35 лучших романов всех времен о любви

Мы подготовили для вас список самых лучших романов о любви: от произведений великих классиков до бестселлеров популярных современных писателей. Эти истории о настоящей любви стали бестселлерами и завоевали мировую популярность.

Все эти книги по-своему прекрасны и было бы несправедливо составлять рейтинг по их значимости. Порядковый номер никак не отражает ценность книг. А если мы упустили ваш любимый роман, обязательно напишите о нём в комментариях. Итак, начнем.

1. Николас Спаркс “Дневник памяти”

Одним из самых лучших фильмов о любви является “Дневник памяти”, снятый по одноименному роману Николаса Спаркса. Ной Калхун возвращается к себе домой, в Северную Каролину, после Второй мировой войны. Он старается вернуться к нормальной жизни и завоевать сердце своей любимой девушки, Элли Нельсон, которая состоит в отношениях с другим человеком… Если вам понравится книга, то обязательно прочтите другие романы автора. Все они стали бестселлерами и вошли в списки душевных книг, читая которые с трудом сдерживаешь слезы.



смотреть

2. Джейн Остин (Остен) “Гордость и предубеждение”

Если вы все еще не читали этот роман, то начните прямо сейчас! Элизабет, вторая дочь семьи Беннет и главная героиня романа, принадлежит к низшему социальному классу, чем ее возлюбленный Фицуильям Дарси. Социальные предубеждения делают их союз практически невозможным… Но все не так просто, а мы не будем раскрывать все секреты! Обязательно прочтите классическую историю о великой любви.



смотреть

3. Габриэль Гарсиа Маркес “Любовь во время чумы”

Что делать, когда любовь всей твоей жизни выходит замуж за другого? Флорентино Ариза решает ждать. Его любимая Ферамина Даза выходит замуж за известного доктора, который пытается искоренить чуму из деревни. Он считается самым завидным женихом, и Ферамина пользуется этим моментом, ведь мечтает подняться, стать богатой и успешной. Брак между Ферминой и доктором длится 50 лет. Неужели Флорентино ждал ее все эти годы? Имеет ли он хоть маленький шанс обрести взаимную любовь?



смотреть

4.

Джоджо Мойес “До встречи с тобой”Луиза “Лу” Кларк должна найти новую работу и бросить парня, которого на самом деле не любит. Уилл Трейнор попадает в аварию и становится полностью парализованным. Он ничего не хочет от жизни и думает, что никому не нужен. Уилл хочет умереть. Лу – жить. Купидон делает свое дело и сводит их вместе. Что будет дальше, узнаете сами, ведь вы просто не сможете оторваться от книги “До встречи с тобой”!



смотреть

5. Эмили Бронте “Грозовой перевал”

Пейзажи Йоркшира – прекрасное место для ненависти, страсти и мести. Кэтрин влюбляется в Хитклиффа, в парня неизвестного происхождения, который из-за разницы в социальном статусе не может стать мужем Кэтрин. Поэтому она выходит за другого человека, уважаемого и достойного члена высшего общества. Эмили Бронте написала этот роман в 1847 году. Он стал сенсацией того времени и продолжает быть таковым в современности. История любви Кэтрин и Хитклиффа будет держать ваше внимание до последней строчки.



смотреть

6. Эрнест Хемингуэй “По ком звонит колокол”

Любовная история этого романа развернулась на фоне Гражданской войны в Испании. Роберт Джордан, член Международной Бригады, присоединяется к группе ополченцев, которые хотят взорвать мост, чтобы не допустить контратаки повстанцев. Там он знакомится с девушкой Марией, в которую сразу же влюбляется. Обстоятельства делают их любовь не только страстной, но и трагичной.



смотреть

7. Фрэнсис Скотт Фицджеральд “Великий Гэтсби”

Джей Гэтсби – богатый человек, который сам всего достиг. Но никто не знает о происхождении такого большого достатка. Гэтсби уже долгое время одержим любовью к Дейзи Бьюкенен. Но девушка вышла замуж за Тома Бьюкенена, человека из богатой семьи, который не забыл обзавестись любовницей. Ник, двоюродный брат Дейзи, рассказывает нам о столкновении двух мужчин в борьбе за любовь и о том, как все можно разрушить в один миг. По мотивам романа был создан одноименный фильм, потрясший зрителей великолепной игрой актеров и фееричными нарядами времен 1920 годов.



смотреть

8. Борис Пастернак “Доктор Живаго”

Юрий и Лара влюбляются друг в друга. Их история любви разворачивается на фоне Первой мировой войны, Русской революции, Гражданской войны и построения коммунизма. Обстоятельства всеми силами стараются их разлучить… Сможет ли эта трагическая любовь обрести счастье? Бесспорно, шедевр Пастернака достоин высших похвал. Это творение заслужило признание во всем мире, а потому мы добавили его в подборку лучшей русской классики, помогающей понять душу человеческую.



смотреть

9. Гюстав Флобер “Госпожа Бовари”

Эмма Бовари, женщина с очень романтичным представлением о браке, сталкивается с разочарованием после того, как выходит замуж за Шарля Бовари. Он искренне любит Эмму, но совсем не понимает ее метущейся души. Эта боль толкает ее на нарушение устоев французской буржуазии… Она изменяет мужу. Однако это не успокаивает ту боль, что разъедает сердце Эммы. Классический роман, который всегда будет актуальным.



смотреть

10. Карен Бликсен “Из Африки”

Карен Динесен, молодая датская аристократка, приезжает на африканский континент в 1913 году, чтобы выйти замуж за барона Брора фон Бликсен-Финекке. Брак разваливается из-за страсти барона к женщинам и его некомпетентности в деловодстве. Из-за ошибок мужа Карен теряет плантацию кофе и возвращается в Данию. В отличие от фильма (главные роли исполняют Роберт Редфорд и Мэрил Стрип), в книге не описана история любви Карен и Дени Финча-Хэттона, хотя о нем упоминается в романе.



смотреть

11. Джон Грин “Виноваты звезды”


Этот роман о великой любви не только потому, что Хейзел и Гас безумно влюблены друг в друга, но и потому, что оба они болеют. Гас помогает Хейзел осуществить ее мечту, и вместе они отправляются к любимому писателю Хейзел, который живет в Амстердаме. Им тяжело преодолевать такое большое расстояние, но мечта осуществляется. С этого момента начинается отсчет до трагедийной развязки любовной истории. Бестселлер Грина лег в основу сценария мелодрамы о поддержке любимых в болезни (смотрите подробнее в кинообзоре тут). К слову, сам автор сыграл в ленте эпизодическую роль.



смотреть

12. Лев Толстой “Анна Каренина”

“Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастна по-своему.” Этой знаменитой фразой начинается роман “Анна Каренина”, классика мировой литературы. Анна замужем и имеет сына, но вскоре встречается с любовью всей своей жизни, графом Вронским. Оба бросают все, чтобы быть вместе. Однако борьба за любовь и совместная жизнь не приносит ничего хорошего…



смотреть

13. Майкл Ондатже “Английский пациент”

“Любовь моя, я жду тебя. Как долог день в темноте”, пишет Кэтрин. Она ждет английского солдата, который находится в поселке Тоскана в конце Второй мировой войны. Его тело полностью обожженное после авиакатастрофы. За ним ухаживает молодая медсестра, которая думает, что все, кого она любит, вскоре умирают.



смотреть

14. Брэм Стокер “Дракула”

Культовый роман, написанный Стокером, входит в число самых страшных классических книг. Это произведение стало визитной карточкой литературы времен викторианской эпохи. История о любви и смерти очаровала многих: впоследствии образы вампиров стали безумно популярными, вдохновив многих писателей на подобные сюжеты.

Граф Дракула отказывается от веры в Бога и превращается в мертвеца после трагической гибели его жены. Через несколько столетий молодой английский адвокат Джонатан Харкер посещает графа Дракулу, чтобы заключить сделку. Джонатан показывает фото своей невесты, которая напомнила Дракуле его умершую жену. Граф берет Харкера в плен и отправляется в Англию, чтобы соблазнить Мину самой романтичной фразой в истории: “Я пересек океаны времени, чтобы встретить тебя вновь.” Если вы не читали эту книгу, тогда вперед! Развязка любовной истории поразит вас до глубины души.



смотреть

15. Элизабет Гилберт “Есть, молиться, любить”

Этот автобиографический роман основан на истории главной героини, которая после драматического развода решает отправиться в путешествие для поиска внутренней гармонии. Она отправляется в Италию, Индию, Индонезию. В конце пути девушка встречает Фелипе, из-за которогоее сердце начинает биться чаще… Сумеет ли она отдаться порыву страстии настоящей любви? Книга “Есть, молиться, любить” – это настоящий инсайт для тех, кто мечтает начать новую жизнь, путешествуя по миру.


смотреть

16. Диана Гэблдон “Чужестранка”

Клэр выходит замуж после окончания Второй мировой войны. Они отправляются в свадебное путешествие в Шотландию, где Клэр попадает в магическое место, которое переносит ее в прошлое, в 1734 год. Она встречает Джеймса Фрасера и сразу же влюбляется. Эта шокирующая история любви превратилась в целую сагу из восьми книг, и также имеет захватывающую экранизацию.



смотреть

17. Дэвид Лоуренс “Любовник леди Чаттерли”

Леди Констанс, жена сира Клиффорда, утешается связью с лесничим, пока ее муж пытается выжить, будучи инвалидом. После первой публикации этот роман спровоцировал громкий скандал, из-за чего был запрещен. Захватывающая история любви и греха.



смотреть

18. Маргарет Митчелл “Унесенные ветром”

Если вы еще не читали этот роман о сильной женщине или не смотрели фильм, тогда быстро принимайтесь за книгу! Это самая напряженная, трагическая и захватывающая история любви всех времен, которая разворачивается на фоне Гражданской войны в США, а затем продолжается в непростое послевоенное время. 



смотреть

19. Сесилия Ахерн “P.S. Я люблю тебя”

Как жить дальше, если любовь всей твоей жизни, мужчина, который понимал тебя и знал тебя до мелочей, трагически погибает? Холли не чувствует в себе сил, чтобы продолжать жить дальше. Но письма, которые Джерри оставил ей перед смертью, помогут Холли справиться с горем. Это глубокий роман о высокой любви. Он удостоился прекрасной экранизации с Джерардом Батлером в главной роли. Эту ленту мы упоминали в обзоре лучших фильмов о любви.



смотреть

20. Одри Ниффенеггер “Жена путешественника во времени”

Влюбиться – легко. Но вот удержать отношения, дать возможность им развиваться – непростая задача. Особенно если у твоего парня есть очень странная генетическая мутация, которая позволяет ему путешествовать во времени, пропадать из жизни и вновь появляться. Настоятельно рекомендуем роман всем, кому интересны сюжеты о путешествиях во времени.  Эта история захватит ваше воображение и сердце…



смотреть

21. Хелен Филдинг “Дневник Бриджит Джонс”

Читать личный дневник этой тридцатилетней девушки – это настоящая катастрофа. Она постоянно борется с лишним весом и мечется в любовном треугольнике. В нее влюблен ее шеф Дэниел Кливер и “завидный жених” Марк Дарси. Кого выберет Бриджит?



смотреть

22. Стефани Майер “Сумерки”

Это самая романтическая вампирская сага из всех написанных. Любовь Беллы и Эдварда описана в нескольких увесистых книгах, но эта история точно захватит вас с самой первой страницы. Вам обязательно захочется влюбиться в такого вампира, который сказал бы: “Ты даже не представляешь, как долго я тебя ждал”. А, может, вашему сердцу милее красавец-оборотень? Как бы там ни было, бестселлер Майер стоит внимания, ведь по нему даже сняли один из самых известных вампирских фильмов. 



смотреть

23. Розамунда Пилчер “Собиратели ракушек”

Если вы не читали произведений Розамунды Пилчер, одной из самых известных писательниц, начните с этого романа, который принес ей славу. Пенелопа, главная героиня романа, возвращается в поселок, где провела свое детство. Это заставляет ее вернуться в прошлое, вспомнить о былой любви и об отношениях с детьми… Мы уверенны, что вы полюбите этих героев и обязательно прочтете другие романы этого автора.



смотреть

24. Артур Голден “Мемуары Гейши”

Сайюри, самая знаменитая гейша Японии в 30-тые годы XX века, вспоминает свою жизнь после переезда в Нью-Йорк, где доживает свои последние годы. Ее судьба была не любить, а ублажать и соблазнять, хотя она очень любила одного человека…



смотреть

25.

Дженни Хан “Всем парням, которых я любила” 16-летняя Лара Джин невероятно влюбчива даже для своего возраста – поры, когда каждое новое накомство порождает в животе пляску бабочек. Но Лара скромна и побаивается говорить парням о своих чувствах, а потому изливает душу в письмах к любимым. И наша героиня никогда и ни за что не показала бы этих писем. Но они все же дошли до адресатов. И как же теперь ей быть?



смотреть

26. Даниэла Стил “Как две капли воды”

Если ваш брак не делает вас счастливой, не прекрасный ли выход – заменить себя своей сестрой-близняшкой? Забавная история любви, после которой вам захочется прочесть другие книги современного автора.

27. Уильям Голдман “Принцесса-Невеста”

“Со дня появления поцелуя в 1642 году до н. э., было 5 великих поцелуев, которые условно разделили на самый девственный, самый нежный, самый страстный…Первый поцелуй Баттеркап и Вестли превзошел все известные поцелуи”. Если после этого вам не захочется прочесть роман, то вы совсем не романтичная натура, так и знайте.

28. Лиза Клейпас “Тайны летней ночи”

Если вам нравятся любовные романы на исторической основе, то Лиза Клейпас – ваш автор. Анабель принадлежит к аристократическому роду, который сейчас переживает финансовый кризис. Она должна срочно выйти за богатого мужчину, чтобы покончить с трудностями. Симон очень богат, но не аристократ. Кроме того, он не из тех, кто женится. Симон хочет сделать Анабель своей любовницей.

29. Мария Дуэньяс “Нити судьбы”

В романе рассказывается о судьбе Сиры Кироги, швеи, которая покидает Мадрид и направляется в Марокко, чтобы следить за незнакомым человеком. Эта поездка заставляет ее взглянуть на себя с другой стороны.

30. Лаура Кинсейл “Цветы из бури”

Любовь может разрушать и спасать. Об этом точно знает граф из аббатства Джерво. Сюжет разворачивается в Англии XIX века. Исторический роман о любви будет держать вас в напряжении до последней страницы.

31. Мэриан Кайз “Суши для начинающих”

У знаменитой лондонской издательницы есть все, чего она хотела: работа, которую любит, красивый и богатый жених, шикарный гардероб… Однако ей приходится переехать в Дублин, на новое место работы, в город, где нет ни одного магазина Versace! Ее шеф не обращает на нее никакого внимания, и она ощущает себя, как рыба без воды. И как тут без большой любви! Этот новый роман Мэриан Кайз однозначно заставит ваше сердце биться чаще.

32. Марио Варгас Льоса “Похождения скверной девчонки”

История Рикардо и его “плохой девочки” (так он назвал Лили, девушку, с которой познакомился еще в детстве) – это множество расставаний и воссоединений. Семья Лили живет очень скромно, поэтому девушка хочет стать успешной и вытащить семью из бедности. Путь прост: удачно выйти замуж. У Рикардо, который исполнил свою мечту (жить и работать переводчиком в Париже), теперь есть только один выход: ждать свою любимую и надеяться. Есть ли хоть маленький шанс у этой любви?

33. Эдмон Ростан “Сирано де Бержерак”

Роман основан на любовном треугольнике между Сирано, Роксаной и Кристианом. Сирано – мушкетер и поэт, у которого есть физические недостатки.  Это мешает ему признаться в любви красавице Роксане, в то время, как кадет Кристиан не нашел ее отклика, когда признался в любви. Сирано решает помочь Кристиану завоевать сердце Роксаны, тем самым использует его, чтобы выразить свои собственные чувства.

34. Паулина Саймонс “Медный всадник”

Один из самых популярных любовных романов. Трагическая история любви Татьяны и Александра на фоне советской России и Второй мировой войны не оставит ваше сердце равнодушным. У книги есть вторая и третья части. Тысячи страниц настоящего удовольствия.

35. Роберт Джеймс Уоллер “Мосты округа Мэдисон”

Что случается, когда в безмятежную жизнь жены, матери семейства, женщины 40 лет, которая воспитывает двоих детей, вмешивается внезапная любовь? Именно это случилось с Франческой Джонсон, когда она встретила фотографа Роберта Кинкейда. Могут ли четыре дня страстной любви изменить навсегда две жизни? Есть прекрасная экранизация романа, где главные роли исполнили Мэрил Стрип и Клинт Иствуд.

Если вы обожаете любовные романы, то обязательно найдете здесь то, что захватит ваше сердце до последней строчки. Речь не только о новых романах, но и о хорошо знакомых бестселлерах, которые можно перечитывать и перечитывать. Здесь вы откроете новых авторов и новые истории страстной, настоящей любви.

100 лучших книг – ReadRate

Встречаете в сети броские заголовки «топ 100 книг, которые должен прочитать каждый», «Лучшие книги всех времен» и другие вариации на тему единственно верного списка для чтения? Не понимаете, какому из них действительно верить? Мы на ReadRate считаем, что выбирать главные интересные книги должны сами читатели. То есть, вы сами. Так что список ниже составлен исключительно на основе ваших предпочтений.

Список «100 лучших книг» состоит из произведений, которые вы чаще всего читаете и дочитываете. А еще в процессе чтения вы оставляете на странице книги на ReadRate понравившиеся цитаты, пишете отзывы, рассказывая о своих личных впечатлениях. Все эти данные – количество прочитавших книгу, количество отзывов и цитат – автоматически подсчитывает система ReadRate. Так и получается этот список, где на первом месте всегда будет самая актуальная и читаемая вами книга. Данные постоянно меняются, как меняются и ваши предпочтения.

Какие популярные книги практически никогда не вылетают из первой десятки списка? В первую очередь, это «451 градус по Фаренгейту». Знаменитый роман Рэя Брэдбери о том, как жить в мире, где читать книги – преступление. Говорят, он родился в голове автора после просмотра кадров документальной хроники времен Второй мировой, где нацисты кидали в огонь книги. Писателя тогда словно самого обожгло: было такое ощущение, что перед ним сжигают человека. «Люди и книги – одной плоти», любил повторять Брэдбери.

Не отстает и антиутопия «1984» Джорджа Оруэлла. Магистральные темы этого романа, увы, продолжают быть актуальными: опасность диктатуры, тупиковый путь ограничения свобод человека, ужас тоталитарных идей, доведённых до абсурда. Из этой книги родом популярная фраза «Большой брат следит за тобой». Большой брат – главное действующее лицо «1984», ему подчиняется полиция мыслей и Министерство любви.

Пометку «Лучшие книги» вы на постоянной основе присвоили также «Мастеру и Маргарите» Михаила Булгакова, «Трем товарищам» Эрих Мария Ремарка, «Цветам для Элджернона» Дэниела Киза, «Портрету Дориана Грея» Оскара Уайльда, «Маленькому принцу» Антуана де Сент – Экзюпери.

Эти книги на протяжении многих лет не покидают списка. Но это не значит, что к лучшим вы относите исключительно классику. Встречаются и относительные новинки. Например, «Книжный вор» Маркуса Зусака, «Шантарам» и «Тень горы» Грегори Дэвида Робертса, «Марсианин» Энди Вейера, «Стив Джобс» Уолтера Айзексона.

Не знаете, какие книги бестселлеры добавить в свой список чтения прямо сейчас? Просто листайте вниз.

Какой роман Владимира Набокова — лучший?

2 июля исполнилось 40 лет со дня смерти Владимира Набокова. К юбилею великого русско-американского писателя «Афиша Daily» предлагает рейтинг его крупной прозы.

Дебют Набокова-романиста — не столько самостоятельная удача, сколько заявка на доминирование в эмигрантской литературе. Даже если бы он ничего больше не написал, томительно-ностальгическая «Машенька» наверняка даровала бы ему скромное, но бессмертие — упоминание петитом между Газдановым и Осоргиным.

Первая публикация 1926

Первая набоковская книга на английском — очаровательная, но еще не вполне совершенная головоломка о двух сводных братьях, причудах памяти и смысле творчества. «Истинная жизнь Севастьяна Найта» была написана за несколько месяцев в конце 1930-х годов и прошла незамеченной, но Эдмунд Уилсон — ведущий американский критик того времени и близкий друг Набокова — считал книгу выдающейся и ставил ее куда выше «Лолиты» или «Ады».

Первая публикация и переводчик 1941, пер. Г.Барабтарло

Набоков редко сочинял строго жанровые вещи, и «Под знаком незаконнорожденных» только внешне напоминает традиционную антиутопию. За весьма оригинальным описанием современной диктатуры и ее методов скрывается высказывание о границах познания и сознания: в финале философ-диссидент Адам Круг теряет рассудок, встречаясь со своим создателем — писателем Владимиром Набоковым.

Первая публикация и переводчик 1947, пер. С.Ильина

Второй набоковский роман свидетельствует о том, что в его круг чтения вошли и произведения новейшей советской прозы — например, «Зависть» Олеши, — и демонстрирует страсть писателя к уголовной фабуле, отягощенной искусствоведческими размышлениями. Ну а самый внимательный читатель не пропустит появления на страницах книги самого автора и его жены Веры — камео в духе Джойса или Хичкока.

Первая публикация 1928

«Камера обскура» отчасти напоминает «Король, дама, валет» (это тоже история про менаж-а-труа, который заканчивается трагедией) — только куда энергичнее, жестче и злее. По сути, это идеальный сценарий эротического триллера: неслучайно к роману долгие годы присматривался Алексей Балабанов.

Первая публикация 1933

Публикация последнего — и незавершенного — набоковского романа расколола его почитателей: одни ссылались на авторскую волю, недвусмысленно предписывавшую уничтожить сырой черновик, другие настаивали на цельности имеющихся страниц, их художественной силе.

Как бы то ни было, и в таком виде «Лаура» представляет огромный интерес — читатель может сам собрать книгу из отдельных карточек и попытаться проникнуть в авторский замысел.

Первая публикация и переводчик 2009, пер. Г.Барабтарло

К позднему Набокову принято относиться снисходительно, и это очень несправедливо: «Просвечивающие предметы» — элегантная и высокоскоростная новелетта, где живых лиц как будто нет вовсе и только всеведущий автор карает и милует своих манекенов — писателей, редакторов, актрис.

Первая публикация и переводчик 1972, пер. А.Долинина и М.Мейлаха

Не менее интересна и последняя законченная книга Набокова — псевдомемуары «Взгляни на арлекинов!», задуманные после не слишком продуктивного общения со своим первым биографом Эндрю Филдом. Вадим Вадимович N., блестящий писатель с невыносимым характером, — довольно остроумный автошарж, но дело не только в комических репризах, рассчитанных на набоковедов, — от этого романа веет той же потусторонностью, что и от лучших его вещей.

Первая публикация и переводчик 1974, пер. А.Бабикова

Набокова — регулярно и совершенно напрасно — упрекали в равнодушии к типично русским темам. «Отчаяние» — искусный ответ на эти претензии: переигрывая фабулу «Преступления и наказания» нелюбимого им Достоевского, писатель включался в дискуссию о гении и злодействе, заданную еще Пушкиным.

Первая публикация 1934

Негромкий и как будто недооцененный набоковский роман, на котором он обкатал многие будущие темы и сюжеты: главный герой — гражданин мира Мартын Эдельвейс — побратим Федора из «Дара» и Вана из «Ады». «Подвиг», пожалуй, наиболее английская книга Набокова: в беллетристике он нечасто обращался к своим студенческим годам в Кембридже, а здесь как будто дал себе волю и поселил персонажей в хорошо знакомые дормитории и аудитории.

Первая публикация 1932

Первый безоговорочный шедевр Набокова: уже не надежда молодой русскоязычной литературы, а полноправный соперник Бунина и других патриархов эмиграции; автор, тоньше других чувствующий романную композицию (в данном случае выстроенную по шахматному образцу) и способный организовать цепочку лейтмотивов на зависть Белому.

Первая публикация 1930

Самый большой набоковский роман — и, вероятно, самый противоречивый: с одной стороны, великий, без скидок, интеллектуальный эпос, к которому можно обращаться всю жизнь, с другой — сенильное самолюбование, показательные выступления пожилого фигуриста, выходящего на лед с необычайно длинной программой.

Первая публикация и переводчик 1969, пер. С.Ильина

Итак — подбираемся к концу. Рожденное в счастливой творческой лихорадке «Приглашение на казнь» принято квалифицировать как барочную вариацию кафкианских мотивов — хотя автор утверждал, что в середине 1930-х не читал ни «Процесса», ни «Замка». Все это, однако, не имеет никакого значения: Цинциннат Ц., приговоренный к обезглавливанию за «гносеологическую гнусность», едва ли не самое воздушное и проницательное из набоковских созданий.

Первая публикация 1936

Вершина русского творчества Набокова — и прощание с псевдонимом Сирин. «Дар» обычно называют его самым автобиографическим произведением, но это, разумеется, иллюзия. Симпатия автора к своему герою — поэту и прозаику Федору Годунову-Чердынцеву, который написал вызывающий, в пику революционно-демократическим вкусам коллег, роман о Чернышевском, — имеет границы: ключ от квартиры, где он жаждет воссоединиться с возлюбленной Зиной, в финале уходит из рук.

Первая публикация 1938

Самая известная, скандальная — и, конечно, грустная книга Набокова: как и все его основные романы, «Лолита» — в первую очередь, об одиночестве перед смертью. Истории Гумберта Гумберта и Долорес Гейз было суждено расширить расхожие представления о предмете высокой литературы и стать набоковской визиткой — да и сам писатель этому не слишком противился.

Первая публикация и переводчик 1955, пер. В.Набокова

Набокову как будто нейдет слово «трогательный», но «Пнин» — роман о жизни профессора русской литературы, полной курьезов и разочарований, — как раз такой. Впрочем, не стоит недооценивать и замысловатую структуру книги: бывалый набоковский читатель получит отдельное удовольствие, изучая взаимоотношения героя, повествователя и автора.

Первая публикация и переводчик 1957, пер. Г.Барабтарло

Лучший американский роман XX века: метафизическая поэма с морочным, вечно невпопад, комментарием. «Бледный огонь» вырос из незаконченного набоковского сочинения «Solus Rex», и это, конечно, бриллиант в короне: именно здесь матрос спрятал свои главные сокровища.

Первая публикация и переводчик 1962, пер. В.Набоковой

«Лучшие люди города» Кожевина Катерина – описание книги | Актуальный роман

Цитаты

«Когда она была уже в дверях, Корольков добавил:

— И вот еще что. Как говорят мои друзья‑виноделы, чтобы ягода вышла хорошей, лоза должна страдать. Может, и выйдет из тебя толк».

