5 самых оригинальных граффити в Киеве

Марина ТИЩЕНКО

21 октября 2014 12:25 0

Фото: Прогулка местами стрит-арта. Фото: livejournal.com

Многие киевские граффити уже давно стали визитной карточкой города. Популярность стрит-арт искусства неуклонно растет. Да и общество стало относиться к настенным рисункам более лояльно. Если раньше художники в основном разукрашивали стены зданий непонятными слоганами и картинками, то сегодня они создают целые произведения искусства, способные удивлять и вдохновлять.

Возрождение Украины

Это, пожалуй, самое популярное граффити в Киеве. Оно сделано на стене здания внизу Андреевского спуска. Авторами мурала (граффити на всю стену дома) являются французский уличный художник и журналист Жюльен Маллан и стрит-артист из Севастополя Алексей Кислов. Работа появилась в Киеве весной 2013 года в рамках проекта “Французская весна”. Создавали ее 11 дней. Свое граффити авторы посвятили возрождению Украины. Хотя, вначале была идея сделать что-то на тему диалога Востока и Запада.

Процесс создания граффити. Фото: Оксана Павленко

Иконы революции

Эти трафареты обошли аккаунты, пожалуй, всех социальных сетей. Только ленивый не сфотографировал эти рисунки с портретами и цитатами Леси Украинки, Ивана Франка и Тараса Шевченка. Художник, скрывающийся под ником Sociopath, создал трафареты за 4 морозных часа 10 февраля 2014 года во время обстрела Майдана. Граффити находятся в самом начале улицы Грушевского.

Иконы революции. Фото: Марина Тищенко

Кый, Щек, Хорыв и их сестра Лыбедь

Своеобразной интерпретацией истории о создателях Киева является граффити, созданное французским художником Гийомом Алби. Оно украшает фасад дома на ул. Златоустовской, 20. Автора вдохновил памятник основателям Киева на Майдане Незалежности. Кстати, в городе насчитывается более 30 настенных рисунков французских уличных художников.

Граффити, посвященное основателям Киева. Фото: nashkiev.ua

Сновидения

Уже более десяти лет на улицах Киева можно увидеть работы граффити-художников Владимира Манжоса и Алексея Бордусова. Впрочем, сами себя они предпочитают называть WaOne и Aec соответственно, а свой творческий дуэт – “Interesni kazki”. Их работы созданные в сюрреалистическом стиле. Наверняка каждый из вас видел хотя бы одно граффити этих ребят, просто не знал, что это они. Одним из самых необычных муралов является работа “Сновидения” на улице Гетьмана со стороны Индустриального моста.

Каждый может расшифровать “Сновидения” по-своему. Фото: collater.al

Сirque du Soleil

Этому граффити уже больше трех лет, однако, оно не перестает удивлять своей потрясающей реалистичностью. В 2011 году был создан рисунок, посвященный первым украинским гастролям Сirque du Soleil. Он украсил 70-метровую стену на бульваре Леси Украинки. Гуляя пешком от Печерска до Бессарабки, мы имеем уникальную возможность наслаждаться представлениями клоунов, гимнастов, акробатов. И выглядят они, действительно, как живые.

Гимнасты и акробаты на бульваре Леси Украинки. Фото: sutki.net

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Киеве появилась огромная картина размером с дом

Мурал авторства дуэта известных граффитчиков Interesni Kazki появился рядом с Пейзажной аллеей.

Больше месяца назад Киев взорвался обсуждениями – огромную рекламу пива на стене дома по улице Житомирской, 38, уничтожили. Народ гадал – в чем дело? Рисунок был выполнен в формате 3D, и киевлян с эстетической точки зрения вполне удовлетворял. Потом оказалось, что на месте стертого рисунка планируют разместить новый. Причем не кто-нибудь, а половинка известного на весь мир граффити-дуэта Interesni Kazki – Алексей Бордусов. Название работы – “Святой Юрий”.

Новости по теме: Киев граффити Подписывайтесь на нас в соц. сетях

Украина: лучшие граффити и муралы

Искусство не имеет границ. Это утверждение становится все более и более актуальным с каждым годом. Огромную роль в его глобализации играет стрит-арт. За последние 20 лет международные фестивали стали проводится не только в США, Франции, Италии и других признанных странах-пионерах культуры граффити, но и забрались в самые отдаленные уголки нашей планеты. Не прошла стороной экспансия современного уличного искусства и Украину, где с каждым годом появляются десятки новых, изумительных по красоте муралов, фресок и других видов стрит-арта. 

Киев, Одесса, Харьков, Полтава, Львов, Мариуполь – во всех этих городах можно встретить великолепные рисунки местных и иностранных художников на абсолютно разную тематику. В этой статье мы решили выбрать для вас лучшие из них и немного рассказать о каждом из этих шедевров. Для тех, кто захочет взглянуть на муралы собственными глазами мы оставим адрес под каждым фото.

Лучшие муралы в Украине

15. KailasV – Тарас Шевченко (Харьков)

Начнем с исконно украинского – гигантского портрета поэта и художника Тараса Григорьевича Шевченко в Харькове. Этот впечатляющий мурал был создан в честь 200-летнего юбилея со дня рождения знаменитого Кобзаря. Его авторами стала группа художников Kailas-V. Общая площадь рисунка составляет около 500 кв.м, а на его создание в 2014 году было потрачено более 900 баллончиков краски. 

Для мурала-посвящения Kailas-V выбрали один из самых известных автопортретов Шевченка, который можно встретить практически в любом учебнике по украинской или мировой литературе. 

Адрес: ул. Садовый проезд 30, Харьков

14.BKfoxxRiseUpInTheDirt (Киев)

В 2017 году известный журнал о стрит-арте Streetart.Today назвал работу американской художницы Bkfox “Rise Up In The Dirt” (“Подняться из грязи”) одним из лучших муралов года на планете. И не зря: высоко детализированный рисунок человека (а точнее, его рук и ног), который бережно сажает ромашку в твердую почву с разбросанным мусором вокруг характеризует современное состояние окружающей среды на планете.    

Примечательно также и то, что работа BKfoxx украсила один из столичных полицейских участков. По словам куратора проекта Гео Лероса, это первый в мире подобный случай.

Адрес: ул. Московская 30, Киев 

13. Александр Корбан – Маленькая модница (Киев)

Художник из Кировска Александр Корбан – один из лучших украинских мастеров стрит-арта. Он уже шестой год живет в Киеве, но рисует не только на родине, но и заграницей. Его работы отличаются тем, что он уделяет огромное внимание деталям – теням, мелким штрихам и особенностям мимики каждого персонажа. 

В наш рейтинг попал мурал под названием “Маленькая модница”. На нем Корбан изобразил знакомую всем картину: девочка примеряет мамины туфли на каблуках и представляет себя поющей на сцене. Извечное стремление детей быстрее повзрослеть показано здесь в комичной и трогательной манере. Эмоции главной героини выглядят очень искренне, а старенький 5-этажный дом благодаря стараниям Корбана стал настоящей достопримечательностью города.

Адрес: ул. Туполева 3, Киев

12. Добрые люди – Сеятель снов (Каменец-Подольский)

Известная в Украине донецкая группа художников “Добрые люди” создала свой, пожалуй, самый известный мурал “Сеятель снов” в рамках фестиваля “Республика” в 2013 году. Размер этого шедевра составляет 20 х 15 метров. Парни изобразили на рисунке трех магов-создателей сновидений, которые возвышаются над ночным городом, разбрасывая сны. И персонажи, и цветовая гамма звездного неба на фоне, и покрытые туманом дома выглядят изумительно. “Сеятель снов” – идеальный микс реальности и сказки, от которого невозможно оторвать взгляд.

Адрес: ул. Лермонтова 2, Каменец-Подольский

11. Эрнесто Маранье – Лошадь (Одесса)

Одна из стен санатория имени Чкалова в Одессе стала домом для огромного мурала американского художника Эрнесто Маранье. Мастер из Майами изобразил на нем голову лошади, украшенную цветами, узорами и водорослями. Поскольку санаторий находится и возле моря, и возле парка одновременно, то цветовая гамма его рисунка состоит в основном из морских и природных оттенков. 

Адрес: Французский бульвар 85, Одесса

10. Алекс Максимов – Freedom (Киев)

Великолепный мурал Алекса Максимова в столице Украины был создан в 2016 году и по-прежнему украшает стену старого жилого здания на ул. Франка (дом построен более 100 лет тому назад). Его размеры 18 х 15 м. Художник изобразил на мурале синицу, которая висит вниз головой, держась лапами за лампочку. Рисунок был нарисован в рамках антивоенного проекта Art United Us (Искусство объединяет нас) и отличается высокой детализацией. Особенно впечатляет естественная тень, которая добавляет муралу фотографического эффекта.

Адрес: ул. Франко 12, Киев

9. Александр Корбан – Ностальгия по детству (Киев)

Тут все предельно ясно – художник соскучился по тем простым и веселым временам, когда был ребенком и находил радость не в гаджетах и высоких технологиях, а в простых и где-то даже банальных играх и развлечениях. На рисунке Корбан изобразил мальчика, запускающего бумажные самолетики на фоне голубого безоблачного неба. Оно символизирует беззаботность жизни ребенка, а сам он выступает в роли совокупного образа поколений, заставших так называемое “настоящее детство”.

Адрес: ул. Антоновича 48А, Киев

8. Мариуш Варас – Голова (Харьков)

Польский художник Мариуш Варас создал свой шедевр “Голова” в Харькове в 2017 году. Рисунок выполнен в черно-белых красках и изображает человеческую голову в “разрезе”. Правда вместо всего, что должно находится внутри черепа человека, Мариуш поместил в нее здания, дороги и другие атрибуты насыщенной городской жизни. Да и сама голова плавно переходит в кирпичные сооружения с многополосным шоссе, железной дорогой и индустриальными постройками, что символизирует неразрывную связь современной жизни с технологиями, автоматизацией и развитием науки. Получилось очень футуристично и атмосферно.

Адрес: ул. Плехановская 79, Харьков

7. Миязаки Кенске – Варежка (Мариуполь)

Этот мурал японский мастер Миязаки Кенске создавал вместе с детьми, пострадавшими от конфликта на Востоке Украины, а также с молодыми талантами из Мариуполя. Рисунок получился богатым на мелкие детали и символизирует единство человечества, в частности поддержку жителей города по отношению к переселенцам из зоны военных действий.

“Варежка” создана на основе старой украинской сказки и украшена типичными национальными символами – крашенками, чернобривцами, маками и людьми в народных одеяниях. 

Адрес: ул. Олимпийская 199, Мариуполь

6. Эрнесто Маранье – Жар-Птица (Киев)

Еще один рисунок Маранье – на этот раз в Киеве. Американец вновь порадовал ярким изображением представителей фауны. Он изобразил на стене многоэтажного жилого дома сказочную Жар-птицу. Вся она состоит из цветов, различных растений и разноцветных перьев, которые гармонично сплетены воедино. 

Примечательно, что в процессе создания “Жар-птицы” у Эрнесто Маранье украли краски, но это не остановило художника из Майами и он закончил свой шедевр, который теперь радует жителей и гостей столицы. 

Адрес: пр. Бажана 5Е, Киев

5. QBic – В ее голове (Одесса)

Российский муралист Рустам QBic – один из самых оригинальных и самобытных уличных художников на просторах СНГ. Его работы известны во всем мире – в Италии, в Новой Зеландии, в Польше, в Турции и многих  других странах. Не обделил своим вниманием уроженец Казани и Украину. Например, в Одессе он оставил после себя великолепный рисунок под названием “В ее голове”.

QBic изобразил на рисунке девушку, сидящую у моря. Судя по тому, что ее взгляд и лицо излучают меланхолию и даже, в некоторой мере, безнадегу, она размышляет о чем-то, что не дает ей покоя. Волосы девушки плавно переходят в морские волны, на которых качается лодка с уставшим моряком – он, видимо, и есть та навязчивая мысль, не покидающая голову героини. 

Адрес: Николаевская дорога 136, Одесса

4. Финтан Маги – Девушка с цветами (Киев)

В 2016 году австралийский художник Финтан Маги нарисовал на Троещине огромный мурал, на котором изобразил девушку с цветами. Главная героиня наслаждается красочным весенним букетом и смотрит на него снизу вверх. Маги использовал пастельные тона, а также мастерски нарисовал отражение девушки в луже.

“Девушка с цветами” – один из самых масштабных муралов в Украине. Он занимает площадь стены 17-этажного жилого дома.

Адрес: пр. Маяковского 2/1, Киев

3. Гвидо ван Хелтен – Девушка в вышиванке (Киев)

Очередной стрит-арт проект, куратором которого выступил Гео Лерос. С его помощью еще один австралиец Гвидо ван Хелтен создал впечатляющий мурал “Девушка в вышиванке”. Портрет красивой молодой девушки в национальной украинской одежде с красно-черными орнаментами занимает стену старого 18-этажного дома. 

Мурал Лероса-ван Хелтена был создан в 2015 году и по сей день является одним из лучших в Украине.

Адрес: бул. Леси Украинки 36Б, Киев

2. QBic – Лабиринт проблем (Киев)

И снова Рустам QBic с очередным сюрреалистическим шедевром. На этот раз он изобразил на рисунке летящего над ночным городом человека (или плывущего – если посмотреть на рисунок, то оба варианта верны), который держит в руке жука-скарабея, выступающего его компасом в “лабиринте проблем”. Герой Рустама ищет выход из непростой ситуации между домами, мыслями и высшими материями. 

Отметим, что как и в большинстве своих работ, QBic в киевском мурале изобразил персонажа ребенком, намекая на то, что сколько бы лет нам не было, в масштабах вселенной и времени мы всегда будем оставаться детьми.

Адрес: ул. Дмитриевская 62/20, Киев

1. Мата Руда – Берегиня (Киев)

На первое место мы ставим мурал костариканской художницы Mata Ruda в переулке Тараса Шевченка в Киеве. Поразительной красоты портрет темноволосой женщины с венком на голове впечатляет идеальным сочетанием цветов и техническим мастерством исполнения. Спокойное, вдохновляющее лицо главной героини символизирует мир и безопасность в доме, в городе и во всей вселенной. Вокруг нее Мата Руда нарисовала звездное небо и подсолнухи – один из самых узнаваемых символов Украины.

