем, поэтому ему особенно необходим свежий взгляд.

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 7

Жизнь, подчиненная алгоритму искусственного интеллекта в сети — идея не кажется такой уж невероятной, не правда ли? Так живет Страна Качества. Каждому человеку компьютерами присваивается рейтинг, от 1 до 100, в соответствии с которым подбирается его круг общения и личная жизнь, аккаунт в соцсети Everybody будет заведен вне зависимости от желания обладателя, а главный интернет-магазин TheShop знает, что вы собираетесь купить, и уже прислал вам это.

Собственно, что-то похожее случилось с главным героем. Петер Безработный, утилизатор машин и довольно заурядный гражданин Страны Качества, однажды получает от TheShop секс-игрушку в виде розового дельфинчика. Единственное отличие ситуации Петера от обычной в том, что дельфинчик ему совершенно не нужен. Но если алгоритм не ошибается, можно ли просто взять и вернуть то, что ты не заказывал?

«Страна Качества» — очень ироничное и забавное произведение. Книга даже начинается с описания актуального «патча» этой самой книги! В то же время, она немного пугает тем, насколько реалистична, несмотря на всю абсурдность. Не зря роман завоевал «Немецкую научно-фантастическую премию» за 2018 год.

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 1

«Станция Одиннадцать» — сложная и тонкая история о конце света и судьбе искусства. «Дорожная симфония», небольшая группа актеров и музыкантов, колесит по опустевшему после смертельной эпидемии миру. Путешествует по землям, где двадцать лет назад была Америка, развлекая выживших в их небольших городах. Публика предпочитает Шекспира. Артур Леандер, актер, скончался от сердечного приступа на сцене, исполняя Короля Лира. Это было в Торонто, незадолго до начала эпидемии. Перед нами разворачиваются причудливым полотном сюжетные линии Артура, а также врача, который пытался спасти его в роковую ночь, его лучшего друга и Кристен Реймонд, восьмилетней девочки-актрисы, которая однажды войдет в состав «Дорожной симфонии».

И ещё в этом мире есть комиксы про «Доктора Одиннадцать», физика на космической станции, которые художник подписывает только инициалами М.К. Витиеватым образом эта научно-фантастическая история переплетена с основными событиями романа.

В «Станции Одиннадцать» очень мало постапокалиптического ужаса, больше тянущей тоски по миру, который был раньше. Чем больше ты помнишь, тем больше теряешь. Возможно, поэтому дорога к главном антагонисту книги, «пророку», приводит Кристен и её труппу в Музей цивилизации, бережно хранящий артефакты Старого Света: ноутбуки, телефоны, кредитные карты… Антиутопический мотив здесь ненавязчиво протянулся шатким мостом между «прошлым» и «настоящим». Может ли искусство спасти нас, и захотят ли люди попытаться построить действительно «лучший мир» после того, как закончит свое существование тот, что привычен нам?

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 2

Ещё один «слишком технологичный» вариант будущего. Виртуальная реальность проникает в человеческую жизнь слишком глубоко, подменяя собой существующий мир. Технологии, которые преподносятся как достижения, позволяют теневому правительству держаться за свою власть (Чипирование всего населения Земли? Отличная идея!). Впрочем, всегда находятся те, кто готов бороться и с этой властью, и с системой в целом.

Два романа – «Эпизод первый. kamataYan» и «Эпизод второй. suMpa» предлагают два  альтернативных варианта 2029 года. Отправные точки во многом сходятся, как и действующие лица, но катастрофы, угрожающие цивилизации, отличаются. Не будем вдаваться в детали… Впрочем, в обеих книгах кроме тревожного господства технологий нас ждут ужасающие вирусы, нарушающие статус-кво текущих антиутопических реалий.

«Аркада» —  это динамичные романы, где боевые сцены сменяют философские зарисовки с попыткой ответить на вопрос «А что, собственно, дальше?», причем как с точки зрения масс, так и со стороны искусственного интеллекта. Кроме того, читателей ждут закрученная интрига и зыбкий силуэт нашего мира «уже меньше, чем через десять лет».

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 3

«Заветы» — новый роман Маргарет Этвуд, служащий продолжением «Рассказа служанки», который был впервые опубликован в 1985 году. Действие «Заветов» происходит 15 лет спустя, в той же Республике Гилеад —  пуританской теократической Новой Англии — а также Канаде. Гилеад образовался на руинах Соединенных Штатов, когда по стране прокатилось массовое бесплодие, ответом которому стал нездоровый религиозный фанатизм и военный переворот.

Этвуд, ещё при работе над первым романом, ставила своей целью использовать мотивы, которые так или иначе имели место в реальной истории, где-то тасуя и видоизменяя их, но не придумывая с чистого листа. Теперь она углубляется в механизмы работы тоталитарного режима, в то, какой ценой выживают в нём, а также почему (и как долго) люди готовы с ним сотрудничать. Писательница не прикладывает усилий, чтобы объяснить и подчеркнуть «неправильность» Гилеада, позволяя его преступлениям и жестокости говорить самим за себя.

Псевдодокументальное повествование ведется от лица двух дочерей главной героини «Рассказа служанки» с очень разной судьбой, а также тётки Лидии, знакомой нам по предыдущей книге. Здесь есть место и мелодраматическому поиску семейных корней, и тревожным злободневным мотивам, и напряженному сюжету.

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 4

Корпоративная антиутопия, разворачивающаяся в Америке, которая пострадала из-за изменения климата и истощения ресурсов. Большие города уступают место «Материнским Облакам», жилым и рабочим комплексам единственной процветающей компании «Облако». Пакстон устроился работать в «Облако», потому что у него ничего не осталось. Занния устроилась работать в «Облако», потому что её наняли выведать темные секреты компании. Так или иначе, они оба теперь — заложники рутины «Облака» и его систем слежения.

Роман красной нитью пронизывают записи блога умирающего от рака поджелудочной основателя «Облака», Гибсона Уэллса. Это, вместе с линиями двух основных героев, обеспечивает объемный взгляд на корпорацию и её цели. Гибсон действительно стремился к наивысшему благу, но что вышло вместо этого? Сотрудников обеспечивают всем необходимым, но «Облако» буквально владеет их жизнями. Заваливает тяжелой монотонной работой и заставляет поверить, что им невероятно повезло.

Занния ведет опасную и сложную игру, а Пакстон, сближаясь с ней, становится пешкой в этой игре. Вопросы амбиций и свободы сплетаются в тугой клубок по мере того, как напряжение нарастает. Итак, чего стоит маска благополучия «Облака»?

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 5

Считается, что, чем сложнее у человека жизнь, тем сильнее желание отдаться эскапизму. Что же случится, если жизнь станет сильно сложнее и непригляднее у всего человечества, а компьютерные игры достигнут, наконец, того уровня, который позволяет по-настоящему погрузиться в виртуальность? В романе «Первому игроку приготовиться» именно в виртуальность и обращены все мечты и чаяния людей, которые живут в бесконечных гетто. Тем более что где-то в крупнейшей игре ОАЗИС покойный разработчик оставил ключи-пасхалки, позволяющие стать наследником его состояния.

Мир в «Первому игроку приготовиться» страдает от перенаселения и истощения ресурсов. Но фокус внимания читателя смещается с этого обстоятельства примерно таким же образом, как внимание людей, живущих в этом мире. У них есть пространство, где они могут проживать умопомрачительные приключения и исследовать целые миры. И кроме атмосферы «недалекого будущего» здесь правит бал ностальгия по 80-м, которую автор с любовью создает множеством культурных отсылок. С учетом того, что главные герои истории — подростки, которым будут противостоять спецслужбы, можно подумать, что книга 2011 года предвосхитила сюжеты, ставшие модными ближе к концу десятилетия (привет, «Очень странные дела»).

На самом деле, конечно, противостоять главному герою будут буквально все, ведь именно он, спустя годы после смерти разработчика ОАЗИСА, наконец, нашел первое пасхальное яйцо. Некоторые будут готовы просто убить его в реальности, если это окажется проще.