«Шахматная партия для нее была драмой, непредсказуемой и интригующей своим исходом. Лена любила делать глупые, зато неожиданные ходы. А холодный расчет убивал всю романтику на корню. Очень скоро она начала проигрывать даже средненьким игрокам. Тогда Лена выбрала другую тактику. Она поступила, как сборная России по лапте. Если не можешь выигрывать в чужие игры, придумай свою».
«Под одной крышей расположились кабинет главы района, совет депутатов, ЗАГС, отделение полиции и суд. Вахтер в очках на пол‑лица читал брошюру „Группы крови, типы тела, наша судьба“. Похожие очки носил Влад Листьев. Лена хорошо помнила, как по телевизору показывали его похороны. Она тогда спросила мать, почему дяденька с цветами лежит в очках, ведь глаза

— Красиво, правда? — Ванёк как будто невзначай приобнял ее за плечи.

— Красиво, — Лена сделала от него шаг в сторону, — только я волны больше люблю, чем штиль.

— Да кто ж их не любит? У нас полгорода ходит смотреть на волны с пятиэтажный дом. В ноябре бывают знаешь какие! Каждый год кого‑нибудь смывает.

— И что, все равно продолжают ходить?

— Ну, конечно. На что тут еще смотреть. Скучно, кинотеатра же нету.

— Что‑то я начинаю волноваться, Вань, — Лена всегда побаивалась выступать, а тут чувствовала, что ее начинает бить крупная дрожь, — вдруг меня помидорами закидают?

— Какие помидоры? Ты цены‑то на них видела? Тебя скорее крабами закидают».

«Вышла на улицу с видом понято́го, которого сейчас потащат на место пьяной драки. Хотелось бы отказаться, но ведь „гражданский долг“.

Лестничные площадки в хрущевках планировали так, чтобы можно было пронести гроб, но отцовский, пока его поднимали, все время ударялся о стены. Лена сидела в комнате, ощущая сквозняк от входной двери и слушая выкрики неловких „грузчиков“: „Выше, выше, еще чуть‑чуть, так, хорошо прошел, теперь левее“. Посреди комнаты уже стояли два заготовленных табурета».

«— Ну, что, Ванёк все решил. Собирайся. Завтра поедешь за своими работниками. Тридцать три человека, все как на подбор.

— Ой, Вань, спасибо. Ты просто чудо. А куда ехать‑то?

— В ближайшую колонию. Километров пятьдесят».

«— Чего я еще о тебе не знаю, Антон? — План держать себя в руках потерпел фиаско. — Может, ты на Донбассе воевал? Или у тебя офшоры в Панаме?

— Ну, было бы неплохо.

— Почему ты мне ничего не сказал про ребенка?

— А что бы это поменяло? Ты — часть моей жизни. И они — часть моей жизни. Я ведь не стул, вокруг которого все бегают, но сесть может только один».

«Если бы я был рекламщиком, я рекламировал бы тебя. И мы выиграли бы „Каннских львов“. А если нет, то я все равно украл бы их для тебя. Потому что ты лучше всех, Лена»«.
«— А что, если нам провести городской праздник?

— О! А вот это, Елена Фёдоровна, очень хорошая идея. Я праздники люблю. Занималась раньше танцами живота, так нас везде звали выступать. И на день милиции, и на день налоговика. Мы танцевали очень хорошо. — В доказательство Марина поднялась со стула, расправила грудь четвертого, а то и пятого размера, и пустила по телу волну. Практически, цунами.

— Только нам ведь нужен какой‑то важный повод.

— Да, бросьте. — Ирина потянула ящик рабочего стола, доверху заваленный печеньем. — Повод всегда найдется. У нас даже в честь открытия публичного туалета торжество устроили. Шариками его обвесили, ленточку разрезали. Депутат выступал, этот, как его… Еще журналисты приехали, интервью брали на выходе. Что, как, какие впечатления».

«Они снова лежали рядом. Но в Крюкове ей было достаточно протянуть руку — и они становились одним целым. А сейчас нужно скатиться на пол, обогнуть землю и, может быть, тогда она доберется, дотянется до него — человека, лежащего с той стороны кровати».

Премия «Хьюго» за лучший роман

Премия «Хьюго» за лучший роман
Оригинальное название Hugo Award for Best Novel
Награда за лучшее произведение, написанное в жанре научной фантастики или фэнтези от 40 000 и более слов и опубликованное в предыдущем календарном году
Учредитель World Science Fiction Society
Основание 1953
Последний обладатель Конни Уиллис (Дилогия «Погашено» и «Всё чисто»)
Сайт thehugoawards.org

Премия «Хьюго» за лучший роман (англ. Hugo Award for Best Novel) ежегодно вручается с 1953 года на Всемирном конвенте любителей фантастики «Worldcon», кроме 1954 и 1957 годов, за лучшие произведения, написанные в жанре научной фантастики или фэнтези и опубликованные или переведённые на английский язык в предыдущем календарном году. Художественное произведение определяется организаторами премии как роман, если его текст содержит 40 000 и более слов. Лауреатам вручается статуэтка, изображающая взлетающую ракету[1].

Номинантов и победителей выбирают зарегистрированные участники конвента «Worldcon», вечерняя презентация которого является его центральным событием. Процесс отбора проводится методом преференциального голосования с пятью номинантами, исключая ситуации с ничейным результатам. В бюллетени указываются пять наиболее номинируемых членами жюри произведений этого года, а число соискателей на премию неограниченно. С 1953 по 1958 год учитывались лишь романы, занявшие первое место, и только с 1959 года в хронику стали заносить всех пятерых кандидатов[2]. Мероприятия «Worldcon», как правило, проходят ближе к началу сентября и проводятся ежегодно в разных городах по всему миру[3][4].

Больше всего премий в этой номинации получили Роберт Хайнлайн, Лоис Буджолд, Вернор Виндж и Конни Уиллис. Роберт Хайнлайн был номинантом 11 раз, получил рекордные пять премий. Лоис Буджолд номинировалась 9 раз, получила четыре премии. Вернор Виндж и Конни Уиллис номинировались по 5 раз и выиграли по 3 премии каждый.

Победители и финалисты

1950-е

Победители выделены отдельным цветом.

1960-е

1970-е

1980-е

1990-е

2000-е

2010-е

«Ретро-Хьюго»

Начиная с 1996 года на конвенте «Worldcon» появилась так называемая премия «Ретро-Хьюго», которая присуждается спустя 50, 75 и 100 лет при условии, что произведение ранее не было награждено[2]. На данный момент «Ретро-Хьюго» вручались три раза для романов 1946, 1951 и 1954 годов. Таки образом каждая награда была вручена 50 лет спустя оригинального конвента[67]. Следующий «Ретро-Хьюго» будет присужден в 2014 году роману 1939 года[2].

Примечания

Ссылки

Список лучших книг ХХ века по версии журнала Time

Список лучших книг ХХ века по версии журнала Time

Давно хотел запостить: список 100 самых важных англоязычных романов ХХ века по версии журнала Time. Как и любой другой, этот предельно субъективен. И все же — весьма интересен, тут есть чем поживиться. В целом подборка имен хорошая, меня в ней удивляют только две вещи:
1) отсутствие Джулиана Барнса
2) присутствие Джона Апдайка.
Серьезно? Важнейший роман английского постмодернизма, “История мира в 10 1/2 главах”, не попал в список, а «Кролик, беги» попал?
Впрочем, ладно, проехали. Авторы списка — американцы, наверно, для них Апдайк важнее.
И еще, уточнение: в список вошли книги, изданные с 1923 по 2005 гг. Поэтому тут нет «Улисса» (издан в 1922г).

«Бесконечная шутка» (1996) Дэвид Фостер Уоллес
«Бледный огонь» (1962) Владимир Набоков
«Белый шум» (1985) Дон Делилло
«Белые зубы» (2000) Зэди Смит
«Дети полуночи» (1981) Салман Рушди
«Деньги» (1984) Мартин Эмис
«Обладать» (1990) А. С. Байетт
«Великий Гэтсби» (1925) Фрэнсис Скотт Фицджеральд
«Гроздья гнева» (1939) Джон Стайнбек
«Радуга тяготения» (1973) Томас Пинчон
«Выкрикивается лот 49» (1966) Томас Пинчон
«Герцог» (1964) Сол Беллоу
«Американская пастораль» (1997) Филипп Рот
«Американская трагедия» (1925) Теодор Драйзер
«Бери как есть» (“play it as it lays “) (1970) Джоан Дидион
«Бойня номер пять» (1969) Курт Воннегут
«Вечный сон» (1939) Раймонд Чандлер
«Властелин колец» (1954) Д. Р. Р. Толкин
«Возвращение в Брайдсхэд» (1946 ) Ивлин Во
«Возлюбленная» (1997) Тони Моррисон
«Вся королевская рать» (1946) Роберт Пенн Уоррен
«Голый завтрак» (1959) Уильям Берроуз
«День саранчи» (1939) Натанаэл Уэст
«Дом для мистера Бисваса» (1962) В. С. Найпол
«Домашнее хозяйство» (1981) Мэрилин Робинсон
«Дорога перемен» (1961) Ричард Йейтс
«Заводной апельсин» (1963) Энтони Бёрджесс
«Зовите это сном» (1935) Генри Рот
«Золотая тетрадь» (1962) Дорис Лессинг
«И восходит солнце» (1926) Эрнест Хемингуэй
«И пришло разрушение» (1959) Чинуа Ачебе
«Иди, вещай с горы» (1953) Джеймс Болдуин
«Избавление» (1970) Джеймс Дики
«Искупление» (2002) Иэн Макьюэн
«Их глаза видели бога» (1937) Зора Нил Херстон
«Кинозритель» (1961) Уолкер Перси
«Кровавая жатва» (1929) Дэшил Хэммет
«Кровавый меридиан» (1986) Кормак МакКарти
«Кролик, беги» (1960) Джон Апдайк
«Лавина» (1992) Нил Стивенсон
«Лев, Колдунья и Платяной шкаф» (1950) К. С. Льюис
«Лолита» (1955) Владимир Набоков
«Любовница французского лейтенанта» (1969) Джон Фаулз
«Любовь» (1945) Генри Грин
«Мисс Джин Броди в расцвете лет» (1961) Мьюриэл Спарк
«Миссис Дэллоуэй» (1925) Вирджиния Вулф
«Мост короля Людовика Святого» (1927) Торнтон Уайлдер
«На дороге» (1957) Джек Керуак
«На маяк» (1927) Вирджиния Вулф
«Над кукушкиным гнездом» (1962) Кен Кизи
«Над пропастью во ржи» (1951) Д. Д. Сэлинджер
«Не отпускай меня» (2005) Кадзуо Исигуро
«Нейромант» (1984) Уильям Гибсон
«О водоплавающих» (1938) Флэнн О’Брайен
«Повелитель мух» (1955) Уильям Голдинг
«Под покровом небес» (1949) Пол Боулз
«Под сетью» (1954) Айрис Мёрдок
«Поездка в Индию» (1924) Э. М. Форстер
«Помощник» (1957) Бернард Маламуд
«Поправки» (2001) Джонатан Франзен
«Пригоршня праха» (1934) Ивлин Во
«Признания Ната Тернера» (1967) Уильям Стайрон
«Признания» (1955) Уильям Геддис
«Приключения Оджи Марча» (1953) Сол Беллоу
«Прощай, Берлин» (1946) Кристофер Ишервуд
«Псы войны» (1974) Роберт Стоун
«Раскрашенная птица» (1965) Ежи Косински
«Регтайм» (1975) Э. Л. Доктороу
«Свет в августе» (1932) Уильям Фолкнер
«Свидание в Самаре» (1943) Джон О’Хара
«Сердце — одинокий охотник» (1940) Карсон МакКаллерс
«Сила и слава» (1939) Грэм Грин
«Скотный двор» (1946) Джордж Оруэлл
«Слепой убийца» (2000) Маргарет Этвуд
«Случай Портного» (1969) Филип Рот
«Смерть в семье» (1958) Джеймс Эйджи
«Смерть приходит за архиепископом» (1927) Уилла Кэтер
«Смерть сердца» (1958) Элизабет Боуэн
«Спортивный журналист» (1986) Ричард Форд
«Суть дела» (1948) Грэм Грин
«Счастливчик Джим» (1954) Кингсли Эмис
«Сын Америки» (1940) Ричард Райт
«Танец под музыку времени» (1951) Энтони Пауэлл
«Торговец дурманом» (1960) Джон Барт
«Тропик Рака» (1934) Генри Миллер
«Ты здесь, Бог? Это я, Маргарет» (1970) Джуди Блум
«У подножия вулкана» (1947) Малькольм Лаури
«Убик» (1969) Филипп К. Дик
«Убить пересмешника» (1960) Харпер Ли
«Уловка-22» (1961) Джозеф Хеллер
«Унесённые ветром» (1936) Маргарет Митчелл
«Фалконер» (1977) Джон Чивер
«Хранители» (1986) Алан Мур, Дэйв Гиббонс
«Человек, который любил детей» (1940) Кристина Стид
«Человек-невидимка» (1952) Ральф Эллисон
«Широкое Саргассово море» (1966) Джин Рис
«Шпион, пришедший с холода» (1964) Джон Ле Каре
«Шум и ярость» (1929) Уильям Фолкнер
«Я, Клавдий» (1934) Роберт Грейвз
«1984» (1948) Джордж Оруэлл

Джон Хатченс[218] Лучший роман Ивлина Во. Рецензия на роман «Возвращение в Брайдсхед» © Перевод А. Курт и А. Резникова

Brideshead Revisited. — Boston: Little Brown & Co, 1946

«Я хочу рассказать вам о памяти, которая окрыляла массы», — говорит повествователь в новой книге поразительного английского сатирика 1920–1930-х годов Ивлина Во, которая называется «Возвращение в Брайдсхед». В этом глубоко прочувствованном и тщательно написанном произведении автор переходит из одного мира в другой, большой, мир: из безумного и шутовского Мейфэра, где упрощается все и вся, из мира забав, где все серьезное превращается в фарс, в мир, где мысли и чувства людей заслуживают доверия. Можно спорить о том, так ли искусен роман «Возвращение в Брайдсхед» с формальной точки зрения, как другие его книги — «Упадок и разрушение», «Мерзкая плоть» и «Пригоршня праха». Сейчас важно то, что книга значительнее и богаче и, скорее всего, это лучший по содержанию и стилю роман, появившийся в последнее десятилетие. Говорю это для тех почитателей Во, которые могли подумать, что он исписался. Важно и то, что книга подспудно свидетельствует об авторе и его росте как аналитика и художника.

Ивлин Во, несомненно, гениальный по точности и ясности художник, с которым не сравнится никто из современных англоязычных прозаиков. Это было очевидно с самого начала его писательской карьеры, и «Возвращение в Брайдсхед», отличаясь от всех предыдущих произведений совершенно особой интонацией, манерой изложения, местом действия, тем не менее, стал логическим продолжением выбранного пути.

«Возвращение в Брайдсхед» обладает той силой и глубиной, которые характеризуют Во как искусного писателя, находящегося на пике творчества, поражающего живым умом, не потерявшего ничего из уже достигнутого. Захватывающая история изложена образным языком. Так или иначе в ней подытожено и прокомментировано все характерное для нашего времени и общества. Почти романтическое ощущение чуда сочетается с дерзкими суждениями писателя-реалиста. Одним словом, это большой содержательный роман, открывающий сезон 1946 года; роман, выполненный с совершенством, превосходящий другие романы уходящего года, несмотря на их разнообразные достоинства.

От прежнего Во остается Во-моралист. Автор книги, безусловно, моралист, каковым был всегда. Если поглубже вглядеться в изображение веселой жизни Мейфэра, мы увидим, что автор выполняет древнюю функцию сатирика — подвергает суровой критике нравы и нормы общества. Излишне говорить, что он слишком крупный художник (и тонкий шутник, умеющий развлечь читателей), чтобы заниматься нравоучением. Избежать этого, однако, не удается, и сатирик все равно расправляется с абсурдом жизни, в том числе и с пустопорожними обычаями, а моралист ненавидит несправедливость и уверен в ценности разума и элементарной порядочности.

Если, помимо «Возвращения в Брайдсхед», вы читали другие вещи Во, то поняли, что, начиная с первой книги («Упадок и разрушение»), он был отлично оснащен для жанра общественной сатиры. Уже тогда он прекрасно знал, о чем говорит: мы имеем сведения из первых рук от человека, который жил в этом мире и, пожалуй, даже был его частью. Он пишет так, что его колкие остроты поражают жертву или пронзают ее насквозь, как того требуют обстоятельства. Его перо работает безупречно и быстро. Вы переходите от предложения к предложению, ощущая почти чувственное удовольствие от его умения подобрать точное слово, особую деталь для характеристики человека или места, восхищаясь его замечательным чутьем на все нелепое и смешное. Прочитав первые две страницы «Упадка и разрушения», мы понимаем, по меньшей мере, то, что в литературу пришел первоклассный мастер фарса:

…Ветераны-боллинджеровцы стекались в Оксфорд со всех концов Европы. Второй день тянулась кавалькада припадочных монархов в отставке, неуклюжих сквайров из обветшалых родовых поместий, проворных и переменчивых, как ветер, молодых дипломатов из посольств и миссий, полуграмотных шотландских баронетов из сырых и замшелых гранитных цитаделей…[219]

Если бы он даже больше ничего не написал после этого, его все равно бы помнили за тот яркий спектакль, который он устроил в романе, за великолепное безумство его лучших страниц: сатиру на спортивный праздник в школе, портрет бывшего взломщика, а ныне дворецкого в брюках для гольфа болотного цвета, махинации с «белыми рабынями» виконтессы Метроланд, подтрунивание над английской пенитенциарной системой. В этой книге мы ясно видим автора — молодого человека, вооруженного дубинкой и рапирой и прекрасно владеющего и тем и другим.

Ему было двадцать пять лет, когда он сочинял свою первую книгу и, возможно, от природного избытка сил пускал в ход дубинку чересчур часто. Отсюда — смешные имена в духе Теккерея (маленький лорд Тангенс, сын графа Периметра, лорд Какаду и др.), элементы экстравагантной комедии (любопытство виконтессы Метроланд, невинный Поль Пеннифезер, изгнанный из Оксфорда за то, что «пробежал по двору колледжа без штанов»). В «Мерзкой плоти» и «Сенсации» Ивлин Во вновь делает главным героем простака, чьи бесконечные злоключения, в сущности, следуют классическим образцам; но уже во втором романе его сатира становится необычайно искусной.

Из всех его книг наибольшей популярностью у американских читателей пользуется «Мерзкая плоть», сделавшая его признанным летописцем того, что названо в книге «твердым ядрышком веселья, которое ничем не расколоть». Его юмор — гомерический и вместе с тем беспощадный. Он не щадит никого, от верующей миссис Оранг до репортера светской хроники Майлза Злопрактиса. Все его герои — снобы или жадные, продажные, коварные люди, участвующие в трагикомической декадентской буффонаде. Как сатирик он имеет право на свободные мазки и пишет «Пригоршню праха» — еще одно беспощадное исследование общественной и частной морали, в котором наряду с грубыми шутками преобладает скорее мрачная ирония, нежели фарс. До «Возвращения в Брайдсхед» этот роман был его лучшей и самой утонченной книгой.

В нем не было смелой импровизации, как в «Упадке и разрушении», и тех затейливых приемов, заставляющих читателя забыть о том, насколько незамысловата рассказываемая история. Зато впервые в книгах Во появились герои, получившие полноправное существование: порядочный, но обыкновенный муж, уважающий традиции и обычаи, жена, которая ему изменяет без всякой причины, даже не от скуки. Над всем этим нависает ужас, скрытый в цитате из Т. С. Элиота, из которой взято название книги: «Покажу тебе страх в пригоршне праха». Автор не нагнетает, а лишь намекает на него. И все выполнено с завораживающей мощью и театральной экономностью художественных средств, когда основные сцены и мотивы изображаются весьма непринужденно.

Ивлин Во, вероятно, уже тогда мог приступить к созданию такой вещи, как «Возвращение в Брайдсхед». Но вместо этого он занялся путевыми заметками, биографией, изучением Мексики и еще двумя романами: «Сенсация» и «Не жалейте флагов». Из двух последних книг лишь первая кажется читателю чисто юмористической, где автор добродушно высмеивает газетных магнатов, военных корреспондентов и навязываемый обществу культ героев. Все это описано в его отточенной издевательски-серьезной манере, как и сцена, где он подготавливает почву для приключений репортера в Измаилии (Абиссинии).

В семидесятые годы прошлого века в Измаилию или в соседние районы приезжали бесстрашные европейцы с надлежащим снаряжением: часами с кукушкой, фонографами, оперными шляпами, проектами договоров и национальными флагами, которые должны были там оставить. Они приезжали как миссионеры, послы, торговцы, старатели, естествоиспытатели. Назад никто не вернулся. Их съели — всех до единого[220].

В романе «Не жалейте флагов» он возвращается в Мейфэр, к прежней толпе, изображая ее на фоне Второй мировой войны, вернее первых этапов войны. Можно предположить, что именно в этом романе манера, характерная для «Упадка и разрушения» и «Мерзкой плоти», обнаруживает первые признаки утомления. «Призраки», как назвал Во эту толпу в посвящении[221], превращают войну в приятную забаву, они перерезают друг другу горло, пока административная волокита запутывает людей в кабинетах бюрократов. Веселая, развлекательная и желчная книга казалась эхом. Даже без неожиданного эпилога, где порочных и искушенных героев внезапно охватывает священный огонь патриотизма, подспудно создается ощущение, что все это — чересчур простой рисунок. Чересчур простой не для каждого писателя, но для такого таланта, который мог создать «Пригоршню праха». Не слишком ли сильно карает он своих жертв, которых столь предусмотрительно и забавно уже дважды уничтожил?

Дело в том, что он достиг совершенства в рамках определенной формы и теперь уже не мог создать внутри нее ничего нового. Он выработал стиль, который в точности подходил для его цели: стремительный, точный, предельно экономный. Перечень его побед впечатляет. Как романист он блестяще высказался о многом: о «золотой молодежи», бестолковых дипломатах, газетах, образовании, кинематографе, снобах, хапугах и лицемерии. Он писал развлекательную и по обычаю хороших сатириков чрезвычайно назидательную прозу. Как биограф он начал с пикантного жизнеописания Россетти, а в 1936 году получил премию Хоторндена за книгу «Эдмунд Кампион» — превосходную монографию об ученом иезуите и мученике. Как автор путевых заметок в книгах «Девяносто девять дней» и «Во в Абиссинии» он оставил очень живые личные свидетельства, а в книге «Мексика: наглядный урок» изложил точку зрения, которая более либеральным наблюдателям могла бы показаться произвольной, но, на самом деле, была добросовестным, хорошо обоснованным отчетом консерватора.

Проблема, с которой Во столкнулся как прозаик, заключалась не в том, что он не взволновал американскую публику. До сих пор его книги никогда не были у нас бестселлерами, хотя никто не объяснит почему. «Мерзкая плоть» расходилась вполне приличными тиражами в нескольких переизданиях. «Пригоршня праха» с благословения Александра Вуллкотта появилась в одной из его хрестоматий. Но издания, выходившие в Америке, продавались плохо, и только его немногочисленные поклонники могли обстоятельно рассказать о самом писателе и его книгах.

Даже едва знакомым с его книгами читателям было небезынтересно узнать, какое направление примет его талант в решающие годы войны после появления романа «Не жалейте флагов». «Возвращение в Брайдсхед» — произведение зрелого мастера, которое удовлетворяет его поклонников больше, чем они могли бы предположить.

В этом романе вновь описывается Англия после Первой мировой войны, но совсем в другом ракурсе. Мы смотрим на происходящее не глазами сатирических персонажей, вроде Поля Пеннифезера или Уильяма Бута, — прием, характерный для ранних произведений Во, — рассказ ведется от первого лица умным и глубоко чувствующим наблюдателем Чарльзом Райдером, архитектором и художником, капитаном британской армии, вспоминающим в зрелом возрасте свою юность. В композиции романа «Возвращение в Брайдсхед» этот новый ракурс крайне важен: в рамках между прологом и эпилогом, в которых помещается действие, повествование обретает перспективу и гибкость, а очарование пережитого просеяно в воспоминаниях. Здесь опять эмоциональная интонация и содержание романа превосходят все, прежде написанное автором. Он и в других романах умел передать неброский трагизм происходящего, скажем, описывая смерть мальчика в «Пригоршне праха», или в неожиданном и чудовищном окончании этой же книги. «Возвращение в Брайдсхед» отличается тем, что эмоция в нем обнажена и исходит, так сказать, из сердца.

Вначале роман довольно весел: любовно ироничная картина Оксфорда 1923 года, эстетизм подсолнухов, яйца какаду, обычай напиться за официальным обедом, обмен легкими шутками, легкая безответственность, словом, «Шутовской хоровод». Именно там Райдер встречает лорда Себастьяна Флайта и завязывает с ним романтическую дружбу. Себастьян — блестящий, очаровательный «полуязычник», второй сын в старинной католической семье, находящейся на грани распада; видимо, это символ, указывающий на перемену в жизни Англии, переходящей от старого уклада к новому. Потом, когда действие переносится в Брайдсхед с его барочным замком, тон становится более трезвым: разворачивается история любви Райдера и сестры Себастьяна Джулии, которая предваряется духовной близостью Райдера и Себастьяна; церковь дает райское убежище израненной душе спившегося Себастьяна, возвращает на праведный путь Джулию, и даже загадочный отец наконец приезжает из Италии домой умирать.

В этом много от раннего Во: та же отточенность фраз, меткие и даже убийственные подробности, живая речь, пре зрение к вульгарности, краткие описания второстепенных персонажей (Антони Бланш, эстет уайльдовского типа, лукавый отец рассказчика — глуповатый пожилой господин). Эти черты и свойства легко можно развить, поэтому мы ждем их появления в каждой книге Во; они — его неотъемлемая часть.