“Берегиня” появилась в столице в 2016 году в рамках проекта Art United Us, о котором мы упоминали ранее. 

Адрес: пер. Тараса Шевченка 1 / 2, Киев 

Если Вам понравился этот материал, советуем ознакомиться с нашей статьей “10 граффити-художников из России, о которых нужно знать”.

ТОП-20 киевских граффити, которые стоит увидеть

За последние несколько лет в столице появилось множество муралов – граффити, занимающих целую стену городских зданий. На самом деле, граффити в Киеве были задолго до рождения баллончика с аэрозолем, при помощи которого можно нарисовать витиеватый орнамент или похабную надпись. Разнообразные надписи можно обнаружить даже на стенах собора Святой Софии.

 Сегодня бизнесмены и городские власти, да и сами горожане разглядели в настенной живописи не только хулиганские выходки, но и высокое искусство, способное здорово оживить традиционно унылый городской пейзаж. Впрочем, как рассказывал «Комментариям» участник киевской граффити-команды «Інтересні казки» Владимир Waone Манжос, стоит различать собственно граффити – замысловато нарисованный шрифт, и стрит-арт – полноценные картины.

Именно в поисках последних «Комментарии» отправились бродить по столичным улицам.

Больше всего муралов можно обнаружить в центре столицы. К примеру, на любимой киевлянами и гостями города Пейзажной аллее, известной своими яркими скульптурами и оригинальными лавочками.

Причем на стенах зданий в центральных районах Киева находятся работы не только украинских, но и зарубежных художников. Так, к примеру, фасад дома на ул. Златоустовской, 20 в 2010 году расписал французский художник Remed (Гийом Алби). На создание росписи мастера вдохновили киевские памятники – «Родина мать» и «Кий, Щек, Хорив и их сестра Лыбедь».

Француз Оливье 2Shy на стене дома по улице Гоголевской, 32а создал картинку из компьютерной игры. Причем эскиз работы мастер привез с собой.

А поляк Zbiok (Славомир Чайковский) раскрасил стену здания на улице Гончара, 9. как и предыдущие две работы, его картина была создана в рамках международного фестиваля стрит-арта «Muralissimo».

На здании по улице Урицкого, 16 разместилось большое панно француза 3ttman (Луи Ламбера) под названием «Любовь». Сам автор отметил что перед началом работы увидел рисунки украинской художницы Марии Приймаченко. «Возможно, именно эти работы вдохновили меня. Я решил выбрать яркую цветовую гамму, надеясь, что она понравится украинцам», – заявил 3ttman.

Однако первым фасадом, расписанным в рамках арт-стрит фестиваля «Муралиссимо» стал фасад здания по Лаврскому переулку, 9. Его расписали известные украинские стрит-артисты Interesni Kazki совместно с Lodek (Вова Воротнев).

Вообще в Киеве несложно найти работы команды Interesni Kazki. Так, к примеру, одна из их работ под названием «Сновидения» украшает стену дома возле Индустриального моста.

Их же руками расписаны стены ТЕЦ-5 рядом с Южным мостом.

Еще одну работу Interesni Kazki можно увидеть на улице Соляной.

А здание по улице Туровской, 1 украшает работа группы Interesni Kazki, посвященная, по словам самих авторов, «аутизму и инаковости».

На улице Владимирской, 77 можно увидеть «Дом с жирафами» – торец здания расписали художники из расположенного тут архитектурного бюро.

Стену соседнего с «жирафами» здания украшает пейзаж, созданный работниками того же архитектурного бюро.

Два года назад веселые картинки украсили стену корпуса №2 киевской детской больницы «Охматдет».

Еще одна больница, стены которой украсили граффити – психиатрическая больница имени Павлова. Здание напротив детского отделения расписала группа «ПЯТКА», состоящая из пяти художников. Примечательно, что их проект носит название «Дорога в рай».

Целая галерея стрит-арта находится на набережной Днепра. Здесь можно встретить и обычные тэги, и целые монументальные полотна. Одно из таких, к примеру, создал вместе с друзьями киевский художник Иван Семесюк, известный также как представитель жлоб-арта.

Тематика работ, на которые можно посмотреть, прогуливаясь вдоль Днепра, очень разнообразна.

Впрочем, в спальных районах тоже не забывают о стрит-арте. Так, к примеру, на улице Тимошенко, 13а художник Михаил Химич создал на стене бойлерной целое панно с изображением киевских достопримечательностей. Работа, над созданием которой мастер трудился три месяца, посвящена отцу Михаила Юрию Химичу – архитектору и заслуженному художнику.

А вот такие образцы стрит-арта можно встретить на столичной Русановке.

Право на стены. Граффити и муралы как маркер (не)благополучия – PRAGMATIKA.MEDIA

Отношение общества к граффити можно сравнить с отношением к татуировкам. Между двумя культурами действительно можно провести много параллелей — история тату и наскальной (настенной) живописи началась за несколько тысячелетий до н. э.; тату и граффити несут нагрузку из толстого слоя смыслов; выполняют как символическую, так и чисто эстетическую функцию; являются выражением субъективного начала — как художника, так и носителя. Граффити и муралы на теле города, как и татуировки, воспринимаются многими как проявление маргинальности, некой кастовой метки, свойственной неблагополучным районам, нехарактерной для респектабельных пространств. (В последнее время все чаще употребляется слово «мурал» — вольная интерпретация термина «мураль» (mural), что в переводе с испанского означает «настенная живопись». — Прим. ред.)

Граффити в туннеле на станции метро «Ватерлоо» — одна из туристических достопримечательностей Лондона. Фото: James French

Возвращаясь к словам Александра Попова о том, что граффити являются проявлением смерти городских пространств, стоит отметить, что в них заложен закономерный конфликт между зодчими и уличными художниками, интервенция которых воспринимается первыми как непрошеное и нежелательное вмешательство в законченный образ архитектуры. Но все же утверждение кажется парадоксальным, если вспомнить, что мегаполисы с наивысшей концентрацией граффити и муралов — Нью-Йорк и Лондон — являются мировыми финансовыми столицами, городами, занимающими верхушку рейтинга по количеству миллиардеров и миллионеров, и уж точно не ассоциируются с выморочными пространствами.

Граффити и мурализм часто используются в качестве инструментов креативного развития

Более того, граффити и мурализм успешно коммерциализировались и часто используются как один из инструментов креативного развития — для привлечения туристов, активации площадей, кварталов и целых районов.

 

В начале было слово

Принято вести отсчет новейшей истории граффити с фразы Kilroy was here, которую оставляли американские солдаты на стенах освобожденных городов во время Второй мировой войны. Этот, как сейчас бы сказали, мем вошел в американскую культуру, дав импульс массовому появлению надписей, а позже рисунков и гигантских живописных росписей-муралов на стенах по всему миру.

Граффити на стене подземного перехода на Подоле, Киев. Фото: Андрей Ветошкин

Граффити как новый городской антропологический слой стали богатым материалом для социологических и этнографических исследований, в том числе и на постсоветских пространствах. Надежда Парфан, автор урбанистического исследования Kyiv Graffiti: Production of Space in Post-Soviet City, изданного в 2011 г., анализирует киевские граффити как пространственную практику, присущую спальному району, и размышляет об их интервенции в центр столицы. В Украине граффити — это не столько «символическое вторжение гетто в город» по Бодийяру и не столько обмен символическими знаками внутри субкультурных сообществ, сколько продукт глобализированной культуры, выражение стремления влиться в мейнстрим. Отсюда активная, ярко выраженная медийность киевских граффити и муралов и стремление художников быть замеченными. Как любое обобщение, это сопровождается множеством исключений. Сами граффитисты и муралисты, отвечая на вопросы о том, что именно побуждает их к созданию как можно более крупных и ярких цветовых пятен, чаще всего отвечают, что их мотивы не связаны с амбицией.

В Украине граффити — это выражение стремления влиться в мейнстрим

«Написание граффити эфемерно — новые команды появляются и исчезают каждый день. Можно перечислить разные причины такого положения дел, но наиболее значимым я считаю экономический фактор», — пишет Парфан.

Аэрозольная краска стоит достаточно дорого, и нет смысла тратить ее на охраняемые здания или сооружения, где рисунок или надпись быстро сотрут. Стремясь продлить время жизни своих работ, граффитисты выбирают заброшенные, бесхозные пространства. Однообразная архитектура спальников заставляет уличных художников искать способы придать безликим районам хотя бы какую‑то индивидуальность, создавая новые, более яркие когнитивные карты воспоминаний для жителей.

Надежда Парфан выясняла мотивацию уличных художников. В своем исследовании она приводит слова одного из участников группы Psia Krew: «На фоне преобладающей рекламы ветчины и полностью деградировавшей культуры внешнего оформления, на фоне безвкусицы граффити и стрит-арт говорят: мы здесь и презрительно портим визуальный комфорт идиотам».

Еще одна из особенностей киевской истории — это полное отсутствие взаимосвязей и диалога между художниками-интервентами и архитектурным сообществом, несмотря на общее поле — городские пространства. Но если граффитисты проявляют свое отношение в форме активных действий, то архитекторы просто наблюдают за ситуацией со стороны.

В рамках программы MAP в США проводятся конкурсы и фестивали стрит-арта. Фото: Claudio Schwarz

Киевская архитектор Kate Ro комментирует свое отношение так: «Отношусь к граффити как к элементу социального стрит-арта. Но еще большим стрит-артом мне кажется такой способ борьбы с граффити, как их закрашивание — той краской, которая была под рукой. Такое впечатление, что в коммунальных службах просто нет человека, который способен не то чтобы определить тон фона, но даже цвет. В итоге мы видим своеобразное состязание между художниками и коммунальщиками, или между группами уличных художников.

Да, граффити — это скорее признак неблагополучия. Хотя встречаются очень удачные, уместные работы. В конце концов, утепление фасадов и остекление балконов тоже кто‑то называет вандализмом, а кто‑то рассматривает как проявления стрит-арта. Я обращаю внимание не только на фасады зданий, но и на поверхности инженерных сооружений (переходы, мосты, развязки и т. д). Особенно трогательно выглядит мегасооружение, на подножии которого вдруг появляется новый смысловой слой — проявление человеческого. Что ж, если не работают законы и невозможно наказать исполнителя за подобные акты вандализма, тогда нам, проектировщикам, надо задуматься: а не должны ли все поверхности стать устойчивыми к краске?»

Особенность киевской истории — отсутствие диалога между художниками и архитекторами

Впрочем, проблема испорченных фасадов актуальна в той или иной степени для любого из украинских городов. В Одессе одно из самых зарисованных городских пространств на Военном спуске, близ старой лестницы, недавно подтвердило статус «маргинального» — исчез один из пары котов-сфинксов Виктора Тиблевича, установленных в рамках общегородского проекта «Город скульптур». Обсуждая эту новость в соцсетях, комментаторы резюмировали: «Неудивительно. Самое неблагополучное место».

 

Единство и борьба

Для США образцом решения проблемы граффити является «филадельфийская модель». Еще в 80 гг. XX в. мэр Филадельфии Уилсон Гуд основал организацию Philadelphia Anti-Graffiti Network. Она занялась уничтожением граффити, розыском художников в буквальном смысле «по почерку» — с помощью созданной базы тегов и рисунков. Параллельно внедрялись запреты на продажу краски в баллончиках несовершеннолетним или ранее пойманным за нарушением. Но, понимая, что действенность карательных мер ограничена и может привести к обострению борьбы, власти Филадельфии на уровне штата, а затем и на уровне страны одобрили внедрение программы Mural Arts Program. Если уж тяга к рисованию на стенах столь сильна, то пусть уличные художники создают рисунки, которые будут радовать людей, а не отпугивать их. Первые муралы в рамках программы MAP появились на самых проблемных зданиях — поверх граффити.

Вся история городских граффити и муралов — сплошная диалектика. Родоначальник мурализма мексиканский художник Диего Ривера создавал фрески Detroit Industry, на которых изображал расцвет промышленности Детройта, в том числе заводы Форда, в 1932 г. — в разгар Великой депрессии. Ривера был убежденным социалистом, но не отказывался от заказов капиталистов, плативших за его работу щедрые гонорары.

Работы и активизм Бэнкси продолжают вдохновлять граффитистов по всему миру

Граффити Бэнкси Shop Until You Drop, появившееся на стене многоэтажного здания в Лондоне в 2011 г. Фото: QuentinUK / wikipedia.org

Феномен Бэнкси, культового персонажа из мира граффити, до сих пор продолжает будоражить умы. Аутсайдер, чья личность до сих пор так и не деанонимизирована, превратился в мировой бренд и нового Мидаса. Буквально все, к чему он прикоснулся, превращается в золото. Так, последняя работа Бэнкси — «Чихающая бабуля» на Вейл-стрит в Бристоле — по оценке арт-дилера Джоуи Сайера, стоит 3—5 млн фунтов стерлингов. Хозяйка дома, ранее выставившая здание на продажу всего за 400 тыс. фунтов стерлингов, уже передумала его продавать так дешево.

Работы и активизм Бэнкси продолжают вдохновлять граффитистов по всему миру. И хотя многие из художников позже выбирают легальный мурализм, ряды тех, кто «держит баллончик с краской за пазухой», пополняются новыми адептами. Несмотря на «плюшки» в виде бесплатной краски, участия в фестивалях, награды, культурное признание и общественное признание, далеко не все граффитисты перешли на условно «светлую сторону».

 

Говорите громче!

Из-за своей эфемерности и динамичности уличное искусство можно было бы смело назвать fast art, если бы общество имело достаточно людей, умеющих читать теггинг и дифференцировать тенденции. Для тех, кто не погружался глубоко в тему и не имеет в ближайшем окружении уличных художников, эволюция граффити стала очевидной лишь тогда, когда вышедшие из среды стрит-артистов художники получили доступ к гигантским площадям.

Эволюция граффити стала очевидной, когда художники получили доступ к гигантским площадям

С одной стороны, муралы интегрировали украинскую столицу в мировой арт-мейнстрим, с другой — больно ударили по идентичности и камерности пространства, привнеся в тихие дворики киевского центра яркие, броские цветовые пятна. Если воспринимать все знаки городского пространства как символический текст, массовое появление муралов можно прокомментировать так: «Никогда еще город не говорил так громко!»