Современные антиутопии, на которые стоит обратить внимание 6

Человечество победило голод, болезни, войны… И смерть. Точнее, смерть пришлось взять в свои руки. Для искусственного контроля популяции был создан конклав Жнецов — единственных, кто может раз и навсегда лишить человека жизни. Работа этих мужчин и женщин заключается в том, чтобы убивать единицы ради поддержания утопии для большинства. Именно подмастерьями-Жнецами становятся главные герои романа, Роуэн и Ситра. Ни тот, ни другая не в восторге от этой перспективы. Тем более что через год тот из них, кто окажется менее успешным учеником, подлежит уничтожению.

Миром «Жнеца» управляет всеведущий и всезнающий искусственный интеллект «Гипероблако». Именно его появление вывело человечество на верный путь и привело к текущему благосостоянию. Жнецы — единственные люди вне его юрисдикции. Их тяжелое обучение и тяжёлая работа должны сделать их беспристрастными орудиями, выполняющими свою функцию. Но все ли Жнецы согласны с этим? Конечно, здесь не обойдется без своих «джедаев» и «ситхов», приверженцев страстей и тех, кто ставит превыше всего совесть и чувство ответственности. Но главной темой остается почти экзистенциальная попытка «прочувствовать» смерть. Нужен ли человеку страх перед смертью, чтобы жить? Кем ты становишься, когда имеешь не только возможность, но и право отнимать жизни? Где проходит грань человечности?

«Жнец» — это трилогия книг, в которой постепенно раскрывается цена идеального мира, обнажая одно спорное решение за другим. Большинство героев здесь прописаны так, чтобы вызвать у читателя если не сопереживание, то понимание. Например, противостояние двух главных героев в первой книге разбавляют дневниковые записи их наставников и, изредка, других Жнецов прошлого и настоящего. Это позволяет составить более многогранное представление об этой удивительной «касте» утопического будущего.

От редакции: если вы хотите рассказать о своём проекте, поделиться впечатлениями от фильма, книги или сериала или просто обсудить необычный график просмотра телешоу, то пишите нам в личные сообщения группы «ВКонтакте» или на почту [email protected]

30 книг-антиутопий о тотальном контроле над человечеством

Довольно скучная «Золотая книжечка… о новом острове Утопия» (или просто «Утопия»), написанная Томасом Мором в 1516 году, подарила литературе сразу два жанра: утопический и антиутопический. Утопия идеализирует, описывая то общество, которого не может существовать. Антиутопия, наоборот, отрицает идеалы и справедливость, порицает тоталитарное устройство общества. Обычно в антиутопических романах показывается тревожная интеллигенция, недовольная грядущей революцией и озабоченная судьбами человечества. Вашему вниманию подборка лучших романов антиутопического жанра, способных изменить сознание.

1. «1984», Джордж Оруэлл

Роман, опубликованный в 1949 году, был запрещен в Союзе, а в странах соцлагеря подвергался жесткой критике и цензуре. Оруэлл в то время жил на отдаленном острове и, будучи тяжелобольным, печатал роман сам. И не напрасно – произведение вызвало восторг публики и хвалебную критику. Через 40 лет оно было экранизировано.

Читатель знакомится с государством Океания, в котором есть Министерство Правды (где работает главный герой, 39-летний англичанин), Министерство Любви. Под этой страной автор подразумевает СССР, у которого постоянно меняются враги, и который пребывает в состоянии периодических войн. На примере жизни главных героев Оруэлл раскрывает все «прелести» тоталитарного режима.



2. «451 градус по Фаренгейту», Рэй Брэдбери

Научная антиутопия, опубликованная в 1953 году. Здесь показывается общество, которому запрещено мыслить критически, размышлять, иметь свою точку зрения. Поэтому в государстве проводятся повсеместно обыски и уничтожается любая печатная литература. Бумага возгорается при 451 градусе. Телевидение применяется как средство «массовой дезинформации».



3. «О дивный новый мир», Олдос Хаксли

В этом дивном новом мире нет места никаким проблемам. Боли, грусти, печали здесь не существует. С рождения здесь каждому внушается, что он самый лучший, и место для него в социуме лучшее, и все блага – только для него. Но если все-таки на душе заскребли кошки – не беда. Добро пожаловать в аптеку будущего! Проглотил таблетку-другую сомы – и прекрасное настроение обеспечено.



4. «Скотный двор», Джордж Оруэлл

Здесь автор в аллегорической форме притчи ведает нам о российской революции 1917 года. «Жители» скотного двора взбунтовались против мерзкого отношения к себе людей. Они изгоняют людей и сами становятся хозяевами своего дома. Так возникает вольная республика во главе со свиньей.



5. «Мы», Евгений Замятин

Именно под впечатлением этой книги Джордж Оруэлл написал роман «1984». Он, кстати, и писал рецензию на роман «Мы», являющийся самой известной антиутопией всего литературного мира. В 26 столетии жители Единого Государства, во главе которого стоит Благодетель, отличаются только по номерам. Полностью утратив индивидуальность, номерная толпа переизбирает своего Благодетеля каждый год. Естественно, единогласно. В основе Государства стоит главный принцип о несовместимости свободы и счастья.



6. «Заводной апельсин», Энтони Бёрджесс

Алекс — скорее антигерой, поскольку своими жесткими преступлениями он сопротивляется тискам тоталитарной системы. Общество пытается поставить молодежь «в стойло» и показать свое место. Но не тут то было! Кому ж хочется быть под прессингом? Вот и появляются на улицах истерзанные трупы, изнасилованные женщины, ограбленные и побитые старики. Это занятие – почти что религия банды, во главе с подростком, потерявшим человеческий облик.



7. «Кысь», Татьяна Толстая

Автор описывает постапокалипсическое будущее России после ядерного взрыва. Все мутировано: люди, животные, растения. Кысь – это некое чудовище, появляющееся в мыслях главного героя. Сам роман – сатира на советский социалистический строй с культом личности, верховенством спецслужб, отсутствием каких-либо человеческих прав.



8. Котлован», Андрей Платонов

Повесть-притча, сатира на советский строй, написанная в 1930 году. В сатирическом смысле к повести, в качестве эпиграфа подошли бы слова Чебурашки: «Мы строили, строили, и наконец построили!» Общество в первую пятилетку своего существования планирует построить «общий дом». Однако на определенном этапе к строителям приходит понимание, что на старых обломках не построишь чего-то путного. Стройка так и заканчивается котлованом.



9. «Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

«Лучший роман 2006 года» английского писателя находится в сотне лучших англоязычных произведений. В 2010 году был экранизирован. Роман написан от лица женщины, работавшей в специальном интернате, где детей «выращивали» путем клонирования в качестве живых доноров для пересадки органов. Она рассказывает о судьбе двух своих друзей и своей судьбе, так как ее тоже «растили» для донорства….



10. «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», Курт Воннегут

Во время войны автор пережил бомбардировку в Дрездене. Собственно об этом его автобиографическое произведение. Воннегут – один из 7 американских пленных, выживших после этой бомбежки. Днем их держали на скотобойне №5, а во время налетов – в подвалах, где хранились мясные туши. В романе добавлен фантастический элемент.

Главный герой – американский апатичный солдат, переживающий посттравматический шок после бомбежек. Он рассказывает, что его забирают на некую планету. Пришельцы научили видеть его в четырех измерениях. В результате, Билли засыпает пожилым овдовевшим человеком, а просыпается в свой свадебный день. Живя в 1955 году, он входит в дверь, а в 1941 – выходит из нее. Главное — правильно выбрать двери, чтобы не попасть на бойню №5.