Свободный стиль и композиция, простор появились здесь впервые. Предложение за предложением, абзац за абзацем размышлений, чередующихся с описаниями, были невозможны в его предыдущих книгах с их неспокойной атмосферой. Эта книга все равно что полноценная пьеса вместо ловко состряпанного водевильного скетча. Например, нигде, даже в «Пригоршне праха», автор не позволил бы себе таких строк:

Вот каким было существо, везшее меня однажды в автомобиле сквозь летние сумерки — ни женщина, ни дитя, — девочка, еще не потревоженная любовью, вдруг смущенно открывшая силу своей красоты, стоящая в нерешительности на зеленом берегу жизни; человек, увидевший у себя в руке неведомо откуда взявшееся смертельное оружие; героиня детской сказки, держащая в горсти волшебное колечко — стоит только потереть его кончиками пальцев и шепнуть волшебное слово, и земля разверзнется у ее ног…[222]

О поставленной Во проблеме или скорее о предложенном им выводе, безусловно, предстоит немало дискуссий и даже споров. Католик Ивлин Во по своим политическим взглядам консерватор. Он ни на чем не настаивает ни как писатель, ни как рассказчик, ни как художник. Он настолько объективно описывает влияние католицизма на жизнь семьи Марчмейнов, рассматривая его как бы глазами повествователя, не-католика, что истолковать его рассказ можно как немного язвительное свидетельство неверующего человека, столкнувшегося с совершенно новым для себя взглядом на жизнь и сильно им озадаченного. Он, по сути, говорит, что вера — это спасительная реакция того, кто ее имеет или имел когда-то; это едва ли, можно назвать пропагандой, хотя его непременно в ней обвинят. Будут также говорить, что его политический консерватизм проявляется в нежелании принять социальные изменения, что действительно верно; конец Брайдсхеда, по его мнению, заслуживает сожаления и наводит на дурные предчувствия, ибо он верит в «порядок» и непрерывность традиции. А более всего он верит в ответственность, которой так не хватало его классу, за что он беспощадно его обличал.

Однако, всем, кто не разделяет его религиозных либо политических взглядов, или даже тех и других, придется потратить немало времени на то, чтобы доказать, что они плохо повлияли на его литературный дар. Роман «Возвращение в Брайдсхед» — выдающееся достижение Ивлина Во.

New York Times Book Review, 1945, December 30, p. 1, 16

12 романов, признанных «величайшей книгой из когда-либо написанных»

Курирование этого контента осуществляется по усмотрению автора и не обязательно отражает точку зрения Encyclopaedia Britannica или ее редакции. Для получения наиболее точной и актуальной информации обращайтесь к отдельным статьям энциклопедии по темам.

© Hemera/Thinkstock

Литературные критики, историки, заядлые читатели и даже случайные читатели могут по-разному относиться к тому, какой роман действительно является «величайшей книгой из когда-либо написанных».Это роман с красивым, увлекательным образным языком? Или один с песчаным реализмом? Роман, который имел огромное социальное влияние? Или тот, который более тонко повлиял на мир? Вот список из 12 романов, которые по разным причинам считаются одними из величайших литературных произведений, когда-либо написанных.


  • Анна Каренина Грета Гарбо в фильме Анна Каренина

    Грета Гарбо в фильме Анна Каренина (1935), режиссер Кларенс Браун.

    Metro-Goldwyn-Mayer Inc.

    Любой поклонник историй, затрагивающих пикантные темы, такие как прелюбодеяние, азартные игры, брачные заговоры и, ну, в общем, русский феодализм, немедленно поместит Анна Каренина на вершину своих «величайших романов». список. И это именно тот рейтинг, который журнал Time присвоил роману с тех пор, как он был полностью опубликован в 1878 году. Написанный русским писателем Львом Толстым, выдающееся художественное произведение, состоящее из восьми частей, рассказывает историю двух главных персонажей: трагическая, разочарованная домохозяйка, титулованная Анна, которая сбегает со своим молодым любовником, и влюбленный помещик Константин Левин, который борется за веру и философию.Толстой сочетает вдумчивые дискуссии о любви, боли и семье в русском обществе со значительным набором персонажей, которых ценят за их реалистическую человечность. Роман был особенно революционным в отношении к женщинам, с яркими эмоциями изображая предрассудки и социальные невзгоды того времени.

    Получите ваш экземпляр
  • «Убить пересмешника» «Убить пересмешника»

    Эта обложка книги является одной из многих обложек классического произведения Харпер Ли « «Убить пересмешника» » (1960).Роман получил Пулитцеровскую премию в 1961 году, а в следующем году по нему был снят фильм, получивший премию Оскар.

    Grand Central Publishing/Hachette Book Group

    Харпер Ли, считающаяся одним из самых влиятельных авторов из когда-либо существовавших, опубликовала только один роман (до тех пор, пока в 2015 году, незадолго до ее смерти, не было опубликовано его спорное продолжение). Роман Ли « — Убить пересмешника » был опубликован в 1960 году и сразу же стал классикой литературы. Роман исследует расизм на американском Юге через невинные широко раскрытые глаза умной молодой девушки по имени Джин Луиза («Разведчица») Финч.Его знаковые персонажи, в первую очередь сочувствующий и справедливый адвокат и отец Аттикус Финч, служили образцами для подражания и изменили точки зрения в Соединенных Штатах в то время, когда напряженность в отношении расы была высокой. «Убить пересмешника» получил Пулитцеровскую премию за художественную литературу в 1961 году, а в 1962 году по нему был снят фильм, получивший премию «Оскар», что дало истории и ее персонажам новую жизнь и влияние на американскую социальную сферу.

    Получите копию
  • Великий Гэтсби F.Скотт Фицджеральд

    Ф. Скотт Фицджеральд.

    Public Domain

    Книга Ф. Скотта Фицджеральда Великий Гэтсби отмечена как один из лучших текстов для ознакомления учащихся с искусством критического чтения литературы (что означает, что вы, возможно, читали ее в школе). Роман рассказывается с точки зрения молодого человека по имени Ник Кэррауэй, который недавно переехал в Нью-Йорк и подружился со своим эксцентричным соседом-нуворишем загадочного происхождения Джеем Гэтсби. «Великий Гэтсби» представляет собой взгляд изнутри на эпоху джаза 1920-х годов в истории Соединенных Штатов, в то же время критикуя идею «американской мечты». Возможно, самым известным аспектом романа является его обложка — пронзительное лицо, спроецированное на темно-синее ночное небо и огни городского пейзажа — изображение, которое также встречается, в несколько иной конфигурации, в самом тексте в качестве ключа. символ.

    Получить копию
  • Сто лет одиночества Габриэль Гарсиа Маркес

    Габриэль Гарсиа Маркес, 1982 год.

    © Lutfi Ozkok

    Покойный колумбийский писатель Габриэль Гарсиа Маркес опубликовал свою самую известную работу « Сто лет одиночества » в 1967 году. город Макондо до его разрушения вместе с последним из потомков семьи. В фантастической форме роман исследует жанр магического реализма, подчеркивая экстраординарность обычных вещей, в то время как мистические вещи показаны обычными.Маркес подчеркивает распространенность и силу мифов и сказок в связи истории и латиноамериканской культуры. Роман получил множество наград для Маркеса, проложив ему путь к Нобелевской премии по литературе в 1982 году за все его произведения, из которых «Сто лет одиночества» часто называют его самым триумфальным.

    Получите Ваш экземпляр
  • Путешествие в Индию Э. М. Форстер

    Э. М. Форстер.

    Библиотека изображений BBC Hulton

    E.М. Форстер написал свой роман «: путешествие в Индию » после многочисленных поездок по стране в молодости. Книга была опубликована в 1924 году и повествует об индийском враче-мусульманине по имени Азиз и его отношениях с профессором английского языка Сирилом Филдингом и приехавшей школьной учительницей английского языка по имени Адела Квестед. Когда Адела считает, что Азиз напал на нее во время поездки в пещеры Марабар недалеко от вымышленного города Чандрапор, где происходит действие истории, напряженность между индийской общиной и колониальной британской общиной возрастает.В конфликте исследуется возможность дружбы и связи между англичанами и индийцами, несмотря на их культурные различия и имперскую напряженность. Красочные описания природы, ландшафта Индии и образная сила, которой они наделены в тексте, делают его великим художественным произведением.

    Get Your Copy
  • Человек-невидимка Ральф Эллисон

    Ральф Эллисон, 1952.

    Encyclopædia Britannica, Inc.

    Часто путают с H.Научно-фантастическая новелла Г. Уэллса с почти таким же названием (просто вычтите «The»), «Человек-невидимка » Ральфа Эллисона «» — это новаторский роман в выражении идентичности афроамериканского мужчины. Рассказчик романа, человек, имя которого никогда не называется, но который считает себя «невидимым» для других в социальном плане, рассказывает историю своего переезда с Юга в колледж, а затем в Нью-Йорк. В каждом месте он сталкивается с крайними невзгодами и дискриминацией, попадая на работу и бросая ее, отношения и сомнительные социальные движения в своенравном и неземном мышлении.Роман известен своим сюрреалистическим и экспериментальным стилем письма, в котором исследуется символизм, окружающий афроамериканскую идентичность и культуру. Человек-невидимка получил Национальную книжную премию США за художественную литературу в 1953 году.

    Get Your Copy
  • Дон Кихот Дон Кихот

    Дон Кихот (справа) и его слуга Санчо Панса изображены на иллюстрации из книги Дон «Дон Кихот » Мигеля де Сервантеса. Иллюстрация появилась в издании книги, опубликованном в 1800-х годах.

    Public Domain

    « Дон Кихот » Мигеля де Сервантеса, возможно, самое влиятельное и известное произведение испанской литературы, впервые было полностью опубликовано в 1615 году. Роман, который очень часто считается одним из лучших литературных произведений всех времен, рассказывает историю человека, который берет имя «Дон Кихот Ламанчский» и в приступе одержимости романами о рыцарстве отправляется возродить обычай и сам стать героем. Персонаж Дон Кихота стал кумиром и своего рода архетипическим персонажем, оказавшим влияние на многие крупные произведения искусства, музыки и литературы с момента публикации романа.Текст был настолько влиятельным, что слово донкихотское , основанное на характере Дон Кихота, было создано для описания кого-то, кто «глупо непрактичен, особенно в стремлении к идеалам; особенно: отмечены необдуманными возвышенными романтическими идеями или экстравагантными рыцарскими поступками».

    Get Your Copy
  • Возлюбленный Тони Моррисон

    Тони Моррисон, c. 1980–87.

    Коллекция фотографий Бернарда Готфрида, Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (репродукция No.LC-DIG-gtfy-02425)

    Духовный и преследующий роман Тони Моррисон 1987 года « Возлюбленная » рассказывает историю сбежавшего раба по имени Сете, который бежал в Цинциннати, штат Огайо, в 1873 году. Роман исследует травму рабства даже после обретения свободы, изображая вину и эмоциональную боль Сете после убийства собственного ребенка, которого она назвала Возлюбленным, чтобы удержать ее от жизни в качестве рабыни. Призрачная фигура появляется в жизни персонажей и носит то же имя, что и ребенок, олицетворяя страдания и лишения семьи и делая их чувства и прошлое неизбежными.Роман получил высокую оценку за обращение к психологическим последствиям рабства и важность семьи и общества в исцелении. Beloved была удостоена Пулитцеровской премии за художественную литературу в 1988 году.

    New York World-Telegram & Sun Collection/Library of Congress, Washington, D.C. (отрицательный номер LC-USZ62-111438)

    Возможно, самый своеобразный роман в этом списке, роман Вирджинии Вульф « Mrs.Dalloway описывает ровно один день из жизни британской светской львицы по имени Кларисса Дэллоуэй. Используя комбинацию повествования от третьего лица и мыслей различных персонажей, роман на всем протяжении использует стиль потока сознания. Результатом этого стиля является глубоко личный и откровенный взгляд на сознание персонажей, при этом роман в значительной степени опирается на персонажей, а не на сюжет, чтобы рассказать свою историю. Мысли персонажей включают в себя постоянные сожаления и мысли о прошлом, их борьбу с психическими заболеваниями и посттравматическим стрессом от Первой мировой войны, а также влияние социального давления.Уникальный стиль романа, сюжет и время действия делают его одним из самых уважаемых и уважаемых произведений всех времен.

    Get Your Copy
  • Вещи разваливаются

    Западный канон «великой литературы» часто фокусируется на писателях из Северной Америки или Европы и часто игнорирует выдающихся писателей и удивительные литературные произведения из других частей мира. « вещи разваливаются » Чинуа Ачебе, опубликованная в 1958 году, является одним из таких произведений африканской литературы, которому пришлось преодолеть предубеждение некоторых литературных кругов и которое, несмотря на это, смогло получить признание во всем мире.Роман рассказывает о человеке игбо по имени Оконкво, описывая его семью, деревню в Нигерии, где он живет, и влияние британского колониализма на его родную страну. Роман является примером африканской постколониальной литературы, жанра, который вырос в размерах и признании с середины 1900-х годов, когда африканцы смогли поделиться своими часто неслыханными историями об империализме с точки зрения колонизированных. Роман часто назначают для чтения на курсах мировой литературы и африканистики.

    Get Your Copy
  • Джейн Эйр Джейн Эйр

    Иллюстрация Фрица Эйхенберга для американского издания Джейн Эйр .

    Еще один роман Шарлотты Бронте « Джейн Эйр », который часто назначают для чтения в школе, был первоначально опубликован в 1847 году под псевдонимом Каррер Белл, чтобы скрыть тот факт, что автором была женщина. К счастью, с 1847 года в отношении женщин в литературе многое изменилось, и теперь Бронте получает заслуженное признание за один из самых новаторских романов о женщинах в истории.В то время, когда автор чувствовала себя обязанной скрывать свою истинную личность, Джейн Эйр представила историю индивидуализма для женщин. Одноименная героиня романа из сироты и бедняка превращается в успешную и независимую женщину. В произведении сочетаются темы как готической, так и викторианской литературы, что произвело революцию в искусстве романа, сосредоточив внимание на росте чувствительности Джейн с помощью внутренних действий и письма.

    Get Your Copy
  • Пурпурный цвет Опра Уинфри в Пурпурный цвет

    Опра Уинфри в Пурпурный цвет (1985).

    Гордон Паркс/© 1985 Warner Bros., Inc.; фотография из частной коллекции

    Хотя эпистолярный роман (роман в форме писем, написанных одним или несколькими персонажами) был наиболее популярен до XIX века, Элис Уокер стала поборницей этого стиля, получив в 1982 году Пулитцеровскую премию и Национальную премию. Книга Отмеченный премией роман “Пурпурный цвет ” . Действие романа происходит на юге Америки после Гражданской войны. Роман рассказывает о взрослой жизни молодой афроамериканской девушки по имени Сели в письмах, которые она пишет Богу и своей сестре Нетти.Сели сталкивается с сексуальным насилием со стороны своего отца и, в конечном итоге, мужа, записывая свои собственные страдания и рост, а также страдания своих друзей и семьи. Роман исследует темы сексизма, расизма, гендера, сексуальной ориентации и инвалидности посредством группировки обездоленных и травмированных персонажей, которые со временем вырастают и формируют свою собственную жизнь. История была адаптирована для фильма, номинированного на премию Оскар в 1985 году, который, несмотря на широкое признание критиков, был, как известно, отвергнут всеми 11 наградами, на которые он был номинирован.

    Получите свой экземпляр

50 лучших научно-фантастических книг всех времен

Предоставлено

С незапамятных времен человечество смотрело на звезды и мечтало, но только столетия назад мы начали превращать эти мечты в вымысел. И какие это замечательные сны — сны о далеких мирах, неземных существах, параллельных вселенных, искусственном интеллекте и многом другом. Сегодня мы называем эти мечты научной фантастикой.

Первые предположения научной фантастики появились в середине 1600-х годов, когда Иоганн Кеплер и Фрэнсис Годвин написали новаторские рассказы о путешествиях на Луну. Некоторые ученые утверждают, что научная фантастика, как мы ее сейчас понимаем, на самом деле родилась в 1818 году, когда Мэри Шелли опубликовала « Франкенштейн », первый в своем роде роман, события которого объясняются наукой, а не мистикой или чудесами. Теперь, два века спустя, научная фантастика — это обширный и прибыльный мультимедийный жанр с бесчисленным количеством поджанров, таких как антиутопия, постапокалиптическая фантастика и фантастика о климате, и это лишь некоторые из них.Он также удивительно пористый, что позволяет частично накладываться на такие жанры, как фэнтези и ужасы.

Научная фантастика пробуждает лучшее в нашем воображении и пробуждает чувство удивления, но также пробуждает дух вопросов. Через устойчивые темы научной фантастики мы можем изучить культурный контекст духа времени и этические вопросы. Наши любимые произведения в этом жанре выполняют это обещание, размышляя обо всем, от идентичности до угнетения и морали. Как сказала лауреат Нобелевской премии писательница Дорис Лессинг: «Научная фантастика — одна из лучших социальных беллетристик нашего времени.

Выбрать пятьдесят лучших научно-фантастических книг всех времен было непросто, поэтому, чтобы выполнить работу, нам пришлось установить некоторые ограждения. Хотя мы оценивали отдельные выпуски как представителей соответствующих серий, мы ограничили список одной книгой на автора. Мы также выделяли книги, которые привносили в жанр что-то новое и новаторское; если позаимствовать отличный научно-фантастический оборот, книги, которые «смело идут туда, куда еще не ступала нога человека».

Теперь, в порядке ранжирования, вот лучшие научно-фантастические книги всех времен.

Реклама – продолжить чтение ниже

50 Эхо-жена , Сара Гейли

Мир Дикого Запада встречает Степфордские жены в этом захватывающем триллере о мести о маловероятном союзе между женщиной и ее клоном. Когда генетик Эвелин Колдуэлл узнает, что ее муж Натан ей изменяет, она вскоре выясняет правду — вместо того, чтобы работать над их напряженным браком, Натан украл запатентованную технологию клонирования Эвелин и заменил ее более послушной заменой.Но когда Эвелин находит своего клона, стоящего над трупом Натана и кричащего: «Это была самооборона», этим квази-сестрам придется работать вместе, чтобы скрыть преступление и сохранить научную репутацию Эвелин. The Echo Wife Пикантная предпосылка уходит глубоко, поднимая жуткие вопросы о любви, справедливости и индивидуальности.

49 Snow Crash , Нил Стефенсон

Задолго до «Метавселенной» Facebook Стефенсон придумал этот термин в этом кислотном киберпанк-путешествии романа. Snow Crash Главный герой Хиро живет двойной жизнью: на самом деле он доставляет пиццу мафии, но в Метавселенной он хакер и принц-воин. Когда он узнает о смертоносном вирусе, убивающем хакеров одного за другим, его гонка за подлым архитектором заставляет его перебирать все, начиная от технологического заговора и заканчивая древней шумерской мифологией. Сексуальный, насыщенный событиями и совершенно пророческий в своем видении нашего виртуального будущего, вам захочется покрепче пристегнуться к этому головокружительному техно-триллеру.

48 Контакт , Карл Саган

Великий Карл Саган написал десятки научно-популярных произведений, но всего один роман: Contact , бестселлер 1985 года, который позже стал фильмом Джоди Фостер. Озабоченность Сагана разумной жизнью становится очевидной благодаря доктору Элли Эрроуэй, принципиальному астроному, обнаруживающему и расшифровывающему передачу из глубокого космоса с далекой-далекой планетарной системы.По настоянию передачи страны мира соревнуются в создании загадочной машины, но религиозные лидеры ставят под сомнение предприятие (и рациональность науки). Через эту вдумчивую, многоуровневую историю Саган проникает в часто антагонистические отношения между наукой и религией, задаваясь вопросом, возможно ли, что обе они ищут контакт в разных формах. Ведь ученики из каждого лагеря могут согласиться в одном: «Вселенная — довольно большое место. Если это только мы, это кажется ужасной тратой места.

47 Песнь для Лейбовица , с картины Уолтера М. Миллера-младшего.

После Третьей мировой войны Земля впала в новый Темный век; большая часть Соединенных Штатов представляет собой радиоактивную пустошь, а цивилизация находится в руинах. В то время как свирепые стаи выживших сжигают книги и убивают тех, кто умеет читать, монахи Св. Лейбовица сохраняют наследие прошлого, провозя контрабандой важные тома в свой монастырь.По мере того, как роман развивается сквозь века, и новый Ренессанс уступает место второй космической эре, многое в современной жизни меняется, но в монастыре многое остается прежним. Амбициозная классика научной фантастики Миллера отражает человеческую склонность к саморазрушению, рассматриваемую через циклический взлет и падение цивилизации, но это не только гибель, мрак и ядерная война — Песнь Лейбовица — это трогательная ода сила знания и надежды.

46 Solaris , Станислав Лем

Никто не пишет о разумной жизни так, как Станислав Лем, который издевался над маленькими зелеными человечками и вместо чужой в чужой.В этом запутанном и головокружительном романе ученый Крис Кельвин приземляется на планете Солярис, чтобы изучить таинственный океан, покрывающий ее поверхность. Кельвин и его команда вскоре обнаруживают, что этот огромный океан разумен: отчужденный, непознаваемый и таинственный, он исследует этих исследователей, отражая их самые болезненные воспоминания. Что, если инопланетяне не хотят знать нас, и что, если мы все равно не можем мечтать о том, чтобы понять их? Лем никогда не уставал задавать эти вопросы, но из всех его романов « Солярис » попал в наш список за идеальное воплощение его уникального видения.

45 Нейромант , Уильям Гибсон

«Киберпространство: добровольная галлюцинация, которую ежедневно испытывают миллиарды законных операторов в каждой стране». Это сеттинг «Нейромант » Уильяма Гибсона — звучит ужасно знакомо, не так ли? Лауреат премий Hugo, Nebula и Philip K. Dick Awards, Neuromancer часто называют окончательным романом жанра киберпанк (он оказал сильное влияние на создателей The X-Files и The Matrix ).Наш герой — Кейс, бывший кибер-ковбой, изгнанный из киберпространства своими бывшими работодателями. Когда к нам стучится криминальный синдикат, обещающий восстановить связь Кейса в обмен на его хакерские услуги, роман превращается в калейдоскопический шпионский триллер. Триповый, сюрреалистичный и чертовски скользкий, Neuromancer — это поездка, которую вы не скоро забудете.

44 Книга Феникса , Ннеди Окорафор

Научная фантастика и магический реализм сталкиваются в этом творческом приквеле к отмеченной наградами World Fantasy Award компании Okorafor Who Fears Death .Здесь мы встречаем Феникс, «ускоренную женщину», выросшую в нью-йоркской Башне 7. Хотя ей всего два года, у нее разум и тело взрослого человека средних лет, а также сверхчеловеческие способности. Феникс переживает болезненное пробуждение, когда ее возлюбленный лишает его жизни при сомнительных обстоятельствах, доказывая, что Башня 7 не столько дом, сколько тюрьма. Ее дерзкий побег приводит ее в Гану, где она узнает жестокую правду о колониализме и клянется дать отпор своим угнетателям. Переполненная любовью и яростью борьба Феникса за справедливость просто наэлектризована.

43 Заводной апельсин , Энтони Берджесс

За многие десятилетия, прошедшие с момента его публикации в 1962 году, : Заводной апельсин стал настолько неотъемлемой частью школьной программы, что легко забыть, насколько чертовски хорош . Трансгрессивная антиутопия Берджесса — это история Алекса, подростка-гангстера, который ведет своих товарищей в шокирующие акты «сверхнасилия», пока его не задерживает драконовская полиция.В тюрьме Алекс подвергается жестокому перевоспитанию, в результате чего он становится изменившимся и уменьшенным человеком. «: Заводной апельсин », рассказанный высокопарным пиротехническим языком, который с тех пор вошел в культурный лексикон, — это триумф постмодернизма.

42 Автостопом по Галактике , Дуглас Адамс

Немногие научно-фантастические романы могут претендовать на то, чтобы вдохновить их на собственный праздник, но Автостопом по Галактике — это не обычный научно-фантастический роман (праздник — День полотенец, если хотите знать).Фирменная работа Адамса бросила тень на популярную культуру, и на то есть веские причины. Эта абсурдистская комедия рассказывает историю Артура Дента, незадачливого обывателя, который скитается по вселенной после разрушения Земли, чтобы освободить место для галактического шоссе. Когда он путешествует по космосу с инопланетным писателем-путешественником Фордом Префектом и командой чудаков-андроидов, приключения Дента показывают, насколько «совершенно незначительной» является наша «маленькая сине-зеленая планета». Перед лицом абсурда, напоминает нам Адамс, что еще мы можем сделать, кроме как смеяться?

41 Вот как вы проигрываете войну времени , Амаль Эль-Мохтар и Макс Гладстон

Построенный как поэтическая переписка между двумя путешествующими во времени шпионами, этот запретный роман помещает «расстояние» в «отношения на расстоянии».«По мере того, как агенты Красный и Синий путешествуют по мультивселенной, изменяя историю от имени своих военных сверхдержав, они оставляют секретные послания друг другу — сначала насмехаясь, затем кокетничая, а затем расцветая любовью и преданностью. — В письмах есть что-то вроде путешествия во времени, не так ли? Голубые музы. «Буквы — это структуры, а не события», — отвечает Рэд. «Твои дают мне место, чтобы жить внутри». Среди опасного хаоса своих обстоятельств Красный и Синий находят константы друг в друге.Игривая и образная, рассказанная с лирической грацией, это ослепительная головоломка-новелла.

40 Луна — суровая госпожа , с картины Роберта Хайнлайна

Хотя Хайнлайн считается одним из «Большой тройки» писателей-фантастов (наряду с Айзеком Азимовым и Артуром Кларком), он, пожалуй, наименее известен среди случайных читателей научной фантастики. Если вы здесь впервые, начните свою одиссею Хайнлайна с его лучшего романа « Луна — суровая госпожа ».В 2076 году исправительная колония на Луне восстает против тирании Земли, объявляя себя Свободным Государством Луны, а себя «психами». Это притча об американской революции, но вместо чая, сброшенного в бостонскую гавань, у нас есть электромагнитные катапульты, швыряющие лунные камни на Землю с силой атомных бомб. Забавный факт: фраза «Бесплатных обедов не бывает» возникла именно в этом романе.

39 Излом времени , Мадлен Л’Энгль

Кто сказал, что научная фантастика только для взрослых? Непреходящая классика для молодежи от L’Engle — это история братьев и сестер-подростков Мэг и Чарльза Мюррей, которые путешествуют по вселенной с помощью складывающегося в пространстве-времени тессеракта.В поисках своего пропавшего отца Мэг и Чарльз сталкиваются с галактическими чудесами всех видов, от утопической планеты до источника всего зла во вселенной. Излом времени никогда не ошибается, предполагая, что юные читатели не могут справиться со всеми умными концепциями и зрелыми темами, которые может предложить научная фантастика. Хотя это незабываемое чтение в любом возрасте, оно, пожалуй, больше всего любимо поколениями читателей, которые помнят его как ворота в научную фантастику.

38 Машина времени , Х.Дж. Уэллс

Опубликовано еще в 1895 году, Машина времени было маленьким шагом для Герберта Уэллса, но огромным скачком для научной фантастики. Роман популяризировал концепцию путешествия во времени на транспортном средстве, освещая путь для всего, от «Назад в будущее » до «Доктор Кто ». Машина времени — это история о путешествии Путешественника на 800 000 лет в будущее, где он обнаруживает, что человечество эволюционировало в две расы: эфирных элоев и хищных морлоков.Через захватывающее, захватывающее приключение Путешественника мы видим беспокойство целого поколения конца века по поводу индустриализации и будущего человечества. Эта короткая новаторская книга обязательна к прочтению всем любителям научной фантастики.