Хотя большинство киевских муралов аполитичны, политики и культуртрегеры часто акцентируют, что их массовое появление в городе произошло после 2014 г. Уже только это придает оптике, сквозь которую зритель смотрит на проявления нового украинского стрит-арта, некий политагитационный фильтр. Визуальное искусство всегда пытались активно использовать для пропаганды — граффити и муралы не стали исключением из правил. Во время предвыборных гонок штабы кандидатов нанимают художников для распространения трафаретных партийных лого, портретов или девизов.

Муралы часто появляются на месте уничтоженных советских мозаик или модернистских фресок, но их появление носит не столько политический подтекст, сколько связано с пренебрежением к модернистскому наследию и экономическими проблемами собственников зданий. Регулярно появляются новости о том, что очередная мозаика, барельеф или панно демонтированы или скрыты под слоем утеплителя, поверх которого нарисован свежий, яркий мурал.

Мурал украинского художника Саши Корбана. Фото предоставлено: Саша Корбан

Почему именно объекты модернистской архитектуры чаще всего становятся «холстами» для уличных художников — граффитистов и муралистов? Архитектор Виктор Зотов объясняет это так: «Модернистское наследие (в основном 20—30‑е, 60—70‑е гг. XX в.) часто имеет большие плоскости объемов без деталей, и это провоцирует на проявление разной связанной с ним активности, в том числе протестной, в том числе и граффити. Думаю, это программное свойство модернистской архитектуры. Современное (в приложении к архитектуре) для меня не столько минималистичное, сколько лаконичное, совершенное, изысканное, утонченное. Особо важно для меня уважительное отношение к природе, городу, истории, людям.

Явление граффити глобально. Наша ситуация специфична непризнанием ценности модернистской культуры, в том числе по причине того, что этот период особо трагичен в нашей истории. Что делать, чтобы изменить ситуацию? Необходимо широкое образование; делать качественную архитектуру; чистить фасады химсоставами».

 

Визуальные аллергены

Попытки коммерциализации свободного и неформального по своей истиной сути стрит-арта часто оборачиваются громкими скандалами. Проект More than us, в рамках которого восемь художников создали муралы на станции метро «Осокорки», стал знаменитым не столько благодаря обсуждению сюжетов и художественной ценности работ, а из‑за скандала о растрате бюджетных миллионов.

Уничтожение мурала «Красавица и птица» американского художника Эрнесто Маранжа на Дарницкой площади в Киеве, который закатали под утеплитель, подняло дискуссию о правомерности росписи фасадов многоквартирных домов — а не является ли это прямым нарушением прав жильцов, коллективных собственников здания?

Архитектор не должен подстраивать свои планы под уличных художников

Ярким примером противостояния в самой среде уличных художников стало появление International Xuj Art Foundation — группы, которая «дополняет» муралы «в законе» нецензурными надписями. Таким образом участники организации стараются вернуть городские пространств «до давніх традицій настінного розпису». Жители реагируют на подобные инициативы резко негативно, но и с их стороны призывы к мораторию на появление новых мегафресок на городских фасадах звучат все чаще.

Впрочем, еще чаще звучат призывы на запрет «рекламы ветчины» (выражаясь словами анонимного граффитиста из Psia Krew), гигантских биллбордов — основной причины визуального хаоса в украинских городах. Идиосинкразией на наружную рекламу страдает большинство горожан, но ее не становится меньше.

Граффити на Военном спуске, Одесса. Фото: Ирина Исаченко

Тем временем крупные производители фасадных покрытий и красок активно развивают линейки «антивандальных» финишных покрытий. «Самый неустойчивый к повреждениям материал фасада — это, само собой, штукатурка. Но я не считаю наличие оштукатуренного фасада ошибкой проектировщика. Да, это слабое место, но это не значит, что архитектор должен подстраивать свои планы под уличных художников», — считает Александр Попов, сооснователь архитектурной компании archimatika.

Защитный слой действительно может стать компромиссом, который, конечно, не устроит ни одну из сторон, но как минимум даст свободу для маневра. Останется лишь решить в каждом конкретном случае, что именно защищать — фасад или муралы и граффити на нем — как защищают бронестеклом рисунки Бэнкси. Еще одна задача не из простых.

 

Андрей Ваврыш

СЕО SAGA Development

Андрей Ваврыш, СЕО SAGA Development. Фото: Максим Дробиненко

Девелопер — еще одно заинтересованное лицо, входящее в круг стейкхолдеров, так или иначе вовлеченных в тему влияния городских граффити и муралов на пространство. Может ли человек, ответственный за рождение новых объектов, абстрагироваться от их жизни и всего, что произойдет с ними спустя годы? Насколько уместным в ТЗ является фактор вандалоустойчивости? Эти аспекты PRAGMATIKA.MEDIA обсудила с СЕО SAGA Development Андреем Ваврышем.

PRAGMATIKA.MEDIA: Архитекторы традиционно не любят граффити и муралы, поскольку те являются незапланированной интервенцией в их планы, меняющей иногда до неузнаваемости образ здания и концепцию пространства. Интересно узнать точку зрения девелопера. Что думаете о явлении граффити и массовом появлении в Киеве громадных муралов?

Андрей Ваврыш: Да, это однозначно интервенция. Она может быть разной по идее и результату — положительной и негативной. Сам факт интервенции не обязательно говорит об ошибке проектировщика. Она бывает враждебной, нахальной — и тогда ей невозможно препятствовать никакими системами охраны, нет возможности ее предупредить. Можно любой, самый совершенный архитектурный объект испоганить неуместным вмешательством. Но почему всем так нравятся граффити Бэнкси? Потому что они этичны. Его способ вмешательства настолько тонок, что он точно ничего не нарушает, не уничтожает, а привносит новый смысл. Вот в этом случае интервенция хороша.

Вспоминая о муралах, можно говорить о попытке переосмысления архитектуры, вмешательстве даже с некими этическими целями. Очень часто действия муралистов — это попытка привнести новый смысл. В любом случае такая история всегда контроверсийна — кому‑то нравится, кому‑то нет. Что естественно, ведь и архитектура нравится не всем. Но новый, иной смысл всегда дорогого стоит. Так что граффити и муралы уместны, когда это вмешательство этично, развивает пространство и добавляет, формирует содержательный смысл.

«Пусть архитектура задает обществу вектор — от эстетики к этике»

P.M: Благодаря активности SAGA Development в Киеве появляются объекты современной архитектуры европейского качества и дизайна. Думаете ли вы, выдавая техническое задание архитекторам, о том, чтобы сделать эти здания максимально вандалоустойчивыми?

А. В.: Это как с бабочкой в ваших руках: жива она или нет? Можно сделать великолепный фасад и испортить его, использовав неподходящие материалы. Мне кажется, качество архитектуры должно быть таким, чтобы она останавливала вмешательство. Чтобы провоцировала трепетное отношение, которое остановит твою руку и не позволит что‑то испортить. И с другой стороны, возникает вопрос культуры того, кто стоит за этой интервенцией. Эта точка бифуркации между создателями и интервентами, между архитекторами и уличными художниками, в разных культурах, в разных обществах разная. Чем выше культура сообщества и ценность архитектурного объекта — тем меньше вероятность некультурного вмешательства.

Я не думаю, что подобные взаимоотношения можно как‑то урегулировать. Не уверен, что все вмешательства можно предусмотреть. И не считаю, что есть смысл архитекторам, создающим качественную архитектуру, оглядываться на возможную угрозу и пытаться создавать прежде всего вандалоустойчивые поверхности. Это в подземных переходах уместно или в местах массового скопления людей — просто из‑за повышенного трафика, нагрузки. Мне кажется, попытка обернуть здания в броню убивает саму архитектурную идею.

Здание SAGA City Space на улице Сагайдачного в Киеве, построенное по проекту харьковского архитектора Олега Дроздова. Фото: Юрий Ферендович

P.M: И все же вы наверняка не можете не размышлять о том, насколько устойчивыми являются ваши новые здания, когда снимается ограждение стройплощадки и здание открывается городу, горожанам?

А. В.: Я много думал о том, насколько хрупкой, даже нежной является архитектура фасада нашего нового здания по улице Сагайдачного (SAGA City Space, построенный по проекту харьковского архитектора Олега Дроздова, выделяется перфорированным кирпичным фасадом, полупрозрачной вуалью. — Прим. ред). А потом понял, что просто не хочу представлять, что кто‑то может сознательно попытаться навредить этому объекту. Пусть сама его архитектура служит неким нравственным камертоном и задает обществу вектор — от эстетики к этике.

 

Олексій Бордусов

Aec Interesni Kazki

Олексій Бордусов,  Aec Interesni Kazki

У чому відмінність графіті від сучасних муралів і чому вплив останніх на простір українських міст ніхто не досліджує — про це виданню PRAGMATIKA.MEDIA розповів Олексій Бордусов — Aec Interesni Kazki.

«Графіті – правдивий і щирий вид мистецтва»

PRAGMATIKA.MEDIA: Почавши два десятиліття тому з графіті-райтерства, ви, вживаючи слова дослідника субкультури графіті Річарда Лахмана, еволюціонували настільки, що «переїхали з вулиці до галереї». Графіті спонтанні й ефемерні. Мурали продумані і монументальні. Що з них більш агресивно по відношенню до архітектури? Що сильніше впливає на простір і як саме це відбувається?

Олексій Бордусов: Справжнє графіті — це анархія, де не йдеться про якийсь вплив на місто чи архітектуру. Серед графіті-художників існує певний кодекс, наприклад, не малювати на пам’ятках культури, але це все доволі умовно. Графіті — субкультура, та я вважаю його справжнім, правдивим і щирим видом мистецтва. Щодо сучасних муралів та стріт-арту, то це зовсім інше. Вони мають два джерела виникнення — також графіті та мексиканський муралізм XX ст. У сучасному муралізмі чи стріт-арті щирість та правдивість часто не є головними чи відсутні взагалі, тобто вплив на простір чи архітектуру залежить від особистих намірів художника, куратора певного проєкту чи смаків замовника.

Мурал Humanity flower в американському місті Нью-Рошель, штат Нью-Йорк, українського художника Олексія Бордусова (AEC Interesni Kazki). Фото надано: AEC

P.M.: Коли працюєте зі стінами, чи ставите перед собою амбіцію перекроїти простір або «повторно привласнити» його? Як би ви сформулювали функцію своїх робіт: вони заповнюють порожнечу в просторі? доповнюють архітектуру? замінюють її, створюючи альтернативну реальність?

О. Б.: Вважаю, що якоїсь певної функції моїх робіт відносно архітектури чи простору взагалі немає. Яка функція картини в галереї, музеї, роль мистецтва взагалі? Мабуть, щоб їх просто бачили. Так само і з муралами — вони з’являються, існують деякий час, потім їх зафарбовують чи вони згодом зникають. Для функціональності в архітектурі існує, наприклад, такий жанр, як суперграфіка, завдання якого, як ви говорили, якось захопити простір чи створити акцент, враховуючи середовище. Але зараз всі стилі та жанри перетнулись саме завдяки буму стріт-арту в усьому світі, ніхто вже не відрізнить їх одне від одного. Так, я завжди намагаюся вдало підібрати сюжет та кольори для муралу, враховуючи середовище, але це завжди суб’єктивно — результат комусь подобається, комусь ні.

Стріт-арт та сучасний муралізм — найбільш суперечливе явище, «мистецтво для всіх»

P.M.: Навіть Interesni Kazki часто називали конформістами. Нещодавно ви взяли участь у проєкті «Знову до школи». У цій фресці складно знайти якийсь наратив (і, на нашу суб’єктивну думку, цим вона також прекрасна). Але побачивши свіжий мегамурал «Материнство» від PastArt, люди помітили в ньому не просто наратив, а навіть пропаганду. Чи не здається вам, що київські художники, які займаються стріт-артом, все частіше виступають агентами формальної і політичної пропаганди?

О. Б.: Щодо стріт-арту та сучасного муралізму, загалом це, на мою думку, найбільш суперечливий жанр. Чи навіть не жанр, а скоріше сучасне явище, яке ще називають «мистецтвом для всіх», тобто як для тих, хто споглядає, так і для тих, хто його виконує на стінах міста — чи то невеличких парканах, чи 20‑поверхових фасадах будинків. Немає майже ніякого відбору для тих, хто хоче працювати в публічному просторі. Точніше, відбір у 90 % випадків виконують такі самі, ніяк не пов’язані з мистецтвом куратори стріт-арт-фестивалів чи проєктів. З особистого досвіду можу сказати, що організатори чи куратори стріт-арт-проєктів частіше за все були громадські активісти чи соціальні, державні працівники або взагалі підприємці, ніяк не пов’язані ні з образотворчим мистецтвом, галереями, ані з культурою взагалі. Найбільш яскраво це проявилося в Києві на прикладі проєкту Art United Us, куратором якого був усім відомий політичний авантюрист разом зі своїми такими ж колегами-помічниками, які від початку заявили про план виконати 100 муралів в Україні та 100 муралів в усьому світі, причому про якість та зваженість щодо середовища та соціального сприйняття ніхто з них не думав. Чи от цей приклад, який ви навели, — мегамурал «Материнство» від PastArt, де роль куратора-замовника виконував звичайний (!) забудовник.

Мурал Audhumbla у місті Шієн, Норвегія, українського художника Олексія Бордусова (AEC Interesni Kazki). Фото надано: AEC

Ситуація зі стріт-артом в усьому світі подібна, але в Європі, скажімо, все‑таки більша інтеграція публічних проєктів із культурними інституціями, музеями, галереями, тому це, можна сказати, працює як фільтр, який виконує більш-менш адекватний відбір митців. Є, наприклад, позитивні приклади публічних проєктів, коли вони реалізуються художниками для невеликих житлових ком’юніті зі взаємним погодженням та розумінням, що певна робота на стіні їм подобається і що вона необхідна.

 

Саша Корбан

Художник-муралист

Саша Корбан, художник-муралист

Художник-портретист Саша Корбан «населил» столицу Украины и другие города гигантскими людьми. О том, что мотивирует его на создание мегапортретов на стенах панельных высоток и чем руководствуется при выборе поверхностей для своих работ — Саша рассказал в интервью PRAGMATIKA.MEDIA.