11. «Приглашение на казнь», Владимир Набоков

Фантастические элементы не позволяют точно определить ни место, ни время действия событий. Главного героя заключают в крепость за то, что он «непонятен» обществу. Отец его тоже был таким. Судебный процесс над ним абсурден. Смертный приговор объявляется с фарсом: «С любезного разрешения публики…». Чтобы отрубить ему голову, на казнь героя ведут с издевательствами. В этих жутких иллюзиях настоящим человеком оказывается только он.



12. «Улитка на склоне», Аркадий и Борис Стругацкие

Авторы считали этот роман самым значительным произведением. Он имел сложную судьбу и долго печатался частями в журналах. Только через 22 года после первой публикации вышла полная его версия.

Роман делится на две части, слабо связанные между собой. Читатель знакомится с двумя разными обществами. Этих два различных мира, существующих по своим законам представляют двое ученых. Их не понимают, а они не понимают насилия. Оба ищут истину, но каждый собственным путем.



13. «Пляж», Алекс Гарленд

Где-то на Таиландских островах затерялась частичка рая – Пляж. Люди, нашедшие его, не обнаруживают на Пляже хоть какого-то намека на цивилизацию. Люди очарованы дикой природой. Пляж назвали Эдемом. Вот только, как и в рай, попасть туда очень непросто…



14. «Делириум», Лорен Оливер

Трилогия американской писательницы, вышедшая в 2011 году, сразу же стала бестселлером, и была переведена более чем на 20 языков. В романе описывается общество будущего. Оно лишь хотело мира на всей Земле. Оно отыскало первопричину всех своих несчастий. Ею оказалось Любовь – amor deliria. Для того чтобы не заразиться этой болезнью, всем достигшим совершеннолетия, введена обязательная процедура – стирание памяти прошлого. Ну а заболевшего ожидает печальная участь…



15. «Бегущий человек», Стивен Кинг

Кто не читал этот роман, тот помнит его великолепную экранизацию со Шварценеггером в главной роли. «Бегущий человек» – одна из самых страшных, жестоких и бесчеловечных игр, в которой вынуждены принимать участие американцы, чтобы заработать хоть какие-то средства к существованию. Выигравшему приз – жизнь. Однако никому еще не удавалось выиграть. Сможет ли это сделать главный герой?

Рассказать друзьям:

Подписаться на журнал:

Идет загрузка

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия | Книги

Покончить с утопиями — это и есть утопия.
Томас Молнар

Что ждет нас в будущем? По какому пути пойдет человечество? Возможно, люди, наконец, научатся на ошибках прошлых поколений и построят совершенное общество. Или изберут пагубный путь, сделав жизнь отдельного человека абсолютно невыносимой. Фантасты не раз пробовали найти ответы…

Фантастика, о которой мы расскажем сегодня, посвящена двум противоположностям развития цивилизации. Утопия (utopia) показывает общество с почти идеальным устройством, где все прекрасно. Антиутопия (dystopia) изображает мир, в котором все, что могло пойти не так, именно туда и пошло. Как правило, точкой отсчета служит современная автору общественная модель. Утопия — ее сильно улучшенный образец, антиутопия — самый пессимистичный вариант.

Томас Мор
Утопия

Томас Мор (портрет Х. Гольбейна) и одно из первых изданий «Утопии»

В основе утопии лежит религиозно-мифологическая идея о Земле Обетованной. Термин греческий, от eu — благо и topos — место, буквально «благословенная страна» (другой вариант: u — нет и topos, «место, которого нет»). Широко известным термин стал после появления в 1516 году одноименной книги английского гуманиста и политика Томаса Мора, действие которой происходило на фантастическом острове Утопия, где нет частной собственности, труд — всеобщая обязанность, а распределение благ происходит по потребностям граждан. Томас Мор не был фантастом, его труд — одновременно мечта об «идеальном» обществе и памфлет на современное ему социальное устройство. Создавая книгу, Мор частично опирался на диалог Платона «Государство». Развил идеи Мора итальянец Томмазо Кампанелла, чей «Город Солнца» (1602) также построен в форме рассказа мореплавателя, попавшего в мифический город. Здесь все общее, включая детей, чьим воспитанием занимается государство, трудиться обязаны все, а смыслом жизни служит научное и общественное совершенствование. В общем, ранняя утопия сродни детским фантазиям на тему «как здорово бы было!».

В утопии можно вычленить несколько течений, зависящих от вариантов трансформации общества. Особое распространение получила технократическая утопия, главный смысл которой — развитие науки и многочисленные изобретения. Управляют технократией ученые, наука носит характер абсолютного блага. Она не только цель существования социума, но и главное средство прогресса, ибо ее развитие служит поворотным пунктом для построения утопии. Идеальной роли науки посвящена незаконченная книга английского философа Фрэнсиса Бэкона «Новая Атлантида» (1627). Многие прогнозы Бэкона выглядят настоящим пророчеством: воздухоплавание, подводные лодки, кино, радио и телевидение, криогеника, генная инженерия и даже энергетический «термояд». Не зря Бэкон считается одним из основоположников научного материализма! Катализатором происходящих в обществе позитивных изменений может оказаться и великое фантастическое изобретение. Например, в романе Игнатиуса Доннелли «Золотая бутыль» (1892) утопия становится возможной после изобретения прибора, производящего золото. Существует политическая утопия — попытка конструирования максимально совершенного государства за счет эффективного механизма власти. Или эволюционно-социологическая утопия, где достижения общества основаны на поступательной эволюции и самосовершенствовании людей.

Эдвард Беллами
Эдвард Беллами

Рай 2000 года по Эдварду Беллами

Одну из самых прославленных утопий сочинил американец Эдвард Беллами, чей роман «Золотой век» (1888) повествует о человеке, который, погрузившись в летаргический сон, пробудился в социалистическом Бостоне 2000 года. Расцвет техники привел к всеобщему равенству и процветанию, деньги отменены, исчезла преступность, искусство используется в качестве терапии и для повышения производительности труда. Совершенная система образования вылепила людей, чьи помыслы направлены не на личное обогащение, а на общественное благо. При этом отношения в мире «золотого века» донельзя регламентированы, включая жесткий контроль государства над частной жизнью граждан. Через два года англичанин Уильям Моррис выпустил роман «Вести ниоткуда», чей герой также во сне переносится в будущую коммунистическую Англию, где царит всеобщее равенство и гармония с природой. В отличие от Беллами, Моррис делает свое идеальное общество подчеркнуто пасторальным. Технику здесь заменило кустарное производство, а люди живут общинами и в охотку занимаются разнообразным творчеством.

утопия Уильяма Морриса

Пасторальная утопия Уильяма Морриса.

Идеи классических утопистов во многом послужили основой для концепции примитивного коммунизма, которая на практике раз за разом терпела крах: от относительно безобидных частных опытов Шарля Фурье и Роберта Оуэна до кровавых экспериментов Пол Пота.

Писатели 20 века относились к созданию утопии с большим скептицизмом, нежели их предшественники. Если в начале века Герберт Уэллс в романах «Современная утопия» (1903) и «Люди как боги» (1923) еще экспериментировал с вариантами технократического социализма, то ближе к середине столетия энтузиазм западных фантастов поугас.

Уже некоторые современники Уэллса полемизировали с социалистическими утопиями. Анатоль Франс, показывая в романе «На белом камне» (1905) как бы утопическое будущее, демонстрировал при этом явное недоверие к возможности его построения. Ведь люди слишком индивидуалистичны по природе, а попытка всеобщей уравниловки может привести к деградации человечества. Роман Александра Мошковски «Острова мудрости» (1922) — язвительная сатира на уэллсовские и любые другие классические утопии. Герой книги переносится на архипелаг, где на каждом острове находится своя утопия, на любой вкус: от буддистской до реакционной. И как же их можно совместить?