37 Розуотер , Тейд Томпсон

Отмеченная наградами трилогия Тейда Томпсона «Полынь» начинается в Нигерии примерно в 2066 году, где город Розуотер сформировался вокруг таинственного инопланетного биокупола, который, по слухам, обладает необычайной целебной силой.Введите Кааро, офицера государственной безопасности, известного как «чувствительный» — по сути, биоинженерная раса экстрасенсов с доступом к инопланетной информационной сети, называемой ксеносферой. Когда сенситивы начинают таинственным образом умирать, Кааро берется за крутую детективную миссию, раскрывая истинную природу существования сенситивов в холодном жестком свете дня. Произведение ослепительного киберпанкового воображения и дальновидного афрофутуризма, Rosewater мастерски сочетает в себе историю постколониальной травмы с повествованием о первом контакте.

36 Стенд , Стивен Кинг

Ужасы, фэнтези и научная фантастика сливаются воедино в The Stand , главном рассказчике о вечной борьбе между добром и злом. После того, как биоинженерный вирус гриппа выходит из правительственной лаборатории, человечество всего за несколько недель уступает смертельной пандемии, оставляя выживших разбросанными по бесплодным Соединенным Штатам.Два сообщества объединяются вокруг очень разных лидеров: Матери Абагайль, доброжелательной святой женщины, ищущей утопию, и Рэндалла Флэгга, человеческого олицетворения насилия и хаоса. В то время как сообщества борются за то, чтобы уничтожить друг друга, Кинг сплетает эпическую историю о теологии, морали и человеческой природе. После нашей собственной пандемии Стенд только вырос в резонансе и предвидении.

35 Дети Человеческие , автор PD James

Прежде чем стать мрачным фильмом Альфонсо Куарона, «Дети человеческие» был мрачным, замечательным романом.На дворе 2021 год: все мужчины необъяснимо бесплодны, за 25 лет не родилось ни одного ребенка, а человечеству грозит вымирание. Англией правит Страж, деспотичный лидер, который ценит самое молодое поколение выше всех остальных. Тео Фарен, отчужденный двоюродный брат Стража, бродит по жизни как оксфордский историк, пока его не посещает группа диссидентов, в компанию которых входит беременная женщина. Книга The Children of Men , наполненная пророческими знаниями о политике, власти и тирании, будет волновать вас долгие годы.

34 Radiance , с картины Кэтрин М. Валенте

Когда режиссер-документалист Северин Унк не может вернуться из своего последнего проекта на Венере, начинается метавымышленная одиссея ее жизни, работы и исчезновения. Созданный лоскутным одеялом из сценариев, показаний и интервью с людьми, которые знали Унка, Radiance вводит нас в мясистую альтернативную вселенную Валенте, где Голливуд представляет собой межпланетную систему с задними участками на Луне, но кино так и не продвинулось дальше немых черно-белых фильмов. , благодаря жесткому контролю семьи Эдисон над патентным процессом.Путешествуя по этой калейдоскопической вселенной красоты, приключений и мастерства, Валенте рассказывает трогательную историю о том, почему мы вообще рассказываем истории.

33 Красный Марс , Ким Стэнли Робинсон

Многие писатели обдумывали возможность колонизации Марса, но лишь немногие сделали это с такой необычайной детализацией, как Робинсон, который с упоением копался в своей трилогии о Марсе. Сам Артур Кларк назвал « Красный Марс » «лучшим романом о колонизации Марса, который когда-либо был написан.Действие романа происходит в 2026 году, когда колонисты, спасающиеся от перенаселенной Земли, приземляются на красную планету. Тщательно отобранные и обученные, они приступили к терраформированию враждебного, засыпанного песком Марса, но создание жизнеспособного поселения потребует от них всего, что они могут дать. Робинсон смотрит на планетарную колонизацию через все мыслимые линзы: политику, биологию, экологию, медицину, психологию и мораль, и это лишь некоторые из них. В результате получается спекулятивная фантастика, которая кажется поразительно реальной.

32 Город и Город , Чайна Мьевиль

Тот факт, что этот роман получил множество наград в области научной фантастики, фэнтези и фэнтези, является доказательством дара Мьевиля совмещать жанры. Действие The City & The City происходит в двух вымышленных восточноевропейских городах, занимающих одно и то же физическое пространство; с рождения жителей приучают «развидеть» противостоящий город, под угрозой уголовного наказания.Когда в пустоши находят убитую женщину, на место происшествия вызывают инспектора Тиадора Борлу из отдела по расследованию особо опасных преступлений, но преступление не поддается логике: эту женщину убили в одном городе, а ее тело бросили в другом. Расследование Борлу раскрывает поразительные секреты этого странного образа жизни, отправляя нас в нуарное метафизическое путешествие через двери восприятия.

31 Гиперион Дэн Симмонс

Вдохновленный Чосером « Кентерберийские рассказы », « Гиперион Песни » Симмонса начинается с этой истории о семи паломниках, отправленных с потенциально фатальной миссией в Гробницы Времени Гипериона.Там они надеются сразиться с Шрайком, космическим существом, способным искривлять пространство и время. На протяжении всего путешествия они делятся своими историями страданий от Гегемонии Человечества, межгалактического правительства, которое продало человечество цивилизации ИИ. Каждая история, от старения в обратном направлении до встречи с бессмертием, представляет собой интеллектуальную басню, богатую лавкрафтовским ужасом, мифологическим значением и захватывающим миростроительством.

30 Далгрен , Сэмюэл Р.Делани

Филип К. Дик однажды назвал Далгрен «худшим мусором, который я когда-либо читал», а Уильям Гибсон назвал Делани «самым замечательным стилистом-прозаиком, вышедшим из культуры американской научной фантастики». Прочтите это сами, и вы можете быть судьей. Эта культовая классика начинается, когда человек без имени забредает в Беллону, город на Среднем Западе, разрушенный катастрофой, изменяющей пространственно-временной континуум. Странных явлений предостаточно: в ночном небе горят две луны, время движется по закольцованным кругам, а электронные сигналы не могут дойти до города, отрезая его от внешнего мира.Заимствуя фразу нашего рассказчика, Далгрен «может сказать больше, чем словарный запас и синтаксис могут вместить»; Написанный в круговой структуре, это роман с несколькими точками входа, которые проверят ваше терпение и напрягут ваш мозг. Плотный и психоделический, наполненный трансгрессивными идеями о расе, поле и гендере, это произведение исключительного видения, но не для слабонервных.

29 Долгий путь к маленькой злой планете , Бекки Чемберс

Первый том из серии « Wayfarers » Чемберса — это чистое, захватывающее веселье — космическая опера с большим липким сердцем.Убегая от своего таинственного прошлого на Марсе, Розмари Харпер присоединяется к многорасовому экипажу Wayfarer , космического корабля, который создает червоточины для соединения далеких торговых путей. На пути к своей самой важной работе на краю Галактических общин у эклектичной команды достаточно времени, чтобы сблизиться, и они сблизятся. Сюжет отходит на второй план в большей части этого повествования, управляемого персонажами, поскольку Розмари узнает глубоко гуманные истины о том, что делает нас людьми (или, скорее, что делает нас чужими): идентичность, сексуальность, раса, традиции.Чемберс доказывает, что путешествие в космос не обязательно должно быть связано с пунктом назначения. Иногда о путешествии.

28 The Body Scout , Линкольн Мишель

В киберпанковом Нью-Йорке будущего Мишеля изменение климата и неоднократные пандемии опустошили город; Между тем, кибернетическая модификация тела является обязательным требованием, и неандертальцы снова бродят по земле. В этой антиутопической среде мы встречаем Кобо, неудачливого бейсбольного скаута, который вербует генетически модифицированных талантов для команд, принадлежащих Big Pharma.Джей Джей Зунц, приемный брат Кобо, суперзвезда Monsanto Mets, но когда Зунц падает замертво на поле, Кобо чувствует запах нечестной игры. Превращение Кобо в сыщика-любителя отправляет его в ловушку через паутину корпоративного шпионажа, превращая его в захватывающий дух техно-триллер, характеризующийся потрясающим остроконечным построением мира.

27 Zone One , Колсон Уайтхед

После того, как пандемия зомби уничтожила американскую жизнь, разделив человечество на живых и живых мертвецов, кто убирает обломки? В Zone One мы встречаем уборщиков нежити: «подметальщиков» вроде Марка Шпица, которым поручено вывезти отставших зомби, чтобы подготовить Манхэттен к переселению.Вдохновленный произведениями ужасов Стивена Кинга и научной фантастикой Айзека Азимова, набег Уайтхеда в мир зомби доставляет висельный юмор и кошмарную кровь в избытке; в то же время эта постапокалиптическая элегия для современного мира поднимает жанр на новую высоту.

26 1Q84 , Харуки Мураками

Этот эпический потомок 1984 Джорджа Оруэлла охватывает тот роковой год двумя сюжетными линиями — одной вымышленной, другой «реальной».Этот разрыв восполняют два давно потерянных любовника: Аомаме, убийца, преследующий домашних агрессоров, и Тэнго, начинающий писатель-призрак, пишущий бестселлер для подростков с дислексией. Когда Аомаме обнаруживает, что мир не такой, каким кажется, и пытается уничтожить опасного лидера культа, она и Тэнго втягиваются в искаженную реальность, ища друг друга через пропасть. Часто говорят, что роман должен содержать мир; в 1Q84 Мураками выполняет свое обещание, вплетая все, от рецептов до музыки, в эту гигантскую историю о любви и тоске в современном Токио, освещенном двумя лунами.

25 Будущий дом Живого Бога , Луиза Эрдич

В этом леденящем кровь антиутопическом триумфе американский мастер предостерегает мир от безумия. Когда эволюция идет в обратном направлении, что приводит к рождению детей с примитивными чертами, правительственные отряды начинают заключать в тюрьму беременных женщин; тем временем религиозные экстремисты замышляют захватить контроль над нацией. Входит Песенник Сидар Ястреб двадцати с лишним лет, на четвертом месяце беременности в самое неподходящее время, чьи поиски ее биологических родителей оджибве приводят ее в пасть опасности.Как и в «Рассказ служанки» , кошмарное видение теократии и репродуктивной антиутопии в Future Home of the Living God звучит слишком правдоподобно.

24 Аммонит , Никола Гриффит

Когда антрополог Марге Тайшан приземляется на таинственной планете Джип, она вскоре обнаруживает, что находится над головой. Столетия назад Земля колонизировала планету; затем смертельный вирус уничтожил всех мужчин, и связь с оставшимися колонистами была потеряна.Спустя поколения радиомолчания Марге прибывает, чтобы испытать многообещающую вакцину, в то время как жадная корпорация ждет на орбите, надеясь разграбить нетронутую планету. По мере того, как пребывание Марге продолжается, она очаровывается могущественными женщинами джипа и все больше погружается в его племенные мифологии и конфликты. Когда Марге рискует своей жизнью, чтобы разгадать биологическую тайну размножения обитателей джипа, Аммонит спрашивает: когда человек становится инопланетянином? Захватывающая и смелая, богатая слоями феминистских и квир-мыслей, Ammonite радостно бросает динамитную шашку в научно-фантастический небосвод.

23 Oryx and Crake , Маргарет Этвуд

Рассказы о «Последнем человеке на Земле» редко бывают такими натянутыми и морально провокационными, как Oryx and Crake , первый том антиутопической трилогии Этвуда о Безумном Аддаме. Наш главный герой — Снеговик, единственный выживший после чумы, уничтожившей человечество. Теперь, живя среди Крекеров, биоинженерной расы гуманоидов, похожих на детей, Снеговик мифологизирует историю их происхождения с некоторыми творческими украшениями.Сказка возвращает его в доисторические времена, когда жизнь была корпоратократией, для которой характерны генная инженерия и культура потребления. Oryx and Crake не для слабонервных (здесь есть детская порнография, ритуальные убийства и жестокое обращение с животными), но если вы можете это переварить, чтение этого пророческого романа похоже на просмотр в кривом зеркале наших собственных неудач.

22 Сопротивляющиеся , Гиш Джен

Добро пожаловать в АвтоАмерику, где ИИ оставил многих людей без работы, привилегированные Неттеды живут на возвышенностях, а остальное население, известное как Излишки, живет в болотах, разоренных потребительством.Подросток Гвен играет в бейсбол с товарищами по Избытку в подпольной лиге, но когда правительство замечает ее таланты, ее отправляют на Олимпийские игры в Китай, Россия, где она играет на опасной территории вместе с Неттедом. Как и Дивный новый мир до него, Сопротивляющиеся исследует наше согласие в нашем собственном порабощении. «Никто не выбрал бы вымирание лягушек и белых медведей… и все же это было то, что мы, люди, в конце концов выбрали», — пишет Джен.В этом забавном и нежном романе она делает невозможное легким, прививая сердечную историю о семье к большим вопросам свободы и сопротивления.

21 Шикаста , Дорис Лессинг

Хотя, вероятно, именно долгая и разнообразная карьера Дорис Лессинг принесла ей Нобелевскую премию по литературе, нам нравится думать, что ее амбициозный экскурс в научную фантастику через ее серию « Канопус в Аргосе: Архив » также имел какое-то отношение к этому. .Первая часть, Re: Колонизированная планета 5, Шикаста , является дальновидным произведением воображения. Составленный из однодневок, таких как документы, письма и журнальные записи, роман структурирован как книга по истории для жителей планеты Канопус, которые давным-давно колонизировали маленький голубой мрамор, который они называют Шикаста. Шикаста — это явно планета Земля, сформированная от Бытия до Третьей мировой войны канопианцами и их колониальными соперниками. Взгляд Лессинга на историю совершенно космический по своим масштабам, но иногда и дерзкий.(Когда земляне жалуются, что их небесные лидеры бросили их, канопианцы возражают: «Мы регулярно посылаем людей, чтобы направлять и утешать их! Ну, за исключением короткого периода в течение последних полутора тысяч лет».) Амбициозное видение Лессингом человека жизнь — и человеческая глупость — предлагает альтернативную историю эсхатологического масштаба.

20 Недоброжелательность призраков , Риверс Соломон Действие запутанного и образного дебютного романа Соломона «

» происходит на корабле HSS Matilda , корабле поколений, который доставляет выживших с разрушенной Земли к новой звездной системе.На протяжении поколений жизнь на корабле была жестко разделена, и цветные люди были вынуждены выполнять изнурительную рутину каторжного труда на нижних палубах. Здесь мы встречаем Астер, блестящую и мятежную целительницу, чьи поиски ответов на вопрос о самоубийстве ее матери могут спровоцировать восстание на корабле. В фильме «: Недоброжелательность призраков », населенном множеством странных и нейроразнообразных персонажей, блестяще используются атрибуты научной фантастики, чтобы рассказать душераздирающую историю о рабстве и межпоколенческих травмах.

19 Аннигиляция , Джефф Вандермеер

В этой захватывающей смеси научной фантастики и фантастики о климате Вандермеер нацеливается на Зону X, пышный и отдаленный ландшафт, который повернулся против человечества, производя сногсшибательное воздействие на ученых, которые отваживаются исследовать территорию. По мере того, как секреты Зоны X открываются не только ученым, но и неорганизованному агентству, которое следит за этими экспедициями, бюрократические и экологические последствия нарастают.Ужасный, лавкрафтовский и совершенно экзистенциальный, Annihilation — это головокружительный спуск в метафизическую пустыню, находящуюся в нескольких лигах от нашей живой реальности.

18 Сирены Титана Курт Воннегут Dial Press Trade в мягкой обложке

Возможно, вы ожидали увидеть в этом списке Бойня номер пять, , но потерпите. Сирены Титанов берет научно-фантастический уклон Бойни и полностью раскрывает его, делая что-то еще более захватывающее, странное и забавное.В The Sirens of Titan , Малахия Констант, самый богатый человек на Земле будущего, путешествует по Солнечной системе в классики, терпя удары судьбы на каждом шагу. Констант попал в поле зрения Уинстона Найлса Румфорда, злобного космического путешественника, который во время своего путешествия стал «хроносинкластически налитым». Теперь, как мстительный бог, Румфорд полон решимости преподать урок всей человеческой расе, настроив их против воинственных марсиан. Мягкий и удивительно острый, Сирены Титана изящно торгуют одними из самых вечных вопросов научной фантастики о судьбе, свободе воли и предопределении.

17 Конец детства , Артур Кларк

Крестный отец научной фантастики Артур Кларк написал десятки известных романов, в том числе 2001: Космическая одиссея и Рандеву с Рамой , но он считал Конец детства одним из своих любимых произведений. Кто мы такие, чтобы с ним не соглашаться? В этом грандиозном романе космическая гонка останавливается, когда над крупными городами Земли появляются огромные инопланетные космические корабли.Повелители (или, как они предпочитают себя называть, Стражи) прибыли с миссией мира, решив положить конец войне, невежеству, болезням и бедности. Начинается новый золотой век, но у утопии есть цена: творчество стагнирует, наука теряет импульс движения вперед, а человеческий род в целом задыхается. По мере того, как тайные мотивы Повелителей становятся очевидными, Кларк размышляет о грязных стремлениях, которые делают нас людьми. (Номинированный на премию Хьюго в 1954 году, роман Конец детства в конечном итоге проиграл роману 451 по Фаренгейту, но роман остается вечным.)

16 Полный робот , Айзек Азимов Знаменитая серия

Азимова « Foundation » легко могла бы попасть в этот список — она была удостоена единовременной премии Хьюго за лучший сериал всех времен в 1966 году и, безусловно, оставила след в научной фантастике. Но Азимов был на высоте и как писатель-фантаст, и как мыслитель-концептуалист, когда писал о роботах, этих мошеннических мешках с болтами. The Complete Robot содержит 37 таких историй, в том числе знаменитую I, Robot .Здесь Азимов сформулировал весьма влиятельные Три закона робототехники, которые впоследствии сформировали как жанр, так и область исследований. Роботы в этих историях развивались от враждебных до героических и всего промежуточного в соответствии с видением Азимова. С тех пор мир не был прежним.

15 Как безопасно жить в научно-фантастической вселенной , Чарльз Ю Лауреат Национальной книжной премии

и писатель Westworld Чарльз Ю — один из самых захватывающих талантов фантастов современности.Его мета-вымышленный дебют сосредоточен на Чарльзе Ю, одиноком механике машины времени для Time Warner Time, который получает прибыль, управляя альтернативными вселенными. Чарльз наблюдает за Minor Universe 31, научно-фантастической фантасмагорией, где он встречает Линуса Скайуокера (который убил своего знаменитого отца), но все это время он глубоко оплакивает своего собственного отца, пионера путешествий во времени, который исчез. Когда Чарльз стреляет в себя из будущего в момент паники, он вскоре застревает во временной петле, которая может привести к столкновению со своим давно потерянным родителем.Тривиальный и умный, игривый и полный сердца, этот горько-сладкий роман красноречиво говорит о нашем слишком человеческом желании изменить прошлое.

14 О дивный новый мир Олдос Хаксли

Олдос Хаксли написал десятки выдающихся книг, но О дивный новый мир возвышается над остальными не просто так. В этом кошмарном видении будущего Хаксли представляет мир лечащих настроение лекарств, информационной перегрузки и секса по требованию.Массы смягчаются этим бесконечным циклом потребления, позволяющим тоталитарному Мировому Государству безраздельно править, но ученый-сонник Бернард Маркс не удовлетворен жизнью без страсти и боли. Когда он осмеливается дать отпор Контролерам Миров, О дивный новый мир с головой уходит в захватывающую историю о несоответствии и индивидуальности, которая до сих пор волнует нас. В 2002 году романист Дж. Г. Баллард сказал об этом лучше всего: « 1984 на самом деле так и не появился, но О дивный новый мир окружает нас повсюду.

13 Сотрудники , Ольга Равн

Сотрудники на 136 страницах рассказывают больше, чем в некоторых научно-фантастических романах на 500. На корабле, летящем сквозь глубокий космос, люди и гуманоиды работают вместе в строгой корпоративной иерархии. Когда они приземляются на New Discovery, члены экипажа извлекают таинственные объекты, которые обладают странной властью как над людьми, так и над машинами, пробуждая мечты, воспоминания и тоску.Люди оплакивают свои потерянные связи на Земле, в то время как их гуманоидные коллеги жаждут связей, которых они никогда не знали. Построенный как серия свидетельских показаний экипажа, собранных после того, как напряженность в отношениях с их деспотичным работодателем достигла пика, «Сотрудники » — это незабываемый роман о психических затратах труда при капитализме. Тем не менее, он также глубже исследует животрепещущие вопросы научной фантастики: что делает нас людьми? Кто из нас больше человек, человек или робот? Является ли синтетическая жизнь жизнью? Сказочный и чувственный, The Employees нельзя пропустить.

12 1984 , Джордж Оруэлл

В мире, где озабоченность конфиденциальностью, злоупотреблениями правительства и свободой информации актуальна как никогда, 1984 продолжает пугать и удивлять. Шедевр Оруэлла, опубликованный в 1949 году, представляет собой леденящую кровь историю мятежного бюрократа Министерства правды; его глазами мы видим ужасающее тираническое общество, где независимая мысль — преступление, а правда — вымысел.Спустя все эти десятилетия число , 1984, по-прежнему занимает важное место в нашем культурном воображении, начиная с места в нашей учебной программе и заканчивая всепроникающим влиянием на наш язык. Трудно представить какой-либо научно-фантастический роман с большим влиянием.

11 Задача трех тел , Сиксинь Лю

Один из самых известных китайских писателей-фантастов открывает трилогию «Воспоминания о прошлом Земли », удостоенную премии «Хьюго», захватывающим триллером «: Проблема трех тел », действие которого разворачивается на фоне культурной революции в Китае.Когда молодой физик приходит работать на секретную правительственную базу «Красный берег», она вскоре узнает, что пограничные ученые общаются с инопланетянами и планируют нанести враждебный визит. Огромный по размаху, богатый как запутанными тайнами, так и большими идеями о прогрессе, «Проблема трех тел » знаменует собой восхождение писателя, которому суждено стать таким же каноничным, как Артур Кларк или Айзек Азимов. Этот сериал скоро станет сериалом Netflix от шоураннеров « Game of Thrones » Дэвида Бениоффа и Д.Б. Вайс, так что иди на первый этаж, пока можешь.

10 Мечтают ли андроиды об электрических овцах? , Филип К. Дик

Мечтают ли андроиды об электрических овцах? , как известно, стал основой для «Бегущий по лезвию », но если вы киноман, который не читал роман, вас ждет что-то новое, так как это скорее дополнение, чем точная адаптация. Здесь присутствуют некоторые знакомые кости, такие как охотник за головами Рик Декард и его миссия по отставке андроидов-изгоев, но вы нигде не найдете термина «бегущий по лезвию».Действие этого короткого остросюжетного романа происходит в заброшенном Сан-Франциско после того, как радиоактивные осадки на Терминале мировой войны уничтожили землю. Его центральной темой является сочувствие. Могут ли андроиды испытать это? Разве люди, у которых его нет, лучше машин? Мечтают ли андроиды об электрических овцах? задает больше вопросов, чем дает ответов, наслаждаясь двусмысленностью того, что отличает человека от машины. Как и вся лучшая научная фантастика, этот серьезный набег на то, что делает нас людьми, запомнится вам надолго.

9 Station Eleven , Эмили Сент-Джон Мандель Действие

происходит до, во время и после того, как смертельный грузинский грипп унес жизни 99% населения мира, унеся с собой знакомые очертания человеческой цивилизации. Одиннадцатая станция — это яркая история Странствующей симфонии, кочевой труппы актеров. и музыканты, исполняющие Шекспира для разбросанных поселений в районе Великих озер.По дороге они встречают жестокого лидера культа, известного как Пророк, который проповедует, что вирус был действием Бога — божественным очищением недостойных. В то время как так много постапокалиптических романов рассказывают о силах, которые нас разделяют, «Одиннадцатая станция » прославляет то, что позволяет нам не просто выживать, но и жить: создание искусства, принадлежность к чему-то большему, чем мы сами, неустанный поиск того, что значит жить. Будьте человеком. Захватывающий и прекрасный, Station Eleven — это одновременно и элегия затерянному миру, и гимн человеческому духу.

8 Exhalation , Тед Чанг

В этом звездном сборнике рассказов один из самых отмеченных наградами писателей-фантастов нашего времени представляет девять блестящих историй о путешествиях во времени, искусственном интеллекте и альтернативных вселенных. Сборник открывается отмеченной премией Хьюго притчей, действие которой происходит в древнем Багдаде, где торговец, путешествующий через портал алхимика, усваивает знакомый урок о невозможности стереть прошлое.В другом выдающемся случае тестировщик программного обеспечения проводит эмоциональные два десятилетия, взращивая искусственный интеллект, как если бы это был цифровой питомец (пользователи тамагочи, обратите внимание). Замечательный заглавный рассказ, структурированный как дневниковая запись ученого-механика, анализирующего собственный мозг, предлагает глубокую мудрость о сознании: «Созерцайте чудо существования и радуйтесь тому, что вы в состоянии сделать это». Через скудную, наводящую на размышления прозу, Чанг передает истории о людях и машинах глубоко прочувствованными — и глубоко человечными.

7 Не отпускай меня , Кадзуо Исигуро

Нельзя сказать слишком много о Не отпускай меня , не испортив душераздирающий поворот романа. Но вот что мы можем раскрыть: в леденящем кровь великом произведении Исигуро мы встречаем трех учеников Хейлшема, английской донкихотской школы-интерната, где приютившие дети обучаются искусству и ничему не учат о внешнем мире.Только когда они становятся взрослыми, они узнают шокирующую правду о гнусных действиях Хейлшема и реальности их ужасных целей. Одновременно захватывающая тайна, готический роман и душераздирающее произведение научной фантастики, « Never Let Me Go » — это шедевр напряжения и тона, а также мощное обвинение будущего, сформированного наукой без этики.

6 Левая рука тьмы , с картины Урсулы К.Ле Гуин

В 1969 году Ле Гуин прославила феминистскую научную фантастику своим романом «Левая рука тьмы». Согласно The Paris Review , «ни одна работа не сделала большего, чтобы перевернуть жанровые условности». Это сокрушительное повествование о первом контакте начинается на планете Гетен, куда эмиссар земного происхождения Дженли Ай направляется для заключения межпланетного союза.Амбисексуальные гетенцы живут без гендерной бинарности, а это означает, что они построили мир без войн, где дети воспитаны сообща.Неспособность Ай мыслить дальше собственной женоненавистничества и гомофобии угрожает его миссии, ставит под угрозу его жизнь и ставит под угрозу его растущую связь с Эстравеном, опальным премьер-министром Гетена. В этой дальновидной работе радикального воображения Ле Гуин исследует мир за пределами ограничений пола и пола и ведет нас к вершинам любви без ограничений.