«Решил рисовать только в спальных районах»

PRAGMATIKA.MEDIA: Вы в буквальном смысле «наделяете архитектуру лицом». Социологи считают, что граффити (и муралы, возможно, тоже) — это реакция человека на скучную среду и плохую архитектуру. Можно ли считать и ваши работы подобной рефлексией?

Саша Корбан: Думаю, что нет. Я рисую на стенах не для украшения здания или района, а потому что не могу не рисовать, как бы банально это ни звучало. Просто рисую и часто — в андеграундных местах (под мостом, на «заброшках», на гаражах), но не считаю эту среду скучной или плохой. Там мало кто увидит мои работы, разве что случайные прохожие, но я делаю это в первую очередь для себя. Люблю такие места.

P.M.: Что более агрессивно (радикально) воздействует на среду — эфемерные граффити или более долговременные муралы?

С. К.: Я считаю, что если рисунок (мурал) грамотно / гармонично вписан в окружающую среду, в контекст, если он на своем месте, то не агрессивен.

Но поскольку у нас на муралы люди обращают больше внимания, потому что они масштабнее, монументальнее, то, наверное, те имеют большее воздействие на общество и архитектурную среду.

Мурал Саши Корбана на жилой многоэтажке в Николаеве. Фото предоставлено: Саша Корбан

P.M.: Когда выбираете стену, обращаете ли внимание на качество архитектуры самого здания и контекст (окружение)? Существуют ли здания, на которых вы категорически отказываетесь рисовать?

С. К.: Обязательно обращаю. И неоднократно отказывался от проектов, куда меня приглашали и где предлагали стены, что не совсем подходят под создание на них рисунков. Например, частично утепленные или памятники архитектуры. Либо если видел, что именно на той локации, в том окружении / среде просто не нужно больше ничего, поскольку там уже все круто и гармонично. Но часто на тех же стенках потом все же появлялись муралы, но не в моем исполнении.

P.M.: Отслеживаете ли вы обратную связь и жизнь своих работ и делаете ли выводы из услышанного-увиденного?

С. К.: Если честно, то я не очень слежу за своими старыми работами. Они живут своей жизнью. Хотя, скорее всего, организаторы проектов, в рамках которых они были созданы, может, и отслеживают. А вот по поводу обратной связи, то я всегда коммуницирую с жителями дома (если рисую на жилом доме / в жилом квартале), с локальными жителями как до начала процесса, так и во время и после. Показываю эскиз, портфолио, мы знакомимся, общаемся — это всегда диалог с людьми / общественностью. И часто даже спустя некоторое время после завершения мне пишут или звонят люди, присылают фотки разных ракурсов и «новой» жизни моих работ, доносят свои мысли, комментируют…

Мне кажется, что самый главный вывод для себя я сделал в 2015 г., когда решил рисовать только в спальных отдаленных районах или в андеграундных местах. Мне это ближе, к тому же создание муралов именно там и коммуникация с местными жителями во время процесса намного актуальнее, чем в центре города.

Создание муралов в спальных районах актуальнее, чем в центре города

Мурал Саши Корбана с портретом Честера Беннингтона (Linkin Park) под мостом над железнодорожными путями на улице Луговой, Киев. Фото предоставлено: Саша Корбан

P.M.: Недавно опубликовали статистику: согласно последним подсчетам, в Киеве уже 150 муралов. Это мало для города или более чем достаточно? Возможно, пространство уже перегружено?

С. М.: Если считать в масштабах огромного мегаполиса, то цифра 150, возможно, не такая и большая. Хотя на некоторых локациях можно было б и не рисовать (они там не совсем уместны). Это касается и некоторых моих работ.

 

Виталий Оноприенко

Киевский активист, основатель движения «Києве, мий»

Виталий Оноприенко, киевский активист, основатель движения «Києве, мий»

Если применить третий закон Ньютона, а именно закон равенства действия и противодействия к урбанистическим процессам, то очевидно: если кто‑то рисует на городских стенах граффити, то кто‑то должен их смывать. На вопросы PRAGMATIKA.MEDIA ответил Виталий Оноприенко — киевский активист, основатель движения «Києве, мий», который по собственной инициативе занимается уборкой городских пространств, в том числе отмывает фасады зданий от краски с помощью мойки высокого давления.

«Пространство убивает не граффити. Его убивают люди»

PRAGMATIKA.MEDIA: Когда вы принимаете решение об удалении граффити, то каким образом определяете, что является уродующей здания грязью, а что проявлением стрит-арта, который можно считать достопримечательностью?

Виталий Оноприенко: Решение принимается мгновенно и абсолютно субъективно. Я не несу ответственности за то, что сотру, поэтому на мне не лежит груз сомнений, правильно ли я поступлю. Но, конечно, я все‑таки провожу какой‑то сравнительный экспресс-анализ. Если написано матерное слово или «Вася», то естественно, такая надпись удаляется. А вот несколько лет назад во Львове мне встретилась надпись «Б’є — значить ст. 126 УК». Тогда мне показалось, что это обращает внимание на социальную проблему, поэтому подобную надпись я бы не удалял. На оценку конкретного произведения уходит приблизительно 5 секунд. То есть удаляем — не удаляем. В Киеве хорошего качественного стрит-арта, грубо говоря, нет. Поэтому решать вопрос просто.

P.M.: Ваше мнение: должны ли художники согласовывать любую свою деятельность с городскими коммунальными службами или стержень стрит-арта — это его неформальность?

В. О.: Нет, не должны. Подобные действия нарушат саму идею стрит-арта. Эта сфера должна саморегулироваться. И когда количество уличных художников, предлагающих качественный контент, будет достаточно большим, то и город преобразится. К примеру, Андреевский спуск после ряда реконструкций стал выглядеть неплохо. Ни одному стрит-артеру, умному, талантливому, бесталанному, глупому, не придет в голову разрисовывать Андреевскую церковь. А заброшенные пространства, наоборот, привлекают. И поскольку сейчас талантливые художники в меньшинстве, то заброшенные пространства и выглядят маргинально. Но согласовывать что‑то с городом — это нонсенс.

Результат работы группы «Києве, мий», очищающей стены зданий от граффити и грязи. Фото предоставлено: «Києве, мий»

P.M.: Каким образом ваша организация коммуницирует с коммунальщиками? Вы запрашиваете их разрешение на проведение очередной мойки?

В. О.: Мы разрешений не запрашиваем и не собираемся. Если нас в процессе уборки вдруг арестуют, мы к этому абсолютно готовы. Но если честно — не верим, что такое произойдет.

P.M.: Иногда граффити наносятся особо стойкой краской, при удалении которой есть риск повредить мойкой высокого давления, к примеру, старую штукатурку на историческом здании. Как вы действуете в подобной ситуации?

В. О.: Граффити почти всегда наносятся особо стойкой краской, которая может выдерживать температурные перепады, влажность, дожди, снега на протяжении десятилетий, постепенно выцветая. Исторические здания мы принципиально не трогаем. Если сам фасад представляет историческую ценность, мы к нему не прикасаемся.

P.M.: Как считаете, «нелегальне прибирання», в котором вашу группу однажды обвинили, действительно может стать проблемой, если за дело возьмутся активные, но неискушенные в тонкостях уличного искусства граждане?

В. О.: Повторюсь, по моему субъективному мнению, уличное искусство в Киеве почти отсутствует. Мне вспоминается абсолютно гениальная надпись на стене на Рейтарской: «Сахалин — это Япония». Ну это круто. Если ее кто‑то сотрет, не то чтобы станет обидно, но… Суть уличного искусства как раз в том, что оно не живет долго. И в этом его отдельная ценность. Есть еще одна надпись, даже не знаю, жива ли она до сих пор. Где‑то на полпути от Золотых ворот к Валам, ближе ко Львовской площади, на подпорной стене написано: «Відкрийте Львівську браму!» Расположение этой надписи, отсылка к жизни города — это максимально круто, если жить в этом городе, знать, что такое «Львівська брама» и почему она закрыта. Но если надпись исчезнет — так тому и быть. Даже если все горожане, склонные к активизму, выйдут завтра на улицы с тряпками, ведрами и вениками, то в итоге такой мегауборки Киев станет чуть более похож на Минск своей ухоженностью. Но ничего плохого не произойдет. А уличное искусство… На следующий день новое появится.

«Киев — весь сплошной, большой целостный маркер деградации городской среды»

P.M.: В чем, по вашему мнению, причина того, что одной из мишеней вандалов стала Почтовая площадь?

В. О.: Я считаю, что не совсем справедливо их называть вандалами. Они все‑таки пусть и неудавшиеся, но художники. Вандализм — это умышленное нанесение вреда чужому имуществу. Граффитисты не ставят перед собой такую цель. Но, возвращаясь к теме мертвых общественных пространств, можно сказать, что Почтовая площадь, по сути, мертвое пространство. Музей не открыли. Торговые площади, которые планировались там, не работают. Сама по себе площадь — это просто гранитно-бетонный ад. Здесь нет тени, нет деревьев, не работает фонтан. Зимой там скучно, а летом невозможно находиться, поскольку жарко. Мертворожденное пространство совершенно по понятным причинам было облюбовано скейтерами, которые украсили его на свой вкус. Я вижу здесь не вандализм, а ошибки в проектировании. Хотели сделать для горожан — сделали для скейтеров. Возможно, так и надо оставить.

P.M.: В Нью-Йорке и ряде европейских городов подростков, пойманных на вандализме, в том числе граффитистов, часто направляют на общественные работы по уборке. Вы бы согласились «усилить» свои ряды правонарушителями?

В. О.: Нет, я бы таких людей трудиться с нами плечом к плечу не взял. Они бы работали с низкой эффективностью, при этом отвлекали бы членов нашей команды, их потребовалось бы обучать. Но они бы прогнозируемо не вступили в наши ряды. Словом, мы бы потратили время на обучение, но не получили их в качестве напарников. Я не против издалека координировать подобные группы — в офисном режиме назначать им цели и потом проверять результат. Но работать с ними вместе я бы не стал. Ну и считаю, что в нашей стране в ближайшие 50 лет подобная практика невозможна.

P.M.: В каких-то из украинских городов существуют организации и группы добровольных мойщиков города, подобные вашей?

В. О.: Теперь уже существуют. В Днепре недавно появилась команда ребят, вдохновленных нашим проектом. Они даже создали свой логотип и намерены всерьез бороться за чистый город. В Одессе мы сами собираемся что‑то подобное организовать. Готово почти все, кроме названия. Не можем придумать остроумное название для одесской команды.

Очистка стен и мощения от краски и жира происходит с помощью мойки высокого давления. Фото предоставлено: «Києве, мий»

P.M.: И, возвращаясь к теме «городских болезней», что вы считаете главными маркерами деградации городской среды?

В. О.: Киев — весь сплошной, большой целостный маркер деградации городской среды. В принципе, степень деградации городов на европейском континенте можно измерять в «киевах». Например: Варшава = 0,4 Киева, Будапешт = 0,25 Киева, Львов = 0,75 Киева. Хуже Киева нет ничего. Что его делает таким? Первое — отсутствие возможности передвигаться по поверхности. Город максимально автомобилецентричен. Считается, что по поверхности ходят плебеи, поэтому их нужно загонять под землю. В контексте открытия островка безопасности на переходе через Крещатик: то, что я читаю в комментариях Facebook — просто ад! Водители убеждены, что все, кто не за рулем, должны ходить под землей и желательно вообще оттуда не показываться. Второе — уличная торговля. Я имею в виду МАФы, киоски, которые так распространены и в центре, а чем дальше от центра — тем их больше. Они, во‑первых, генерируют огромное количество мусора, а во‑вторых, бьют по пешеходным пространствам. Киоски ведь не ставят на проезжей части, их всегда размещают на тротуаре. И это ущемляет пешеходов в их правах.

В любом случае я не считаю граффити символом окончательной смерти пространства. К примеру, есть пространство, которое мы называем между собой «Подольский треугольник» — это небольшая площадь рядом с северным выходом из метро «Контрактовая площадь», который выходит к «Пузатой хате». У этого места было два рождения. Первый раз — после реконструкции, когда там переложили плитку, высадили деревья, поставили лавочки и красивые фонари. Второй раз — этим летом, когда мы его отмыли, убрали весь мусор, отдраили плитку, высадили на клумбы новые растения, поскольку за многими просто не ухаживали и они умерли. И потом я наблюдал, как в течение трех дней это пространство снова деградировало до исходного состояния. И причина тому совсем не скейтеры или граффитисты. Причина в бездомных и в торговых точках. Там две точки с шаурмой, аптека и кофейня. Вот шаурма — это просто проблема номер один! Потому что каждый, кто купил шаурму, присаживается на лавочку поесть. А майонез капает на плитку. И потом эти жирные пятна на ней остаются. Если вы обратите внимание, то очень часто на светлой плитке мощения повсеместно в городе можно увидеть черные разводы — это именно жир, следы соусов, которые капают с уличной еды. Вторая проблема — аптека, где бездомные покупают какую‑то дешевую настойку, которую употребляют как альтернативу крепким спиртным напиткам. В аптеке об этом знают и на этом зарабатывают, регулярно пополняя запасы. Потом все вокруг усеяно пустыми пузырьками. Клумбы используются как мусорники, в которые бросают окурки. Все это я лично наблюдал после того, как мы 12 часов провели там за уборкой. Пространство убивает не граффити, его убивает население. Почему — потому что оно живет в стране, где все всем должны, но никто ничего не делает.

 

Юлия Островская, искусствовед

Куратор Mural Social Club и Urban Club, директор фонда Sky Art Foundation

Юлия Островская, искусствовед, куратор Mural Social Club и Urban Club, директор фонда Sky Art Foundation

Как происходит отбор эскизов перед фестивалями стрит-арта? Как, по какому принципу организаторы и кураторы этих, глобально влияющих на облик города мероприятий, выбирают «холсты» — стены для муралов? На эти и другие вопросы PRAGMATIKA.MEDIA отвечала Юлия Островская, директор Sky Art Foundation, куратор Urban Club, куратор фестиваля уличного искусства Mural Social Club.