Постепенно утопия вновь вернулась на затерянные острова и в окутанные туманом сновидения: «Утерянный горизонт» Джеймса Хилтона (1933), «Островитянин» Остина Таппана Райта (1942), «Семь дней на Новом Крите» Роберта Грейвза (1949), «Остров» Олдоса Хаксли (1962), «Экотопия» Эрнста Калленбаха (1975). Западные фантасты переключились на произведения, где изображение якобы утопического общества оборачивается его критикой: «Венера плюс Икс» Теодора Старждона (1960), «Обездоленные» Урсулы Ле Гуин (1974), «Тритон» Сэмюэля Дилэни (1976), «Создание Утопии» Фредерика Пола (1979). Исключение — «коммунарский» цикл американца Мака Рейнольдса, убежденного марксиста, в чьих романах «Коммуна в 2000 году» (1974), «Башни Утопии» (1975), «После Утопии» (1977) показан мир технократического социализма.

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 1

Разноликая утопия Мака Рейнольдса и Теодора Старджона.

Стругацкие «Возвращение»

Самый «вкусный» коммунизм.

Последние серьезно выстроенные утопии 20 века появились в Советском союзе. Роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1957) — масштабное изображение коммунистического будущего на объединенной Земле. Главное достижение Ефремова — впечатляющий показ духовной жизни «нового человека» с изменившимся мировоззрением. Однако у книги Ефремова есть существенный недостаток: в его произведении социальный философ одержал решительную победу над литератором, поэтому роман местами откровенно нудноват. Зато у братьев Стругацких с литературным мастерством все в порядке. Их роман в новеллах «Полдень, XXII век (Возвращение)» (1962) — не просто панорама будущего, где сочными мазками нарисована грандиозная картина созидательной деятельности человечества. Это еще и яркие персонажи, надолго западающие в душу читателя. Так «вкусно» коммунизм еще никто не изображал! В мире Полдня действительно хотелось жить и работать!

Жива ли утопия сейчас, или ее нужно занести в вымершие фантастические виды? На Западе, похоже, именно так и произошло. Конечно, в развлекательной НФ частенько встречаются беглые наброски общества всеобщего благоденствия, но служат они лишь фоном для приключений героев. В России дело обстоит иначе. Классических утопий никто не пишет и у нас, однако модернизированные образчики жанра, приспособленные к требованиям времени, еще появляются. И если в «Плероме» Михаила Попова счастливое общество, победившее смерть, — лишь антураж психологической драмы, то цикл Романа Злотникова про Империю, созданную стараниями русского сверхчеловека, вполне укладывается в рамки политической утопии. Но специфической, чисто «нашенской». Имперская утопия — очень востребованная у нас фантастическая тема с отчетливым реваншистским привкусом. Почти идеальная Российская империя Вячеслава Рыбакова («Гравилет «Цесаревич») и Александра Громова («Исландская карта»), не менее благостный Советский Союз Андрея Максимушкина («Красный реванш», «Белый реванш»), Великая Ордусь Хольма Ван Зайчика (цикл «Плохих людей нет»), бесчисленные вариации Галактической Руси (от Александра Зорича до легиона посредственных писак). Россия благоденствует, остальной мир ест из наших рук, а поганые америкосы прозябают в полном ничтожестве… Лепота!

Истоки антиутопии, как и утопии, лежат в античности — в некоторых трудах Аристотеля и Марка Аврелия. Термин впервые употребил британский философ Джон Стюарт Милль в парламентской речи 1868 года. Однако элементы литературной антиутопии проявились значительно раньше. Например, третья книга «Путешествий Гулливера» (1727) Джонатана Свифта с описанием летающего острова Лапута фактически представляет собой технократическую антиутопию.

Антиутопия, как правило, изображает общество, зашедшее в социально-нравственный, экономический, политический или технологический тупик из-за ряда неверных решений, принятых человечеством в течение длительного периода. Также антиутопия — «утопия навыворот», где идеальное, на первый взгляд, общество основано на антигуманном тоталитаризме. Наконец, антиутопия может оказаться вариантом постапокалиптики, где показано общество, рухнувшее вследствие внутренних противоречий.

Элементы антиутопии встречаются в книгах Жюля Верна («Пятьсот миллионов бегумы») и Герберта Уэллса («Когда спящий проснется», «Первые люди на Луне», «Машина времени»). Из других ранних антиутопий стоит отметить «Внутренний дом» Уолтера Бесанта (1888): человечество достигает бессмертия, что приводит к полному застою; «Железную пяту» Джека Лондона (1907): американские трудящиеся стонут под властью фашиствующей олигархии; «Осужденные на смерть» Клода Фаррера (1920): бастующие рабочие уничтожаются жестокими капиталистами, а их места за станками занимают машины.

Жанр антиутопии расцвел после Первой мировой войны, когда на волне революционных преобразований в некоторых странах попытались воплотить в реальность утопические идеалы. Главной из них оказалась большевистская Россия, потому ничего удивительного, что первая великая антиутопия появилась именно здесь. В романе Евгения Замятина «Мы» (1924) описано запредельно механизированное общество, где отдельная личность становится беспомощным винтиком-«нумером». Ряд деталей тоталитарной системы, придуманной Замятиным, впоследствии использовался авторами всего мира: насильственная лоботомия инакомыслящих, зомбирующие народ СМИ, вездесущие «жучки», синтетическая пища, отучение людей от проявления эмоций. Из других заметных отечественных антиутопий 1920-х годов отметим «Ленинград» Михаила Козырева, «Чевенгур» и «Котлован» Андрея Платонова. Среди зарубежных антисоциалистических произведений выделяются «Будущее завтра» Джона Кенделла (1933) и «Гимн» Эйн Рэнд (1938).

Замятин оказал огромное влияние на жанр антиутопии

Еще одна широко распространенная тема антиутопий тех лет — антифашистская, направленная в первую очередь против Германии. Уже в 1920 году американец Мило Хастингс выпустил провидческий роман «Город вечной ночи»: Германия отгораживается от всего мира в подземном городе под Берлином, где устанавливается «нацистская утопия», населенная генетически выведенными расами сверхлюдей и их рабов. А ведь НСДАП возникла лишь за год до этого! Любопытные антифашистские книги принадлежат перу Герберта Уэллса («Самовластие мистера Парэма», 1930), Карела Чапека («Война с саламандрами», 1936), Мюррея Константайна («Ночь свастики», 1937).

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 3
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 2

Мило Хастингс и его «Город вечной ночи» (из газеты Syracuse Herald)

Впрочем, доставалось и традиционному капитализму. Одна из вершин антиутопии — роман британца Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» (1932), где изображено технократическое «идеальное» кастовое государство, основанное на достижениях генной инженерии. Ради пресечения социального недовольства люди обрабатываются в особых развлекательных центрах или с активным использованием наркотика «сомы». Разнообразный секс всячески поощряется, зато такие понятия, как «мать», «отец», «любовь» считаются непристойными. Человеческая история подменена фальшивкой: летосчисление ведется от Рождества американского автомобильного магната Генри Форда. В общем, капитализм, доведенный до абсурда…

Попытки построения «нового общества» подверглись беспощадному осмеянию в классических антиутопиях другого британца — Джорджа Оруэлла. Место действия повести «Скотный двор» (1945) — ферма, где «угнетенные» животные под руководством свиней изгоняют хозяев. Итог — после неизбежного развала власть переходит к жестокому диктатору. В романе «1984» (1948) показан мир недалекого будущего, разделенный тремя тоталитарными империями, которые находятся друг с другом в весьма неустойчивых отношениях. Герой романа — обитатель Океании, где восторжествовал английский социализм и жители находятся под неусыпным контролем спецслужб. Особое значение имеет искусственно созданный «новояз», воспитывающий в людях абсолютный конформизм. Любая партийная директива считается истиной в последней инстанции, даже если противоречит здравому смыслу: «Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила». Роман Оруэлла не утратил актуальности и сейчас: «политкорректная диктатура» общества побеждающего глобализма в идеологическом отношении не так уж сильно отличается от нарисованной здесь картины.

Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 4
Грезы и кошмары человечества. Утопия и антиутопия 5

Тоталитарные кошмары Джорджа Оруэлла

Близки к идеям Оруэлла более поздние «451 по Фаренгейту» Рэя Брэдбери и «Заводной апельсин» Энтони Берджесса (обе — 1953). Антиутопии сочиняли советские писатели-диссиденты: «Любимов» Андрея Синявского (1964), «Николай Николаевич» Юза Алешковского (1980), «Москва 2042» Владимира Войновича (1986), «Невозвращенец» Александра Кабакова (1989). Модернизированной версией антиутопии стал классический киберпанк, герои которого пытаются выжить в бездушной информационной технократии.

Ныне антиутопия продолжает оставаться востребованным направлением НФ, во многом смыкаясь с политической фантастикой. Ведь западное общество, несмотря на глянцевый блеск, далеко от совершенства, а перспективы его развития вызывают обоснованную тревогу («Королевская битва» Коушуна Таками, «Акселерандо» Чарльза Стросса). В трилогии Скотта Вестерфельда «Уроды» мир будущего погряз в гламуре: безупречная красота возведена в культ, и любой, кто пытается сохранить свои индивидуальность, становится парией. Антиглобалистская фантазия Макса Барри «Правительство Дженнифер» показывает мир, который почти полностью находится под управлением США. Думаете, грянул расцвет демократии? Дудки!

В Америке особый всплеск интереса к антиутопиям наступил после событий 11 сентября, когда под предлогом борьбы с террористами правительство повело наступление на права граждан. Уже лет пять из списков американских бестселлеров не исчезают книги Оруэлла, Хаксли, Брэдбери, Берджесса. Их страхи оказались небеспочвенны…

Тревоги отечественных авторов перекликаются с опасениями зарубежных коллег. «Мечеть Парижской богоматери» Елены Чудиновой — воплощенный кошмар победившего панисламизма. Вызывает тревогу сытый глобализм романа Михаила Успенского «Три холма, охраняющие край света»: хорошо живет на свете Винни-Пух — вот только зачем? А в нашумевшей «Войне за «Асгард» Кирилла Бенедиктова ультрацивилизованный «золотой миллиард» перестал тяготиться заботой обо всяких славянах, азиатах и прочих «недочеловеках». Согнать их в гигантское гетто — пусть дохнут и не мешают наслаждаться жизнью!

Мир меняется у нас на глазах — вот только в лучшую ли сторону?..

Большой брат (1984)

Большой брат смотрит за тобой

Десять книг утопии и антиутопии

  • Герберт Уэллс «Люди как боги»
  • Иван Ефремов «Туманность Андромеды»
  • Аркадий и Борис Стругацкие «Полдень, XXII век»
  • Евгений Замятин «Мы»
  • Олдос Хаксли «О дивный новый мир»
  • Джордж Оруэлл «Скотный двор», «1984»
  • Рэй Брэдбери «451 по Фаренгейту»
  • Владимир Войнович «Москва 2042»
  • Кирилл Бенедиктов «Война за «Асгард»

20 сюрреалистических фильмов-антиутопий, с которыми можно поразмышлять о будущем

Сейчас фильмы-антиутопии в числе популярнейших жанров кино. К примеру, «Голодные игры», «Дивергент», «Бегущий в лабиринте»… кассовый успех этих проектов колоссален. Мы не включили их в этот список, но в нём вы найдёте 20 других величайших антиутопических фильмов, которые стоит посмотреть.

1984 / Nineteen Eighty-Four (1984, Майкл Рэдфорд)

Все знакомы с классическим произведением Джорджа Оруэлла «1984». Это, пожалуй, самый известный и мрачный роман-антиутопия. Широко распространились перевёрнутые принципы из книги: «Война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила».

В центре сюжета «1984» история мужчины Уинстона Смита, живущего в тоталитарном режиме, где самым тяжким считается мыслепреступление. Он завязывает незаконный роман с молодой женщиной Джулией. Фильм и, конечно же, книга, вызывает удручающее чувство не только из-за показанного социума, но из-за пугающих параллелей между выдуманным и нашим собственным обществом.

Зелёный сойлент / Soylent Green (1973, Ричард Флейшер)

Фильм снят по роману Гарри Гаррисона «Подвиньтесь! Подвиньтесь!». Действие разворачивается в 2022 году. Мир страдает от перенаселения и экологических катастроф. На фоне острого дефицита продовольствия корпорация «Сойлент» представляет новый источник пищи: «зелёный сойлент». Одного из процветающих владельцев корпорации убивают, а расследование поручают детективу Торну. Следователь, раскручивая клубок тайн, узнаёт шокирующий секрет о том, как добывают «зелёный сойлент».

Фильм снят в 1973 году, но он по-прежнему служит ярким примером научно-фантастического кино. Особенно рекомендован к просмотру почитателям фантастики, пронизанной мощными социальными темами.

Особое мнение / Minority Report (2002, Стивен Спилберг)

В этом фантастическом триллере, снятом по мотивам одноимённой повести Филипа Киндреда Дика, поднимается такая важная тема, как «растущая размытость между реальным и виртуальным».

Действие происходит в 2054 году. Система правосудия действует на базе отдела, предотвращающего преступления до их совершения. В рамках экспериментальной программы преступный отдел узнаёт о грядущем преступлении через видения трёх провидцев. Но у одного из них существует «особое мнение», которое отличается от других.

Королевская битва / Battle Royale (2000, Киндзи Фукасаку)

Это один из современных японских фильмов, о которых каждый слышал и, скорее всего, видел. «Королевская битва» – оригинальное и весомое произведение в кинематографе. Оно с головой погружает зрителя в апокалиптическое будущее, где класс школьников принудительно отправляют на безлюдный остров и объясняют правила «игры»: три дня они должны убивать друг друга пока в живых не останется только один. Яркая и агрессивная психологическая антиутопия Киндзи Фукасаку, снятая по одноимённому роману Косюна Таками.

Город потерянных детей / La cité des enfants perdus (1995, Жан-Пьер Жёне и Марк Каро)

Это вторая совместная работа французских кинорежиссёров, снятая после «Деликатесов». «Город потерянных детей» – мрачный научно-фантастический фильм о безумном учёном Кренке, живущем на океанской буровой установке. Он не может видеть сны, поэтому похищает детей из близлежащего портового города и крадёт их сновидения. Однажды к нему в руки попадает маленький мальчик по имени Денри. Учёный не ожидал, что у того есть старший брат – силач Уан, – который отправится на поиски пленника.

Фильм почти сразу обрёл культовый статус, который со временем лишь укрепился благодаря его поистине уникальному визуальному ряду.

Процесс / The Trial (1962, Орсон Уэллс)

Фильм снят по мотивам одноимённого романа Франца Кафки. Сам режиссёр сказал: «Процесс» – лучший фильм, который я когда-либо делал».

Главный герой Йозеф К. просыпается однажды утром от визита неизвестных мужчин, которые объявляют, что он арестован, но не объясняют, по какой причине. Йозефа не забирают под стражу, но теперь он вынужден ходить по судам, искать причину своего ареста и справедливости в бесконечных бюрократических лабиринтах. В этом безумном мире его, наконец, приговаривают к смерти, не объясняя причины.

12 обезьян / 12 Monkeys (1995, Терри Гиллиам)

Фантастический фильм Гиллиама, снятый по мотивам французского короткометражного фильма «Взлётная полоса», обрёл статус культового кино. Роль главного персонажа исполнил Брюс Уиллис. Он сыграл заключённого, который отправляется назад во времени, чтобы собрать информацию о вирусе, унёсшем жизни большей части населения планеты.

«12 обезьян» – наибольший коммерческий успех в карьере Гиллиама. И Брэд Питт здесь впервые продемонстрировал, что в нём есть нечто большее, чем просто красивое лицо, за эту роль он номинировался на «Оскар».