5 Сородичи , Октавия Батлер

О вкладе Октавии Батлер в научную фантастику и афрофутуризм ходят легенды, а это означает, что выбрать хотя бы одну из ее работ для этого списка было непростой задачей.Но Kindred , возможно, ее самый известный роман, выделялся среди остальных как мастер-класс по способности научной фантастики говорить с современным моментом. Это история Даны, чернокожей женщины из Лос-Анджелеса примерно в 1976 году, которая насильно переносится в прошлое на довоенную плантацию, где ее предки были порабощены. Каждый раз, когда она перебирает прошлое и настоящее, пребывание Даны на плантации становится все более продолжительным и опасным, заставляя ее противостоять ужасному наследию рабства, женоненавистничества и превосходства белых.Как однажды сказал Харлан Эллисон: «Октавия Батлер — писатель, который будет с нами очень-очень долго, а Сородич — это тот редкий магический артефакт… роман, к которому возвращаешься снова и снова». Почти как путешествие во времени, мы продолжаем возвращаться к нему.

4 Пятый сезон , с картины Н.К. Джемисин

Как и многих писателей-фантастов, Джемисин невозможно отнести только к одному жанру.Многие из ее работ принадлежат к гибридному жанру научной фантастики, в том числе первая часть ее трилогии « Broken Earth », которая меняет парадигму. Пятый сезон представляет собой характерный для Джемисинцев подвиг удивительного миростроительства: Неподвижность, опасный континент, разрушенный вулканами, землетрясениями и тектоническим хаосом. Там живут орогены, которые имеют власть манипулировать стихиями, но сталкиваются с преследованиями и линчеванием. Через связанные повествования трех необычных женщин Джемисин изображает трагедию жизни орогена с жестокими, беспощадными деталями.В то время как эти незабываемые персонажи ищут безопасности и свободы действий, Джемисин плетет сокрушительную историю о системном угнетении, где сквозь мрачные края просвечивают песчаные проблески надежды.

3 Марсианские хроники , Рэй Брэдбери

Если вы ожидали увидеть в этом списке 451 по Фаренгейту, значит, вы недостаточно времени провели с Марсианские хроники , несомненно, шедевром Брэдбери.Радикально поэтичный и богатый метафорами роман «Марсианские хроники » стал поразительным скачком вперед для жанра, который до этого не считался достаточно «литературным». Последовательность связанных историй Брэдбери начинается на Земле, опустошенной ядерной войной. В поисках нового начала американцы собирают свою явную судьбу и отправляются покорять Марс, но мало ли они знают, что красная планета покорит их в ответ. Марс Брэдбери — сказочный пейзаж заброшенных городов, населенных вымирающей расой древних, непознаваемых существ.В мерцающих историях, которые колеблются от мрачной трагедии до чистой комедии, Брэдбери демонстрирует исследование человечеством и запустение Марса, разрушая при этом мифологию середины века об американской исключительности. Рассказанный одновременно элегическим и зловещим, фантастическим и сказочным языком, «Марсианские хроники » трансформирует и выходит за рамки своего жанра.

Что бы мы были без Дюны , дедушки современной научной фантастики? Самый продаваемый в мире научно-фантастический роман всех времен проложил путь для Alien, Blade Runner , Stars , Wars и Trek , а также бесчисленного множества других культурных палаток.Действие игры Dune разворачивается в далеком будущем и представляет собой межгалактическое феодальное общество, в котором могущественные дворянские дома соперничают за контроль над ресурсами, армиями и планетарной властью. В центре всего этого находится Арракис, негостеприимная пустынная планета, где обитают гигантские песчаные черви, загадочное местное население и ценные природные ресурсы – специи. Когда молодой Пол Атрейдес становится мишенью как потенциальный мессия, который поведет планету — и галактику — к новому будущему, разворачивается эпическая история войны, предательства и мистицизма.Пугающе оригинальная и тематически амбициозная, Dune предлагает мастер-класс по силе научной фантастики не только для развлечения, но и для изучения культурных ландшафтов и этических вопросов нашего времени. Религия, колониализм и защита окружающей среды — все это попадает под микроскоп Герберта, как и ограничения путешествия героя. «С вашим народом не может постичь более ужасная катастрофа, чем попасть в руки героя», — зловеще предупреждает Герберт. С тех пор ни один герой научной фантастики не ступил легкомысленно.

1 Франкенштейн , Мэри Шелли

Ненастной летней ночью 1816 года восемнадцатилетняя Мэри Шелли села за написание рассказа о привидениях. То, что вылилось из-под ее пера в ту роковую ночь, изменит мир, произведя революцию в нашем понимании искусственной жизни, очаровав не одно поколение читателей и положив начало научной фантастике в том виде, в каком мы ее знаем сейчас. Даже непосвященный читатель знает знакомые черты этой истории: доктор.Виктор Франкенштейн строит существо из выброшенных частей тела, отшатывается от своего творения, а затем видит, как все, что он любит, уничтожается его отвергнутым потомством. В этом знаменательном романе Шелли соединила первобытную притчу с потрясениями и тревогами промышленной революции и тем самым заложила основу для тем и построений научной фантастики. Весомые вопросы, которые она задает в Франкенштейн , продолжают оживлять жанр и по сей день. Почему мы питаем такой страх перед другим? Насколько мы ответственны за наши творения и что это значит, когда они развивают собственную свободу действий? Где грань между тем, что наука может сделать , и тем, что она должна сделать ? Франкенштейн поражает в самое сердце того, что значит быть человеком.Он также вознаграждает повторное прочтение — настолько, что даже два века спустя мы все еще смотрим на него через новые линзы, поскольку квир-, трансгуманистические и феминистские прочтения обнаруживают новые глубины в знакомом тексте. Множество подражателей пытались достичь высоты Франкенштейна , но ни один из них не приблизился. Мы всем обязаны уртекстовой истории Шелли о великой и ужасной цене современности, морали и прогресса.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Реклама – продолжить чтение ниже

50 лучших фэнтези-книг всех времен

Элейн Чанг

Фэнтези — старейший жанр литературы, появившийся за тысячи лет до изобретения переплетенных книг благодаря мифологии и фольклору. Но даже сейчас читатели и критики не всегда могут прийти к единому мнению о том, что такое фэнтези, а что нет.Для некоторых древняя поэзия, такая как Беовульф, Одиссея, и Эпос о Гильгамеше , является подходящей игрой. Для других современный жанр для взрослых начался с « Phantastes » Джорджа Макдональда в 1858 году, истории о жаждущем 21-летнем парне, который просыпается в Сказочной стране и влюбляется в мраморную статую, созданную Пигмалионом.

Помимо происхождения, большинство ученых соглашаются с основным определением: фэнтези — это когда происходит что-то, что мы считаем сверхъестественным, что не может быть объяснено технологиями (как в научной фантастике) или жутким (как в ужасах).Конечно, между этими жанрами нет строгих границ, и многие книги можно было бы с полным основанием отнести на полку ко всем трем жанрам. Но для этого списка мы сосредоточились на романах, которые в основном представляют собой фэнтези, поэтому вы не увидите жанровых бродяг, таких как « Излом времени» Мадлен Л’Энгл или « Книга Нового Солнца» Джина Вулфа.

Чтобы сохранить эту линейку управляемой, мы включили только книги, изначально изданные в переплете на бумаге, что исключило такие классические произведения, как Путешествие на Запад и Тысяча и одна ночь , и гарантировали, что они в настоящее время и легко доступны в печати.Мы также ограничили список одной книгой на автора, чтобы не перегружать его несколькими книгами из одной серии.

Хотя все списки субъективны, мы выделили книги, которые привнесли в жанр что-то новое и новаторское — книги, которые вдохновили других писателей-фантастов, а также читателей. В порядке ранжирования, вот лучшие фэнтезийные книги всех времен.

Реклама – продолжить чтение ниже

50 Город латуни , С.А. Чакраборти

Действие первого романа трилогии Чакраборти происходит в Каире 18-го века, где вор-экзорцист по имени Нари случайно вызывает воина-джинна. Вместе они отправляются в «медный город», волшебный мегаполис под названием Дэвабад. История Нари продолжается в двух динамичных сиквелах: : Медное королевство, и : Золотая империя, , а в октябре этого года выйдет дополнительный сборник историй, : Серебряная река, .

49 Ночной цирк Эрин Моргенштерн

Единственная книга в этом списке, написанная во время Национального месяца написания романов, дебютный роман Моргенштерна — это атмосферная сказка о Le Cirque des Rêves — бродячем волшебном цирке, который появляется только ночью в викторианской Англии. Нелинейная история полна удивительных секретов, которые продолжают раскрываться до самого конца.

48 Погребенный великан , Кадзуо Исигуро

Автор Never Let Me Go написал только один фэнтезийный роман, но он выбил его из парка.В Средние века после смерти короля Артура таинственный «туман» мешает британцам хранить долговременные воспоминания. Пожилая пара, убежденная, что сын, которого они едва помнят, пропал, путешествует по стране, чтобы найти его, где они натыкаются на людоедов, дракона и сэра Гавейна.

47 Библиотека на горе Чар , с картины Скотта Хокинса

Кэролайн и ее одиннадцать братьев и сестер живут вместе в доме своего отца, кажущегося бессмертным человека, чья библиотека наделяет их особыми способностями.Сказать что-то еще — значит испортить этот захватывающий, единственный в своем роде роман, полный неожиданностей и динамичный, как триллер.

46 Ring Shout , П. Джели Кларк

В душераздирающей новелле Кларка сторонники превосходства белой расы призывают демонических существ во время премьеры фильма «Рождение нации » в 1915 году. Семь лет спустя в Джорджии три готовые к бою чернокожие женщины, вооруженные мечом, винтовкой и взрывчаткой, собираются у Стоун-Маунтин. чтобы помешать кишащему демонами Ку-клукс-клану устроить апокалипсис.

45 Другой город , Михал Айваз

Переведенный на английский язык в 2009 году, Другой город — сложный, но чрезвычайно полезный роман, действие которого происходит в Праге, где неназванный рассказчик обнаруживает пурпурную книгу, написанную на неразборчивом языке; Затем он понимает, что есть другая, сюрреалистическая версия города, существующая в том же пространстве, что и знакомая. Его полуночные путешествия по этому «другому городу» богаты образами Борхеса и Дали, в результате чего вы никогда не забудете читательский опыт.

44 Волшебник Уайлддипа , Кай Ашанте Уилсон

Еще один странный лес находится в центре Волшебник Диких Глубин, Новеллы Кая Ашанте Уилсона 2015 года о двух мужчинах, произошедших от мертвых богов. Они возглавляют экспедицию через Wildeeps, где несколько миров пересекаются, а волшебные существа преследуют их группу. Это захватывающий мир, еще более расширенный в 2016 году последующей новеллой «Вкус меда ».

43 Незаконченный мир , Эмбер Спаркс Издательская корпорация Liveright

Эмбер Спаркс играет с формой, жанром и архетипами в этом подробном сборнике рассказов. На этих страницах можно увидеть множество рыцарей, оборотней, астронавтов, библиотекарей, путешественников во времени и динозавров, но никогда не в качестве тропов — несмотря на их фантастические предпосылки, каждая история основана на эмоциональном реализме.

42 Witchmark , C.L. Полк

Лауреат премии World Fantasy Award 2019 за лучший роман, Witchmark разворачивается во вторичном мире, похожем на эдвардианскую Англию, где правят знатные семьи, обладающие магическими способностями. Обстановка фантастическая, персонажи проработаны до мелочей, но во второй половине книга действительно сияет благодаря серии откровений, которых вы никогда не заметите.

41 Tales of Falling and Flying , Бен Лури Очень короткие рассказы Бена Лури

— это почти отдельный жанр, нечто среднее между сказками, фантастическими виньетками и абсурдистскими зарисовками.Они заставят вас думать, удивляться и громко смеяться. Ни одна из этих 40 историй не заканчивается так, как вы ожидаете, даже история о Додо.

40 Что должно быть диким , Джулия Файн Дебютный роман

Файна начинается с одной из самых потрясающих первых строк всех времен: «Они вырастили меня внутри моей матери, что было необычно, потому что она была мертва». Рожденная со способностью убивать и оживлять живых существ одним прикосновением, 16-летняя Мэйси Котей отправляется в приключение по таинственному лесу, чтобы найти своего пропавшего отца.

39 Темный оттенок магии , автор В.Е. Шваб

Серия Schwab Shades of Magic начинается с этого блокбастера, в котором несколько редких магов могут путешествовать между четырьмя версиями Лондона — Красным Лондоном, полным магии; Серый Лондон, наш собственный мир эпохи Регентства; Белый Лондон, умирающий город; и Черный Лондон, давно разрушенный магией. Это так же увлекательно, как звучит.

38 Ворр , Брайан Кэтлинг

Мрачный, противоречивый роман, наполненный изысканной красотой и душевной болью. Вскоре после Первой мировой войны английский солдат прибывает в африканский город Эссенвальд, который кирпич за кирпичом перевозили из его первоначального местоположения в Германии, в качестве базового лагеря для своего путешествия через обширный не нанесенный на карту лес, вооруженный луком, сделанным из лука. кости и сухожилия его умершей жены.Дальше становится еще страннее.

37 Тигана , Гай Гавриэль Кей

В 1970-х годах Гай Гавриэль Кей помог Кристоферу Толкину отредактировать «Сильмариллион » после смерти Дж.Р.Р. Толкин. Спустя десятилетия Кей стал одним из самых плодовитых писателей-фэнтези своего поколения, часто действие его романов происходит в мирах, которые очень напоминают исторические места на Земле. Действие его самой впечатляющей книги, Tigana 1990-х годов, происходит на планете с двумя лунами, магией и культурой, вдохновленной враждующими провинциями средневековой Италии.

36 Черные волны небес , Неон Ян

Эпическая новелла из серии Янга Tensorate , The Black Tides of Heaven стал финалистом премий Nebula, Hugo и World Fantasy Awards в 2018 году. Дети-близнецы жестокой императрицы, Мокойя и Акеха, растут в монастыре. где они развивают магические силы. Объявив выбранный ими пол молодыми людьми, они вступают в противоборствующие стороны в войне за империю своей матери.

35 Игра престолов Джордж Р. Р. Мартин

Когда в 1996 году была опубликована первая книга Мартина из серии «Песнь льда и пламени », никто не мог предположить, что Дейенерис Таргариен и Джон Сноу станут именами нарицательными два десятилетия спустя благодаря HBO. В то время как два последних тома потеряли часть импульса, созданного Мартином в первых трех, нельзя отрицать, что оригинальный «Игра престолов » является знаковым событием, переворачивающим так много заезженных жанровых троп с ног на голову.

34 Тонкий нож , Филип Пуллман

Трудно выбрать лучшую книгу в трилогии Пуллмана «Темные начала ». «Золотой компас» — увлекательное, хотя и довольно сложное введение в мир Лиры, полный демонов, дирижаблей и бронированных белых медведей, в то время как «Янтарная подзорная труба » берет на себя самые большие повествовательные риски (не все из которых окупаются).Но «Тонкий нож » — это стремительное путешествие по мультивселенной, не обремененное обязанностями по подготовке и завершению, которые иногда отягощали первую и третью книги серии.

33 Королева завоеванных , с картины Касена Каллендера

Черная женщина со способностью читать мысли, Сигурни Роуз стремится отомстить колонизаторам, убившим ее семью, во взрослой дебютной игре Callendar, действие которой происходит в островном мире, вдохновленном Карибским морем.Это замечательная история о королевских интригах, манипуляциях и разрушительной силе, получившая премию World Fantasy Award как лучший роман в 2020 году.

32 Kalpa Imperial , Анжелика Городишер

Покойная аргентинская писательница Анжелика Городишер заслуживает гораздо большего внимания благодаря этому роману в рассказах, переведенному не кем иным, как Урсулой К. Ле Гуин в 2003 году. падение (и снова подъем и падение) безымянной империи.Это умный и причудливый взгляд на то, как власть развращает реальные и воображаемые общества.

31 Звездная пыль , Нил Гейман

Роман Геймана «Звездная пыль », написанный в 1999 году под впечатлением от английских писателей-фантастов до Толкина, таких как лорд Дансени и Хоуп Миррлис, кажется вечной классикой. Сказка о рынках фей, ведьмах и враждующих принцах, а также роман между получеловеком-полуфеей юношей и упавшей звездой в образе молодой женщины.Яркий и свежий, он достаточно короткий, чтобы прочитать его за один присест.

30 Голубая лиса , автор Sjón Фаррар, Штраус и Жиру

Всего на 123 страницах « Голубой лис» — самый короткий роман Сьона и лучшее введение в его сюрреалистическую и навязчивую прозу. Это следует за исландским священником в 1883 году, который выслеживает голубую лисицу по ледниковому ландшафту, прежде чем сойти с ума.

29 Где гора встречается с луной , Грейс Лин

Вдохновленный китайским фольклором и получивший награду Newbery Honor 2010 года, «Где гора встречает луну » — это прекрасное фэнтезийное приключение о молодой девушке по имени Минли. Рожденная в нищете на грязных берегах Нефритовой реки, она отправляется в горы, чтобы найти Лунного Старика и попросить его помочь прокормить ее семью.Полноцветные иллюстрации Лин действительно оживляют мир Минли, и история продолжается в двух сиквелах: Звездная река неба и Когда море превратилось в серебро .

28 Попасть в беду , Келли Линк Random House Trade в мягкой обложке

Феи, вампиры, призраки, супергерои, астронавты и другие воображаемые существа населяют эти девять историй из блестящего сборника Линка 2015 года, ставшего финалистом Пулитцеровской премии в области художественной литературы.Его открывающая история «Летние люди» — идеальная отправная точка для новых читателей в жанре фэнтези.

27 Искупление в индиго , Карен Лорд

Первоначально опубликованный в 2010 году, дебютный роман Карен Лорд с тех пор стал классикой. Действие происходит в вымышленной деревне на Карибах и основано на сенегальской народной сказке о женщине, которая бросает своего ужасного мужа. Но, по словам Господа, независимый дух женщины привлекает к ней внимание бессмертных существ, называемых джомби, которые дают ей возможность буквально изменить мир — со скрытой ценой.

26 Foundryside , Роберт Джексон Беннетт

Предыдущий стартовый сериал Роберта Джексона Беннета, City of Stairs, 2014 года, мог бы легко попасть в этот список, но его фэнтезийный роман об ограблении Foundryside еще более убедителен. В нем рассказывается о воре по имени Санча Градо из города Теванн, где объекты — и людей! — можно запрограммировать на совершение чудес, написав на них магические символы.Все становится по-настоящему интересным, когда Санча обнаруживает подсказки к тому, откуда взялись символы, что ведет к следующей книге серии, Shorefall, и предстоящей этим летом Locklands .

25 Лунная ведьма, Король пауков

Вторая книга в трилогии Марлона Джеймса «Темная звезда» не является традиционным продолжением Black Leopard, Red Wolf 2019 года. Он начинается 177 лет назад, прежде чем настигнуть те же события — на этот раз рассказанные ведьмой Соголон, одним из антагонистов Следопыта в первой книге.В результате получилась одна из самых захватывающих и оригинальных историй о происхождении в истории жанра.


(Прочитайте интервью с Джеймсом здесь, в Esquire, и ознакомьтесь с его пятью рекомендациями в области фэнтези.)

24 Утонувшая жизнь , Джеффри Форд

Можно было бы привести в пример почти все книги Форда, но его сборник рассказов 2008 года «Жизнь утопленника » может быть его лучшей работой на сегодняшний день.Эти темные и сказочные истории разворачиваются сами по себе удивительным и увлекательным образом, особенно «На дне озера», «Заклинание Мантикоры» и «В доме четырех времен года».

23 Искорененный , Наоми Новик

Самостоятельный роман Новик « Вырванный с корнем », наиболее известный благодаря серии « Temeraire », основан на польской мифологии. Каждые десять лет из своей башни спускается волшебник и берет в помощницу девочку-подростка из соседней деревни, но когда он выбирает неуклюжую Агнешку, все уже никогда не будет прежним.

22 Король птиц , с картины Дж. Уиллоу Уилсон

Наиболее известная как автор комиксов, перезапустившая Мисс Марвел в роли Камалы Хан, Уилсон также является выдающимся писателем, о чем свидетельствует эта богато вымышленная история о платонической любви между наложницей и картографом в эмирате Гранада 15-го века. С помощью волшебных карт своего лучшего друга Хасана Фатима сбегает из дворца султана и ищет безопасное убежище на мифологическом острове.

21 Подменыш , Виктор ЛаВалль

Возможно, больше, чем любая другая книга в этом списке, Подменыш находится на грани между фэнтези и ужасом. Речь идет о торговце редкими книгами по имени Аполло Кагва, чья жена совершает нечто немыслимое перед тем, как исчезнуть, ведя Аполлона в путешествие по фантастическому альтернативному Нью-Йорку, который сосуществует с нашим.

20 Путь королей , Брэндон Сандерсон

Сандерсон стал известен, написав последние три книги из серии «Колесо времени » после смерти Роберта Джордана в 2007 году.В то же время Сандерсон выпустил свой собственный 10-томный фэнтезийный эпос «Архив буресвета», , начиная с «Путь королей» . Это чрезвычайно увлекательный и полезный роман на 1000 страниц, которому суждено стать престижной экранизацией.

19 The Shadow Rising , Роберт Джордан

Первая книга из 14-томной серии Колесо Времени , Око Мира, страдает от ледяного ритма, поскольку Роберт Джордан изо всех сил пытается отличить свою вселенную от вселенной Толкина.Но четвертая и самая длинная книга, The Shadow Rising, 1992 года, также является самой захватывающей и новаторской, поскольку Джордан связывает некоторые концы с первой третью общей истории (он также знакомит с культурой айил и их полностью женскими Девами). копья). Ознакомьтесь с нашим руководством по серии Wheel of Time здесь.

18 Озма из страны Оз , Л. Фрэнк Баум

Между 1900 и 1920 годами Л.Фрэнк Баум написал 13 сиквелов к «Чудесный волшебник из страны Оз ». Но третья книга из серии « Озма из страны Оз » (1907) — лучшая и самая изобретательная. В первом путешествии Дороти за пределы страны Оз она встречает самого раннего гуманоидного робота в художественной литературе Тик-Тока, а также тщеславную принцессу Лангвидер, одну из самых ужасающих злодеев в истории фэнтези, которая может отрубить ей голову и замените его одним из 30 альтернатив, запертых в ее замке, полном зеркал.

17 Раз и навсегда , Кендзи Миядзава, перевод Джона Бестера

Кендзи Миядзава не был широко известен в Японии до своей смерти, когда в 1934 году был опубликован его роман « Ночь на галактической железной дороге ». С тех пор он стал классикой, но более ранние рассказы Миядзавы еще более очаровательны. Говорящие животные и сказочные леса из «Однажды и навсегда » заслуживают многократного прочтения благодаря поэтической прозе Миядзавы, провокационным поворотам и незабываемым образам, действие которых происходит в сельской местности, где мир природы сталкивается с первыми признаками современной промышленности.

16 Путешествие Покорителя Зари , К. С. Льюис

Лев, колдунья и платяной шкаф , несомненно, самое любимое название в Хроники Нарнии , но, как и Л. Фрэнк Баум до него, К. С. Льюис действительно добился успеха в третьей книге серии. Путешествие Покорителя Зари (1952) — самая полная приключений глава в истории детей Певенси, когда они присоединяются к королю Каспиану в путешествии по Восточному океану, чтобы исследовать новые земли, где они встречают русалок, драконов и разумных упавшие звезды.

15 The Palm-Wine Drinkard , автор: Амос Тутуола

Богатый нигериец отправляется в город мертвых в великом произведении Амоса Тутуолы 1952 года, одном из первых африканских романов, переведенных на английский язык. Когда его личный поставщик пальмового вина умирает, неназванный человек отправляется на поиски, чтобы вернуть его в страну живых, встречая по пути призраков, богов и других сверхъестественных существ из фольклора йоруба.Это изобретательно и сюрреалистично, с самоуверенным, красноречивым рассказчиком, напоминающим Трекера из «Черного леопарда », «Красного волка » Марлона Джеймса.

14 Латро в тумане , Джин Вульф

Джин Вулф наиболее известен благодаря серии книг «Книга Нового Солнца, », состоящей из четырех томов, которая считается шедевром научной фантастики. Но гораздо менее известные работы из более раннего периода его карьеры — Soldier of the Mist (1986) и Soldier of Arete (1989), теперь собранные как Latro in the Mist — столь же гениальны и неотразимы.В нем рассказывается о наемнике из Древней Греции, чья травма головы не позволяет ему создавать новые воспоминания или вспоминать старые, но позволяет ему воспринимать мифологические существа и божества, невидимые для большинства людей. Представьте, что Memento Кристофера Нолана встречается с The Odyssey .

13 Кровавая палата Анджела Картер

Эти десять рассказов английской писательницы Анджелы Картер были впервые собраны в 1979 году и с тех пор стали основополагающим текстом для феминистского фэнтези.Каждая история пересматривает популярную сказку — «Спящая красавица», «Красная шапочка», «Красавица и чудовище » — и одновременно исследует и ниспровергает то, как обращаются с женщинами. Десятки влиятельных писателей, таких как Маргарет Этвуд и Нил Гейман, назвали этот сборник своим источником вдохновения.

12 Сородичи , Октавия Э. Батлер

Большинство книг и рассказов Октавии Е. Батлер твердо относятся к жанру научной фантастики, но сама она классифицировала Сородич как «мрачное фэнтези».Отдельный роман, опубликованный в 1979 году, рассказывает о чернокожей женщине 20-го века из Калифорнии, которая путешествует во времени на рабовладельческую плантацию в Мэриленде до Гражданской войны, где встречает своих предков. Как и большинство работ Батлера, это жестоко, красиво и блестяще.

11 Дети крови и костей Томи Адейеми

Немногие романы в жанре фэнтези для молодежи имели такой же мгновенный успех, как дебют Адейеми в 2018 году.Действие игры Children of Blood and Bone происходит в вымышленном королевстве Ориша и вдохновлено доколониальной Нигерией. Это остросюжетная эпопея о колоризме, классизме и сексизме в обществе, где магия была подавлена ​​безжалостным монархом.

10 Myst: The Book of Atrus , Рэнд Миллер, Робин Миллер и Дэвид Уингров

Этот роман, опубликованный в 1995 году, должен был раскрыть предысторию видеоигры Myst и ее продолжения Riven.Но сама по себе «Мист : Книга Атруса » — одна из самых недооцененных книг в жанре — чрезвычайно изобретательная и внушающая благоговейный трепет работа в жанре фэнтези наравне с Толкином, Ле Гуином и Джемисин. Речь идет о мальчике, воспитанном бабушкой в ​​тени потухшего вулкана в пустыне, пока его отец не возвращается из руин затерянной цивилизации, скрытых глубоко под поверхностью Земли. В той цивилизации у писателей была возможность создавать «связывающие книги», которые позволяли людям путешествовать между мирами.

9 Цирцея , Мадлен Миллер

Возможно, вы помните Цирцею как волшебницу, которая превращает солдат Одиссея в свиней в гомеровской Одиссее . Но в захватывающем пересказе Мадлен Миллер Цирцея — герой собственной истории, мать, которая полагается на свой интеллект и магию, чтобы защитить своего сына от богов, монстров и людей.

8 Незнакомец в Олондрии , с картины Софии Саматар

София Саматар делает то, чего не может ни один другой писатель.Ее роман 2013 года « Незнакомец в Олондрии, » представляет собой великолепно написанную историю взросления, полную неожиданных поворотов, действие которой происходит в фантастической империи, вдохновленной Турцией, Александрией и Южным Суданом. В 2016 году последовал сопутствующий роман The Winged History, .

7 Джонатан Стрэндж и мистер Норрелл , Сюзанна Кларк Том

Кларка 2004 года — абсолютный шедевр. Действие Джонатана Стрэнджа и мистера Стрэнджа происходит в альтернативной версии Англии 19-го века, где магия реальна.Norrell угрюмый, готический и невероятно смешной. Единственный минус? У него нет продолжений. Но последний роман Кларка « Пиранези, » тоже мог легко попасть в этот список.

6 Герой, рожденный , Джин Юн, перевод Анны Холмвуд

Герой, рожденный , — это первый том трилогии Цзинь Юна « Кондор», эпического фэнтези об уся, действие которого происходит во время реальных войн Цзинь-Сун в 13 веке.Первоначально опубликованный гонконгской газетой в конце 1950-х годов, он с тех пор стал культурным феноменом в масштабе «Властелин колец» в Китае. В этом томе Го Цзин родился и вырос в степях Монголии после того, как его отец был убит, и изучает кунг-фу в качестве ученика Чингисхана.

5 Кто боится смерти , Ннеди Окорафор

Джордж Р. Р. Мартин является сопродюсером версии HBO потрясающего фэнтезийного приключения Ннеди Окорафор 2010 года «, кто боится смерти, », действие которого происходит в постапокалиптической версии Судана.Название не мантра — это переведенное имя главного героя Окорафор, Оньесонву, чья могущественная магия толкает ее на столкновение со своим отцом, колдуном, который хочет ее смерти.

4 Милость королей , Кен Лю

Сложная, амбициозная и сногсшибательно великолепная первая книга Кена Лю из серии Dandelion Dynasty представляет собой фантастический эпос с замысловатым сюжетом. Бывшие враги становятся союзниками, чтобы свергнуть древнюю империю, представленную в прекрасной прозе, демонстрирующей стиль «силкпанк» Лю — культура, вдохновленная Восточной Азией, наряду с фантастическими технологиями, такими как дирижабли и боевые змеи.

3 Волшебник Земноморья , Урсула К. Ле Гуин

Классический роман Урсулы К. Ле Гуин, написанный в 1968 году, едва ли состоит из 200 страниц, но ему все же удается представить захватывающий мир, породивший пять сиквелов, девять рассказов, многочисленные награды и две разочаровывающие экранизации. Это история взросления молодого волшебника по имени Гед, который случайно выпускает на волю кошмарное теневое существо, пытаясь произвести впечатление на девушку.Относительно!

2 Братство Кольца , Дж.Р.Р. Толкин

Первая книга из трилогии «Властелин колец » не нуждается в представлении и остается лучшим произведением Толкина, поскольку в ней представлены самые запоминающиеся декорации и характерные моменты. От городов Ривенделл, Мория и Лотлориэн до представлений Тома Бомбадила, Элронда и Галадриэли, «Братство Кольца » (1954) — это достижение, меняющее парадигму, которое вдохновило тысячи фэнтезийных романов, опубликованных после него.

1 Пятый сезон , с картины Н.К. Джемисин

Трилогия Н. К. Джемисина « Broken Earth » — самая хвалебная фэнтезийная серия своего поколения, включая три рекордных премии «Хьюго» за лучший роман три года подряд. Первая книга 2015 года « Пятый сезон, » — это настоящий мастер-класс по построению мира, атмосфере и сюжету. На 500 страницах воображение Джемисин продвигает жанр вперед в новых захватывающих направлениях: разрушенный климатом суперконтинент, не похожий ни на один фантастический мир, существовавший до него, три незабываемые женщины, способные свернуть горы силой мысли, и поистине сокрушительный поворот событий. Пятый сезон так же детально проработан, как «Властелин колец», так же душераздирающе, как Сородичи, и самая инновационная книга в этом списке. Смакуйте каждую главу! Вы можете испытать это впервые только один раз.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на фортепиано.ио

Реклама – продолжить чтение ниже

Лучшие романы на английском языке: альтернативный список читателей | Книги

Какие 100 лучших романов когда-либо были написаны на английском языке? Ни один список не может удовлетворить всех, как это всегда бывает со списками. Когда писатель Роберт Маккрам завершил свой собственный после двухлетней разработки, он был встречен смесью энтузиазма и критики. Большая часть скептицизма была связана с отсутствием разнообразия, хотя у многих читателей было свое любимое упущение.Поэтому мы попросили вас назвать книги, которые, по вашему мнению, должны были попасть в список. Вот романы, получившие наибольшее количество номинаций, в произвольном порядке — мы включили все, получившие как минимум два голоса.

«Это идеальный постколониальный роман. Его изобретательная идиоматическая проза подчеркивает пластичность английского языка: ни один другой писатель (или переводчик) не смог передать истинную сущность другого языка в английском языке. Период.” Steven Ikeme

«Блестящий, самобытный, наводящий на размышления и освещающий ощущение места и времени.Также вполне читабельно». Райан

«Эта книга — основополагающий образец прекрасного повествования. Действие происходит в период прихода колониализма и его последствий для коренных народов, столкновения культур двух разных миров. История о том, как образ жизни был заменен другой культурой». Kinnie Hindowah

«Это отличный пример письма чернокожих африканцев на английском языке, которого, как мне показалось, в вашем списке, к сожалению, не хватает. Чернокожие африканские романисты часто очень мало представлены в литературной критике и подобных списках.В «Вещи разваливаются» Ачебе исследует колониальный опыт, возможно, используя инструменты самого колониализма, то есть английский язык. История рассказывается с африканской точки зрения, а использование им африканских разговорных выражений и пословиц является поистине подрывным и новаторским». Nathan Loughran

«Мне, как человеку, не являющемуся носителем английского языка и выросшему в азиатской культуре, английский как язык кажется мне очень четко сформулированным и ясным. И в большинстве хорошо написанных произведений английской литературы, в том числе в стихах, воплощены такие почти прямолинейные персонажи, как в формулировках, так и в повествовании…. пока я не прочитал «Бога мелочей» Арундати Рой. Я до сих пор помню, как я был поражен, увидев, как английские слова обыгрываются таким образом, который в основном знаком мне по другой азиатской литературе. Мягкая напевная формулировка и волнообразное повествование в сочетании с яркостью английского языка захватили меня, как сон. С тех пор я прочитал еще много английских романов, некоторые из них были столь же увлекательными и умными, но ни один из них не несет в себе такого же волшебства». Линг

«Бог мелочей» — хоть и относительно недавняя книга — очень сильно находит во мне отклик.Он исследует касты, сексизм, колониализм и странные негласные правила, связывающие индийские семьи. Как и в большинстве великих романов, сама проза потрясающая, образы свежие, оригинальные и в то же время как-то знакомые. Я девочка из южно-индийской деревни, меня воспитывали мать-одиночка и бабушка. Возможно, именно это совпадение так сильно привязывает меня к книге, чтобы увидеть в осязаемых словах бремя, которое история перекладывает на индийских женщин». Сита

«Ни одна книга меня так не трогала, как эта.Каждый персонаж завершен и полностью человечен; сюжет замысловат и идеально сплетен; предложения сверкают с лапидарной точностью. Когда обычные слова не помогают, она создает свой собственный лексикон (прием, который я обычно ненавижу в меньших руках) и создает поэзию в прозе — «Мохнатый вихрь», «Хлопание сарафана», «Человек с апельсиновым напитком и лимонным напитком», «Сбитый с толку». мелочей или мирских трагедий, как легкомысленный, скачущий мальчик в коротких штанах, вызывает воспоминания и разбивает сердце.Рой обрамляет трагические личные истории в контексте большей трагедии индийских социальных ограничений и политики. А концовка заставила меня плакать целых два часа. Я прочитал книгу четыре года назад, и от написания этой критики у меня даже сейчас сжимается горло, такова ее ослепительная сила и блеск». Пэм Норрис

3. Возлюбленная Тони Моррисон (1987)

«Жестокая, душераздирающая и красивая». Танит

«Возлюбленный» — один из величайших романов, когда-либо написанных — на любом языке и культуре, в любом жанре и в любом поколении, в любое время и в любом климате.В качестве меры редкого и замечательного писательского дара Моррисона можно сказать, что об этом новаторском романе можно сказать: все человечество здесь. Это самые экстраординарные раскопки костей и призраков американской истории (рабство, линчевание, сегрегация Джима Кроу), изложенные в глубоко преследующей, глубоко трогательной многослойной эпической трагедии. С неотразимой откровенностью, смелостью и убежденностью этот непреходящий шедевр Моррисона извлекает жутковатые воспоминания о настроении, обстановке, ландшафте и атмосфере, сложном, даже запутанном развертывании персонажей и характеристик, множественных точек зрения из интермедии проницательно индивидуализированных голосов.[…] «Возлюбленная» Тони Моррисон, как писал Т. С. Элиот об «Улиссе» Джеймса Джойса, «книга, которой мы все обязаны и от которой никто из нас не может убежать». важен для английской литературы в трех отношениях. Во-первых, он не только затрагивает значимую историческую тему (американское рабство), но и во многом предписывает пути решения нашей трактовки истории рабства. Роман также использует красивый и поэтический стиль, чтобы отточить свои темы. Наконец, Моррисон использует магический реализм, чтобы улучшить обстановку и персонажей, которые ее занимают.Моррисон — один из первых американских авторов, использовавших магический реализм в качестве основного стилистического решения». Шон Фортенберри

«Несмотря на прошедшее время, я не забыл, насколько пророческой была «Рассказ служанки» и какой провидческой она казалась. Она описала будущее, которое не казалось таким невероятным. Жизнь в Америке иногда дает вам ощущение, что христиане-фундаменталисты с их буквалистским толкованием Библии способны прочитать историю бесплодной женщины, от которой муж оплодотворил ее служанку, и увидеть в этом решение проблемы бесплодия в современный век.И Этвуд не только правильно прочитала Библию, но и предвидела, что мы разрушим планету еще и на уровне размножения. Иногда, когда в американской политике/культуре происходит очередная «сумасшедшая» вещь, я ловлю себя на мысли, что мы приближаемся к кошмарному будущему Этвуда. Если вы объедините это предвидение с ловким обращением Этвуд с языком — она действительно виртуозная проза — и вы получите классику». Лоррейн Берри

5. «Кровавый меридиан» Кормака Маккарти (1985)

«Маккарти, безусловно, один из лучших ныне живущих авторов в мире, и этот роман — его лучший… Техасец, его мрачные описания американского Запада не имеют себе равных. Его голос уникален и не имеет себе равных в своей оригинальности. Это роман, который гипнотизирует, ужасает и оставляет читателя таким же ошеломленным, как человек, который стоял слишком близко к товарному поезду, когда он грохотал у его головы. Вздрагивающие и ярко забрызганные кровью страницы глубоко отпечатываются в памяти и воображении читателей: настоящий американский шедевр, созданный настоящим мастером». Марк Холл

«Это лучший роман, написанный в двадцатом веке.Он рассказывает увлекательную и сложную историю с невероятной силой. Это демонстрирует полное мастерство Маккарти как в языке, так и в повествовании. Это, пожалуй, величайший злодей из когда-либо написанных. Это показывает полную ненужность пунктуации. Он вызывает в памяти малоизвестный период американской истории с поразительной красотой и невероятным реализмом». TheMarxOfProgress

«Роман Маккарти — это шедевр с нигилистическим уклоном и зловещей прозой. Судья — один из самых зловещих персонажей в истории литературы.” Jay Tucker

6. A Fine Balance Рохинтона Мистри (1995)

«Это единственная книга, которая увлекла меня в Индию. Он показывает вам мир, о котором вы, возможно, никогда не задумывались раньше, он заставляет вас сочувствовать борьбе индийских нищих, он показывает вам, какой была жизнь в сельской местности и в городе. Это калейдоскоп людей и историй. Это обучает вас об индийской политике и истории. А еще это очень трогательная книга. Это может вызвать слезы на ваших глазах (не моих, конечно, я говорю о друге…)» Изабель Мейер

«Отличное и плавное владение языком, до боли точное изображение сложности человеческого выбора, поразительный юмор в местах, которые вы меньше всего ожидаете, нежное отношение к трагедии, которая является человеческим состоянием. .. Эта книга перенесет вас прямо в драму обычных, казалось бы, забытых жизней». Вивиан Лиго

«Это прекрасно написанная трагическая история о том, как четыре персонажа из разных слоев общества объединяются, но их жизни идут разными путями из-за их касты.Несмотря на то, что это очень грустно, в нем столько любви, юмора и иронии, что самый «счастливый» персонаж — самый несчастный!» Ким

7. Бесконечная шутка Дэвида Фостера Уоллеса (1996)

«Дэвид Фостер Уоллес был творческой силой, которая измеряла разочарование и печаль поколения людей, которые чувствовали пустоту, принявшую форму, которую никто не мог на самом деле идентифицировать или бороться с. Infinite Jest, его выдающееся произведение, воплощает в себе все эти чувства и многое другое.Это работа, которая противостоит сути того, насколько счастье действительно мимолетно. Произведение, переполненное интеллектом, юмором, пафосом и проницательностью. Я могу вспомнить несколько работ, которые передают настроение того времени, как это делает Infinite Jest. Это предвидение, пугающий, веселый, утешительный, и все это одновременно». Бен Джеймс

«Лучший писатель своего поколения должен быть в списке. Лучший роман за последние 20 лет — веселый, грустный и абсурдный — часто на одной странице.Прочитав более 1000 страниц, вы будете с трудом продираться сквозь кусочки и вдруг поймете, что закончили и хотите немедленно начать заново». Джей Такер

«Бойня номер пять» — это эклектичное повествование о трагедии, рассказанной Воннегутом, который был там во время бомбардировки Дрездена. Он привносит уникальную сатиру на ужасное событие и рассказывается с пронзительностью. Антивоенный рассказ Воннегута был триумфом литературы». Марио Веларде

«Такая короткая и легкая для чтения книга, в ней используется интересный, причудливый и осмысленный подход к ужасающему событию в нашей истории.Очень творческий, пронзительный и временами шокирующий, он остается со мной надолго каждый раз, когда я его читаю». Сиара Доусон

«Толкин определил жанр фэнтези своим эпическим повествованием и построением мира». Герд Дюрнер

«Закладывая жанр на следующие шесть десятилетий, просто нет другого столь амбициозного литературного произведения. Мощный, глубокий, пронзительный и лингвистически чистый». Хорхе

«Это невероятно хорошо написанная книга очень талантливым человеком.Шедевр, который вдохновил многих писателей в этом жанре. Для меня это была книга, которая помогла мне пережить темные времена. Это вдохновило меня красотой написания (Толкин — мастерский писатель) и прекрасным смыслом истории». Ким Аниси

10. I, Люцифер Глена Дункана (2003)

«Это делает главным героем того, кто является величайшим злодеем литературы всех времен и одновременно олицетворением всего злодейства. С этим персонажем в основе книги автор исследует, среди многих других тем, некоторые из самых темных и ужасных моральных проступков человечества.Дункан справляется с этим с непоколебимой ясностью, продуманными деталями и мастерским переплетением острот, наблюдательного юмора, веселых персонажей и широко применяемой сатиры. Мне, когда я сначала читал его, а затем сразу же возвращался к первой странице, чтобы еще раз прочитать, было ясно, что я, возможно, никогда больше не буду так сильно наслаждаться романом. Это остается верным уже более десяти лет». Дэвид Пули

«Это позволяет ответить на основные вопросы об отношениях между Богом и Дьяволом.Достаточно хороший богослов, вероятно, мог бы сжечь его, но, как и сатана Мильтона, он прекрасен, ярок и несовершенен. Дункан пишет как ангел, а Люцифер… ну, это вам просто нужно прочитать». Лаура Андрус

11. Серия книг о Гарри Поттере Дж. К. Роулинг (1997-2007)

«Хороший роман оставит вас другим человеком, чем когда вы его начали, и я, честно говоря, не думаю, что существуют книги, которые изменили жизни стольких людей, как романы о Гарри Поттере.Хотя, возможно, это не самые лучшие написанные книги по сравнению с другими шедеврами в списке, детализация вселенной Гарри Поттера, привлекательные персонажи и сюжетные линии — гениальные произведения. Роулинг захватывает воображение, как ни один другой автор, и именно поэтому она заслуживает того, чтобы быть в списке величайших романов». Эндрю Торнбери

«Я выбрал эту серию, потому что она много значит для меня как для читателя, так и для учителя. Я видел детей, которые обычно не выбирали чтение как способ скоротать время, и полностью поглощались этими книгами.Верно также сказать, что если вам нравилось читать что-то в молодости, есть вероятность, что вам также понравится перечитывать тот же текст. В детстве мне очень нравилось их читать, и я до сих пор люблю!» Шарлотта Фокс

«Это ключевое произведение в современной шотландской художественной литературе, положившее начало возрождению шотландской письменности. Его влияние также можно обнаружить в более широком «постмодернистском» контексте, раздвигая границы романа. Нет Али Смита, Дэвида Митчелла, Уилла Селфа и других без Ланарка.” Эдмунд Смит

«Величайший шотландский роман 20-го века: личный и политический, местнический и универсальный, он пересекает жанры реализма и фэнтези с игривым, но актуальным постмодернизмом». Грант Ринтоул

«Почему нет научной фантастики? «Чужак в чужой стране», шедевр Хайнлайна, выходит за рамки жанра, поскольку это новаторский социальный, политический, религиозный и сексуальный комментарий к тому, что значит быть человеком, стирающий табу той эпохи.Это намного опередило свое время. Как будто этого было недостаточно, Джубал Харшоу должен быть одним из самых запоминающихся персонажей во всей художественной литературе». Майкл Ярос

«В этом романе для меня правильно определено понятие «любовь» как «состояние, в котором благополучие и счастье другого человека становятся важными для твоего собственного». Паук Робинсон

«Как небелый, Будучи незападным читателем англоязычной художественной литературы с раннего детства, я начал усваивать идею о том, что хорошая художественная литература должна соответствовать стандартам, установленным умершими белыми гетеросексуалами.Затем, когда мне было 18, я прочитал этот роман, и он взорвал мой мозг — голос повествования, персонажи и сюжет сделали меня восприимчивым к расизму и сексизму, с чем я никогда не сталкивался (и еще не сталкивался) в романах, написанных белыми гетеросексуалами. И хотя я не афроамериканка, это подтвердило и расширило мое существование, на что, я думаю, способна лучшая художественная литература». Шэнон Шах

«Любой список замечательных книг должен включать это, иначе он просто неполный. «Пурпурный цвет» был первой книгой, которая по-настоящему тронула меня и действительно заставила задуматься. Дениз Парадайз

«Эта работа изменила мою жизнь. Это полностью изменило мой взгляд на время, пол, расу, здравомыслие, утопию и антиутопию. Я впервые прочитал ее в позднем подростковом возрасте и часто перечитывал. Я всегда нахожу что-то новое или интерпретирую это немного по-другому. Это ставит вопрос о том, зачем нам нужно гендерное обозначение, предлагая гендерно-нейтральное «за». Он предлагает общество с тремя родителями. Он противопоставляет сексизм, расизм и химическое отравление психически больного утопией, в которой нет ни одной из этих проблем.Это оставляет нас с идеей, что, вмешиваясь в разум, когда мозг главного героя оперируют, мы изменяем доступное нам возможное будущее. Это затронуло так много вопросов, которые имеют значение в моей жизни и в обществе в целом, что добавленный вопрос о том, что такое реальность, стал академическим». Лаура Альберо

«Эта книга вдохновлена, превосходна с эстетической точки зрения и спасительна для общества». Преподобный Линда Исиоро

У вас есть книга, которую можно добавить в список? Вы все еще можете принять участие, оставив комментарий ниже.

100 лучших книг 21 века | Книги

100

100

Я чувствую себя плохо в моей шее

от NORA EPHRON (2006)

Возможно, лучше известен своим сценаристом ( Silkwood , , когда Гарри встретил Салли , Beargburn ), Марка Ephron остроумный театральный юмор лучше всего проявляется в ее эссе. Доверчивая и самоуничижительная, она всегда умудряется вести себя как ваша лучшая подруга — даже когда пишет о своей квартире в Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке.Эта дико приятная коллекция включает в себя ее забавные наблюдения о старении, тщеславии и горячую оценку Билла Клинтона.
Прочитать обзор

99

Разбитое стекло

Алена Мабанку (2005 г.), перевод Хелен Стивенсон (2009 г.) Стекло

– черная комедия, рассказанная опальным учителем без особых точек или разрывов абзацев.Когда ненадежный рассказчик Мабанку жует свою «велосипедную курицу» и пьет свое красное вино, становится ясно, что он держит в поле зрения историю Конго-Браззавиля и всю французскую литературу.
Читать обзор

Дэниел Крейг и Руни Мара в экранизации 2011 года «Девушка с татуировкой дракона». Фотография: Allstar/Sony Pictures Releasing/Sportsphoto Ltd

98

Девушка С татуировкой дракона

Стиг Ларссон (2005), перевод Стивена Т. Мюррея (2008)

Радикальный журналист Микаэль Блумквист формирует маловероятное союз с проблемным молодым хакером Лисбет Саландер, когда они следуют по следу убийств и должностных преступлений, связанных с одной из самых влиятельных семей Швеции в первом романе пользующейся спросом трилогии «Миллениум».Интрига на высоком уровне обманула миллионы читателей, сделала «Сканди-нуар» известной и вдохновила бесчисленных подражателей.
Прочитать обзор

97

Гарри Поттер и Кубок огня

Дж. К. Роулинг (2000)

Целое поколение выросло на всепобеждающих произведениях Роулинг, увлеченных бесчисленными волшебными фантазиями, но и взрослыми. ее захватывающий мир. Книга четвертая, первая из стопперов, отмечает момент, когда серия действительно взлетает.Турнир Трех Волшебников обеспечивает темп и напряжение, и Роулинг впервые заставляет своего мальчика-волшебника смотреть смерти в глаза.
Прочитать обзор

96

Маленькая жизнь

Ханьи Янагихары (2015)

Эта душераздирающая американская гей-мелодрама стала бестселлером века и одним из самых противоречивых романов. Жизнь одного человека омрачена насилием и его последствиями, но также освещена любовью и дружбой.Некоторые читатели плакали всю ночь, некоторые осуждали ее как щекотливую и эксплуататорскую, но никто не мог отрицать ее силу.
Прочитать обзор

95

Хроники: Том первый

Боба Дилана (2004) эти воспоминания не стали неожиданностью. В результате получился резкий и мечтательный фильм, скользящий по разным фазам карьеры Дилана, но уходящий своими корнями в его самые ранние дни, когда он был подражателем Вуди Гатри в Нью-Йорке.Поклонники все еще ждут второго тома.


Прочитать обзор

Боб Дилан в Нью-Йорке, 1963 год. Фото: Дон Ханстейн оценивает через призму эпидемиологии, достигнув своего собственного переломного момента, когда он стал рок-звездой интеллектуала и развязал волну причудливых исследований современного общества. Два десятилетия спустя Гладуэлла часто обвиняют в чрезмерном упрощении и придирчивости, но его своеобразные бестселлеры помогли сформировать культуру 21-го века.
Прочитать обзор

93

Darkmans

Николы Баркер (2007) магнум опус. Баркер привносит свою привычную лингвистическую изобретательность и дикий юмор в рассказ о том, как история держит настоящее, поскольку современного Эшфорда преследует дух средневекового шута.


Прочитать обзор

92

Осада

Хелен Данмор (2001)

Семья Левиных борется с голодом в этом романе, действие которого происходит во время немецкой осады Ленинграда.Анна копает ловушки для танков и уклоняется от патрулей, собирая дрова, но от руки истории трудно убежать.
Прочитать обзор

91

Свет

М. Джона Харрисона (2002)

Один из самых недооцененных прозаиков демонстрирует литературную огневую мощь научной фантастики в лучшем виде. Три направления повествования — космическая опера далекого будущего, современная тревога и стилизация виртуальной реальности — сплелись вместе в захватывающем метафизическом путешествии в погоне за тайной, лежащей в основе реальности.
Прочитать обзор

90

Посещение

Дженни Эрпенбек (2008 г.), перевод Сьюзан Бернофски (2010 г.) третьего романа Эрпенбека. Бурные волны истории 20-го века обрушиваются на него, когда дом продается еврейской семьей, бежавшей от Третьего рейха, реквизируется русской армией, возвращается изгнанниками, вернувшимися из Сибири, и снова продается.


Прочитать обзор

89

Плохая кровь

Лорны Сейдж (2000)

Мемуары Уитбреда, полные идеально подобранных фраз о семейных дисфункциях,
, которые являются одним из лучших.
Мудрец вырос с бабушкой и дедушкой, которые ненавидели друг друга: он был пьяным развратным викарием; его жена, найдя его дневники,
шантажировала его и жила в другой части дома. Автор
невольно беременеет в 16 лет, но у истории
счастливый конец.
Прочитать обзор

88

Нолики и Кресты

Мэлори Блэкман (2001) вся власть и влияние, в то время как нулевые — белые люди — маргинализованы и изолированы. Сериал о бывшем детском лауреате — важная работа по объяснению расизма юным читателям. Патриция Локвуд (2017 г.) они говорили на языках), но это, безусловно, самое смешное.Автор начинал как «поэт-лауреат Твиттера»; ее язык блестящий, и у нее совершенно оригинальный ум.