«Наша идея – создать арт-галерею под открытым небом»

PRAGMATIKA.MEDIA: Архитекторы чаще всего находятся в оппозиции к стрит-арту и таким его проявлениям, как мурализм, считая их не просто излишеством, но и, как сказал один из наших спикеров, «признаком смерти пространства». Какие аргументы вы могли бы привести в их защиту?

Юлия Островская: Тут важно понимать, с кем вы говорите. Если это архитекторы Мельбурна или Лас-Вегаса, то от них вряд ли услышишь подобное мнение, поскольку мурализм там — неотъемлемая часть архитектурного ансамбля. Если вы поинтересуетесь у тех, кто сейчас строит Рим, то они, возможно, и выскажут такое мнение, но даже это я ставлю под сомнение: итальянские настенные фрески ценятся, в том числе местными архитекторами, множество веков.

Вообще аргументация тут следующая: все слишком субъективно и зависит от того, кто к чему привык исторически. В Украине исторически мурализм уничтожался, считался проявлением художников-дилетантов. Хотя это вовсе не так. Поэтому «по классике» муралы принято ругать. Конечно, не всегда и не везде они уместны, важен фактор уместности того или иного рисунка в том или ином месте. Но считать муралы «признаком смерти пространства» — это все равно, что назвать Big Ben никому не нужной башней.

Мурал «Земля и небо» на стене 16-этажного дома в Киеве. Работа греческого художника Фикоса. Источник фото: Sky Art Foundation

P.M.: Даже маленький по размеру настенный рисунок способен изменить климат пространства. А монументальный мурал может радикально переформатировать городской пейзаж. По какому принципу вы отбираете эскизы для муралов? И как выбираете площади для их размещения?

Ю. О.: Как вы верно заметили, мурал способен серьезно изменить городской пейзаж, поэтому к выбору художника и места / стенки нужно подходить основательно. Тут рассматриваем и учитываем несколько важных факторов:

  1. Насколько суть работы отражает настроение и дух местности, где мы хотим потенциально написать мурал.
  2. Для чего он там — есть ли в нем потребность.
  3. Насколько гармоничен мурал в общем ансамбле.
  4. Разделяет ли и понимает ли автор работы потребности / интересы людей, которые будут видеть его творение ежедневно.

Конечно, эскиз и идея рисунка создаются художником после того, как он увидит локацию и стену. Важнейший фактор — чтобы мурал был гармонично вписан в окружающую среду (как концептуально, так и визуально). Вообще это сложная фундаментальная механика.

Что касается площади, то тут учитываем все вышеописанное плюс пожелания автора, наши возможности, вероятность реализации идеи «под другим соусом». Скажем, вместо стены расписать автобусную станцию.

P.M.: Вы отслеживаете дальнейшую судьбу созданных в рамках Mural Social Club муралов? Как именно они отражаются на качестве общественных пространств?

Ю. О.: Изначально наша идея — создать галерею под открытым небом, доступную для каждого. Поскольку мы продумывали свои муралы, качество пространств (а в нашем случае это спальные районы городов) лишь улучшилось. Насколько мне известно, все наши настенные панно живы и здоровы.

Любое искусство можно определить как инструмент невербальной пропаганды

P.M.: Ценность модернистской архитектуры и монументального сов-арта сегодня не является бесспорной для очень многих в нашем обществе. И часто панно, барельефы и мозаика исчезают под слоем утеплителя, штукатурки, а сверху появляется яркий мурал. Как вы считаете — это варварство или естественная эволюция архитектуры и города в целом?

Ю. О.: Думаю, это может быть как одно, так и другое — тут нужно рассматривать каждый отдельный кейс. Но таких примеров я не встречала. Глобально я склоняюсь к эволюции архитектуры. Да, мне нравится беречь историю, но не за счет торможения прогресса. Не стоит забывать, что город — живая среда, она меняется и развивается.

Я обожаю советские мозаики, немного изучала этот вопрос. Всегда очень печально наблюдать за тем, как с легкостью их сегодня разрушают вместо того, чтобы сохранить, законсервировать и передать музею, например. Но нет, увы, в последнее время все больше таких случаев.

P.M.: Город использует художников как ситуативных урбанистов или скорее художники используют город как экспозиционную площадь для демонстрации своего творчества?

Ю. О.: Скорее всего, каждый делает то, на что горазд. Власти города часто бессистемно и порой эклектично выбирают урбанистические проекты, иногда же все получается очень складно, хорошо. Художники и их кураторы порой берутся за проекты, которые сами не понимают или которые им не подходят, оттого мы наблюдаем немалое количество непонятного стрит-арта в городском пространстве. Те, кто фундаментален в своем творчестве, хотят поделиться идеей и делают это виртуозно.

Мурал художника из Нью-Йорка Аарона Ли-Хилла на фасаде Культурно-художественного центра КПИ, Киев. Источник фото: Sky Art Foundation

P.M.: Все чаще городские муралы появляются не просто с разрешения, а по поручению представителей местной власти, формальных урбанистов или застройщиков. Иногда тематически муралы «завязаны» не на атмосфере пространства, а на неком посыле, имеющем, к примеру, воспитательный нарратив. Не превращается ли современный стрит-арт в инструмент невербальной пропаганды и как этому можно противостоять?

Ю. О.: Если сильно постараться, то любое искусство можно определить как инструмент невербальной пропаганды, противостоять чему точно не нужно. Это нормально, что искусство чему‑то учит, открывает в нас что‑то новое, иногда побуждает к каким‑то действиям. Стрит-арт — это живой организм, который жив, собственно, благодаря вот этой связи с людьми вокруг себя.

Но вы правы, есть случаи, когда художник не вписывает гармонично свою работу в окружающее пространство, если рисунок неуместен именно там. И это проблема.

А часто хорошие работы закрашиваются коммунальными службами по недоразумению, как, например, было неоднократно с работами Гамлета в Харькове.

Как любое искусство, муралы бывают хорошими и плохими, могут быть вообще не искусством, а лишь обладать его формальными признаками, могут быть искусством, но травмировать публику идеей или способом ее выражения. В общем, история непростая.

Самые яркие и патриотичные стрит-арт-шедевры Киева | PRпортал Украины | новости Украины

Киев – сердце Украины, пульсирующее в такт тем социальным изменениям, которые происходят в стране.

За последние годы на улицах столицы появилось очень много качественных граффити, которые по праву можно назвать новыми городскими достопримечательностями. Столичный стрит-арт уже давно перестал быть маргинальным искусством, киевляне относятся к творчеству уличных художников лояльно. И это неудивительно, ведь картины, нарисованные на стенах домов, трансформаторных будках и заборах, в большинстве своем служат украшением города. Чаще всего художники обращаются к острым социальным темам, а в последние годы столицу захлестнула волна патриотического граффити.

Граффити “Возрождение” на Андреевском спуске. Авторы граффити – француз Жюльен Маллан (Seth) и севастополец Алексей Кислов
 

Патриотичный подъезд в самом криминальном районе Киева, ул.Радунская, 11 Патриотический подъезд на Троещине (Киев).
 

Патриотичное граффити на электрощитовой по ул.Ольгинской Автор граффити о ситуации в Украине – француз Жюльен Маллан (Seth).
 

Все достопримечательности Киева на масштабном граффити, ул.Тимошенко, 13а. Киевский пейзаж от Михаила Химича на Оболони.
 

Мурал “Святой Юрий”, ул.Большая Житомирская, 38.
 

Мурал “Mission failed”, ул.Стрелецкая, 4/6.
 

Граффити “Ветряки”, ул.Тургеневская, 35а. Лучшие образцы стрит-арта в Киеве: граффити, напоминающее об альтернативных источниках энергии.
 

Граффити “Сновидение”, ул.Гетьмана (со стороны Индустриального моста) Авторы – Владимир Манжос и Алексей Бордусов, дуэт “Interesni Kazki”
 

Граффити “Жизнь без науки – смерть” на фасаде 2 корпуса Киево-Могилянской Академии, ул.Ильинская, 4а. Авторы граффити – француз Жюльен Маллан (Seth) и украинец Владимир Манжос (Waone) из дуэта “Interesni Kazki”.
 

Желтые подсолнухи на фоне голубого неба. Стена на ул.Жилянской
 

Дом с жирафами и традиционный украинский пейзаж. Реклама архитектурного бюро на ул.Владимирской, 77
 

Романтичное граффити. Маки на стене арки дома №8 по ул.Костельной
 

Дерево-сердце – патриотичное граффити, ул. Оболонская, 29
 

Осовремененные портреты Шевченко как отклик на трагедию на Институтской, пер. Шевченко,5. Портреты Тараса Шевченко в образе активиста Майдана, сделаны к 200-летию Кобзаря.
 

Граффити, посвященное основателям Киева, ул.Златоусовская, 20. Автор граффити – француз Гийом Алби. Рисунок вдохновлен памятником основателям Киева и монументом Родина-мать.
 

Рисунок, посвященный аутизму и инаковости. Ул.Туровская, Авторы граффити об аутизме – украинский арт-дуэт “Interesni Kazki”.
 

 

 

Услуги Киев: оказание услуг – объявления OLX.ua Киев

Киев, Днепровский Сегодня 22:48

Киев, Голосеевский Сегодня 22:33

Киев, Голосеевский Сегодня 22:21

33 000 грн.

Договорная

Киев, Дарницкий Сегодня 22:19

Киев, Святошинский Сегодня 22:13

Киев, Святошинский Сегодня 22:12

Мнения: Как упорядочить граффити в Киеве

Недавно на Артема появился новый мурал — рисунок на весь фасад дома. Изображение создала компания Wallstreet, которая до этого за свой счет сделала панно на станции метро «Театральная», разрисовала вагон метро и трамвай. Изображение на Артема вызвало шквал критики среди киевских активистов. DreamKyiv разбирался, как можно избежать подобных конфликтов.

За комментарием мы обратились к:

  • Анне Бондар, которая зарекомендовала себя как небезразличный к городской среде представитель КГГА и координатор двух важных для Киева архитектурных конкурсов — «Территория Достоинства» и конкурс благоустройства Контрактовой площади
  • Владимиру Манжосу (Waone) из стрит-арт дуэта Interesni Kazki. Работы этих художников есть на фасадах зданий во многих странах мира. Сейчас Владимир Манжос и Алексей Бордусов работают в Италии, на Сицилии. В прошлом году команда также столкнулась с критикой киевлян, когда создавала мурал на Большой Житомирской, на месте граффити-рекламы пива
  • Дмитрию Николюку, директору компании Wallstreet, которая реализовала в Киеве несколько социальных проектов за свой счет

 

Анна Бондар, 
руководитель отдела художественного оформления и 
ландшафтной архитектуры Департамента градостроительства и архитектуры:

«У меня один ответ — конкурс на каждый мурал. По-другому — все будет вкусовщиной.

Сейчас в Киеве в сфере стрит-арта нет никакой системы. Просто кто-то с кем-то договаривается и рисует. Так не должно быть. Конкурс с качественным жюри помогает определить лучшего.

Конкурсы могут быть разных уровней. Если площадка под стрит-арт объект расположена в исторической части города, например, на Крещатике, то проведение конкурса должен курировать один из департаментов КГГА — архитектуры, культуры или благоустройства. Если мурал хотят создать внутри спального микрорайона, то вопрос может быть решен на уровне районной горадминистрации.

Также координировать конкурсы могут арт-галереи, арт-кураторы, которые хорошо знают сферу уличного искусства. Определив победителя, они могут приносить его эскиз в КГГА на утверждение. Так город сможет отреагировать гораздо оперативнее.

Чтобы не затягивать процесс, можно проводить блиц-конкурсы: две недели на подачу заявок и эскизов, две на выбор работы, месяц на создание проекта. Полтора-два месяца — это тот срок, который и художникам, и местным жителям стоит потерпеть, чтобы в итоге получить качественную работу.

По моему мнению, такой подход — самый цивилизованный».

 

Владимир Манжос (Waone), 
арт-дуэт Interesni Kazki: 

«Проблема намного глубже, чем можно представить. Думаю, что в нашем случае нужно действительно вводить какую-то жесткую цензуру на подобные вещи. Или же совсем запретить рисовать на фасадах на ближайшие лет десять. Но, если можно было бы обойтись только лишь цезурой и запретом, ведь у большинства наших людей напрочь отсутствуют понимание, что красиво, а что нет.

Дело в том, что, например, в той же Мексике невозможно даже представить, что подобное художество кто-то может нарисовать легально и за деньги где-то в центре Мехико, в городе, где творили величайшие монументалисты типа Сикейроса и Риверы. На их работах выросло не одно поколение. В западной Европе и США тем более нет с этим проблем, в общем, культурная среда делает свое дело.

Да, и про регулирующий орган. Если создавать такой, то он должен состоять из нормальных людей».

 

Дмитрий Николюк,
директор компании Wallstreet:

«Для начала нужно решить вопрос с незаконными граффити и тегами по всему городу, собрать для этого людей, которые не переписываются в Facebook, а делают. И только потом создавать комиссии, проводить конкурсы и все прочее.

Какие муралы появятся на стенах города, соответствующие органы контролируют и сейчас. Все стрит-арт проекты делятся на коммерческие и социальные. В первом случае заказчик сам выбирает, что ему рисовать, и согласовывает это в органах благоустройства и архитектуры. Во втором — проект предлагается балансодержателю объекта, по желанию балансодержателем проводится опрос киевлян, и проект воплощается в жизнь. Деньги ни в первом, ни во втором случае из городского бюджета не берутся.

Что касается критики нашей работы, то ее развернула небольшая группа людей, интересы которых были задеты по Артема, 75. Мы все прекрасно знаем, кто и зачем. Форма их общения, переход на личности, да и странички их говорят сами за себя.

Резюме: творчество — это не константа, оно не может всем нравиться. Творчество — это инструмент созидания и воодушевления».

 

Фото:  Annabelle Avrill, Attraction Voyages Pérou & Bolivie, gloss.ua

Украина | Бруклинское уличное искусство

Нам очень нравятся эти новые политические карикатуры в коллажах, которые появляются на улицах так же быстро, как и еженедельные новости. Каждая из них изображает одного из многих богатых белых мужчин, которые прямо сейчас влияют на наши умы, наши банковские счета, наше здоровье и чувство безопасности. Мы смотрим Белый дом или Хороших парней? Удары в спину, удары в лицо, придирки и постоянное системное дурачество заставляют задуматься, кто на самом деле всем заправляет.

Кажется, цикл новостей ежечасный, твиты, кадровые перестановки и угрозы происходят так быстро, что у людей развивается посттравматическое стрессовое расстройство, которое вызывается новостями по телефону. Мы должны восхищаться любым уличным художником, который пытается не отставать от событий и размещать свои комментарии на стене.

Многие молодые и пожилые жители Нью-Йорка морщатся от высокой арендной платы, больших долгов, разрушающейся инфраструктуры, и все работают дольше, если им посчастливилось работать. Некоторые просто сдаются.Между тем, есть ли один приемлемый вариант медицинского обслуживания, который многие получили за последние несколько лет? – слуги богачей пытались заколоть его, но на этой неделе не смогли собрать. Даже сейчас Трамп говорит, что будет стоять в стороне и смотреть, как он умирает, а не улучшать его каким-либо образом. Был ли у нас когда-нибудь такой циничный лидер?

Даже сенатор Маккейн — на нашем верхнем изображении выше — только что перенесший операцию по лечению рака мозга, финансируемую налогоплательщиками, отказался на этой неделе, прежде чем провести решающее голосование, спасшее здравоохранение примерно на 20 миллионов долларов.Большинство сенаторов Республиканской партии проигнорировали большинство граждан США, которые умоляли их исправить это. Но их банковские счета оказались гораздо важнее нашего здоровья. Богатые и их корпорации наводнили всю нашу политическую систему, и только после того, как мы вытащим их деньги, мы сможем назвать США демократией. В противном случае мы просто обманываем себя.

Итак, вот наше еженедельное интервью с улицами, на этой неделе с участием Bifido, El Sol 25, Jarus, London Kaye, Luna Park, Miss17, MSK, Myth, Otto Schade, Rime, SikaOne, Solus, Sonni, Spy33 и Wonderpuss Octopus.

Верхнее изображение: Неизвестный художник. (фото © Хайме Рохо)

Неизвестный художник (фото © Jaime Rojo)

Неизвестный художник (фото © Jaime Rojo)

Сонни (фото © Jaime Rojo)

Solus для The Bushwick Collective. (фото © Хайме Рохо)

Sidka One (фото © Jaime Rojo)

Otto OSCH Schade «Taurus» в Шордиче, Лондон. (фото © Отто Ош Шейд)

Otto OSCH Schade «Taurus» в Шордиче, Лондон.(фото © Отто Ош Шейд)

Отто ОШ Шаде рисует маленьких Снупи и Вудстока на закате в Шордиче, Лондон. (фото © Отто Ош Шейд)

Лондон Кэй (фото © Jaime Rojo)

Неизвестный художник (фото © Jaime Rojo)

Мисс 17 с неизвестным художником (фото © Jaime Rojo)

Иней. МСК (фото © Jaime Rojo)

Bifido для фестиваля Oltremare в Сан-Катальдо, Италия.(фото © Бифидо)

«В этом районе правительство строит газопровод и для этого вырубает много оливковых деревьев. Часть местной экономики основана на производстве оливкового масла, поэтому люди борются за сохранение своих земель и деревьев. Я хотел разрешить эту ситуацию с помощью своих работ». -Бифидо

Bifido для фестиваля Oltremare в Сан-Катальдо, Италия. (фото © Бифидо)

Bifido для фестиваля Oltremare в Сан-Катальдо, Италия. (фото © Бифидо)

Луна-парк для #resistanceisfemale (фото © Jaime Rojo)

Миф (фото © Jaime Rojo)

Неизвестный художник.Мы хотим приписать это мистеру Толлю, но не думаем, что это его работа. (фото © Хайме Рохо)

Jarus for Art Развязал нас в Киеве. Украина. (фото © Ирина Канищева)

«На этой фреске изображена женщина, сидящая на подоконнике и протягивающая руку наружу. Превращение стены в окно — это метафора открытия разума и сердца для новых идей и концепций. Женщина в красном платье, потому что мне показалось, что оно композиционно впишется в зону стены и окружающих зданий.”-Ярус

Jarus for Art Развязал нас в Киеве. Украина. (фото © Ирина Канищева)

Эль-Сол 25 (фото © Jaime Rojo)

Spy33 (фото © Jaime Rojo)

Осьминог Wonderpuss (фото © Jaime Rojo)

Неизвестный художник. Очень похоже на работу JMR, но мы не думаем, что это его. (фото © Хайме Рохо)

Без названия. Сапоги в метро Нью-Йорка. Март 2017 года. Манхэттен, Нью-Йорк.(фото © Хайме Рохо)

Путеводитель по киевским фрескам для любителей искусства (Киев)

Мурал в Киеве | ©travelmag.com/Flickr | ©travelmag.com/Flickr

Не так давно Киев все еще развивался как направление искусства. Сегодня здесь проходят не только многочисленные выставки, перформансы и премьеры, но и стрит-арт. Эта яркая художественная сцена вышла далеко за рамки андеграунда, сделав невероятные фрески неотъемлемой частью городского пейзажа.

Художники уже создали более 150 муралов на стенах домов Киева, и это направление продолжает развиваться.Удивительные произведения искусства талантливых художников или художников-граффитистов из Украины и других стран, таких как Испания, Португалия, Аргентина и Австралия, оживляют серые и мрачные постройки в стиле советской эпохи. От красивых пейзажей до подробных портретов — вот некоторые из ярких фресок, найденных в столице Украины.

На этой фреске австралийского художника Финтана Маги изображена Анна Ризатдинова, бывшая чемпионка мира по художественной гимнастике из Украины. Инициатива CityArt реализовала проект в 2015 году.Работа над росписью заняла почти две недели.

Анна Ризатдинова | ©travelmag.com/Flickr | ©travelmag.com/Flickr

Сергей Нигоян стал жертвой вооруженного противостояния 22 января 2014 г. во время Украинской Революции Достоинства. Он был среди 100 человек (Героев Небесной Сотни), погибших в ту ночь. Создателем этой фрески является Александр Фарто, также известный как Вилс, из Лиссабона, Португалия. Портрет уникален тем, что он высечен на стене.

Мурал посвящен 150-летию со дня рождения выдающегося украинского историка и политического деятеля Михаила Сергеевича Грушевского.Kailas-V, специализирующийся на стрит-арт проектах, создал арт-объект в ноябре 2015 года. Он уникален тем, что работа лежит поверх другого мурала — рекламы строительной компании.

Этот мурал, посвященный украинской поэтессе Лесе Украинке, находится недалеко от Золотых ворот (одна из старинных достопримечательностей Киева). Он занимает всю торцевую стену семиэтажного дома. Его создателем является австралийский художник по имени Гвидо Ван Хелтен. Он нарисовал юного поэта в вышитом наряде, задумчиво смотрящего вдаль.Леся Украинка была не только поэтессой, но и активной политической и феминистской активисткой.

Фреска Леси Украинки | ©travelmag.com/Flickr | ©travelmag.com/Flickr

Работа Black Sea выполнена Джейком Айкманом, художником из Южной Африки. На стене – беспокойные волны украинского Черного моря. Он вдохновляет и успокаивает одновременно. Местные жители шутят, что те, кто не успел поехать на летний отдых, должны пойти к муралу.

На улицах Киева можно услышать разные вариации названия этого мурала.Некоторые называют его Мечтатель , в то время как другие называют его Летающий слон или Романтический слон . Это произведение искусства, украшающее стену с 2015 года, быстро стало любимцем горожан. Местный художник Александр Корбан создал мурал, представляющий собой арт-проект Dynamic Urban Culture Kyiv.

Этот патриотический мурал выставлен в жилом районе Киева. Это символическая картина, изображающая маленькую украинскую девочку среди подсолнухов.Работа была создана в 2016 году благотворительной инициативой и художниками из компании Wall Street.

Это произведение стрит-арта появилось на стене пятиэтажного жилого дома весной 2014 года после революционных событий в Украине. В нем изображена новая Украина, пробужденная после долгого сна и воплощенная в лице молодой девушки, защищающей свою землю и новое поколение. Возрождение — самый известный мурал Киева. Ведь он находится в творческом сердце столицы – Андреевском спуске.

Возрождение | © Max Pixel / FreeGreatPicture.com

Эти муралы — действительно захватывающее дух явление, которое восхищает местных жителей и продвигает образ Украины за границей как столицы стрит-арта.

Стрит-арт в Киеве — Peace Insight

Революция Достоинства 2014 года, оккупация Крыма и конфликт на востоке Украины вызвали взрыв стрит-арта под влиянием как национальной политики, так и стремления к миру.

«На муралах в Киеве можно увидеть проблемы или важные события в нашем обществе.То, о чем думают люди, изображено на стенах Киева», — рассказала мне Алена Дерябина, гид по стрит-арту в Киеве.

«Мы хотим жить в мире и вернуть свои территории на востоке и в Крыму. Мы мечтаем о мирной единой Украине», — продолжила она, имея в виду конфликт на востоке Украины и оккупацию Крыма, вынудившую граждан переезжать через Украину в поисках работы и начать новую жизнь.

«На муралах в Киеве можно увидеть проблемы или важные события в нашем обществе.О чем люди думают, то и изображено на киевских стенах»

Одной из отличительных черт киевских росписей являются их цвета; положительные эмоции и женские портреты как символы мира и свободы. На фресках отсутствуют угрозы, формы насилия или символы войны.

Вот шесть самых ярких фресок, с которыми мы столкнулись во время нашего тура. Вы можете посмотреть больше в нашем стрит-арт видео.

Больше информации о более чем 100 киевских муралах можно найти в приложении «Киевские муралы».

Маленький гражданин

Продолжающийся отголосок оккупации Крыма сообщил фреска «Маленький гражданин». Работа создана художницей Катериной Рудаковой при поддержке Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Создателя мурала вдохновила небольшая картинка в Facebook, на которой маленький мальчик рисует украинский паспорт. У лиц без гражданства нет документов, подтверждающих их гражданство, и они часто не могут пользоваться основными правами человека, включая образование, здравоохранение и трудоустройство.

Художник пояснил: «На мурале «Маленький гражданин» изображена маленькая девочка с украинским паспортом. В окне также можно увидеть Ласточкино гнездо, знаменитый замок в Крыму. Из-за оккупации большая проблема с гражданством, принадлежностью и правами людей, проживающих в Крыму». Интеграция переселенцев с востока Украины и Крыма, а также мигрантов в местное сообщество в последнее время является актуальной проблемой. Во время экскурсии я заметил, что синий цвет, которым окрашено крымское небо и море, точно такой же, как украинский флаг, как символ того, что Крым должен вернуться в Украину.Что еще интересно, так это то, что маленькая девочка мечтает о паспорте. Этот небольшой бумажный буклет означает для нее покой. В ее глазах украинская национальность символизирует мир.

Берегиня

Еще одна фреска , « Берегиня» (Покровительница), изображает женскую богиню в славянском духе . Наш гид по стрит-арту сказал нам, что она «украинка, которая пытается защитить наше государство, чтобы жить в мире.Она окружена подсолнухами, национальным цветком. Семена символизируют связь с землей, а также с людьми, которых с нами больше нет». Этот мурал расположен на очень мощном и символичном месте — Площади Независимости, где в 2014 году произошла Украинская Революция Достоинства. Эта фреска – одна из моих любимых, с яркими цветами, тонкой росписью и тенями и нежным женским лицом. Он поражает положительными флюидами и исцелением одновременно. Больше всего картина насыщена символами, которые не сразу видны тем, кто их не знает, вроде желтых цветов, символа единства и Украины.Женщина закрыла глаза, сосредоточилась и молится о мире, пытаясь в то же время распространить сообщение.

Смотрите этот мурал в нашем последнем видео

Возрождение

На углу Андреевского спуска и улицы Боричев находится еще один мурал: Возрождение Трудно не заметить это мурал в Подол, сердце Киева.Каждый раз, когда я прохожу мимо старых улиц в этой площади, я поражаюсь красоте и размеру картины. Мурал всегда окружен туристами с камерами. На нем изображена украинка как защитница города. В ее руке маленький мальчик. Она носит традиционные украинские цветы в волосах и носит ту же военную куртку, что и протестующие на украинской площади Независимости. «Это означает, что мы пытаемся восстановить наш город, жить в мире и верить в лучшее будущее.К сожалению, после войны было много разрушений. Вы также можете увидеть голубое небо, которое является символом мира». В статье «Возрождение» содержится убедительное послание о лучшем завтрашнем дне и о том, как Украина может восстановить свои города после конфликта. Очень символично видеть, как новостройки возвышаются над человеческим разумом.

Я заметил, что слева от мурала стоит памятник известному украинскому оперному певцу Василию Слипаку, который ушел в добровольческий отряд воевать на восток Украины и погиб в 2016 году на войне.Есть проект переименовать эту площадь в честь Слипака, как дань уважения всем героям, которые боролись за свободу и мир.

Произведение «Возрождение» дает сильное послание о лучшем завтрашнем дне и о том, как Украина может восстановить свои города после конфликта

Фрагменты надежды

«Фрагменты надежды» создано Сергеем Ратковичем в рамках Art United Проект Us создан в ответ на конфликт на востоке Украины в 2014 году. Он объединил более 200 художников с целью проведения миростроительства в обществе.Стрелки – копия монумента Родина-мать, который является символом Киева. «На фреске изображены руки, ломающие меч, как символ прекращения войны и насилия, а также установления мира в обществе», — сказала нам Дерябина. Памятник является покровительницей Киева и Украины. Сломав свой меч, она осуждает насилие и выражает желание сложить оружие.

Приют

Фреска « Приют» занимает две стены и изображает женщину в монохроме.Наш гид говорит нам, что вам нужно быть в правильном месте, чтобы увидеть всю картину. Этот материал можно рассматривать как репрезентацию внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) из Крыма и неподконтрольных правительству территорий на востоке страны, ищущих дом и убежище в Киеве. Фреска символизирует маленькое место, где ВПЛ и принимающее сообщество могут жить вместе в мире. Переселенцы бегут из дома из-за конфликта и войны, и эта женщина встречает их с теплом и распростертыми объятиями, предоставляя им дом.

Свобода

На улице Ивана Франка на одном из самых известных уличных муралов изображена перевернутая птица с лампочкой в ​​когтях. Он держит лампочку вокруг окна. Известный украинский художник Алексей Максимов назвал фреску «Свобода». «Окно на стене окружено стеклянной колбой, своеобразной границей между людьми внутри колбы и миром, или между человеком и покоем», — рассказал нам художник. «Чтобы что-то изменить, нужно просто разбить стекло и стать свободным».Мурал также создан в рамках проекта Art United Us. Это международный проект под руководством Украины, который посредством художественных и творческих средств сотрудничал с сообществами для повышения осведомленности и внимания общественности к проблемам войны, агрессии и насилия. За два года было покрашено около 200 стен.

Фреска каждый день обращается к местному сообществу. «Когда я увидел эту фреску в своем районе, я был очень впечатлен. Это напоминает мне о сложных временах, в которые мы живем, а также о продолжающемся конфликте.Каждый день, когда я прохожу мимо него по дороге в метро, ​​я думаю о конфликте, который нам предстоит пережить», — рассказал нам местный житель.

Мурал говорит с местным сообществом каждый день

Совершите экскурсию сами, посмотрев наше новое видео

Создание муралов

Произведения искусства оказывают влияние: «Искусство меняет мир в лучшую сторону.Он приносит положительные эмоции людям. В целом все искусство способствует миростроительству, поскольку искусство меняет людей. Очень часто какие-то необычные вещи вокруг могут привлечь внимание людей, например, перевернутая птица с лампочкой, чтобы вызвать интерес узнать больше о мурале и сообщениях, стоящих за ним». Цвета, слова или предмет на фреске могут заставить людей остановиться на секунду, чтобы посмотреть. Таким образом, идея художника и сообщение для местного сообщества распространяются.

Однако в некоторых случаях картины не говорят сами за себя и требуют дополнительных объяснений, чтобы избежать разжигания конфликта в местном сообществе вместо того, чтобы способствовать миру.Письменные объяснения в Интернете или в социальных сетях, или, что еще лучше, привлечение сообщества к росписи фрески, помогают улучшить понимание людьми намерений и послания искусства.

При создании фрески речь идет о том, какую историю местное сообщество хотело бы рассказать на стене. Каждый рисунок несет в себе особую историю и может быть сильным символом для людей.

Ян Птушко, художник-монументалист из Донецка, рассказывает, как он это делает: «В первую очередь я разрабатываю эскиз мурала с местными активистами, которые приглашают меня нарисовать мурал.Затем я исследую область и стену, чтобы убедиться, что фреска будет правильно расположена и выровнена с сообщением. Обычно, когда я создаю мурал в школах на востоке Украины, я провожу мастер-классы для улучшения коммуникации между учениками, родителями и администрацией школы. Я оставляю около метра от земли незаконченным, чтобы мы вместе могли нарисовать часть мурала. Эта деятельность способствует социальной сплоченности в сообществе, позитивному общению, диалогу, а также вызывает эмоции, чтобы изменить мир.

«Я оставляю незаконченным примерно метр от земли, чтобы мы могли вместе нарисовать часть мурала»

Рассказывание историй и примирение

мира и примирения. Может быть, потому, что трудно мгновенно измерить влияние фресок на изменения в поведении, и потому, что вы прикасаетесь или чувствуете их напрямую.

Однако в глобальном масштабе мы видим, что то, как фрески общаются с людьми, происходит в долгосрочной перспективе: меняется поведение, мышление и ценности.Выслушивание историй друг друга через фрески — незаменимый шаг в укреплении взаимопонимания и примирения. Он может действовать как деятельность по миростроительству сам по себе, а также подготавливать почву для других видов деятельности с теми же целями.

Если можно будет оказать большую поддержку обмену, расшифровке и обсуждению этих больших произведений искусства, то мир, социальная сплоченность и участие сообщества только увеличатся. Поэтому уличному искусству необходима коммуникационная и финансовая поддержка со стороны образовательных и культурных учреждений, а также художественных объединений и общественных групп.Кроме того, лидеры должны продвигать работу уличных художников, чтобы привлечь внимание к вопросам мира и продвигать роль членов сообщества как проводников перемен. Чтобы влияние миростроительства распространилось на общество, фрески должны дополняться обучением, мероприятиями и кампаниями в социальных сетях. Иногда наиболее эффективным действием по миростроительству является осуществление творческих и инновационных проектов которых никто не ожидает в последнюю очередь, которые могут иметь эффект долговременных изменений.

Стоицизм — новая норма Киева | Российско-украинская война Новости

Киев, Украина – «Если выключить эмоции, масштабы ущерба минимальны», – сказала мне женщина, которая живет на 15-м этаже нового многоквартирного дома в центре Киева.

За прошедшую неделю она видела пожары и клубы дыма от российских крылатых ракет, поразивших центральный железнодорожный вокзал столицы Украины, а также телебашню и жилой дом.

Ее собственное здание возвышается над Киевом и кажется уязвимым, как колосья пшеницы в бурю. Ее семья несколько дней спала в своем «убежище в ванной».

Но она и другие жители этого города с населением более двух миллионов человек, который когда-то был третьим по величине в Советском Союзе, уже привыкли к душераздирающим сообщениям о бомбардировках, обстрелах и убийствах.

Они также привыкли к завываниям сирен воздушной тревоги, которые раздаются по нескольку раз в день и ночь – и дублируются текстовыми сообщениями на всех телефонах.

— Видите, они не двигаются быстрее, — сказала женщина, указывая на нескольких человек размером с муравья на улице через минуту после того, как звук сирен снова наполнил воздух.

Ракетный обстрел главной телебашни Киева 1 марта [Файл: пресс-служба МВД Украины через AFP]

Терпение, прагматичный стоицизм и немного паранойи — новая норма для киевлян, которые предпочли остаться — или не смогли уехать .

С каждым днем ​​они понимают, что российские войска, танки и другая военная техника, пытающаяся приблизиться к Киеву, движется все медленнее и медленнее.

Некоторые пригороды были захвачены, и российские войска открыли огонь по мирным жителям или взяли их в заложники.

«Они забрали [отсюда] 20 человек», — рассказал «Аль-Джазире» житель Макарова, западного пригорода Киева, выдержавшего несколько дней ожесточенных боев.

Среди киевлян растет ощущение, проникнутое злорадством и облегчением, что страшная российская армия становится все более дезорганизованной, деморализованной и недостаточно снабженной.

И все же они приближаются.

«Российские войска полностью заблокировали Киев с запада, и круг, возможно, сужается», — сказал «Аль-Джазире» Николай Митрохин из Бременского университета в Германии.

По его словам, поскольку резервов у Москвы мало, она переходит к «варварским обстрелам» украинских городов и поселков и хочет создать марионеточную администрацию в горстке уже захваченных городов.

Русские «пытаются войти в Киев с северо-запада и северо-востока, украинцы их подпускают, разбивают их колонны в лесу, рассекают их, уничтожают их тыловые запасы, бьют и их.Бои идут ожесточенные», — сказал «Аль-Джазире» генерал-лейтенант в отставке Игорь Романенко, бывший заместитель начальника Генштаба Украины.

Но Киев практически не пострадал, и хотя такие города, как Харьков и Херсон, сильно пострадали, столица до сих пор сходит с рук мучительными, но ничтожными потерями.

А жизнь продолжается.

Киевляне знают новый график работы супермаркетов, продуктовых магазинов и аптек вокруг них – и терпеливо стоят в очередях.

Они знают все бомбоубежища в своих многоквартирных домах, поблизости или на станциях метро.Идти под землю сейчас кажется скучным и почти механическим, особенно когда вас будит взрыв в 2 часа ночи.

Вы просто берете свои сумки и матрац и спускаетесь вниз, в подвальное бомбоубежище.

Вы терпеливо наблюдаете, как собака вашего соседа бешено лает, какает и писает на всю лестницу, потому что истерика собаки отражает истерику соседа.

Вы терпеливо и уважительно относитесь к ближним, ведь каждый знает, кто настоящий враг.

Люди собираются в бомбоубежище в Киеве [Вячеслав Ратынский/Reuters]

В подвале ваши соседи смотрят и читают новости на своих телефонах, звонят друзьям и родственникам и постят в социальных сетях.

Они обмениваются советами, как заклеить окна изолентой и защитить себя от разбитого стекла во время бомбежек. Они присылают друг другу фотографии предполагаемых или настоящих мародеров или шпионов.

Иногда они параноики — по поводу незнакомцев в округе, особенно фотографирующих мужчин, подозрительных предметов на земле или граффити на стенах.

Они выглядят и ведут себя иначе, чем в первую ночь войны и взрывов неделю назад, целую жизнь назад.

В ту ночь они не знали, что делать, плакали, плакали и пытались успокоить своих детей.Некоторых успокаивали пожилые родители, которые, в свою очередь, помнят, что им рассказывали мамы и папы, пережившие Вторую мировую войну.

Украина – нация стоиков. Она состоит из бывших осколков империй – Российской, Австро-Венгерской, Польской, Османской.

Сопротивление иноземным вторжениям, гражданским конфликтам и политическим просчетам стало частью коллективной ДНК.

Украина потеряла миллионы во время Голодомора, или Великого голода 1932-1933 годов, вызванного катастрофической политикой Москвы.Затем во время Второй мировой войны он потерял одну шестую своего гражданского населения.

Волны сталинских чисток захлестнули Украину до и после войны, уничтожая интеллектуальную и политическую элиты.

Постсоветские 1990-е годы были травмирующими и хаотичными, а начавшееся в 2014 году поддерживаемое Москвой сепаратистское восстание унесло жизни более 13 000 человек.

Миллионы были вырваны с корнем, а десятки тысяч мужчин-украинцев прошли через горнило линии фронта.

В наши дни многие другие проходят подготовку в качестве добровольцев «территориальной обороны» или потенциальных бойцов повстанцев, которые будут сопротивляться вторжению.

«Не могу представить его в форме, с автоматом в руке», — рассказал мне друг о другом друге, который присоединился к территориальной обороне и сейчас патрулирует улицы Киева.

144 часа в Киеве: Иконография


Феликс Филиппото. Альфонс Ламартин перед ратушей Парижа отказывается от красного флага 25 февраля 1848 года .


Alise Tifentale

Какова визуальная грамматика революции, представленная в социальных сетях? Каковы общие предметы и каковы закономерности этих предметов во времени и пространстве?

Чтобы понять общие темы изображений Майдана, я выбрал 818 изображений из нашего набора данных с наиболее распространенными тегами Майдана.Затем я вручную пометил эти изображения, определив 29 категорий контента. (Обратите внимание, что изображение может попасть в несколько категорий — например, одно и то же изображение может представлять собой толпу, а также содержать украинский флаг).

Когда я изучал содержимое каждого изображения по отдельности, я сначала заметил несколько повторяющихся закономерностей, связанных с содержимым. Несколько категорий сюжетов постоянно появляются снова, такие как толпы, флаги, баррикады, огонь, дым и мусор на улицах, лозунги и граффити, цветы и свечи и, в меньшей степени, оружие.Кроме того, некоторые из этих тропов повторяются чаще, чем другие. Самые большие категории включают изображение толпы, флагов, огня и дыма на улицах.

Тематические категории изображений с тегом(ами) Майдана, отсортированные по частоте:

Эта иконография означает городскую революцию на сегодняшней онлайн-платформе обмена изображениями так же ясно, как это было в рисунках, гравюрах и картинах времен Французской революции 1789 г. или в ранней фотодокументации европейских революций 1848 г.Некоторые из основных ключевых слов и частей визуальной грамматики репрезентации городского общественного восстания, протестного движения или революции, по-видимому, не меняются в разных географических точках и даже в разные периоды времени.


Пожар или дым днем ​​ категория. Киев, 2014.


Пожар или дым ночью категория. Киев, 2014.


Оружие категория. Киев, 2014.


Баррикады категории. Киев, 2014.

Для сравнения смотрите фотографии Революции 1848 года в Париже:


Пьер-Амбруаз Ришбур. Баррикады Парижской коммуны возле ратуши и улицы Риволи. Апрель 1871 г., Париж


Тибо. Баррикады на улице Сен-Мор, 25 июня 1848 года . Париж, 1848 г.

Некоторые изображения попадают в не поддающуюся классификации категорию идиосинкразического смешения.Несмотря на то, что эти изображения не относятся к наиболее популярным тематикам, они, похоже, связаны с событиями Майдана. Они появляются в нашем наборе данных, потому что они помечены одним или несколькими тегами Майдана и размещены в районе Майдана Независимости. Несмотря на то, что формально эти фотографии не следуют доминирующему образцу революционной образности, можно предположить, что эти образы были для определенных лиц значимыми маркерами майданного опыта.

Это наблюдение частично объясняет, чем изучение изображений в Instagram отличается, скажем, от изучения изображений, распространяемых информационным агентством или опубликованных в онлайн- или офлайн-издании новостей.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на отредактированном наборе «знаковых» изображений, все изображения в нашем наборе данных выглядят одинаково значимыми. Таким образом, документирование повседневной деятельности можно легко совместить с проблесками экстраординарного и исключительного без какой-либо иерархии, которая ставила бы одно выше другого.


Разное по теме Майдан . Киев, 2014.

При внимательном рассмотрении изображений в этих категориях можно заметить некоторые особенности визуальной лексики, выбранной участниками и наблюдателями событий.В отличие от профессионально подготовленных фотожурналистов, которые работают в условиях рыночной экономики и стремятся запечатлеть «решающие моменты», шокирующие или, по крайней мере, способные привлечь внимание фоторедактора, мотивы многочисленных участников делать и делиться фотографиями разнообразны и не так прозрачно. Кроме того, фотожурналисты якобы являются нейтральными наблюдателями, тогда как участники принимают активное участие. Претендуя на инсайдерскую точку зрения, эти образы выражают определенные ценности и установки путем выбора определенного типа сюжета.