THX1138 (1971, Джордж Лукас)

Будучи студентом Южно-Калифорнийского университета, Джордж Лукас снял короткометражку «Электронный лабиринт: THX 1138 4EB». В 1968 году его работа удостоилась первой премии на III Национальном фестивале студенческих фильмов в Нью-Йорке. А позднее режиссёр выбрал ёе в качестве основы для своего первого полнометражного фильма «THX 1138».

Действие разворачивается в 25 веке. Люди живут под землёй под деспотичным контролем роботов. Вместо имён у всех буквенно-цифровые комбинации. Они обязаны принимать препараты, подавляющие проявление эмоций, и используются в качестве рабов. Любые человеческие чувства считаются отклонением от нормы и жестоко подавляются. Но в общей массе обнаруживается бунтарь, который желает оставаться Человеком.

«THX 1138» – настоящий бриллиант в фильмографии Лукаса, да и среди всех антиутопий, снятых в семидесятых.

Чужие среди нас / They Live (1988, Джон Карпентер)

Безработный бродяга Джон приезжает в Лос-Анджелес, чтобы подзаработать денег на стройке, и заводит дружбу с Фрэнком, который приводит его в трущобы. Там в церкви ночью происходит полицейская облава, после чего Джон находит коробку с очками и берёт себе одну пару.

Вскоре он понимает, что солнцезащитные очки на самом деле позволяют видеть мир таким, какой он есть на самом деле. В обществе среди людей живут инопланетяне, а на рекламных щитах, листовках и книгах скрыты лозунги: «Потребляй», «Подчиняйся», «Женитесь и размножайтесь», «Никаких независимых мыслей», «Смотрите телевизор», «Спи», на деньгах – «Это твой Бог». Джон пытается рассказать другим людям о своём открытии, но его принимают за сумасшедшего. Спасаясь от преследования инопланетян, он находит людей, которые знают правду, и ищет способ разоблачения «Чужих».

Матрица / The Matrix (1999, Лана и Лилли Вачовски)

Культовый научно-фантастический боевик об истинной природе реальности. Сумасшедшая по амбициозности и философской наполненности фантастическая кинокартина, блестяще снятая сёстрами Вачовски. Она заняла высокую позицию среди лучших научно-фантастических фильмов, когда-либо выходивших на экраны.

«Матрица» – история о ближайшем будущем, в котором человеческое общество существует в симуляции, созданной разумными машинами. Более того, искусственно построенное общество не заметило своего порабощения.

Гаттака / Gattaca (1997, Эндрю Никкол)

«Гаттака» – один из самых недооценённых фильмов, но его идея, безусловно, заслуживает самого пристального внимания. В этой киноленте режиссёр и сценарист Эндрю Никкол предлагает исследовать идеи генной инженерии, аккуратно подчёркивая тонкие богословские вопросы о том, должен ли человек вторгаться в «дела Божьи», и приведёт ли такое вмешательство к созданию лучшего человека и общества. Это стильный триллер, дающий пищу для размышлений, и один из немногих научно-фантастических фильмов, лишённых спецэффектов.

Бразилия / Brazil (1985, Терри Гиллиам)

Проекты Терри Гиллиама всегда вызывали повышенный интерес, не менее любопытной стала кинолента «Бразилия». Многие описали её как «сатиричную антиутопию», которая «высмеивает бюрократию».

Сэм Лаури сыграл главного героя Джонатана Прайса, клерка, пытающегося найти женщину, которая является в его снах. Он работает на отупляющей работе, живёт в маленькой квартире, существует в мрачном антиутопическом мире, где всё зависит от угнетающей бюрократической машины с культом непогрешимости. Но случается небольшая опечатка, за которой разворачивается цепочка событий.

Это действительно сатирический взгляд на бюрократию, которая, как все мы знаем, способна превратить в головную боль нечто элементарное.

451 градус по Фаренгейту / Fahrenheit 451(1966, Франсуа Трюффо)

Роман Рэя Брэдбери был опубликован в 1953 году, а одноимённый фильм первоклассного французского режиссёра Франсуа Трюффо появился 13 лет спустя. Это его первый цветной и единственный фильм, снятый на английском языке.

Сюжет разворачивается в мире, тоталитарное правительство которого распоряжается о повсеместном сжигании книг. Людей, уничтожающих книги называются «пожарными», одним из них числится главный герой Гай Монтэг. Он живёт обычной жизнью, пока не встречает молодую девушку, которая заставляет его переосмыслить свою профессию и усомниться в идеологии общества относительно искоренения книг. Эта экранизация не претендует на абсолютно достоверное изложение книги, но передаёт значимость литературной культуры для человеческого духа и развития личности.

Безумный Макс 2: Воин дороги / Mad Max 2: The Road Warrior (1981, Джордж Миллер)

Продолжение фильма «Безумный Макс» (1979), возможно, один из самых выдающихся научно-фантастических фильмов в истории кино. Хотя и первая часть стала настоящим хитом, сиквел даже затмил оригинал, обрёл широчайшую популярность и считается одним из величайших постапокалиптических и антиутопических фильмов.

Дитя человеческое / Children of Men (2006, Альфонсо Куарон)

Фильм Альфонсо Куарона – тревожная философско-фантастическая антиутопия. В нём источник проблем уже не в правительстве, а в самом обществе. Мир предстаёт в непривлекательном, удручающем свете. Человечество постигает бесплодие, в течение 18 лет не родился ни один ребёнок.

Главный герой оказывается в опасной ситуации, ему предстоит сопровождать иммигрантку – единственную беременную женщину в мире, которая пытается добраться на корабль почти мифической организации, сулящей защиту ей и малышу. Но ребёнка планируют использовать в своих целях решительно настроенные политические активисты. Герой обязан сделать правильный выбор и защитить спутницу, отведя её в безопасное место. Это очень эмоциональный, необычайно поражающий фильм.

Тёмный город / Dark City (1998, Алекс Пройас)

Фантастическая антиутопия исследует проявление личности и её податливость в рамках сложившихся условий. По сути, «Тёмный Город» это реальность, которая создана путём проекции концепта идеального общества, и образована с целью исследования природы человеческой души. В фильме показано, как человек может преодолевать консенсусную реальность (в данном случае мрачную и депрессивную атмосферу города) и развивать свою личную «тихую гавань» в существующем мире, чтобы взрастить собственное сознание.

Заводной апельсин / Clockwork Orange (1971, Стэнли Кубрик)

Культовая адаптация от режиссёра Стэнли Кубрика на известный роман Энтони Бёрджесса. «Заводной апельсин» – один из самых популярных фильмов в истории кино, снятый одним из популярнейших режиссёров. В нём рассказывается о молодом парне по имени Алекс, который вместе со своей бандой бесчинствует в городе, а после убийства женщины попадает в тюрьму. В заключении он соглашается пройти экспериментальное лечение по избавлению от склонности к насилию. Но у программы выявляются побочные эффекты.

Акира / Akira (1988, Кацухиро Отомо)

Это не только одно из лучших когда-либо выпущенных аниме, но и один из самых примечательных научно-фантастических фильмов. «Акира» стал новой вехой в японской анимации и именно с этого произведения Западу открылся жанр аниме.

Действие происходит в 2019 году в городе Нью-Токио. Его построили на месте старого Токио, уничтоженного в результате катастрофического события 30-летней давности, за которым стоит некий Акира. Молодой мотоциклист Тэцуо попадает в аварию с ребёнком-мутантом, наделённым невероятными способностями. На место столкновения прибывают военные и забирают обоих, так как у Тэцуо с огромной скоростью проявляются необъяснимые парапсихические и физические силы. Подобными возможностями обладает лишь заточённый в секретном месте мальчик Акира.

Метрополис / Metropolis (1927, Фриц Ланг)

«Метрополис» – самый старый фильм в нашем списке. Режиссёр Фриц Ланг, снявший его в 1927 году, наполнил киноленту немецким экспрессионизмом и стилем 20-х годов. Эта драма о классовой борьбе заслуживает внимания своей исторической значимостью и стоявшими за ней грандиозными амбициями. «Метрополис» стал самым дорогим и, конечно, самым удивительным кинопроектом своего времени.