Читать обзор

Красочное описание современной власти… Янис Варуфакис. Фотография: Alkis Konstantinidis/Reuters

86

Adults in the Room

by Yanis Varoufakis (2017)

экономический и политический кризис был назван «одним из лучших когда-либо написанных политических мемуаров».Он сталкивается с МВФ, европейскими институтами, Уолл-Стрит, миллиардерами и владельцами СМИ, и ему рассказывают, как работает система — в результате его книга представляет собой красноречивое описание современной власти.
Прочитать обзор

85

Бог как иллюзия

Ричарда Докинза (2006) жесткая атака на религию, полная уверенности Докинза в том, что вера порождает фанатиков и все аргументы в пользу Бога смешны.То, чего биологу-эволюционисту не хватает в философской изощренности, он компенсирует страстью, и книга продается огромным тиражом.


Прочитать обзор

84

Стоимость жизни

Деборы Леви (2018)

Ослепительные мемуары… Дебора Леви. Фотография: Шейла Бернетт

«Хаос должен быть тем, чего мы больше всего боимся, но я пришла к выводу, что, возможно, это то, чего мы больше всего хотим…» Вторая часть «живых воспоминаний» Леви, в которой она расстается с браком, увлекательный компаньон к ее глубоким, но игривым романам.Феминизм, мифология и повседневная рутина объединились в книге, в которой эмоции и интеллект сочетаются с ослепительным эффектом.
Прочитать обзор

83

Расскажите мне, как это закончится

Валерия Луизелли (2016), перевод Луизелли с Лиззи Дэвис (2017) В 2015 году мексиканский писатель вызвался работать переводчиком в федеральном иммиграционном суде Нью-Йорка. В этой мощной серии эссе она рассказывает пронзительные истории детей, которых она встретила, помещая их в более широкий контекст проблемных отношений между Америками.


Прочитать обзор

82

Коралина

Нила Геймана (2002)

От комиксов о Песочном человеке до фэнтезийного эпоса «Американские боги» и Твиттера Гейман возвышается над миром книг. Но эта прекрасно поставленная детская новелла, в которой отважная девочка попадает в параллельный мир, где ее «Другая Мать» — жуткая копия ее реальной мамы с пуговицами вместо глаз, может стать его звездным часом: по-настоящему страшный современный миф который врезается прямо в сердце детских страхов и желаний.
Прочитать обзор

81

Урожай

Джима Крейса (2013)

Крейс очарован моментом, когда одна эпоха сменяется другой. Здесь именно ограждение общин, точка опоры английской истории, движет его историей лишения собственности и перемещения. Действие разворачивается в безымянной деревне, и повествование драматизирует то, каково это видеть, как мир, который вы знаете, подходит к концу, разрывая связь между людьми и землей, что имеет большое значение для нашего времени климатического кризиса и вынужденной миграции.
Прочитать обзор

Эми Адамс в фильме «Прибытие» 2015 года, основанном на рассказе Теда Чанга. Фотография: Allstar/Paramount Pictures

80

Stories of Your Life and Others

Теда Чанга (2002)

Меланхоличные и трансцендентные, восемь высококонцептуальных научно-фантастических историй Чанга, исследующих природу языка, математики, Религия и физика получили множество наград и широкую аудиторию, когда «История твоей жизни» была адаптирована в фильме 2016 года «: Прибытие ».
Прочитать обзор

79

The Spirit Level

Ричарда Уилкинсона и Кейт Пикетт (2009) более равные общества почти всегда делают


лучше» для всех. Авторы
утверждали, что рост имеет меньшее значение, чем неравенство: будь то проблема продолжительности жизни, детской смертности, уровня преступности
, ожирения, грамотности или утилизации, скандинавские страны, говорят
, всегда будут побеждать, скажем, Великобританию.
Прочитать обзор

Н. К. Джемисин исследует насущные вопросы власти в «Пятом сезоне». Фотография: Лаура Ханифин

78

Пятый сезон

автора Н. К. Джемисин (2015)

Джемисин стала первым афроамериканским автором, получившим премию Хьюго в категории «Лучший роман» за свою первую книгу из трилогии «Разбитая земля». В ее запутанной и богато воображаемой вселенной далекого будущего мир рушится, разрываясь на части безжалостными землетрясениями и извержениями вулканов.На этом апокалиптическом фоне она исследует насущные вопросы власти и порабощения глазами трех женщин. «Поскольку этот жанр, наконец, признает, что мечты маргиналов имеют значение и что у всех нас есть будущее, — сказала она в своей приветственной речи, — так и мир пойдет. (Надеюсь, скоро.)»

77

Признаки, предшествующие концу света

Юрия Эрреры (2009 г.), перевод Лизы Диллман (2015 г.)

Макина отправляется из своей деревни в Мексике с пакет от местного гангстера и сообщение для ее брата, которого нет уже три года.История ее переезда в США исследует стирание границ, смешение языков и смешение идентичностей, которые усложняют идею возможного возвращения.
Прочитать обзор

76

Думать, быстро и медленно

Даниэля Канемана (2011)

Неожиданный бестселлер нобелевского лауреата, разделяющий мозг на две мелочи принятия решений. System One принимает решения быстро, интуитивно и автоматически, например, когда игрок с битой решает, бить или тянуть.Вторая система медленная, расчетливая и обдуманная, как деление в длинную. Но психолог Канеман утверждает, что, хотя Система Два считает, что все контролирует, многие из наших решений на самом деле принимаются Системой Один.
Прочитать обзор

След, экранизация книги «Веди свой плуг по костям мертвецов».

75

Веди свой плуг по костям мертвых

Ольги Токарчук (2009 г.), перевод Антонии Ллойд-Джонс (2018 г.) убийства людей и животных в отдаленной польской деревне.Более доступный и сфокусированный, чем «

Flights », роман, получивший Международную Букеровскую премию Токарчука, он не менее глубок в своем исследовании того, как атавистические мужские импульсы, ободренные новой правой политикой Европы, угрожают людям, сообществам и природе. сам.
Прочитать обзор

74

Бесконечные дни

Себастьяна Бэрри (2016)

В этом дико красивом романе, действие которого происходит во время индейских войн и гражданской войны в США, молодой ирландский мальчик спасается бегством от голода. для Миссури.Там он находит дружбу на всю жизнь с другим эмигрантом, и они присоединяются к армии в ее жестоком путешествии на запад, опустошая индейские поселения. Интуитивно сфокусированная и насыщенная, но пронизанная величием пейзажа, книга исследует любовь, пол и выживание с редкой яркой силой.
Прочитать обзор

73

Нечему завидовать

Барбары Демик (2009)

фокусируется только на шести, все из северо-восточного города Чхонджин, закрытого для иностранцев и менее подготовленного для СМИ, чем Пхеньян.Выясняется, что Северная Корея изобилует бедностью, коррупцией и насилием, но населена стойкими людьми с замечательной способностью видеть сквозь пропаганду вокруг себя. Шошана Зубофф (2019) . Амбициозное исследование Зубоффа не просто еще одно выражение «техлэша», идентифицирует новую форму капитализма, предполагающую мониторинг и формирование нашего поведения, часто без нашего ведома, с глубокими последствиями для демократии.«Когда-то мы искали в Google, а теперь Google ищет нас».
Прочитать обзор

71

Джимми Корриган: Самый умный ребенок на Земле

Криса Уэра (2000)

В то время, когда Уэр выиграл The Guardian. получил универсальную литературную премию. Эмоциональная и художественная сложность идеально сбалансированы в этом рассказе о вялом 36-летнем офисном собачнике, который ввергнут в экзистенциальный кризис из-за встречи со своим отчужденным отцом.
Прочитать рецензию

Джуди Денч (слева) и Кейт Бланшетт в экранизации 2006 года «Записки одного скандала». Фотография: Allstar/FOX SEARCHLIGHT/Sportsphoto Ltd./Allstar

70

Заметки о скандале

Зои Хеллер (2003)

Шеба, учитель средних лет в лондонской школе, заводит роман со своей 15-летней -летняя ученица, но мы слышим об этом от коллеги-учителя, нуждающейся Барбары, чей навязчивый характер движет повествованием.С оттенками Патрисии Хайсмит, это дразнящее расследование секса, класса и одиночества – темное чудо.
Прочитать обзор

69

The Infatuations

Хавьера Мариаса (2011), перевод Маргарет Джул Коста (2013)

Испанский мастер исследует историю случайности, любви и случайной смерти в убийство, которое постепенно раскрывает скрытые глубины. Мариас строит элегантную загадку убийства из своего фирменного лабиринта предложений, но это расследование преследует гораздо более важные вопросы, чем детективы.
Читать обзор

Рэйчел Вайс и Рэйф Файнс в экранизации 2005 года «Преданный садовник». Фотография: Jaap Buitendijk/AP

68

Преданный садовник

Джона Ле Карре (2001)

Мастер триллера времен холодной войны обратил свое внимание на новый мировой порядок в этом леденящем душу расследовании коррупции, которая питает большие Фарма в Африке. Основанный на случае мошеннического испытания антибиотиков, в результате которого в Нигерии в 1990-х годах были убиты и покалечены дети, он обладает всей силой и авторитетом его более ранних романов, в то же время точно и прозорливо анализируя опасности необузданного неоимпериалистического капитализма.
Прочитать обзор

67

Молчание девушек

Пэт Баркер (2018)

Если западный литературный канон основан на Гомере, то он основан на женском молчании. Необычайное вмешательство Баркер, в котором она воспроизводит события Илиады с точки зрения порабощенных троянских женщин, перекликается как с движением #MeToo, так и с более широким стремлением вывести на первый план подавленные голоса. В мире, который все еще находится в состоянии войны, он имеет пугающий современный резонанс.
Прочитать обзор

66

Семь кратких уроков физики

Карло Ровелли (2014) физика. Острая проницательность Ровелли и поразительные метафоры делают его лучшим введением в такие предметы, как теория относительности, квантовая механика, космология, элементарные частицы и энтропия, помимо курса углубленной физики.


Читать обзор

Бен Аффлек в экранизации «Исчезнувшей» 2014 года. Фотография: Allstar/New Regency Pictures

65

Исчезнувшая

Джиллиан Флинн (2012)

Восхитительно мрачный американский криминальный триллер, который запустил тысячи подражателей и поднял концепцию ненадежного рассказчика на новую высоту. Женщина исчезает: мы думаем, что знаем, кто это, но ошибаемся. Стильно написанный Флинном портрет токсичного брака на фоне социальной и экономической незащищенности сочетает в себе психологическую глубину с неотразимым чутьем.
Прочитать обзор

64

О писательстве

Стивена Кинга (2000) великолепие Кинга в его лучшем проявлении. Помимо того, что это действительно полезно, это увлекательная хроника литературного упорства и любви всей жизни к языку и повествованию.


Прочитать обзор

63

Бессмертная жизнь Генриетты Лакс

Ребекки Склут (2010) .Ее клетки, взятые без ее ведома во время биопсии, изменили историю медицины, их использовали по всему миру для разработки бесчисленного количества лекарств. Склут умело рассказывает необыкновенную научную историю, но в этой книге решающее значение имеют голоса детей Лаксов — они отчаянно боролись, несмотря на то, что из клеток «HeLa» их матерей были созданы миллиарды.


Читать обзор

Бенедикт Камбербэтч в телеадаптации романов Эдварда Сент-Обина о Патрике Мелроузе. Фотография: Олли Аптон/Showtime

62

Материнское молоко

Эдварда Сент-Обина (2006)

В четвертом автобиографическом романе Патрика Мелроуза рассказывается о богатом главном герое, чье бегство от жестоких воспоминаний о жестоком обращении с детьми к злоупотреблению наркотиками было центр первых книг – начало нащупывать после искупления.Элегантное остроумие и тонкая психология превращают мрачные сюжеты в соблазнительное великолепие.
Прочитать обзор

61

Этот дом скорби

Хелен Гарнер (2014)

Мужчина загоняет троих своих сыновей в глубокий пруд и выплывает, оставляя их тонуть. Но был ли это несчастный случай? Эта трагедия 2005 года привлекла внимание одного из величайших ныне живущих писателей Австралии. Гарнер занимает центральное место в отчете о судебном процессе над Робертом Фаркуарсоном, который сочетает в себе судебные подробности и богатую человечность.
Читать обзор

Завораживающий гобелен из бормотаний реки Дарт… Элис Освальд. Фотография: Jim Wileman/The Guardian

60

Dart

Элис Освальд (2002)

Это стихотворение длиной в целую книгу представляет собой завораживающий гобелен «бормотания реки», основанный на трехлетних записях разговоров с людьми, которые жить и работать на реке Дарт в Девоне. От пловцов до работников канализации, от строителей лодок до судебных приставов, от ловцов лосося до перевозчиков, голоса разнообразны и ярко воплощены в жизнь.
Читать обзор

59

Красота мужа

Энн Карсон (2002)

39 танго». Карсон намечает ход обреченного брака в расшатанных линиях, которые следуют за поворотами мыслей и чувств от первой встречи через многочисленные измены, чтобы в конечном итоге прийти к разводу.

58

Послевоенный

Тони Джадт (2005 г.) распад советского блока, частью которого Джадт стал свидетелем бархатной революции в Чехословакии.Очень сложная история рассказывается с настойчивостью перелистывания страниц и тем, что сейчас может быть прочитано как ностальгическая вера в «европейскую идею».


Прочитать обзор

57

Удивительные приключения Кавалера и Клея

Майкла Шейбона (2000)

История любви к золотому веку комиксов в Нью-Йорке. двоюродные братья, один из которых тайно вывезен из оккупированной Праги, создают антифашистского супергероя комиксов по имени Беглец.Их собственные приключения столь же захватывающие и красочные, как и те, которые они описывают и рисуют в этой щедрой, искренней и глубоко милой книге-американских горках.
Прочитать обзор

Фотография: Underland Роберта Макфарлейна (Хэмиш Гамильтон).

56

Подземелья

Роберта Макфарлейна (2019)

Красиво написанная и глубокая книга, которая представляет собой серию из
(часто вызывающих мурашки по коже и вызывающих клаустрофобию) путешествий под землей
– из фьордов Арктика в парижские катакомбы.Путешествия ниже 90 854 поверхности вдохновляют на размышления о «глубинном» геологическом времени и поднимают 90 854 насущных вопроса о влиянии человека на планету Земля.
Прочитать обзор

55

Дилемма всеядного

Майкла Поллана (2006)

Увлекательная и очень влиятельная книга писателя, наиболее известного своим советом: «Ешьте пищу, но не слишком много, в основном растения. ” Автор следит за четырьмя приемами пищи на пути от поля к тарелке, включая один из Макдональдса и местный органический пир.Поллан — искусный, забавный рассказчик, и Дилемма всеядного изменила и то, как мы пишем о еде, и то, как мы ее воспринимаем.
Прочитать обзор

Мэри Бирд, чей тонкий манифест Women & Power мгновенно стал классикой феминистского движения. Фотография: Sarah Lee/The Guardian

54

Women & Power

by Mary Beard (2017)

Основанный на лекциях Beard о женских голосах и о том, как их заставили замолчать, Women and Power 9000 был огромен. издательский успех в 2017 году «#MeToo».Этот тонкий манифест, исследующий женоненавистничество, происхождение «гендерной речи» в классическую эпоху и проблемы мужского мира с сильными женщинами, мгновенно стал классикой феминизма.
Прочитать обзор

53

Правдивая история банды Келли

Питера Кэри (2000)

Второй Букеровский лауреат Кэри – это непреодолимая автобиография девятнадцатого века литературной силы чревовещания: чревовещание девятого века Австралийский преступник и «дикий колониальный мальчик» Нед Келли, вдохновленный фрагментом собственной прозы Келли и написанный как великолепный порыв повествования на народном языке с полупунктуацией.Мифические и нежные по очереди, это небылицы с утраченного рубежа.
Прочитать обзор

52

Маленький остров

Андреа Леви (2004) и стереотипно английская пара, Куини и Бернард. Эти разные точки зрения, освещенные любовью и верностью, объединяются, чтобы создать продуманную мозаику, изображающую сложные истоки мультикультурного общества Великобритании.


Читать обзор

Экранизация Бруклина 2015 года. Фотография: Kerry Brown/AP

51

Brooklyn

by Colm Toibín (2009)

Действие шестого романа Tóibín происходит в 1950-х годах, когда более 400 000 человек покинули Ирландию, и рассматривает влияние электронной миграции на эмоциональное и экзистенциальное влияние. одна молодая женщина. Эйлиш зарабатывает себе на жизнь в Нью-Йорке, но возвращается назад из-за возможностей жизни, которую она потеряла дома. Универсальная история любви, терпения и упущенных шансов, сияющая благодаря размеренной прозе Тойбина и нежной недосказанности.Маргарет Этвуд (2003) Большое предупреждение здесь — не доверяйте корпорациям управление планетой — с течением века звучит все громче и громче.
Читать обзор

49

Зачем быть счастливым, если можно быть нормальным?

Жанетт Уинтерсон (2011)

Название — это вопрос, который задала приемная мать Уинтерсона, когда она выгнала свою 16-летнюю дочь из-за того, что у нее была девушка.Автобиографическая история, стоящая за «Апельсины — не единственный фрукт» , и испытания в дальнейшей жизни Уинтерсона насущны, мудры и трогательны.
Прочитать обзор

48

«Ночной дозор»

Терри Пратчетта (2002)

Пратчетт представляет собой пародию на современную художественную литературу, написанную Терри Пратчеттом. десятилетия, чтобы создать острую сатиру на наш собственный мир.29-я книга, посвященная неожиданным героям, отображает весь его свирепый интеллект, гнев и дикий юмор в нравственной, человечной и веселой истории.
Читать обзор

Экранизация Персеполя 2008 года. Фотография: Marjane Satrapi et Vincent Paron/Publicity image from film company

47

Persepolis

Marjane Satrapi (2000-2003), перевод Mattias Ripa (2003-2004)

следует автобиографическому роману Сатрапи. в возрасте до и во время иранской революции.В этих буйных мемуарах Сатрапи сосредотачивается на одной молодой жизни, чтобы раскрыть скрытую историю.

46

Человеческая цепь

Симус Хини (2010)

Нобелевский лауреат с трогательной точностью обращается к фрагментам воспоминаний и утраты в своем последнем поэтическом сборнике. Книга элегий и отголосков, эти стихи пронизаны навязчивым чувством пафоса, с строчкой, которую часто оставляют висящей, чтобы приостановить читатель в тоске и сожалении.
Прочитать обзор

45

Уровни жизни

Джулиана Барнса (2013)

литературный агент Пэт Кавана.Барнс делит книгу на три части с разными темами — полеты на воздушном шаре 19-го века, фотография и брак. Их сходимость чудесным образом достигается. Ребекка Солнит (2004) , американский мыслитель находит оптимизм в политической активности и ее способности изменить мир.Книга широко варьируется от падения Берлинской стены до восстания сапатистов в Мексике и до изобретения виагры.
Прочитать обзор

Клаудия Рэнкин противостоит истории расизма в США. Фото: Рикардо ДеАратанья/LA Times через Getty Images

43

Citizen: An American Lyric

Claudia Rankine (2014)

ее дочь вдали от чернокожего пассажира в самолете, отмеченное наградами прозаическое произведение поэта противостоит истории расизма в США и спрашивает: независимо от их фактического статуса, кто действительно может быть гражданином?
Прочитать обзор

42

Moneyball

Майкла Льюиса (2010)

рассказывает историю о том, как гики перехитрили спортсменов, чтобы революционизировать бейсбол с помощью математики.Но вам не нужно знать или заботиться о спорте, потому что, как и во всех лучших произведениях Льюиса, все дело в том, как рассказывается история.
Читать обзор

Джеймс МакЭвой в экранизации Искупления.

41

Искупление

Иэна Макьюэна (2001)

В точно настроенном анализе памяти и вины Макьюэна есть отголоски Д. Г. Лоуренса и Э. М. Форстера. Судьбы трех молодых людей меняются ложью молодой девушки в конце жаркого дня в загородном поместье в 1935 году.Пожизненное раскаяние, ужас войны и разрушительные повороты событий следуют в элегантном, глубоко прочувствованном размышлении о силе любви и искусства.
Прочитать обзор

40

Год магического мышления

Джоан Дидион (2005)

Холодной, ясной и точной прозой Дидион описывает год своего мужа, писателя Джона Грегори. Данн потерял сознание от сердечного приступа со смертельным исходом в своем доме. Ее разрушительное исследование горя и вдовства изменило характер написания о тяжелой утрате.
Прочитать обзор

39

Белые зубы

Zadie Smith (2000)

Дебют Смита, посвященный маловероятной связи между двумя друзьями военного времени, блестяще отражает мультикультурный дух британских иммигрантов и дает убедительное представление о мультикультурном духе британских иммигрантов. семейная жизнь.

38

The Line of Beauty

Алан Холлингхерст (2004)

Выпускник Оксфорда Ник Гест имеет сомнительную удачу, переехав в величественный дом западного Лондона восходящего члена парламента от консерваторов.Вырождение эпохи Тэтчер щедро демонстрируется, когда Ник влюбляется в сына магната из супермаркета, а в романе рассказывается, как СПИД начал отравлять гей-жизнь в Лондоне. В бесподобной прозе Холлингхерст запечатлел что-то близкое духу эпохи.
Прочитать обзор

37

Зеленая дорога

Энн Энрайт (2015)

Воссоединение доминирует в семейной драме ирландской писательницы, но отдельные истории пяти членов клана Матриарх , Розалин и ее дети Дэн, Эммет, Констанс и Ханна, которые убегают и обязательно вернутся, прекрасно удерживаются в равновесии.Когда Мэдиганы наконец собираются вместе в середине книги, Энрайт мастерски напоминает нам о весе истории и семьи.
Читать обзор

Мартин Эмис вспоминает свою юность в бархатных костюмах и сапогах из змеиной кожи. Фотография: Джереми Саттон-Хибберт/Getty Images

36

Опыт

Мартина Эмиса (2000)

Известный своими фейерверковыми фразами и широкой сатирой в своих художественных произведениях, Эмис представил в своих мемуарах гораздо более теплое лицо.Его жизнь преследует исчезновение его кузины Люси, которая, как выясняется 20 лет спустя, была убита Фредом Уэстом. Но Эмису также очень весело вспоминать свою юность «в бархатном костюме и в сапогах из змеиной кожи» и рисовать трогательный портрет комического удовольствия своего отца, когда старость превращает его в своего рода «анти-Кингсли».
Прочитать обзор

35

Заяц с янтарными глазами

Эдмунда де Ваала (2010) – маленькие японские украшения – от двоюродного дедушки.Маловероятное выживание нэцкэ

влечет за собой рассказ Де Ваала о том, как он перемещается из Парижа в Австрию при нацистах в Японию, и он прекрасно создает ощущение места. Книга представляет собой набор глубоких размышлений об объектах и ​​о том, что они для нас значат.
Прочитать обзор

Outline by Rachel Cusk

34

Outline by Rachel

Cusk (2014)

Это поразительное произведение автопрозы, положившее начало творческому курсу Куска, повествует об авторе. за одно жаркое лето в Афинах.Она ведет упражнения по рассказыванию историй. Она встречается с другими писателями за ужином. Она слышит от других людей об отношениях, амбициях, одиночестве, близости и «отвращении, которое неизгладимо существует между мужчинами и женщинами». Конечный результат великолепен.
Прочитать обзор

Fun Home Элисон Бекдел

33

Fun Home

Alison Bechdel (2006)

Мрачно-юмористические мемуары американской карикатуристки рассказывают историю о том, как ее скрытый гей-отец покончил с собой через несколько месяцев после того, как она вышла лесбиянкой.Это новаторское произведение, впоследствии ставшее мюзиклом, помогло сформировать современный жанр «графических мемуаров», сочетающих в себе подробные и красивые панно с замечательной эмоциональной глубиной.
Читать обзор

32

Император всех болезней

Siddhartha Mukherjee (2010)

«Нормальные клетки идентичны нормальным; злокачественные клетки становятся злокачественными уникальными способами». В адаптации первых строк романа « Анна Каренина » Мукерджи излагает захватывающую дух цель своего исследования рака: не только поделиться знаниями практикующего онколога, но и отправить своих читателей в литературно-историческое путешествие.
Прочитать обзор

31

Аргонавты

Мэгги Нельсон (2015)

Наэлектризованные мемуары, запечатлевшие момент размышлений о гендере, а также изменившие мир книг. История, рассказанная фрагментами, касается беременности Нельсон, которая разворачивается в то же время, когда ее партнер, художник Гарри Додж, начинает инъекции тестостерона: «лето наших меняющихся тел». Поразительно честный, оригинально написанный, с целой плеядой интеллектуальных ориентиров, это, по сути, история любви; тот, который, кажется, делает возможным новый образ жизни.
Прочитать обзор

30

Подземная железная дорога

Колсона Уайтхеда (2016)

Пулитцеровская премия — захватывающая история о побеге из рабства на юге Америки. проза и неудобная правда. Два раба бегут от своих хозяев, используя подземную железную дорогу, сеть аболиционистов, которые помогали рабам с юга, чудесным образом переосмысленные Уайтхедом как стимпанк-видение буквального поезда.
Читать обзор

Неудобные истины… Колсон Уайтхед. Фотография: Рамин Талайе

29

Смерть в семье

Карла Ове Кнаусгаарда (2009), перевод Дона Бартлетта (2012)

Борьба вращается вокруг жизни и смерти его отца-алкоголика. Считаете ли вы его мемуарным Прустом или нет, его навязчивая честность создала новый эталон для автопрозы.
Прочитать обзор

28

Восторг

Кэрол Энн Даффи (2005)

Трогательное стихотворение длиной в целую книгу от первой в Великобритании поэтессы-лауреата Восторг получил приз TS 2000 Элиота. влюбившись в предательство и разлуку, Даффи переосмысливает романтику с освежающей оригинальностью.
Читать отзыв лучший в этом сборнике.Судьбу экономки меняют шалости дочери-подростка ее работодателя; неисправимый флирт изящно принимает новый роман своей жены в ее доме престарелых. В рассказах Манро ни один персонаж не ведет себя так, как ожидалось на первый взгляд, поскольку он настроен на малейшие сдвиги в восприятии.
Прочитать обзор

26

Капитал в двадцать первом веке

Томас Пикетти (2013), перевод Артура Голдхаммера (2014)

Прекрасно написанный продукт 150 лет исследований, 49003 сделала ее автора интеллектуальной звездой — современным Марксом — и открыла читателям глаза на то, как неолиберализм приводит к значительному увеличению неравенства.Полный данных, теорий и исторического анализа, его сообщение ясно и пророчески: если правительства не увеличат налоги, новый и гротескный уровень богатства богатых будет способствовать политической нестабильности.
Прочитать обзор

Салли Руни фокусируется на неопределенности жизни миллениалов. Фотография: Richard Saker/The Observer

25

Нормальные люди

Салли Руни (2018)

Второй роман Руни, история любви между двумя умными и ущербными молодыми людьми, достигшими совершеннолетия в современной Ирландии, подтвердил ее статус как литературная суперзвезда.Ее внимание сосредоточено на беспорядке и неопределенности жизни тысячелетия, но ее элегантная проза имеет универсальную привлекательность.
Прочитать отзыв

24

24

24

24

8 Посещение от Squad Goon

Jennifer Egan (2011)

Вдохновлена ​​как PROUST и SOPRANOS , Убивая комедия Egan’s Pumitzer следует за несколькими персонажами и вокруг музыкальной индустрии США, но на самом деле это книга о памяти и родстве, времени и повествовании, преемственности и разобщенности.
Прочитать обзор

23

Демон полудня

Эндрю Соломона (2001) лечение. Сочетание в книге честности, научной строгости и поэзии сделало ее эталоном литературных мемуаров и понимания психического здоровья.


Прочитать обзор

22

Десятого декабря

Джорджа Сондерса (2013)

Этот теплый, но колкий сборник рассказов американского писателя, лауреата Букеровской премии, восстановит вашу веру в человечество.Каким бы странным ни было окружение — футуристическая тюремная лаборатория, дом среднего класса, где человеческие украшения на лужайке используются как символ статуса — в этих сюрреалистических сатирах на жизнь после аварии Сондерс напоминает нам о значении, которое мы находим в маленьких моментах.
Прочитать обзор

История человечества… Юваль Ной Харари. Фотография: Оливье Миддендорп

21

Sapiens

Юваля Ноя Харари (2011 г.), перевод Харари с Джоном Перселлом и Хаимом Ватцманом (2014 г.)

В своей олимпийской истории человечества Харари документирует многочисленные революции Homo sapiens пройденных за последние 70 000 лет: от новых скачков в когнитивном мышлении к сельскому хозяйству, науке и промышленности, эре информации и возможностям биотехнологии.Масштабы Харари могут показаться слишком широкими для некоторых, но эта увлекательная работа возглавила чарты и поразила миллионы.
Читать обзор

20

Жизнь после жизни

Кейт Аткинсон (2013) рассказывает снова, и снова, и снова. В многочисленных жизнях Урсулы Тодд ее задушили при рождении, она утонула на корнуоллском пляже, попала в ловушку ужасного брака и навестила Адольфа Гитлера в Берхтесгадене.Но эта головокружительная вымышленная конструкция основана на таком эмоциональном интеллекте, что борьба ее героини всегда болезненно, радостно реальна.


Читать рецензию

Портрет нестандартного мышления… Инсценировка «Загадочного происшествия с собакой в ​​ночи». Фотография: Аластер Мьюир/REX/Shutterstock

19

Загадочное ночное происшествие с собакой

Марка Хэддона (2003)

Пятнадцатилетний Кристофер Джон Фрэнсис Бун погружается в тайну смерть собаки, тщательно исследуя диаграммы, расписания, карты и математические задачи.Увлекательное изображение нетрадиционного мышления Хэддона стало хитом как для взрослых, так и для детей, и было адаптировано в очень успешную постановку.
Прочитать обзор

18

Доктрина шока

Наоми Кляйн (2007)

экономическая политика не случайна, а фактически является неотъемлемой частью функционирования свободного рынка, функционирование которого зависит от стихийных бедствий и человеческих страданий.
Читать обзор

Вигго Мортенсен и Коди Смит-МакФи в фильме «Дорога» по роману Кормака Маккарти. Фотография: Allstar/Dimension Films/2929 Productions

17

Дорога

Кормака Маккарти (2006)

Америка в этой ужасающей, но нежной истории, рассказанной с библейской убежденностью. Сползание в дикость по мере краха цивилизации — мучительный материал, но метафизические попытки Маккарти представить холодную темную вселенную, где меркнет свет человечества, — вот что делает роман таким мощным экологическим предупреждением.
Прочитать обзор

16

Исправления

Джонатана Франзена (2001)

Члены одной обычно несчастливой американской семьи изо всех сил пытаются приспособиться к меняющимся осям последних 20-х десятилетий их миров век. Переход Францена к реализму принес огромные литературные плоды: эта семейная сага, исследующая как внутренние, так и национальные конфликты, умна, забавна и невероятно читабельна.
Прочитать обзор

15

Шестое вымирание

Элизабет Колберт (2014) за последние полмиллиарда лет на Земле произошло пять массовых вымираний; мы вызываем еще одно).Колберт рассматривает как экосистемы — Большой Барьерный риф, тропические леса Амазонки, так и жизнь некоторых вымерших и вскоре вымерших существ, включая суматранского носорога и «самую красивую птицу в мире», чернолицую медоноску с Мауи. .


Читать обзор

Умное исследование невинности и опыта… Сара Уотерс. Фотография: Джереми Саттон-Хибберт/Getty Images

14

Фингерсмит

Сара Уотерс (2002)

Перемещение из притонов преступного мира викторианского Лондона в будуары готического загородного дома и зависимость от соблазнения наследницы , Третий роман Уотерса — атмосферный триллер, умное исследование невинности и опыта, а также чувственная история лесбийской любви — с поворотом сюжета, который заставит читателя ахнуть.
Прочитать обзор

13

Nickel and Dimed

Барбары Эренрайх (2001)

В этом современном классическом репортаже Эренрайх описала свои попытки жить на минимальную заработную плату в трех американских штатах. Работая сначала официанткой, затем уборщицей и сиделкой в ​​доме престарелых, она все еще боролась за выживание, и истории ее коллег шокируют. Экономика США в том виде, в каком она ее испытала, полна рутинных унижений, требования столь же высоки, а вознаграждения низки.Спустя два десятилетия это все еще читается как срочная новость.
Прочитать обзор

12

Заговор против Америки

Филипа Рота (2004) убедительная победа и подписание договора с фашистской Германией? Параноидальный, но правдоподобный роман Рота об альтернативном мире становится еще более актуальным в эпоху Трампа.


Прочитать обзор

11

Мой блестящий друг

Елена Ферранте (2011), перевод Энн Гольдштейн (2012) литературная сенсация.В этом и трех последующих романах задокументировано, как женоненавистничество и насилие могут определять жизнь, а также история Италии в конце 20 века.

10

Половина желтого солнца

by Chimamanda Ngozi Adichie (2006)

Когда нигерийский писатель Адичи рос, биафранская война «нависла над всем». Ее масштабный, вызывающий воспоминания роман, получивший Оранжевую премию, описывает политическую и личную борьбу тех, кто оказался втянутым в конфликт, и исследует жестокое наследие колониализма в Африке.
Читать обзор

Головокружительные повествования… экранизация «Облачного атласа» 2012 года. Фотография: Allstar/Warner Bros Pictures/Sportsphoto Ltd/Allstar

9

Облачный атлас

Дэвид Митчелл (2004)

Эпопея, сделавшая имя Митчелла, — это матрешка из книги, в которой истории вложены в истории и охватывают столетия. и жанры с апломбом. От моряка 19-го века до истории из-за пределов цивилизации, через ядерную интригу 1970-х годов и свидетельство будущего клона, эти головокружительные повествования тонко взаимосвязаны, подчеркивая отголоски и повторения огромной человеческой симфонии.
Читать обзор

8

Осень

Али Смит (2016)

Смит начала писать свой Сезонный квартет, все еще продолжающийся эксперимент по быстрому изданию, на фоне референдума ЕС. Получившийся в результате «первый роман о Brexit» — это не просто снимок недавно разделенной Британии, а блестящее исследование любви и искусства, времени и мечтаний, жизни и смерти, сделанное с ее обычным изобретательством и остроумием.
Прочитать обзор

Размышление о том, что значит быть чернокожим американцем сегодня… Та-Нехизи Коутс.Фотография: Шахар Азран/WireImage

7

Между миром и мной

Та-Нехиси Коутс (2015)

Страстные размышления Коутса о том, что значит быть чернокожим американцем сегодня, сделали его одним из самых важных людей в стране. интеллектуалы и писатели. Выросший сыном бывшей Черной Пантеры на жестоких улицах Балтимора, он обладает вызывающим, но поэтичным голосом. Между миром и мной принимает форму письма своему сыну-подростку и варьируется от повседневной реальности расовой несправедливости и полицейского насилия до истории рабства и гражданской войны: белые люди, пишет он, никогда не вспомнят». масштаб воровства, обогатившего их».
Прочитать обзор

6

Янтарная подзорная труба

Филипа Пуллмана (2000)

Детская фантастика достигла зрелости, когда заключительная часть трилогии Пуллмана «Темные начала» стала первой книгой, выигравшей для юных читателей. премия Whitbread «Книга года». Пуллман привнес огонь воображения и смелое повествование в самые важные темы: религию, свободную волю, тоталитарные структуры и человеческое стремление учиться, восставать и расти.Здесь борьба Азриэля против Власти достигает своего апогея, Лира и Уилл отправляются в Страну Мертвых, а Мэри исследует таинственные элементарные частицы, давшие название его нынешней трилогии: Книга Пыли. Голливудский коммерческий успех, достигнутый Дж. К. Роулинг, возможно, до сих пор ускользал от Пуллмана, но его изощренная переработка « Потерянный рай » помогла взрослым читателям избавиться от любого смущения при наслаждении художественной литературой, написанной для детей, и издательство никогда не оглядывалось назад.
Прочитать обзор

5

Austerlitz

автора WG Sebald (2001), перевод Антеи Белл (2001) художественная литература, острое чувство морального веса истории и чередование внутренних и внешних путешествий оказали огромное влияние на современный литературный ландшафт. Его последняя работа, типичная аллюзивная история жизни одного человека, с душераздирающей силой описывает еврейскую диаспору и потерянный 20-й век.

Читать рецензию

Кира Найтли, Кэри Маллиган и Эндрю Гарфилд (слева направо) в экранизации 2010 года «Не отпускай меня». Фотография: FoxSearch / Everett / Rex Особенности

4

Никогда не позволяй мне пойти

By Kazuo Ishiguro (2005)

из его победителя Booker 1989 Остатки до 2015 года The Chokied Giant , Нобелев Исигуро пишет глубокие, загадочные аллегории об истории, национализме и месте человека в мире, который всегда находится за пределами нашего понимания.Его шестой роман, любовный треугольник, действие которого происходит среди человеческих клонов в альтернативной Англии 1990-х годов, привносит изысканную сдержанность в исследование смертности, потерь и того, что значит быть человеком.
Прочитать обзор

3

Время из вторых рук

Светланы Алексиевич (2013 г.), перевод Белы Шаевич (2016 г.) История СССР и его конец.Писатели, официанты, врачи, солдаты, бывшие кремлевские аппаратчики, выжившие в ГУЛАГе: всем предоставляется возможность рассказать свои истории, поделиться своим гневом и предательством и высказать свои опасения по поводу перехода к капитализму. Незабываемая книга, которая одновременно является актом катарсиса и глубоким проявлением сопереживания.

2

Галаад

Мэрилин Робинсон (2004 г.) отец не увидит, будет хотя бы такой посмертный односторонний разговор: «Пока ты это читаешь, я нетленный, как-то живее, чем когда-либо был.Это книга о наследии, летопись кармана Америки, который никогда не вернется, напоминание о душераздирающей, эфемерной красоте, которую можно найти в повседневной жизни. Как заключает Эймс своему сыну и себе: «Есть тысяча тысяч причин, чтобы жить этой жизнью, и каждой из них достаточно».


Прочитать обзор

Хилари Мэнтел запечатлела «чувство истории, которая слушает и разговаривает сама с собой». Фотография: Дэвид Левенсон/Getty Images

1

Вольф Холл

Хилари Мантел (2009)

Мантел публиковалась за четверть века до того, как проект, сделавший ее феноменом, должен был завершиться третьей частью из трилогии, Зеркало и свет , в марте следующего года.Читать ее рассказ о возвышении Томаса Кромвеля при дворе Тюдоров, подробно описывающий создание новой Англии и самостоятельное создание нового типа человека, значит вступить в поток ее непреодолимо властного настоящего времени и обнаружить, что ищешь из-за глаз ее героя. Детали поверхности чувственны, живо непосредственны, язык свеж, как новая краска; но ее исследование силы, судьбы и удачи также глубоко продумано и постоянно находится в диалоге с нашей эпохой, поскольку мы сформированы и созданы прошлым.В этой книге у нас есть, как она и предполагала, «ощущение, что история слушает и разговаривает сама с собой».
Прочитать обзор

Чтобы заказать любое из этих изданий, перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатно в Великобритании на сумму свыше 15 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальный размер заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

Один клон | Книги | The Guardian

Never Let Me Go Кадзуо Исигуро
263 стр., Faber, 16,99 фунтов стерлингов

Дети из дома Хейлшем боятся леса.Согласно школьному мифу, во времена, когда их опекуны были намного строже, там было найдено тело мальчика с отрезанными руками и ногами. Иногда эта темная, угрожающая опушка деревьев может отбрасывать на всю школу такую ​​тень, что ученика, обидевшего других, могут среди ночи вытащить из постели, принудить к окну и заставить смотреть в него. .

Когда дети Хейлшема не оказывают такого любопытного давления со стороны сверстников, кажется, что у них хорошая жизнь. Школа уделяет большое внимание самовыражению через искусство и, особенно, сохранению здоровья.Проводятся частые и исчерпывающие медицинские осмотры. Курение — это настоящее преступление, потому что оно может нанести вред вашему телу. Тем не менее, несмотря на заботу о них, их мир кажется загадочно старым. Все, что у них есть, — хлам. Учебные пособия находятся в зачаточном состоянии. Иногда возникает ощущение, что о них заботятся по дешевке.

На самом деле они есть; и их страх перед лесом отражает, искаженным, но в основном точным образом, их судьбу. Они доноры органов, клонированные, чтобы разобрать их на запчасти.Цель Хейлшема — подготовить их к будущему — помочь установить мощные механизмы самоподавления и отрицания, которые будут поддерживать их устойчивость и надежность от одного пожертвования к другому.

«Не отпускай меня» — это история Кэти, Томми и Рут и любовного треугольника, который начинается в Хейлшеме. Рут контролирующая, Томми раньше было трудно сдерживать себя: они надеются, что любовь их спасет. Они слышали, что любовь — или искусство, или и то, и другое — даст вам отсрочку.Кэти – ну, Кэти по натуре, как и по профессии, заботливая: она наблюдает, как ее друзья ломают себя перед неизбежным, но никогда не отпускает их. После Хейлшема они вырастают из озадаченных детей в растерянных молодых людей. Они живут в длительном подвешенном состоянии, ожидая призыва к донорству. Они могут свободно бродить. Они пишут эссе, продолжают рисовать, учатся водить машину, бродят по Британии в поисках своих «возможностей» — настоящих людей, из которых они могли быть клонированы.

Их непонимание мира смешно и трогательно.Они смотрят в окно обычного офиса, очарованные чистым современным пространством. «Это их обеденный перерыв, — благоговейно говорит Томми о офисных работниках, — но они никуда не ходят. Не вините их». Клоны смотрят на общество, которое их создало, не понимая его простейших социальных и экономических структур.

Как читатели, мы находимся в таком же положении. О чем Кэти не знает, нам приходится догадываться. Это иногда мучительное любопытство толкает нас вперед; Между тем, осторожное, сдержанное повествование Исигуро фокусируется на том, как молодые люди строят жизнь из того, что им предлагают.Нет ничего более душераздирающего, чем полученная мудрость, и студенты Хейлшема, тщательно огражденные не только от реального понимания своей судьбы, но и от любого реального понимания мира, в котором она будет разыгрываться, не имеют ничего другого.

Их чувство приостановки в настоящем, где они не создают и не понимают правил, является всепроникающим. По-детски пренебрежительно относясь к приличиям, они так же озадачены тем, что правильно, как и все остальные. Маленькие моды поведения приходят и уходят.Во взрослом возрасте Кэти, Томми и Рут притворяются, ссорятся и расставляют друг другу поведенческие ловушки подросткового возраста.

Неизбежно, что действие происходит в альтернативной Британии, в альтернативных 1990-х, этот роман будет называться научной фантастикой. Но здесь нет науки. Как поддерживают жизнь клоны после того, как они начали «пожертвовать»? Кто может позволить себе такое лекарство в обществе, которое автор изображает не богаче, а, может быть, и менее богато, чем наше?

Отказ Исигуро рассматривать такие вопросы, как эти, переводит его историю в чисто риторическое пространство.Читаешь, постоянно перебирая текст, переворачивая его в руках, ища какой-нибудь жизненный шов или ряд заклепок. Насколько натуралистичным он должен быть? Как именно параболический? Не получив ответа, вы возвращаетесь к очевидному объяснению: роман посвящен собственной моральной позиции в отношении клонирования. Но эта позиция уже посещалась раньше (сразу вспоминается дикое предложение Майкла Маршалла Смита 1996 года, запчасти). Здесь нет ничего нового; нет ничего такого поразительного; и уж точно не с чем спорить.Кто вообще может быть «за» такую ​​эксплуатацию людей?

Вклад Исигуро в дебаты о клонировании оказывается ловкостью рук, глазной конфеткой, прикрытием его патологической потребности быть тонким. Так о чем на самом деле Never Let Me Go? Речь идет о неуклонном разрушении надежды. Речь идет о подавлении того, что вы знаете, а именно о том, что в этой жизни люди подводят друг друга, стареют и распадаются. Речь идет о том, чтобы знать, что, хотя вы должны сохранять спокойствие, сохранение спокойствия ничего не изменит.Под сглаженным и тепловатым эмоциональным пейзажем Кэти скрывается чистая вулканическая суматоха, невыраженная, но прекрасно сформулированная, идеально расплавленная ярость сироты.

К последнему, гротескному раскрытию того, что на самом деле ждет Кэти, Томми и Рут, читатели могут обнаружить, что полны энергии, которую они не понимают и не совсем уверены, как ее использовать. Never Let Me Go заставляет вас хотеть заниматься сексом, принимать наркотики, бегать марафон, танцевать — все, что угодно, чтобы убедить себя, что вы более живы, более решительны, более сознательны, более опасны, чем любой из этих персонажей.

Этот необычный и, в конце концов, довольно пугающе умный роман вовсе не о клонировании и не о том, чтобы быть клоном. Она о том, почему мы не взорвемся, почему мы однажды не проснемся и не пойдем, рыдая и плача, по улице, разбивая все на куски из сырого, приводящего в бешенство, полностью личного ощущения того, что наша жизнь никогда не была тем, чем они были. можно было бы.

· M Последний роман Джона Харрисона – Свет (Голланц)

В 10-е измерение | Книги

Light
М. Джона Харрисона
336 стр., Gollancz, 10 фунтов стерлингов.99

Реальность, как известно, не обязательно имеет смысл; вещи просто случаются. Истина, которую мы имеем в виду, когда называем ее «более странной, чем вымысел», — это пустырь, полный случайного беспорядка, произвольный. И на самом деле, приложив некоторые усилия, вы, вероятно, могли бы это исправить. Это было бы бессмысленно, вот и все, просто добавление хаоса.

Но книги, и особенно созданные абстракции, которые являются романами, сворачивают наши базовые реальности. Они возвышают, сдавливают и складывают план существования, упаковывая и распаковывая все наши планы и работы, все наши дела и замыслы.Здания возвышаются, профили изображают сложность, каждая библиотека — пик на этом графике, виртуальный всплеск обработанной информации. Вдруг есть что-то, чтобы понять, что мы сами поставили. Объекты требуют и вознаграждают более тщательный осмотр.

Библиотека оказывается фрактальной по мере того, как мы увеличиваем масштаб, увеличивая пики и долины, гребни и впадины в смятом пространстве информации. И лишь изредка из этой общей, мягко катящейся панорамы вырисовывается отдельное произведение, шип в шипе, город с шпилями, возвышающийся над окрестными городами, деревнями и деревушками и обозначающий, где писатель поднял игру и добился успеха. критическая плотность смысла, заставляющая зашкаливать иглы нашего дискриминационного аппарата.

Итак, мы выведены на Свет. Последняя работа Харрисона знаменует собой возвращение к жанру — бесстыдной научной фантастике, даже космической фантастике, — от которого многие из нас думали, что он навсегда отказался после «Устройства Центавра» почти 30 лет назад.

Недавние романы, полные текстуальной элегантности и сдержанной сдержанности, — «Альпинисты», «Путь сердца» и «Признаки жизни» — произвели впечатление и принесли удовлетворение, но также подразумевали, что, если он захочет, Харрисон может вернуться через баррикады в НФ. гетто с еще большим мастерством и энергией, чем когда он уезжал.Харрисон значительно развился, привнеся гораздо более глубокую мудрость и значительно более зрелые литературные способности в задачу показать одному или двум поколению писателей-фантастов, вдохновленных его более ранними работами, как это следует делать.

Роман состоит из трех частей. В одном из них мы встречаемся с Серией Мау Генлихер, капитаном корабля К под названием «Белый кот». «Днём и ночью, — говорят нам, — К-корабли «приседали в служебных отсеках, а дуговые огни скользили по их тёмно-серым бортам. Они были беспокойны.Они то появлялись, то исчезали из виду, пока их навигационные системы просматривали 10 пространственных измерений. Они никогда не отключали свою защиту или системы обнаружения целей, поэтому воздух вокруг них постоянно варился от всего, от гамма-излучения до микроволн. Работай рядом с ними, ты был в свинцовом костюме.”

Серия Мау рыщет среди беспокойных косяков огней у тракта Кефахучи, споря с теневыми операторами своего корабля, существующими во власти, по общему признанию, нежной милости корабельной математики, все время ворчливо обманутой пакет от дяди Зипа с просьбой о чем-то, чего она не может понять.

Урочище Кефахучи — это неприкрытая сингулярность, вызов физическим законам, висящим в небе, непревзойденный аттрактор для цивилизаций на протяжении геологических веков. Он окружен ореолом огней, и он весь… большой, скажем так. Наиболее легко понять в битах.

Тракт “течет через половину неба, оставляя за собой огромные невидимые шлейфы темной материи”. На его неровных краях находится Берег, где «проржавевшие старые дочеловеческие обсерватории сплели свои хаотические орбиты, инструментальные платформы и лаборатории, заброшенные миллионы лет назад существами, которые понятия не имели, где они были — или, возможно, больше, чем они были.Все они хотели поближе познакомиться с Трактатом. Некоторые из них направляли целые планеты в нужное положение, а затем уходили прочь.”

Там вы найдете “сгоревший материал, мусор ранней эволюции галактики. Молодые солнца в большом почете, но вы можете их найти”. в Тракте, если они где-либо были, и никто никогда оттуда не возвращался.

Майкл Кирни, второй главный герой Харрисона, предусмотрительный, беспутный, очень мягко работающий ученый, живущий в мире Lego, видеокамер Sony, Lancia Integrales и повторных показов Баффи, человек, который как ребенок был одновременно разбит и раздавлен, когда он мельком увидел скрытое сердце реальности на другом пляже. «[Некое] смещение видения изменило его перспективу; он ясно видел, что промежутки между большими камнями имеют такую ​​же форму, как и промежутки между меньшими.Чем больше он смотрел, тем больше схема повторялась. Внезапно он понял это как состояние вещей… вот оно, кипящее, необъяснимое, головокружительное сходство во всех процессах мира, безмолвно ревущее от тебя в постоянно меняющихся повторениях, всегда одно и то же вещь дважды. В этот момент он был потерян.»

В третьей части повествования рассказывается об Эде Чианезе, «твинке», живущем мечтой о чендлеровской стилизации в резервуаре виртуальной реальности в образе китайца Эда, остроумного частного сыщика, жесткого человека. с мягким местом для зыбких баб.Тиг Весикл, «Новый человек» с всклокоченными волосами, управляет нефтебазой; затем бежит с Эдом после кровавого грохота, любезно предоставленного ужасными сестрами Крэй и их отрядом бермахоидных прихвостней: «Эй, — сказал он, — на какой я планете?» Везикл уставился на него. «Да ладно, — сказал Эд. — Будь справедлив. У любого могут возникнуть с этим проблемы».

И так далее, зашкаливает. Остальное — история, и это работа Харрисона — и, как вы подозреваете, радость — раскрывать ее, а не моя.

Поездка шумная, захватывающая, волнующая.Фразы мелькают и вспыхивают в выступах, внезапных фокусах смысла в дрейфах скупой изящной прозы: «У нее было нетерпение 14-летней девочки — что жизнь не позволила ей остаться 14-летней, она могла иногда намекать, что это ее особая трагедия». Образы, подобные драгоценным камням, мерцают, совершенствуясь на своем месте, одновременно мудрые и хитрые.

Появляются модные словечки Харрисона, которые те, кто был с ним со времен «Ламии и Лорда Кромиса», узнали: актинические, дерасинирующие, скрежещущие… Многое сделано из бинарных кошек, чувства усталости, секса, воспоминаний и потерь.

Океанические образы изобилуют, и в еще большей степени книга благоухает берегом, постоянно говоря о потрепанной изношенности жизней, прожитых и пострадавших от оспариваемых границ, толкаемых между огромными стихийными силами, вечно соперничающими.

Временные обитатели этих неспокойных регионов, кажется, никогда полностью не привержены ни тому, где они находятся, ни тому, во что они собираются броситься; и именно в этой зоне персонажи находят «скрученную выпуклость пустого пространства, которая всасывает в себя одно значительное событие вашей жизни за другим, и если вы не двигаетесь дальше, вы остаетесь там, глядя в пустоту, снова ни на что». “.Берег, на котором мы действительно находимся, и характер нашего размещения там, замысел потока информации становится ясным только в конце.

Критика? Ну, у тех, кто ищет симпатичных главных героев, выбор ограничен. Сериа Мау Генлихер открывает свой счет актом пиратского массового убийства; Майкл Кирни всего лишь серийный убийца, хотя, конечно, ближе к дому. Названия в основном приятные, иногда шутливые. Перекресток описывается как место, где Impreza встречается со Skyline, поэтому Харрисон знает быстрые машины, а Polo Sport и Anais Anais — это (предположительно, ароматные) планеты.Трактат Кефахучи, однако, немного похож на горячую линию Джона Варли Змееносца, в то время как Тиг Весикл будет испытывать терпение некоторых, а Билли Анкер — ага — большинство, кто это понимает, как вы себе представляете. Но это об этом для этого репортера.

В конце романа — и он приводит к подходящему трансформационному, богатому связями заключению, а не просто к остановке — у нас остаются впечатления предельной ясности, экстравагантной изобретательности и сбивающей с толку энергии, а также тревожное чувство, что мы могли бы действительно понять что-то вроде того, как все действительно работает.

Это роман полного литературного доминирования, в котором переход от зернистого обыденного настоящего к дикому далекому будущему кажется не просто легким, но и естественным, и соединяет минимализм и зрелищность с изяществом и элегантностью.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.