Чтобы описать одну из доминирующих установок, мы можем использовать общий термин «ненасилие». Несмотря на то, что насильственные события имели место, сами акты насилия и изображение его жертв ограничены очень небольшим количеством изображений в Instagram. Вместо этого в большинстве изображений насилие подразумевается, но не присутствует напрямую. На многочисленных фотографиях запечатлены баррикады — почти универсальный символ уличных боев. Тем не менее, они не показывают настоящие боевые действия, вместо этого представляя баррикады как фон для подготовки, ожидания и общения.Не совсем «решающий момент» с точки зрения фотожурналиста, но, очевидно, достаточно важный для участников, чтобы запечатлеть его и поделиться им.

В этом контексте набор изображений Instagram можно рассматривать как коллективную фотоисторию. Сгенерированные пользователем теги и метаданные (такие как временные метки и местоположения) позволяют нам воссоздать поток визуальной информации в хронологическом порядке и сопоставить этот поток с географически определенными районами города. Можно предположить, что этот набор данных представляет собой онлайн-фотокнигу, продолжающую традицию повествовательной и повышающей осведомленность социальной фотографии, основанную на таких примерах, как Давайте теперь восхваляем знаменитых мужчин (Джеймс Эйджи и Уокер Эванс, 1941) и Американцы ( Роберт Франк, 1958).

Однако, в отличие от этих фотокниг, поток изображений в нашем наборе данных отражает множество мнений, множество точек зрения, которые могут быть разнообразными, противоречивыми и своеобразными, что делает одно повествование полностью воображаемым и гипотетическим. Обмен фотографиями в Instagram — это все о «сейчас», о подтверждении настоящего и присутствия. В потоке изображений, созданных коллективно созданным Ulysses , нет заранее существующей структуры — вместо этого мы видим поток загрузок из нескольких отдельных источников.Что еще более усложняет ситуацию, этот поток содержит не только оригинальные документальные снимки, но и все другие виды гибридных изображений, таких как скриншоты смартфонов, изображения с экранов компьютеров и телевизоров, измененные и обработанные изображения, репосты изображений из учетных записей других пользователей и из средств массовой информации.


Лозунги, надписи, плакаты, граффити категория. Киев, 2014.


Слоганы и надписи над фотографиями категория.Киев, 2014.


Скриншоты – цифровые и печатные СМИ категория. Киев, 2014.


Нефотографические изображения категории . Киев, 2014.

Никто из пользователей Instagram не воспринимал этот датасет как единую и неразрывную сюжетную линию — повествовательная структура не видна на поверхности, она всплывает и может быть проанализирована постфактум, когда мы скачиваем, выбираем и визуализируем изображения по определенным критериям.Из такого набора данных мы не можем узнать, что произошло и почему, но мы можем узнать, как участники конкретного события используют инструменты создания цифровых изображений и онлайн-обмена изображениями для создания определенного визуального языка революции Instagrammed. Этот язык частично уходит корнями в историю фотографии и частично отличается от всех ее исторических прецедентов. Его связи с историей фотографии становятся заметными, когда мы рассматриваем отдельные фотографии — выбор темы, конкретные способы изображения и композиция часто указывают на сходство с более ранними примерами фотожурналистики, гражданской журналистики и любительской фотографии.Однако вся идея онлайн-платформ для обмена изображениями радикально отличается от всех предыдущих каналов обмена и распространения фотографий. Такие платформы, немыслимые до появления камер для смартфонов и доступа в Интернет, порождают новые жанры фотографии (например, селфи), а также способствуют распространению гибридных изображений (включая снимки экрана смартфона или слоганы, наложенные на фотографический фон).


Флаги, отображаемые на видном месте категории.Киев, 2014.


Жан-Пьер Рей. Девушка машет флагом в толпе во время всеобщей забастовки, Париж, май 1968 года .


Жиль Карон. Акция протеста на улице Сен-Жак , Париж, 6 мая 1968 года.

Стрит-арт в Киеве, украинском городе как будущей арт-столице — журнал ВАГА

После душераздирающих событий последних лет украинского кризиса и революции Киев как никогда нуждался в возрождении. Столица и ее жители жаждали обновления не только в социально-политической сфере, но и в городском ландшафте, на котором еще остались шрамы прошлого.Решение, предложенное местными властями, может быть не самым очевидным. Было принято решение превратить Киев в столицу стрит-арта, переосмыслив городское пространство и пригласив к участию местных и зарубежных художников.

«Этот мир всего лишь холст для нашего воображения», , как сказал американский писатель Генри Дэвид Торо; для стрит-арта каждая стена — это холст, полный возможностей. Цель состояла в том, чтобы превратить этот кризис в продуктивную и актуальную силу, заново изобретающую город, освещающую его силой искусства.Казалось бы, простая задача, но, как всегда, не обошлось без подводных камней.

Интересные казки с сайта художника http://interesnikazki.blogspot.com/

Находясь в составе Советского Союза, Украина была изолирована от всех внешних влияний и течений, как и многие другие страны СССР. Но во время перестройки в середине 80-х железный занавес ослабил свою цепкую хватку, и хлынула информация и веяния из стран Запада. Были вещи, которые поражали людей больше всего; среди них были хип-хоп и брейк-данс культуры, которые были совершенно новыми и свежими для советских людей.Эти музыкальные направления тесно связаны с граффити и уличными художниками. Так эти понятия впервые приземлились в Украине.

Люди, пытаясь справиться с новыми тенденциями, начали адаптировать их к своему менталитету и среде. Что касается стрит-арта, то это универсальный вид искусства, который может быть одновременно и глобальным, и локальным. Украина не стала исключением и приняла его, добавив немного национального колорита.

Прекрасным примером такого смешения является дуэт стрит-арта «Интересные сказки».Их творчество — это сочетание украинских фольклорных персонажей, традиционных сюжетов и совершенно сюрреалистических мотивов. Это прекрасный образец актуального, аутентичного стиля, прекрасно сочетающегося с киевским пейзажем. Сюжеты варьируются от полной абстракции до изображения известных украинских личностей и интерпретаций фольклора и истории. Он должен отражать историю города и взаимодействовать с окружающей средой на должном уровне.

Они, конечно, выглядят красиво, но иногда, когда в процесс вовлечено много бюрократии, трудно сделать вывод, действительно ли выбранный стиль подходит для города.Сейчас муралы разрастаются по всей столице, преображая как исторический центр, так и пригороды. Трудно угадать, куда пойдет это начинание, но можно с уверенностью сказать, что это предприятие может по-настоящему охватить городские пространства, вернуть улицы людям, художникам и создать новые возможности на украинской творческой сцене. Насчет эстетичности и актуальности – покажет время.



Изображения с сайта / инициативы Kyiv Mural —  http://kyivmural.com/ Интерактивная карта с муралами на улицах Киева. Слова Лизы Гасюк

Больше уличного искусства и граффити
BAST-ARDIZED «Интервью с бруклинской уличной художницей Баст»
«Уличные героини», фильм Александры Генри, документирующий граффити женщин и уличных художников

Родственные

Киев Street Art (+ бранч)

Похоже, он знает ответы на все вопросы.

Я стою там, жуя свой черничный поп-тарт (он же засахаренный картон) и представляю, что если бы это была вселенная Гарри Поттера, он бы ожил и подал немного мудрости.

Но Михаил Грушевский, украинский историк и политик, ничего мне не говорит. Справедливо. Может быть, ему, как и мне, лучше после кофе.

Киевская стрит-арт сцена зашкаливает. На протяжении многих лет город нанимал десятки художников для создания потрясающих и обычно причудливых фресок на стенах зданий — их от 150 до 200, в зависимости от вашего источника.Я ценил киевское уличное искусство в течение нескольких месяцев, всегда говорил о небольшой фотоохоте за мусором, всегда откладывал это — до сегодняшнего дня.

Потому что сегодня я пообещал себе завтрак.

Фрески в Киеве довольно хорошо задокументированы. Есть и веб-сайт, и приложение, которое я обнаружил, потратив час или два на сборку собственной карты с веб-сайта. Я начертил смутный круг от своей квартиры к лучшему району, где можно поесть, и обратно к своей квартире.По моим прикидкам, меня не будет часа два.

Зная, что “Поп-Тартс” задержат меня так надолго, я перехожу от загадочного Михаила к одному из моих любимых, но немного необычных муралов. Мальчик (я полагаю, хотя сейчас это выглядит самонадеянно) на ковре-самолете, его голова представляет собой полный лабиринт. Я имею отношение к этому мальчику — что немного озадачивает, учитывая, что он юноша, отправляющийся на прогулку на ковре-самолете под руководством скарабея. Ну такова жизнь, решаю я и продолжаю.

Далее Жители Гарден-Сити.Я обожаю пейзажи, нарисованные в городских районах, хотя рядом с Гарден-сити вырос новый многоквартирный дом, и мне приходится вытягивать шею, чтобы хорошенько его разглядеть. Я не могу сказать, мастерски ли художник изобразил солнечные блики на пруду или это случайное отражение в окнах новостройки. Еще больше я рад узнать, что дальше во дворе есть вторая фреска «Жители Гарден-Сити». Глядя на них оттуда, с обветшавшей детской площадки с капустным участком, они создают густой и пышный лес.Ну, пока машина не посигналит.

Спускаюсь к цирку и свешиваюсь налево. Дальше по дороге находится портрет Павла Скоропадского, еще одной ключевой фигуры в украинской истории. Он был первым гетманом Украины, титул, который я не совсем понимаю, в период, когда Украина на короткое время была независимой и поэтому была втянута в политические беспорядки. Моего невежества достаточно, чтобы заставить меня мысленно вернуться к изучению украинской истории, копаясь в учебниках по истории.

Но рядом одна из моих любимых фресок, мозаика под названием «Болтливый динозавр».Как может быть кричаще-яркая мозаика из плиток с изображением тираннозавра, людей с вишневыми головами и летающего шарика из спагетти?

Вниз по улице находится более эзотерическая фреска, сочетающая в себе буддизм, украинские культурные символы и ревизионистскую историю. В приложении есть история о том, как художница покорила бабушку, которая хотела более яркую фреску, но, честно говоря, я с ней согласна.

Последняя остановка перед поздним завтраком. Я иду по боковой улице и выхожу во двор, чтобы найти этих причудливых розовых жирафов.Они отдыхают здесь с 2009 года, так что они не старые, как сахарно-розовая вата, а игровая площадка под ними определенно запуталась под сотнями детских ног, но все равно они довольно очаровательны.

На данный момент я голоден. Я отсутствовал уже два часа и определенно заслужил поздний завтрак. #Alltrueeast стал моей новой навязчивой идеей, поэтому я делаю перерыв на шакшуку. Живительная пища.

Скоро вернусь, и я спешу через улицу, чтобы сфотографировать эту девушку-ниндзя, которая, как я понимаю, может быть ни девушкой, ни ниндзя.Но я не знаю, разве искусство не то, что вы делаете из этого?

Вокруг Майдана стрит-арт становится более политическим. В приглушенном переулке славянская богиня Берегиня, кажется, спит. Может быть, не самая лучшая позиция для того, кто должен… защищать, но мне нравится мысль, что этот воинственный дух сейчас не нужен стойким украинцам.

Хотя украинцы определенно проявляли свой воинственный дух на протяжении веков, даже в новейшей истории.В глубине Сада Небесной Сотни висит портрет Сергея Нигояна. Он вырезан и отколот от штукатурки, обнажая кирпичную стену под ним. Простой и элегантный способ изобразить Нигояна, первого активиста Евромайдана, погибшего во время беспорядков на улице Грушевского.

За собором Святого Михаила находится лабиринтный район с одними из лучших произведений искусства в городе. Мне нравится этот район, потому что это смесь заказных росписей и партизанского уличного искусства. Есть причудливое Время перемен, которое переосмысливает украинскую борьбу за свободу с крылатыми воинами и змеиными существами.

Также есть мурал в честь гимнастки-чемпионки Анны Ризатдиновой, которая из Крыма, но с тех пор переехала в Киев. Под ее портретом две девочки-подростка перепрыгнули через забор, чтобы сфотографироваться на неиспользуемой парковке.

Улицы здесь извилистые, поэтому мне потребовалась минута, чтобы найти одно из моих любимых произведений киевского стрит-арта, которое я с любовью назвал Роботом на третьем колесе. Я не знаю, каково его настоящее имя, но я также уверен, что это не имеет значения.

Менее чем за десять минут мне удается упаковать еще три фрески. Психоделический мурал Ярослава Мудрого, кислотная реинтерпретация украинского фольклора. Единственная часть, которая действительно имеет для меня смысл, — это маленькие силуэты основателей Киева в правом нижнем углу.

Далее я вытягиваю свой следующий, чтобы взглянуть на Ландыш, который прославляет украинскую активистку и поэтессу Лесю Украинку мечтательным портретом.

И, наконец, довольно загадочная Автомобильная карусель… которая, по моему приложению, была подарком дочери блогера и телеведущего.Думаю, это было бы здорово, но мне также интересно, насколько сильно она любит машины.

У меня есть еще одна фреска в моем списке, и это небольшой крюк от дома вниз (а затем вверх) по холму. Я продолжаю и получаю вознаграждение за то, что может стать моей новой любимой фреской. Я люблю яркий цвет, игру теней, юмор запечатления окна в лампочке. Это мило и немного странно, в общем, это киевское уличное искусство.

Прошло пять часов – пять часов – прогулки по городу, и я увидел лишь толику арта, брызги по стенам Киева.Там такая разнообразная коллекция причудливых, элегантных и исторических фресок, но пока я ковыляю по знакомой дороге домой, я ищу некоторые из моих любимых уличных граффити. Скептическое лицо на улице Ярославов, странная семейная поездка по травянистому участку на улице Сечевых Стильцев, распространенные по всему городу шлемы Дарта Вейдера. И, может быть, тоже увижу что-то новое.

Вы можете использовать этот веб-сайт или скачать бесплатное приложение для киевского стрит-арта, чтобы спланировать собственную экскурсию.Мне удалось продемонстрировать только часть того, что там есть, и некоторые из самых впечатляющих фресок находятся на левом берегу.

Собираетесь в Украину? Ознакомьтесь с другими моими советами по путешествиям в Украину!

И почему я никак не могу решиться написать Киев или Киев ? Все сложно. По сути, я пишу это «Киев», потому что так пишут люди, которые там живут, и я хочу уважать это. Я пишу это «Киев», потому что так пишут люди, которые там не живут, и мне нужно появляться в поиске Google.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.