Фильм повествует о Фредере, сыне правителя города Метрополиса, который разочаровывается в богатстве, узнав, какой ценой поддерживается достаток высшего класса.

Эта эпическая драма поднимает тему технического прогресса и связанных с ним рисков, рассматривает классовое столкновение и, конечно, будущее, которое выглядит совсем неправильно.

Бегущий по лезвию / Blade Runner (1982, Ридли Скотт)

Это один из самых умных и глубоких научно-фантастических фильмов всех времён. Среди тем, которые в нём поднимаются:

  • дегуманизация человечества через образы технологического и капиталистического избытка;
  • роль творца и творения, их взаимное порабощение;
  • сама природа человечества: эмоции, память, цели, желания, жестокость, технологическое освоение окружающей среды, земная жизнь и смерть;
  • смысл существования и многое другое.

Всё переплетается с потрясающими визуальными картинами мрачного футуристического городского пейзажа. «Бегущий по лезвию» – один из лучших научно-фантастических фильмом в истории кино.

Смотрите также:

Лучшие антиутопии (64 книги)

1 Голодные игры (The Hunger Games, # 1)
– пользователем

4,33 средний рейтинг – 6 351 275 оценок

  • Хочу почитать saving…
  • В настоящее время читаю saving…
  • Читать saving…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

2 И вспыхнет пламя (Голодные игры, # 2)
– пользователем

4,29 средняя оценка – 2 501 490 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

3 Сойка-пересмешница (Голодные игры, №3)
– пользователем

4,04 средняя оценка – 2337783 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

4 Рассказ служанки (The Handmaid’s Tale, # 1)
– пользователем

4,11 средний рейтинг – 1450386 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

5
.

10 разрушительных антиутопий | Britannica

(Слева направо) Альфред Абель, Бриджит Хельм и Рудольф Кляйн-Рогге, в Метрополис , режиссер Фриц Ланг, 1927. Из частной коллекции

От сильной критики токсичных культурных практик до демонстрации силы Человеческий дух перед лицом сурового наказания со стороны злобных авторитаристов, романы-антиутопии стали незаменимыми учителями для своих читателей, продвигая общества в, казалось бы, возможные футуристические миры.Так что прыгайте в свою машину времени и посетите каждое из этих антиутопических обществ!


  • Машина времени (1895), Х.Г. Уэллс

    Морлоки в Машина времени (1960). © 1960 Metro-Goldwyn-Mayer Inc .; фотография из частной коллекции

    В своем главном романе Герберт Уэллс положил начало концепции путешествий во времени, а также положил начало зарождающемуся жанру научной фантастики. Машина времени представляет так называемого Путешественника во времени, который отправляется на сотни тысяч лет в будущее, в котором человеческая раса, предположительно благодаря эволюции и силам неконтролируемого капитализма, разделилась на две части – рассеянные гедонистические Элои. и подземных, злобных морлоков, которые терроризируют ночь и питаются первыми.В этой футуристической антиутопии Уэллс искусно излагает предчувствие гибели человечества и самой Земли, критикуя при этом различные социальные практики и убеждения, которых придерживается верхний эшелон британского общества. Итак, погрузившись в это антиутопическое завоевание, внимательно следите за полными ненависти морлоками и даже футуристическими монстрами-крабами!

  • Железная пята (1907), Джек Лондон

    Первый категорически политический роман Джека Лондона Железная пята устрашающе предсказывает катастрофический подъем фашизма в первой половине 20 века и заслуживает похвалы от таких известных социальных критиков, как Джордж Оруэлл и Лео Троцкий за его проницательные изображения того, как загнивающий капитализм может мутировать в авторитарную плутократию, в которой доминирующий круг богатых людей превращает фермеров в крепостных, а рабочих – в почти рабов.Риторически Лондон демонстрирует его безграничное мастерство, поскольку история «2-й революции» тогдашнего футуристического периода 1912–1932 годов передается читателю через вымышленного историка 26 века (который живет в спокойном социалистическом обществе, которое наслаждается экономикой и экономикой. социальное процветание), который редактирует рукопись, написанную Ависом Эверхардом, политическим приверженцем и любителем политического лидера революции. В рукописи рассказывается, как плутократия способна преследовать представителей низших классов и вытеснять демократию из общества с помощью тайных наемников, а также как революция в конечном итоге не смогла преодолеть такую ​​могущественную, казалось бы, вездесущую силу.Таким образом, этот завораживающий роман-антиутопия предсказывает заговоры и нападения, имевшие место до Второй мировой войны, и при этом подчеркивает важность демократии перед лицом фашистских режимов.

  • Мой (1920; We ), Евгений Замятин

    Евгений Замятин, один из самых подрывных авторов родом из России, написал, пожалуй, самый фундаментальный антиутопический текст в 1920 году. Хотя Россия запретила его публикацию до 1988, My (или We на английском языке) разошелся по стране в рукописном виде и был опубликован в Соединенных Штатах уже в 1924 году.Роман изображает жизнь в «Едином государстве», где граждане идентифицируются по номерам, живут в стеклянных домах, имеют половых партнеров и носят идентичную униформу, посредством записей в журнале инженера государственного проекта по завоеванию соседних планет. Он считается основным текстом, на котором основано большинство современных антиутопий, главным из которых является книга Джорджа Оруэлла , девятнадцать восемьдесят четыре, (1949). Посредством последовательно и единогласно избранного «Благодетеля» и его тоталитарной диктатуры Замятин эффективно предостерегает от опасностей строгого утилитаризма и конформизма.Крайность антиутопии Замитейна настолько велика, что в одном случае женскому персонажу не разрешается производить потомство по той причине, что она слишком мала.

  • О дивный новый мир (1932), Олдос Хаксли

    Эмпирическое, эффективно управляемое общество Олдоса Хаксли, подавляющее эмоции и нонконформизм, – пожалуй, самая известная антиутопия в этом списке. В «Дивный новый мир » Иоанн Дикарь – чувствующий, мыслящий и творческий человек, знакомый с различными примитивными духовными ритуалами, – и его мать знакомятся с этой мнимой утопией только для того, чтобы узнать о ее практике эвтаназии, а также перенести страдания. от фатального воздействия обезболивающего, создающего счастье наркотика, называемого сома.За этим следует настоящая трагедия, в которой автор романа ловко показывает, что повсеместное подчинение сказывается на человеческом, чувственном духе.

  • Атлас расправил плечи (1957), Айн Рэнд

    Айн Рэнд в своем великом опусе Атлас расправил плечи , создает антиутопию в недалеком будущем, когда коллективное управление, управляемое чрезмерно бюрократической и прямой коррумпированные бездельники, привели Соединенные Штаты на грань экономического коллапса. Главный герой Рэнд – Дагни Таггарт, потрясающий железнодорожный магнат – и ее бизнесу постоянно мешают правительственные постановления, оставляя ей выбор между бесконечной борьбой в одиночку с безудержной коррупцией, чтобы сохранить свой бизнес, или отказом от компании, ради которой она неустанно работала с тех пор она достигла совершеннолетия и присоединилась к Галтс-Ущелье, скрытной утопии, где все продуктивные и творческие члены общества (а именно ученые, художники и промышленники) бежали, чтобы они могли создать мир, в котором царят рациональность и самоопределение.Таким образом, этот роман-антиутопия прославился последователями Рэнда как рупор объективизма, личной философии Рэнда.

  • Заводной апельсин (1962), Энтони Берджесс

    Заводной апельсин , известный своими безжалостными изображениями «ультра-насилия» в футуристической антиутопии, где неисправимые банды молодых людей угрожают умопомрачительному однообразию общества, управляемого государством, передается читателям через агрессивного юношу по имени Алекс, который использует идиолект, заимствованный из английского, американского и русского сленга.Бёрджесс следует за своим антигероем, когда он вместе со своими «друзьями» совершает бессистемные акты насилия против нормальных граждан, кульминацией которых становится жестокое избиение, которое становится фатальным, после чего Алекса бросают его подчиненные, чтобы обвинить его в убийстве старушки. Затем он содержится в полиции и подвергается интенсивной психотерапии, спонсируемой государством, в ходе которой ему вводят наркотики и заставляют наблюдать за ужасными актами насилия, пока он не перестанет быть прежним, отклоняющимся от нормы. В этой уникальной вселенной-антиутопии Берджесс может мастерски отображать противоречия, сформированные противоположными умами человеческой природы, от ее совершенства до ее явной порочности и крайних политических систем, на которых они основаны.

  • The Handmaid’s Tale (1985), Маргарет Этвуд

    Суперобложка для первого американского издания The Handmaid’s Tale Маргарет Этвуд, иллюстрация Фреда Марчеллино, опубликованная Houghton Mifflin Company, 1986. Между тем Covers Rare Books, Inc., Мерчантвилл, Нью-Джерси

    В Рассказ служанки Маргарет Этвуд представляет себе будущую теократическую американскую страну, в которой женщины классифицируются по иерархии как жены, слуги, заводчики и так далее.История оформлена как рукописный отчет о служанке (заводчике), единственная цель в жизни которой – давать детей бесплодным женам, находящимся выше в социальной иерархии. По мере того, как Оффред (имя, данное рассказчику в новом режиме) становится полезной благодаря возможностям своего тела, она становится отталкивающей сама себя и находит облегчение только в воспоминаниях о своей жизни, друзьях и семье до начала теократического правления. Рассказ служанки служит мощным феминистским текстом, который эффективно иллюстрирует ужасы, с которыми женщины могут столкнуться в руках чрезмерно консервативных идеологий.

  • Дети мужчин (1992), П.Д. Джеймс

    Написано в 1992 году и установлено в 2021 году, P.D. Книга Джеймса «Дети мужчин » предвидит обозримое будущее, в котором человечество станет бесплодным, а авторитетный страж Англии сохранит порядок, в котором анархия может легко прийти к власти. С вымирающим населением надзиратель Англии установил различные правила, такие как массовые «добровольные» самоубийства пожилых людей, безудержное жестокое обращение с заключенными штата, а также обязательное тестирование спермы и женские проверки.В этом мрачном будущем читатель обнаруживает бесстрастного профессора колледжа доктора Тео Фарона, двоюродного брата Смотрителя, который присоединяется к небольшой когорте подрывных формирований, выступающих против неизбранного диктатора. Дети мужчин не только предупреждает своих читателей, но и отслеживает путь человеческой души, поскольку главный герой находит, за что бороться и ради чего жить, даже когда шансы, казалось бы, складываются против него.

  • Даритель (1993), Лоис Лоури

    Джонас, необычный бледноглазый 11-летний мальчик, которому исполняется 12 лет, достигает совершеннолетия и ему отводится престижная роль Приемника боли и воспоминаний в очевидная утопия, в которой перестали существовать война, страх, боль и выбор.Он встречается с Дающим, утомленным, но доброжелательным дедушкой, который дарует Йонасу воспоминания о мире и других местах, когда и где существуют цвета, страсти, любовь, ненависть и война. Растущее недовольство монотонностью своего общества и ярость, когда он узнает, что значит быть «освобожденным», Джонас и Дающий вступают в сговор, чтобы наделить свое общество тем, чего ему не хватало в антиутопии, созданной в известном романе Лоис Лоури . Дающий .

  • Дорога (2006), Кормак Маккарти

    Выжившие в мрачной постапокалиптической Америке, где после неустановленной катастрофы царит анархия, отец и сын путешествуют по обреченной на гибель территории с пистолетом и добытой едой. и друг друга в романе-антиутопии Кормака Маккарти Дорога , получившего Пулитцеровскую премию.Отец, полностью посвятивший себя сохранению жизни своего сына любой ценой, и сын предотвращали голод на каждом углу и имели дело с случайными незваными гостями, которые также выжили, при этом справляясь с почти невыполнимой задачей сохранить в живых воспоминания о счастье и близких. мир, в котором идет серый дождь и сеет запустение. В своей искусной прозе, изобилующей болезненными образами, Кормак Маккарти излагает метафоры, дающие мрачную надежду перед лицом тотального опустошения и дающие бесценную мудрость, что делает The Road , пожалуй, самым важным романом-антиутопией начала 21 века.

.

Апокалипсисов и антиутопий (709 книг)

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью
    • 4
        26 Жанры
      • Бизнес
      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • История
      • Музыка ужасов
      • Тайна
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
      • Спорт
      • Триллер
      • Путешествия
      • Молодые люди
      1 90 Больше жанров 025
    • Сообщество ▾
      • Группы
      • Обсуждения
      • Цитаты
      • Спросите автора
    • Войти
    • Присоединиться
    Зарегистрироваться
    • 9025 Профиль
    • Друзья
    • Группы
    • Обсуждения
    • Комментарии
    • Задание по чтению
    • Kindle Заметки и основные моменты
    • Цитаты
    • Любимые жанры
    • Рекомендации друзей
    • Настройки учетной записи
    • 50 Главная страница Помощь
    • 50 Выйти
    • Мои книги
    • Обзор ▾
      • Рекомендации
      • Награды Choice Awards
      • Жанры
      • Подарки
      • Новые выпуски
      • Списки
      • Изучить
      • Новости и интервью
      • Новости и интервью
      • 9018 9269 ess
      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • Историческая фантастика
      • История
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
    .

    глобальных антиутопий Жуно Диаса

    Рассказы, эссе и интервью исследуют антиутопии, которые могут дать уроки для настоящего.

    Как показывает нам недавний успех романа Маргарет Этвуд, ставшего телевизионным хитом « Рассказ служанки », антиутопия – это больше, чем пустяковая фантазия; он предлагает критический взгляд на настоящее. «Это не только своего рода словарный запас и идиома», – говорит автор бестселлеров и редактор сборников Жюно Диас. «I

    Рассказы, эссе и интервью исследуют антиутопии, которые могут дать уроки в настоящем.

    Как показывает нам недавний успех романа Маргарет Этвуд, ставшего телевизионным хитом « Рассказ служанки », антиутопия – это больше, чем пустяковая фантазия; он предлагает критический взгляд на настоящее. «Это не только своего рода словарный запас и идиома», – говорит автор бестселлеров и редактор сборников Жюно Диас. «Это полезная арена, на которой можно начать думать о том, кем мы становимся».

    Этот сборник рассказов, эссе и интервью, объединяющий некоторых из самых выдающихся писателей научной фантастики и знакомящий с новыми талантами, исследует глобальные антиутопии в апокалиптических ландшафтах и ​​технологическом будущем, в разумности роботов и в вечной войне. Global Dystopias – это знакомые ужасы романа Джорджа Оруэлла «1984», а также новые работы Чайна Мивилля, Тананарив Дью и Марии Даваны Хедли. В книге «Не выдвигайте обвинения, и я не буду судиться» отмеченный наградами писатель Чарли Джейн Андерс использует популяризированные стигмы по отношению к трансгендерам, чтобы создать не столь отдаленное будущее, в котором конверсионная терапия не только нормализуется, но и финансируется правительство. Генри Фаррелл рассматривает творчество предка-антиутопии Филипа К. Дика и утверждает, что различия между настоящим и возможным будущим не всегда так очевидны.Среди авторов также Маргарет Этвуд и отмеченный наградами писатель-спекулянт Нало Хопкинсон.

    В эпоху Трампа, возрождающегося популизма и отрицания климата этот сборник ставит жизненно важные вопросы о политике, гражданской ответственности и самой субъективности. Если мы, как говорит Диас, достигли пика антиутопии, то Global Dystopias может быть просто справочником, который нам нужен, чтобы пережить это.

    .
Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *