Как дизайнер грузинского происхождения покорил Америку

В Нью-Йорке готовятся к вручению «Оскара» в мире моды — премии Совета модельеров Америки, которую вручают дизайнерам, оказывающим самое серьезное влияние на процессы, происходящие в индустрии. «Газета.Ru» — о том, как опыт жизни на обломках Советского Союза помог Демне Гвасалии, дизайнеру грузинского происхождения, стать самым влиятельным модельером мирового масштаба.

Каждый июнь международное сообщество моды чествует самых ярких представителей американской модной индустрии на CFDA Fashion Awards. CFDA — это Совет модельеров Америки, основанный в 1962 году, сегодня в его состав входят более 500 дизайнеров и производителей одежды, обуви и аксессуаров, определяющих моду США. Появившаяся в 1981 году премия CFDA стала высшей наградой в мире моды, подтверждающей уникальность индивидуального творческого видения, стиля и достижений дизайнера, а также ценность его вклада в американскую моду и журналистику.

Сегодня CFDA возглавляет знаменитый модельер Диана фон Фюрстенберг. Основательницей совета была Элеонора Ламберт, выдающийся публицист, работавшая в сфере дизайна в середине XX века. Сконцентрировав общественное внимание на дизайнерах, а не на дизайне, как это было раньше, она вывела американскую моду на новый уровень. Ее скульптуры, модные эскизы и репортажи помогли сделать блестящую карьеру: до основания CFDA Элеонора была директором пресс-службы Whitney Museum of American Art и New York Dress Institute. Без нее не обходилось ни одно светское мероприятие: шоу Battle of Versailles, состоявшееся в 1973 году, именно благодаря Ламберт вывело американскую моду на мировую арену. В течение многих лет Элеонора собирала в совет лучших представителей американской моды и дизайна, оказавших внушительный вклад в его развитие. В 1988 году она получила награду CFDA Lifetime Achievement и премию CFDA Industry Tribute — спустя еще пять лет. Элеонора Ламберт умерла в 2003 году в возрасте 100 лет.

CFDA без Элеоноры нисколько не потерял своей влиятельности, а только многократно повысил свой авторитет в мире моды и дизайна.

Сейчас CFDA — это не просто ежегодная премия: организация занимается выпуском календаря моды и контролирует проведение Недели моды в Нью-Йорке.

Накопленные средства CFDA направляет на благотворительность и многочисленные стипендии молодым талантам.

close

100%

CFDA Fashion Awards в 2017 году состоится 5 июня в Hammerstein Ballroom — здании, построенном в 1906 году бизнесменом Оскаром Хаммерштейном для Манхэттенского оперного театра Нью-Йорка. В этот раз CFDA ввел объединенную премию Swarovski Award для самого успешного дебютанта среди модельеров. Кроме того, совет добавил еще одну награду от Swarovski для прогрессивных дизайнеров, творчество которых оказывает положительное влияние на индустрию моды США и американское общество в целом.

Победителя в каждой номинации выбирает сам совет. Все номинанты и получатели почетных наград ратифицируются CFDA: совет выбирает дизайнера года в категориях «Женская одежда», «Мужская одежда» и «Аксессуары», а также лучшего дебютанта среди всех категорий специально от Swarovski. Их имена мы узнаем только после вручения наград. А вот кто получил премии в других номинациях — уже известно.

Обладателем международной премии объявлен Демна Гвасалия, сооснователь бренда Vetements и креативный директор Balenciaga. Узнаваемые во всем мире «силуэты без силуэта», внезапно ворвавшиеся в мировую моду, принесли модельеру ошеломляющий успех.

Теперь самые влиятельные голливудские звезды носят худи от Гвасалии на одних плечах с сумочкой Chanel.

С приходом Демны в Balenciaga о новых коллекциях бренда начали сыпаться противоречивые отзывы: пока журналисты и блогеры восторгались обновленной концепцией стиля, консервативные критики воротили нос и упрекали дизайнера в потере утонченности Balenciaga. Но тем не менее вещи новых коллекций продолжают расходиться как горячие пирожки, не доживая до сейла.

close

100%

Создавая одежду для уличных модников, Гвасалия разрушил стереотипы о высокой моде. В интервью для издания i-D UK Демна признается, что во многом на его творчество повлияли его грузинские корни. Как оказалась, любовь к оверсайз-формату исходит еще из детства: все вещи в гардеробе будущего дизайнера были, как и у каждого советского ребенка, что называется, на вырост. «Я думаю, именно с этим связано мое пристрастие к такому виду пропорций и форм», — рассказывает Гвасалия. Модельера нередко вдохновляют знакомые всем предметы из Советского Союза, такие как скатерть из клеенки, лежавшая на каждом втором столе во времена СССР, в том числе и у бабушки Демны.

В том же интервью Демна заявил, что для него Восточная Европа уже исчерпала себя, как и эстетика андерграунда. «Хочется оттолкнуться от всего этого и двигаться дальше, используя новые приемы и не изменяя при этом своему творческому подходу, который является скорее аналитическим: мы наблюдаем за реальными людьми, за тем, что и почему они носят», — поясняет Гвасалия.

А пока что мешковатые вещи, пропитанные духом Советского Союза и современным уличным шиком, продолжают пользоваться бешеным спросом как среди звезд мировой величины, так и среди отечественных светских персон.

Муж выбирает кроссовки для спорта ,ну а мне уже ничего не надо ,у меня-самые красивые,из @svmoscow -продавались эксклюзивно только там @vetements_official

Публикация от

Свитшотами от Демны не брезгуют ни Канье Уэст, ни Земфира, а Ксения Собчак в своем Instagram хвастается кроссовками Vetements, принт которых напоминает детские каракули маркерами. Этот стиль, еще пару лет назад казавшийся «инородным телом» в мире высокой моды, уже вскармливает новое поколение модников. На некоторые вещи от Демны и его брата Гурама в России устраивается настоящая охота: в одном из московских магазинов, например, получить право на покупку плаща Vetements можно было только после покупки вещей на определенную сумму.

На фоне всего этого ажиотажа Демна Гвасалия сделал недавно еще один революционный шаг: 2 июня стало известно, что он отказывается от модных показов в классическом понимании. «Мне стало скучно. Я думаю, пора открыть новую главу. Модные показы — не лучший инструмент. Мы устраивали шоу в секс-клубе, ресторане, церкви. Мне опережали сезон, показывали мужскую и женскую коллекции одновременно. Это стало повторяющимся и выматывающим действием. Мы будем устраивать что-то, когда будет время и необходимость в этом. Это будет скорее сюрприз» — так он прокомментировал свое решение журналу Vogue по телефону из Цюриха.

Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Яндекс.Новостях, Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Новости и материалы

–>

Читайте также

Грузин, заставивший мир полюбить русских уголовников и мат » BigPicture.ru

На днях стало известно, что основатель модного французского бренда Vetements, модельер Демна Гвасалия, оставляет свою компанию. Гвасалия, грузин по происхождению, создал свое детище в 2014 и сразу же стал известен всему миру.

Необычный для Европы брутальный дизайн одежды, модели с неприятной внешностью и нецензурные слоганы полюбились молодежи далеко за пределами Франции.

Эксперты считают, что успех бренда Vetements основан на контрасте привычному миру моды и социальном подтексте. Гвасалия продвигал российский тренд, предлагая рубахи и майки с принтами на кириллице, джинсы с российскими гербами, тренчи с небрежно вшитыми платками из Павлова Посада и эпичные сапоги с голенищами из обложек отечественных паспортов.

Мятежного грузина ругали, им восхищались, его запрещали, но равнодушно смотреть на то, что делал модельер, было невозможно. Каждый показ Vetements становился событием и чтобы придать мероприятию особый шарм модельер выбирал соответствующие места. Дефиле проходили на блошиных рынках, в китайских ресторанах и секс-клубах Парижа, а последний показ Демна умудрился организовать в ресторане «Макдоналдс» на Елисейских Полях.

Покидая Vetements, Гвасалия раскрыл секрет своего стиля, который удивлял и раздражал.

Он сообщил прессе, что толчком к созданию провокационного бренда стало разочарование современной модой, рафинированной и скучной. Модельер считает, что выполнил свою задачу и навсегда изменил индустрию. Его миссия завершена и теперь бренд  продолжит выпускать коллекции под началом другого модельера.

Уход Демны Гвасалии из Vetements вовсе не означает завершение карьеры. Грузин продолжит работать в Balenciaga креативным директором и мы сможем оценить его работу в ходе показа коллекции весна-лето 2020 на Неделе моды в Париже.

Мы предлагаем вам оценить самые безумные творения модельера, поколебавшего устои модной индустрии и сделавшего русский мат и уголовные наколки популярными во всем мире.

Смотрите также — У кого больше, тот моднее: 16-летняя блогер наряжает звезд в огромные пуховики

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

VETEMENTS – BULVAR-MAG.

RU

   

Самый влиятельный бренд в современном мире моды не стремится к элегантности. По словам его создателя, Демны Гвасалии, его можно описать как городской реализм. В одном из интервью Vogue Гвасалия сказал, что новый черный – это быть ближе к земле, быть настоящим. Название Vetements переводится с французского просто как «одежда».

Ультрасовременный эпатажный бренд покорил модный мир всего за несколько лет. С момента его создания прошло всего четыре года, а сегодня его бутики открыты в самых модных столицах мира. Штаб-квартира находится в Цюрихе,где живет сам дизайнер и его младший брат Гурам Гвасалия, исполнительный директор бренда.

Демна Гвасалия – один из самых востребованных модельеров модной индустрии. Помимо собственного бренда, он также участвовал в создании коллекций Maison Margiela, Loius Vuitton и Marc Jacobs, а сегодня возглавляет креативное направление  именитого модного дома Balenciaga.

Необычное для дизайнера модного дома прошлое привело к неординарности взглядов модельера. Гвасалия родился в Сухуми 37 лет назад. Советская эстетика, падение железного занавеса и распад СССР, начало гражданской войны и бегство в Тбилиси – таковы были впечатления его детства. Как говорит сам Гвасалия, он привык рисковать еще будучи ребенком, поэтому ДНК бренда – это риск, и чтобы выжить в модном мире, нужно рисковать. Последующая учеба в школе моды Antwerp Royal Academy of fine arts и особенно первая серьезная работа в Maison Margiela сформировали его как дизайнера.

При создании коллекций Vetements используются довольно простые деним, трикотаж, кожа, винтажные вещи других брендов – Гвасалия умышленно избегает слишком роскошных и выглядящих дорого деталей. Желтые футболки DHL, модели-трансформеры, бесформенные платья-толстовки, минимализм и ассиметрия  – ключевые компоненты коллекций.

При всей их странности, некоторые модели заполучить сложнее, чем сумку Биркин. Среди поклонников марки много знаменитостей и тренсеттеров современности – Рианна и Канье Уэст, Рената Литвинова, Земфира и Гоша Рубчинский.

Показы женских коллекций в то время, когда все остальные представляют мужские, худи и толстовки на подиуме во время недели высокой моды, отсутствие минимального заказа для покупателей – Vetements постоянно нарушает правила. В качестве моделей бренд часто приглашает своих друзей или объявляет набор желающих среди поклонников через сеть Instagram. Молодой бренд четырех лет от роду с трудом вписывается в вековую индустрию, но, как ни странно, это работает в его пользу.

Vetements умело играет на общей атмосфере пресыщенности люксом и пресловутой элегантностью. Желание отойти от правил, но вместе с тем быть в тренде, выбирая стиль популярного и заслуженного дизайнера, – такой безопасный способ показать свое бунтарство и тонкую творческую натуру. Коллекции продаются в ценовом диапазоне, соответствующем другим люксовым домам, поэтому назвать одежду Vetements совсем уж молодежной никак нельзя.

Показ первой коллекции прошел в гей-клубе, вторая уже была представлена на Парижской неделе моды. Новую же коллекцию дизайнер продемонстрировал публике на импровизированном подиуме одного из блошиных рынков Парижа. Как говорит сам дизайнер, Vetements –это уличный стиль, а люди на улице не стремятся к элегантности.

Идея свободы – от модных тенденций, от правил, от возраста и пола оказалась очень привлекательной.

Как выглядел модный проказник Демна Гвасалия в школе — фото | Lifestyle

ТБИЛИСИ, 17 сен — Sputnik. Знаменитый дизайнер грузинского происхождения Демна Гвасалия когда-то тоже был школьником — архивную фотографию из школьного детства будущей звезды моды обнародовал телеканал Imedi.

Скандал в мире моды? Демна Гвасалия покидает бренд Vetements >>>

Журналисты обнаружили фото выпускной виньетки начальной школы Комарова в Сухуми. На кадре сегодняшний кумир миллионов и всемирно известный модельер четвероклассник – первый в первом ряду.

“Демна Гвасалия родился в Сухуми и провел в стране 17 лет. После этого он отправился учиться в Антверпен и поступил в Академию искусства. Здесь и начинается успех дизайнера, который сегодня является главным дизайнером Balenciaga и основателем Vetements”, – передает Imedi.

Cудя по виньетке, одноклассниками будущей знаменитости были Шавадзе Давид, Андриадзе Майя, Аркания Вахтанг, Векуа Тэа, Начкебия Георгий, Кишмария Нина, Цагареишвили Нодар, Маргания Кетеван и многие другие. Кем стали эти ребята, остается только догадываться.

Накануне стало известно, что Гвасалия покидает собственный бренд Vetements. Об этом дизайнер и его брат Гурам Гвасалия, который является исполнительным директором марки, сообщили изданию WWD. Гурам по-прежнему останется во главе Vetements, а Демна собирается заниматься новыми проектами.

Модная дерзость от Демны Гвасалия – библия становится трендом >>>

По словам Демны, он создал Vetements потому, что “мода казалась ему скучной”. Однако теперь, по признанию Гвасалия, многое изменилось, что позволяет кутюрье утверждать: его миссия как дизайнера-концептуалиста выполнена. Vetements превратилась в компанию, которая может “самостоятельно развить свое творческое наследие”, считает популярный дизайнер.

Впрочем, Демна Гвасалия не исчезает полностью, ведь он является креативным директором Balenciaga и представит весенне-летнюю коллекцию на 2020 год 29 сентября в Париже.

Мы должны быть более прозрачными – путь Демны Гвасалия от войны в мир высокой моды

В ходе состоявшейся церемонии награждения The Fashion Awards 2018, которая состоялась 10 декабря 2018 года в лондонском Альберт-Холле, в Кенсингтоне, знаменитый дизайнер грузинского происхождения и известный экспериментатор мировой моды Демна Гвасалия был удостоен премии в номинации «Лучший дизайнер аксессуаров года» (Accessories Designer of the Year). За это звание наряду с брендом Balenciaga, креативным директором которого является Гвасалия, боролись такие бренды, как Gucci, LOEWE, Dior и Prada. Кроме того, известное британское издание Guardian назвало грузинского дизайнера «самым горячим» дизайнером в мире.

«Чтобы понять, что делает Демну Гвасалия самым актуальным дизайнером в Париже, прежде всего нужно начать с Парижа», — пишет издание.

Творчество известного грузинского дизайнера интересное и разнообразное. Созданные им модели одежды практичные и бытовые. Его коллекции смело говорят о политике и истории.

На неделе высокой моды в Париже Демна Гвасалия представил коллекцию «Весна-лето 2019 года». Параллельно с позицией творческого директора дома моды Balenciaga, Гвасалия является также главным дизайнером бренда VETEMENTS. Примечательно, что дом моды, учрежденный испанским модельером-дизайнером Кристобалем Баленсиагой  внес в мир женской одежды характерные для высокой моды формы. Кристиан Диор назвал Баленсиагу «Мастером мастеров». В настоящее время Balenciaga принадлежит французской компании Kering.

Учредитель и креативный директор бренда VETEMENTS Демна Гвасалия любит провокации. На этот раз его желанием было ознакомление общества любителей мировой моды с историей Грузии. Дизайнер – представитель поколения, прошедшего через тяжелые 90-е годы ХХ века, чему и посвятил свою новую коллекцию.

Рожденный в 1981 году Демна Гвасалия покинул родину в возрасте 20 лет. Годы юности он провел в обстановке этнических конфликтов и политической напряженности, которая вызывала ощущение бесперспективности. Несмотря на это, он сумел выучиться, не утратив стремления к достижению цели. После окончания Тбилисского государственного университета продолжил учебу на факультете искусств Королевской академии изящных исскусств в Антверпене — именно оттуда для него и берет свое начало совсем другой мир. Однако черные 90-е годы, как отмечает дизайнер, навсегда останутся в его памяти.

По словам Демны Гвасалия, 90-ые годы в Грузии были для него совсем иными — после войны в Грузии было больше милитаризма, черных цветов и драматизма, чем в других местах. Пережитую в юности травму он не забросил куда-то в темные закоулки памяти, а признал, превратив в источник творчества и создав нечто новое. Он отразил Грузию на подиуме, как режиссер в фильме. Спустя годы он вернулся в прошлое и попытался перевести политику на язык моды, выведя все это на подиум. Как говорит сам автор, модели в масках – это образ утратившего идентичность общества, когда не знаешь, кем на самом деле является тот или иной человек. Люди скрываются за масками. Хотя, по разъяснению Демны Гвасалия, черные маски ничего общего с терроризмом не имеют.

«Однако это, в то же время, своего рода сексуальная маска, которую люди испольщуют при исполнении роли. Для меня это была очень интересная концепция. По моему мнению, в Грузии многие люди играют такую роль. Это та Грузия, в которой я вырос и в которой, по моему мнению, именно игры в эту роль придают форму человеческой ментальности. Поэтому я хотел представить все это именно в такой форме. Именно так появились эти маски, которые представляли отсутствие идентичности», — говорит Демна Гвасалия.

Ныне уже всемирно известный грузинский дизайнер вырос на войне, после которой его семья потеряла все и начала жизнь с нуля. По мнению Демны Гвасалия, такая травма делает тебя совсем другим человеком, ты быстрее движешься по жизни, проще идешь на риск и легче принимаешь решения. Он так и сделал, рискнул, покинув стабильную и комфортную работу и слепо начал делать новое дело — создал VETEMENTS. Своей профессией доволен, но считает, что многим в мире моды он до сих пор не нравится. Причины неизвестны. Что точно умеет – это создание одежды, и знает, что есть дом, где созданную им одежду хотят и где она нравится.

Дизайнер решил, что представлять его коллекцию эксклюзивно должны грузинские модели. Показ и с этой стороны был особенным. Найти грузин в Цюрихе не так-то легко, их там немного. Поэтому кастинг был проведен в Тбилиси, для чего Гвасалия направил трех дизайнеров на одну неделю в Тбилиси.

«Они встретились там со многими людьми и привезли много вещей – ткани, традиционные детали. На кастинге мы просмотрели многих молодых людей, с которыми я  идентифицировал самого себя, в том числе визуально, оценил, как они выглядели, как говорили… Для меня было очень важно, чтобы коллекцию представляли именно они», — говорит Демна Гвасалия.

Он также подчеркивает, что эксперимент оправдался и что подобные кастинги он будет проводить и в будущем.

В коллекции много грузинской азбуки. На одежде бренда VETEMENTS можно прочесть грузинские слова: «კმარა», «უფალო შეგვიწყალენ», «ტანსაცმელი» и другие. Некоторые модели были облачены в оформленные иммитированным свирингом капроновые майки телесного цвета. Как говорят, эта идея не нова. 20 лет назад нечто подобное уже сделали. Заставляло задуматься и само содержание свирингов. Они очень напоминали свиринги заключенных. Поэтому можно подумать, что эта деталь была откликом на господство криминального мира в Грузии 90-х годов.

Единственный источник вдохновения Демны – его бабушка. В подростковом возрасте вынужденно часто менял жилую среду из-за работы отца, в конце-концов оказался в Лондоне, затем – в Германии. Для того, чтобы найти свой стиль, Демне понадобилось немало времени. Во время учебы в Академии изящных искусств Антверпена ректор Вальтер Ван Бейрендонк предложил Демне дизайнерство мужской одежды. Тогда Гвасалия проработал у Бейрендонка в течение полутора лет, а после создал коллекцию женской одежды. Посмотреть презентацию можно было как напрямую, так и в шоуруме. Однако купить одежду было невозможно, благодаря чему Демна Гвасалия смог утвердиться в Париже, в Maison Margiela, откуда и началась его официальная карьера в мире моды.

Как пишут в зарубежной прессе, Париж Демны Гвасалия особенный.

«Я не считаю, что элегантность релевантна. В VETEMENTS все связано с улицей, и я не думаю, что элегантность на улице – это то, к чему стремятся люди. Мой взгляд прагматичен. Мир моды нереален, и моя эстетика похожа на гиперреализм. Мне не интересно жить мечтами, это было бы для меня ужасно скучно», — говорит Гвасалия.

Новое увлечение грузинского дизайнера – откровенность. «Посмотрите, что происходит в Голливуде, — говорит он. — Посмотрите, что происходит вокруг нас. Мы должны быть более прозрачными».

По мнению Демны Гвасалия, деньги имеют большое значение. Все это он делает не только ради искусства. Это продукция, которую он хочет продать. Дизайнера интересуют и новые технологии. И его новый проект будет ориентирован на современный мир и технологические изменения.

Георгий Картвели

Украинский фотограф обвинил Vetements в плагиате. Бренд якобы скопировал образы бездомного из Львова

Украинский фотограф Юрко Дячишин обвинил модный бренд Vetements в плагиате. По его мнению, компания скопировала образы бездомного из Львова по имени Славик — он был героем съемок Дячишина.

Фотограф снимал луки Славика с 2011 по 2013 год и вел страницы о необычном мужчине в фейсбуке и инстаграме. Снимки Дячишина попадали во многие зарубежные СМИ, в том числе Vogue Paris, The Telegraph, The Mirror, Esquire и La Repubblica.

«Он не слонялся с кучей сумок, не рылся в мусорных баках и не общался с другими бездомными. Он практически никогда не появлялся в одной и той же одежде, что очень странно и, очевидно, очень сложно для человека без крыши над головой», — вспоминал Дячишин о Славике.

По словам фотографа, его герой переодевался каждый день, а иногда и дважды в день, а также регулярно менял прически, бороды и «даже брил подмышки». В 2013 году Славик пропал с улиц Львова, но Дячишин продолжил работать над проектом Slavik Super Star и создавать коллажи из портретов бездомного.

«Ему нравилось позировать: ведь костюмы, я думаю, он надевал не просто так. Это был его постоянный перформанс, и тот факт, что на него обращали внимание, приносил ему удовольствие и делал счастливым. Несколько раз я распечатывал Славику снимки, и он был очень этим доволен», — рассказал фотограф.

В 2016 году основатель Vetements Демна Гвасалия признался, что в первой мужской коллекции вдохновлялся образами Славика. Дячишин утверждает, что Гвасалия хотел пригласить Славика в Париж на показ и снять о нем фильм.

«Slavik’s Fashion вдохновил многих модельеров (но не все в этом сознаются). Особенно „вдохновляется“ им бренд Vetements, и если в первый раз они хотя бы упомянули об этом в комментарии для Vogue Paris, то в новой коллекции, которая вышла под маркой Vtmnts 2022, — нет. Что интересно, в этот раз в некоторых моментах был просто копипейст», — заявил фотограф.

краткая биография, творчество и карьера

В октябре прошлого года новость о смене креативного директора парижского бренда Balenciaga взорвала модный мир. Неожиданный уход американского дизайнера Александра Вэнга со своего поста заставил руководство популярной марки срочно искать ему замену. Назначение человека, за которым закрепилась репутация бунтаря, нарушающего установленные нормы, вызвало откровенное недоумение у всех, кто причастен к миру высокой моды.

Так кто же этот дизайнер, возглавивший именитый бренд и привлекающий к себе внимание коллекциями, в которых сочетаются смелость и качество? Им оказался создатель собственной компании Vetements Демна Гвасалия, сделавший головокружительную карьеру.

Яркий старт грузинского дизайнера

В основателе одиозного бренда, вызывающего противоречивые чувства у покупателей, многие видят прототип великого Кристобаля Баленсиаги. На счету молодого дизайнера работы с известнейшими модными домами, и такой яркий старт обеспечил себе сам андеграундный мастер благодаря особому отношению к одежде и необычному взгляду на моду.

Биография будущей звезды модного мира

Демна Гвасалия, биография которого чрезвычайно интересует его многочисленных поклонников, родился в Грузии 35 лет назад. Будущий дизайнер наблюдал за тем, как его бабушка постоянно перешивала купленные в магазинах вещи. Он мечтал создать такие наряды, которые бы преобразили женщин и превратили их в ярких красоток.

Из-за работы отца мальчик много путешествует по миру. Он знакомится с современной музыкой, ходит по клубам, красит волосы в яркие цвета и наблюдает за тем, как выглядят фанаты разных стилей. В Антверпене Демна Гвасалия поступает на факультет моды Королевской академии изящных наук и проявляет себя настолько блестяще, что ему поступает предложение поработать дизайнером мужской одежды еще до окончания обучения.

Талантливый юноша, страстно желающий создавать наряды для женщин, претворяет свою мечту в жизнь. Презентацию коллекции высоко оценили профессионалы, и Демну приглашают в Maison Margiela – французский бренд, шокирующий авангардными коллекциями. Дизайнер, проработавший восемь лет в компании, считает этот опыт бесценным. «Я о многом узнал, увидел изнанку моды и вдохновился одеждой Марджелы на создание новой», – заявляет амбициозный Демна Гвасалия.

Творчество и карьера создателя собственного бренда

Позднее он работает с Louis Vuitton под руководством Marc Jacobs, однако Демна Гвасалия понимает, что концепция люксовой марки отличается от его представлений о моде. Разочарованный совместным творчеством, он задумывается о собственной компании и создает в 2014 году со своими друзьями и братом Vetements, что в переводе с французского означает «одежда».

Бренд, подрывающий модные традиции, мгновенно окрестили маргинальным. Кажется, что странная одежда с экстремальным объемом и необъятными плечами вряд ли понравится покупателю, однако автор коллекции видит тех женщин, которым придутся по вкусу его более чем экстравагантные наряды.

Прагматичный Демна Гвасалия перерабатывает базовые вещи, внося в них креатив. Он не следует общепринятым правилам, а придумывает свои законы, работающие исключительно в его бренде. Дизайнер считает, что люди стремятся найти себя, свою индивидуальность и выбирают стильные вещи. Увидеть красоту в классических нарядах, по мнению мастера, слишком просто, ему хочется, чтобы ее обнаружили в одежде, не соответствующей представлениям о прекрасном.

Немного фактов о шокирующем Vetements

Шоу-рум молодого бренда находится в Париже, в самом криминальном районе Сен-Дени, а команда состоит из 12 человек, не желающих себя афишировать. Ищущий вдохновения в разных источниках Демна Гвасалия, одежда которого полюбилась таким звездам, как Джаред Лето, Рианна и Канье Уэст, за четыре сезона существования своей компании был номинирован на звание лучшего молодого дизайнера.

Показы бренда проходят в самых необычных местах, например в китайском ресторане или гей-клубе, и такой выбор дизайнер объясняет низкой арендной платой.

Он все время находится в поиске новых лиц, ищет моделей везде, даже в интернете, просматривая социальные сети.

Vetements придумал фирменные каблуки, напоминающие формой зажигалку, сапоги из носков, фартуки из клеенки и поставил под вопрос само определение модной одежды.

Брендовые наряды продаются в магазинах по всему миру, а коммерческими делами занимается брат дизайнера Гурам.

Первые коллекции на посту креативного директора

Вдохновленный сотрудничеством с Balenciaga, Гвасалия опирается на базовые идеи марки, подмешивая в них индивидуальное видение модных тенденций, и не собирается резко менять концепцию компании. Демна видит свою задачу в том, чтобы написать новую главу в истории известного всему миру бренда.

Первая коллекция женской одежды дизайнера весной 2016 года произвела на зрителей огромное впечатление. Критики положительно оценили его работы в стиле стрит-культуры, увидев в них переиначенные на современный лад шаблоны модного дома.

Нынешним летом Демна Гвасалия, коллекции которого вызывают ожесточенные споры, представил новую линейку одежды для мужчин. Он переосмыслил моду военных лет, переделав силуэты 40-х годов под современные тренды. Дизайнер обожает сапоги, и он дополнил ими все образы в стиле милитари.

Новая коллекция Vetements 2016-2017

Правда, после назначения на пост креативного директора Гвасалия не собирается отказываться от собственного бренда, что и доказал этим летом, представив очередную коллекцию Vetements. В модном эксперименте он объединил идеи своих коллег. По мнению критиков, его новая линия является большой коллаборацией. Креативный подход к созданию одежды всегда обеспечивает ажиотаж вокруг новых произведений грузинского маэстро, и эта коллекция вызвала бурные споры в околомодных кругах, однако критики оценили ее достаточно прохладно.

Дизайнер-экспериментатор не хочет намеренно кого-то спровоцировать и не жаждет модной революции, он считает себя обычным портным, который может предложить нечто большее, чем другие. Можно по-разному относиться к творчеству мастера, но уже никто не будет отрицать его влияния на современную моду.

Демна Гвасалия: Бунтарь с подиумов, формирующий будущее моды перед аудиторией, жаждущей новинок. В настоящее время Гвасалия, одна из самых прославленных и копируемых фигур в моде, доминирует в движении моды к новому: возглавляя атаку на новую систему, новый силуэт и новое чувство исследовательского авангарда.

Кто этот творческий гений, недавно известный как анонимный дизайнер Vetements, а теперь художественный руководитель Balenciaga? Давайте посмотрим поближе.

Родившийся в 80-е годы в советской Грузии, Гвасалия к 15 годам почувствовал, что принадлежит миру моды. Подростком он проводил много времени, бегая по улицам, впитывая внезапный приток субкультурных влияний. которые добрались до Джорджии, как готы и рейвы. Что характерно, первым дизайнером, которого он открыл для себя, был Хельмут Ланг, предпочитавший классический крой с ярко выраженной своеобразной посадкой.(Лэнг также был одним из первых дизайнеров, представивших непрофессиональных моделей на своих показах, что делает и Гвасалия.) Это увлечение тем, как конструируется одежда, заманило его в мир моды, и с тех пор он был очарован. Гвасалия поступил в Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, школу, которая выпустила первую волну знаковых бельгийских дизайнеров в 80-х годах. Он мало разбирался в высокой моде, но возглавил команду дизайнеров бельгийского концептуального бренда Maison Margiela, где провел три с половиной года, прежде чем присоединиться к Vuitton. Гвасалия, несомненно, признает, что влияние Margiela — остроумие и удивление традиционными формами, масштабно взорванными или воссозданными по-новому, — запечатлено и в Vetements.

Сегодня он по-прежнему называет Париж своим домом в популярном и разнообразном районе, полном парикмахерских, кафе и магазинов дешевой одежды, в том числе его любимой сети комиссионных Guerrisol. «Для меня очень важно наблюдать за людьми на улице, — говорит он. «В Париже у вас много персонажей.А тех людей, которые могли бы меня вдохновить, я не так много вижу на Левом Берегу», где расположены офисы Balenciaga. Это кажется очевидным, но, как отмечает Гвасалия, иногда самые влиятельные люди в моде не являются лучшими источниками вдохновения, потому что они уже одеты в то, что в тренде. Освещение в СМИ, как правило, лишает оригинальности даже самые интересные предметы одежды с подиумов. Так что Гвасалии нравится видеть людей, которые изобретательны по необходимости и, что более важно, лишены застенчивости в моде. После семи лет в Париже и почти 15 лет в Западной Европе его вряд ли можно назвать аутсайдером, но это мышление, тем не менее, тонко определяет его подход к моде.

Gvasalia, возможно, наиболее известен как создатель Vetements, бренда, о котором мир не может перестать говорить. Лейбл был задуман как творческий коллектив семи дизайнеров, которые изначально оставались анонимными из-за договорных обязательств в других местах. Каждый дизайнер разделял разочарование в приземленной деловой моде, и Vetements стал их чистым выражением побега.Названный Vetements по-французски просто для одежды, потому что они надеялись, что покупатели не будут обращать внимания на брендинг, который пронизывает индустрию моды. Г-н Гвасалия только недавно вышел из тени, заняв место творческого руля, хотя сильный дух сотрудничества продолжает руководить студией. Гурам Гвасалия, его брат, теперь занимается коммерческой стороной бизнеса.

Бренд основан на культивировании неудовлетворенности тем, как безжалостный цикл производства высасывает душу творения. Гвасалия и его соратники в ответ демонстративно ломают известные им правила и создают новые с задумчивым отношением. Он чувствовал, что части создаются, потому что они должны были быть, а не потому, что у них была причина быть. Идея Vetements с самого начала заключалась в том, что речь идет о продукте и об одежде, которую люди должны носить. Это самый большой комплимент для дизайнера — видеть, как люди носят твою одежду, а не попасть в модную книгу раз или два.

Теперь Гвасалия уравновешивает два ведущих бренда, так как он посвящает половину своего времени престижному дому Balenciaga.Разрушение системы моды, которая, по его мнению, больше не работает, является ключевым подходом, который Гвасалия привносит в Balenciaga из Vetements. Весь этот замкнутый круг крутится и крутится с очень большой скоростью и убивает и творчество, и бизнес. Готовая одежда, которая является платформой и базой моды, действительно сегодня находится в тени, и Гвасалия снова пытается ее вытащить. Речь идет не о создании новой одежды, которой не существует, а о том, чтобы разобрать рубашку на части, чтобы сделать новую рубашку.В основе метода работы Гвасалии, почерпнутого из его влиятельного времени в Margiela, лежит понимание конструкции одежды через деконструкцию: «Я видел вещи, которые были сделаны в начале Margiela в начале 1990-х годов. Это была мода на расследования. Они взяли рубашку, разобрали ее и сделали из нее новую. Вся эта идея о понимании сути того, что вы делаете, чтобы сделать что-то новое. Вам действительно нужно было знать и как бы любить это, чтобы сделать что-то из этого.И эти идеи находят отражение в коллекциях Vetements и Balenciaga в этом сезоне.

Излишне говорить, что насыщенная неделя для Гвасалии началась с его дебютной коллекции для Balenciaga, которая привлекла внимание как модников, так и шейкеров. Одежда казалась свежей, непредвиденной и актуальной, но все же демонстрировала мастерство пошива, сочетания цветов и принтов, а также пропорции от кутюр, соответствующие основам, заложенным Кристобалем Баленсиага. В примечаниях к шоу коллекция описывалась как «перевод, а не повторение.Новая глава». Утонченные силуэты и высочайшее мастерство модного дома вступают в противоречие с позицией того, что стало самым популярным брендом в отрасли, и это как нельзя более верно.

 

Кутюрные формы, которыми славится Balenciaga — формы кокона, плавно скошенная спина, юбки, торчащие из тела, — были вновь воплощены в предметах спортивной одежды, таких как ветровки и пуховики, которые открываются женственным V-образным вырезом от ключиц. Это основные элементы уличной одежды, которыми славится линия Vêtements Гвасалии, и этой коллекцией для Balenciaga он доказывает, что может превратить это ощущение реальности и актуальности в нечто более изысканное и роскошное.«Больше всего Balenciaga была в архитектуре этих предметов одежды, а больше всего меня привлекал выбор предметов одежды… мы пытались встроить отношение в сами предметы одежды. Обычно для меня отношение является одним из ключевых элементов», — говорит Гвасалия. На тему того, что означает роскошь сегодня, его слова нашли отклик в текущих разговорах о моде. «Пришло время, я думаю, что время — самая роскошная вещь в мире. И молодежь. Молодость — это свобода».

Описанная как «серия кутюрных образов, трансформирующих современный, утилитарный гардероб», коллекция была представлена ​​на лицах уличных актеров и призвана ответить на вопрос о том, как можно переосмыслить наследие Balenciaga в новом контексте.Начиная с костюмов в стиле кутюр в черном и сером цветах с частично выступающими плечами, затем переходя к структурированным пуховикам и лыжным курткам, трикотажу с люрексом и винтажным платьям с цветочным принтом, которые стали одним из основных продуктов Vetements. . Тяжелые и мужественные наряды сочетаются с ультраженственными туфлями на шпильке, украшенными кристаллами, чтобы компенсировать плотность. Аксессуары были кульминационными и дерзкими: очки-секретарши с огромными цепочками, перчатки для мотокросса, мягкие шарфы, неуклюжие ботинки на платформе и монументальные серьги-булавки.

Гвасалия также подошел к сложной задаче создания сумок, используя тот же метод повышения качества обычного, пока оно не станет экстраординарным. Роскошная кожа придавала утонченную мягкость сумкам, предназначенным для тяжелых рабочих дней, напоминая ящики для инструментов и перерабатываемые продуктовые сумки, ставшие первоклассными, в противоположность изысканности.

Показ завершился показом разноцветных платьев в мешанине секонд-хенда, лоскутного шитья Portobello в сочетании с колготками в виде леденцов просто для развлечения.Остроносые стеганые сапоги сочетались с платьями с гобеленовым рисунком, а объемные клатчи сочетались с негабаритными струящимися платьями.

вдохновляюще цельный и лаконичный набор гардеробных желаний. Платья, которые, возможно, носила ваша бабушка, получили современное обновление с замысловатой фольклорной вышивкой и дикими драпировками. Шоу закончилось, свет снова зажегся, и зрители остались с вдохновляюще цельным и лаконичным набором ответов на свои гардеробные желания.

Всего через несколько дней после новаторского показа Balenciaga Гвасалия снова стал самым обсуждаемым мужчиной в парижской моде.Гвасалия и Ко. представили коллекцию, которая медленно развивала бренд Vetements, выпустив новые версии своих толстовок, ярких платьев с цветочным принтом и высоких сапог. Противоречием их преемственности была обстановка, церковь и паяный характер некоторых предметов, таких как рубашка с ругательным обвинением, напечатанным спереди.

Эта коллекция наполнена мрачным настроением, бунтующим против авторитетов, с озорной школьной формой и намеком на удушающую женственность.Ощущение, что молодая, чужая энергия устремляется в духовный вакуум, существующий в настоящее время в центре модного истеблишмента, здорово, волнующе и как раз вовремя. Трудно было не подумать, что это темное место могло иметь какое-то отношение к ноябрьским террористическим атакам в Париже, городе, который так неразрывно связан с созданием и формированием бренда. непочтительность бренда все еще была в силе. «Это был своего рода мрачный сезон», — сказал Гвасалия после шоу.«У нас в команде было много эмоций — не депрессия, а определенно мрачное настроение. И когда мы думали о местах, где мы могли бы выступать, после ресторана и клуба, церковь была идеальной концепцией».

Коллектив Гвасалии по этим священным проходам, одежда, казалось, подмигивала и подталкивала вас, в знак признания авторитетных фигур и бунта против них. Непослушная форма католической школьницы, растрепанные негабаритные галстуки и высокие носки до бедер были чем-то вроде подрывного взгляда на St Trinian’s.Бархатные костюмы и ситцевые цветочные мотивы напоминали душные интерьеры. Отсылки к хэви-металу и готике изобилуют мотивами guns ‘n’ roses, а также саундтреком к финалу Sisters of Mercy. Новые силуэты с укороченной линией плеч, а также еще более гигантские, более квадратные, чем раньше, заменяют традиционные оверсайз-сутулы Vetements. Идеи приходили быстро и яростно: толстовки и толстовки-макси с надписью «Сексуальные фантазии»; мужские рубашки оверсайз в тонкую полоску, бархатные брючные костюмы, ноги в дюжине вариаций высоких сапог — одна из них разрисована как татуировки — или в длинных сексуальных белых носках под миниатюрными юбками.


И точно так же, как Vetements оказал неизгладимое влияние на других дизайнеров, о чем свидетельствует распространение негабаритных силуэтов и мешковатых толстовок, Гвасалия решил уменьшить вещи, чтобы встряхнуть их собственную игру силуэтов. Рукава были укорочены. Плечи были острыми и контролируемыми, а иногда и сгорбленными. Низ был собран сзади, чтобы зажать талию, а ремни поднимались высоко на талии. «В течение нескольких сезонов мы делали все негабаритным, и мы действительно не чувствовали, что это единственное сообщение, которое мы хотим сделать с точки зрения объема», — объяснил Гвасалия.«Это было больше связано с игрой с пропорциями. Этот силуэт — противоположность тому, что мы делали в течение четырех сезонов, но это также и мы».

За такой короткий промежуток времени Гвасалия и его сотрудники создали образ, благодаря которому название «Vetements» можно было использовать как прилагательное. С их последней коллекцией параметры этого образа изменились, но в основе того, что они делают, лежит энергия, которую они создают, которая исходит далеко за пределы более коротких рукавов или интернет-слоганов. В этом увеличенном зале вы чувствовали, как энергия бьет из каждого прохода со скамьями.

Гвасалия использует любую возможность, чтобы встряхнуть центр моды, и он настаивает на том, чтобы поместить в него свои собственные инклюзивные ценности. Тем не менее, что было примечательно в этом миксе, так это то, что Vetements не просто подрывная деятельность ради жестовой политики, а бизнес. Его толстовки имеют культовую привлекательность в одном направлении, но для модной конгрегации здесь так много всего, во что можно поверить: не только удобные, желанные блузки и платья с принтами, но и надежда на то, что это начало новой главы в жизнь парижской моды.Задача делать что-то по-другому, переходный дух времени и поиск бесконечных возможностей создания одежды, которую люди хотят носить. Гвасалия следует инстинкту и пренебрегает тенденциями, которые кажутся преувеличенными. ICONHOUSE в восторге от всего, что ждет Гвасалию в будущем.

Джессика Аурелл

Дизайнер Balenciaga Демна Гвасалия переписывает правила высокой моды

В 2021 году Демна Гвасалия заново определил охват и возможности модного дизайна. Его Balenciaga бросил вызов нашим представлениям о знаменитостях, роскоши, массовой культуре и даже самой реальности. Пока дизайнеры изо всех сил пытались приспособиться к виртуальным показам мод на протяжении всей пандемии, Balenciaga воспользовалась возможностью окунуться в метавселенную, сотрудничая с Epic Games, разработчиком Fortnite, чтобы создать видеоигру на осень 2021 года. Несколько месяцев спустя Balenciaga загрузила брюки и куртки в виде песочных часов появились на подиуме Gucci, что стало частью того, что оба бренда (которые принадлежат конгломерату Kering) назвали «хакерским проектом».Летом Гвасалия руководил двумя вечеринками Канье Уэста размером со стадион Donda , и в разгар всего этого перезапустил Balenciaga couture, изменив направление индустрии, от шумихи к ручной работе. В сентябре Balenciaga лидировала на красной ковровой дорожке Met Gala и закрепила партнерство с Fortnite, позволившее игрокам одеваться в ее фирменные образы. На Неделе моды в Париже в сентябре Balenciaga преподнесли редкий момент искреннего удивления и восторга, представив 10-минутный эпизод « The Simpsons », наполненный Balenciaga.

Гвасалия — популист, заинтересованный в подрыве моды; что он сделал с каждым из этих проектов, так это демонтировал, кирпичик за кирпичиком, ложную границу между просторечием и роскошью. Его туфли Crocs на платформе, сатирические костюмы для выпускного вечера и кожаные сумки Ikea — все по роскошным ценам — привлекают массы и разоблачают клише модной элитарности. Но с помощью видеоигр, мультфильмов и знаменитостей с мегаваттами Гвасалия находит неожиданные способы расширить охват люксового бренда.

«Меня не интересует что-то среднее, в том числе средний потребитель», — писал мне Гвасалия в электронном письме этой осенью. «Если кто-то лично обижен Crocs, у этого человека может быть более серьезная проблема, чем дизайн обуви». Что касается тех, кто думает, что переусердствует, указывая на абсурдность многотысячных версий Balenciaga массовых низкопробных вещей: «Все, что я делаю, имеет для этого причину», — говорит он. «Дрянный выпускной костюм или «необоснованно дорогая» рыночная сумка не просто случайно попали в мою коллекцию без моего сверхсознательного помещения их туда. Знаю ли я, что средний критик в социальных сетях может этого не «понять»? Да. Мне все равно? Я почти уверен, что вы знаете ответ. Я просто создаю моду, которую люблю и которой наслаждаюсь; это действительно так просто».

Гвасалия прославился в индустрии моды за последние шесть лет как провокатор, но теперь он восседает на ней как любовник, как ее самый энергичный практик и самый большой фанат. 40-летний дизайнер грузинского происхождения перетащил уличную одежду и двойственную восточноевропейскую угрозу в бизнес предметов роскоши, сначала как де-факто глава коллектива Vetements, а затем, начиная с 2015 года, как художественный руководитель Balenciaga.Он не изменил то, как одевается весь мир, но сделал кое-что более увлекательное: он кодифицировал то, как мы уже одевались, в глобальную чувственность стиля, превращая обыденность в предметы, достойные поклонения. При этом он позиционировал Balenciaga как воплощение определенной угрюмости по отношению к большой корпоративной моде и как самый крутой бренд на планете.

Кто такой Демна Гвасалия? Discovering Designers Careers

Этот пост также доступен в:

Добро пожаловать на 25 дней моды! Новая серия, которая позволит вам узнать больше о моде во время рождественских праздников! С 1 по 25 декабря мы каждый день будем публиковать новую статью с любопытными фактами об индустрии моды, советами по карьере, историей модельеров и многим другим, а также подарками для вас! Оставайтесь с нами и обязательно посетите glamberver.com каждый день, чтобы читать последние статьи и знать, как выиграть модные подарки! Вы даже можете подписаться на нашу рассылку, чтобы получать еженедельные обзоры и не пропустить ни одной новости и подарков!

Добро пожаловать в День 16: Кто такой Демна Гвасалия? Открытие карьеры дизайнера

Демна Гвасалия — грузинский дизайнер, доминирующий в мире моды, инновационный человек, хорошо известный своим созданием бренда уличной одежды; Vetements и укрепил свой статус в отрасли, когда по праву был назначен креативным директором Balenciaga. Его дальновидные идеи роскошной уличной одежды и его исключительное понимание интернет-культуры отличают его от других дизайнеров.

Избранные статьи Джада Грациано Гламурный наблюдатель https://glamobserver.com/wp-content/uploads/2018/01/cropped-glamobserver-1-1.png 2500 260 https://glamobserver.com/wp-content/uploads/2021/11/cant-get-a-job-in-fashion.jpg 563 621 Джада Грациано Гламурный наблюдатель https://гламобсервер.com/wp-content/uploads/2018/01/cropped-glamobserver-1-1.png 2500 260 https://glamobserver.com/wp-content/uploads/2021/10/the-history-of-fashion-1024×564.jpeg 800 441 Джада Грациано Гламурный наблюдатель https://glamobserver. com/wp-content/uploads/2018/01/cropped-glamobserver-1-1.png 2500 260 https://glamobserver.com/wp-content/uploads/2021/10/is-a-resume-enough-to-get-a-job-in-fashion-2-576×1024.jpg 576 1024

Гвасалия на самом деле родился в Советской Грузии, где он вырос, наблюдая за единым обществом, где все носили одно и то же, затем его семья переехала в Дюссельдорф, чтобы избежать войны, именно в этот короткий период своей жизни он точно понял, чего хотел. сделать.Одаренный дизайнер (который изначально хотел изучать экономику) окончил Королевскую академию изящных искусств в Антверпене со степенью магистра в области дизайна одежды. Он начал свою карьеру в Maison Martin Margiela, создавая одежду, изучая необычные навыки проектирования в двух измерениях. Когда он нашел свой путь в индустрии моды, он затем получил свою следующую работу в команде дизайнеров женской одежды в Louis Vuitton, работая в то время непосредственно под руководством Марка Джейкобса. Изучив ценные техники и получив наставничество от других выдающихся творческих людей, он пошел по своему собственному творческому пути.

Демна взял на себя кутюрье в отношении основных элементов уличной одежды, привнеся новую волну на парижскую сцену. Бренд начался с его близких друзей и брата, сохраняя личную направленность, они производили новаторские коллекции, бросая вызов концепции моды в Париже. У них было четкое видение того, как превратить обыденную повседневную одежду в смелые модные заявления. Всего через три сезона современный бренд был номинирован на премию LMVH для молодых модных дизайнеров, поскольку Vetements быстро привлек внимание отраслевых инсайдеров.Они попали в заголовки благодаря своим неожиданным местам для показов и причудливым коллаборациям, от многоэтажных автостоянок до партнерских отношений с DHL. Они оставили свой след с момента выхода на сцену моды в 2014 году. Ключом к их успеху является их личный подход и сосредоточенность на их повышении. повседневной уличной одежды, Гвасалия сохранил за собой должность главного дизайнера Vetements, где он сделал себе имя до 2019 года.

В течение первого года работы в Vetements Гвасалия привлек внимание престижного дома моды Balenciaga, когда его попросили занять пост художественного директора. Его репутация в индустрии моды укрепилась, когда он занял свою первую должность директора в известном доме.Первая коллекция Гвасалии дебютировала в начале 2016 года, а всего через год было объявлено, что он получит международную награду CFDA за свою работу. Его назначение возглавить Balenciaga было хорошо воспринято индустрией, и всего за два года показатели дома взлетели до небес. Гвасалия привнес мирскую одежду и нетрадиционные кампании в почетный люксовый бренд, как редкий дизайнер, который может небрежно нарушить и расстроить индустрию моды, он ведет Balenciaga по уникальному, индивидуальному пути.Проведение многих незабываемых коллабораций и моментов в моде: от его образа Met Gala с Ким Кардашьян , который сразу же привлек внимание прессы и интернет-культуры, до печально известных кроссовок с тройной подошвой, которые навсегда изменили массивные кроссовки. Его последняя совместная работа лишил индустрию дара речи, так как толпа инсайдеров индустрии, сидящая на неделе моды, ждала подиума Balenciaga, а вместо этого была развлечена специальным 10-минутным эпизодом культовой программы «Симпсоны», в которой жители Спрингфилда ходят по парижскому подиуму.Правильно, поклонники модного дома не могли удержаться от разговоров о неожиданной коллаборации.

Нам не терпится увидеть, что дизайнер привнесет в индустрию. Как человек, который вывел DHL на взлетно-посадочную полосу, мы уверены, что будем удивлены. Дайте нам знать, что, по вашему мнению, будет дальше в нашем Instagram.

В Balenciaga Демна Гвасалия переосмысливает традиции высокой моды

«Самым личным для меня было то, в котором я ничего не проектировал», — говорит Демна Гвасалия из своего дома в Цюрихе чуть более чем через два месяца после своего дебюта. кутюрный показ Balenciaga в июле, первый за более чем 50 лет.Как и большинство вещей с дизайнером грузинского происхождения, который почти десятилетие раздвигал границы и кнопки мира моды, это заявление было увлекательной загадкой, одновременно простой и загадочной.

В данном случае Гвасалия имел в виду образ № 63, свадебное платье с длинным круглым шлейфом и равномерно сбалансированной фатой, созданное Кристобалем Баленсиагой незадолго до выхода на пенсию в 1968 году. с самого начала отмечалось, что возрождение высокой моды Гвасалии было полным триумфом, описанным в обзорах как уникально успешный союз видений основателя лейбла и его наследника.Но это платье стало откровением для самого Гвасалии, когда после четырех месяцев попыток улучшить его выкройку с меньшим количеством швов и большим уклоном он понял, что не может сделать лучше, чем это сделал Баленсиага. В версии Гвасалии разница лишь в том, что выделка больше похожа на мягкий флис, чем на ледяной газар оригинала.

«Это было максимально близко к совершенству с точки зрения огранки», — говорит Гвасалия. «Я не могу делать это на таком уровне. Это не мое платье, хоть я и поменяла ткань, и сделала его в качестве толстовки.Но фактический объем, форма и рисунок идентичны тому, что сделал Balenciaga в 1968 году. Признание того, что это лучше, чем то, что я могу сделать, было, вероятно, самым сильным моментом для меня».

Как и многие дизайнеры, Гвасалия не любит заглядывать в прошлое или даже обсуждать его, но это был именно тот момент, когда ему это было нужно. Большая часть его работы для Balenciaga, где он стал художественным руководителем в 2015 году, была определена его стремлением продвигать моду вперед: антиутопические декорации его показов, лепные формы и негабаритные пропорции его пошива, футуристические материалы и редакционная мода этой осени. вездесущие металлические средневековые сапоги, которые были представлены в видеоигре под названием Afterworld: The Age of Tomorrow .«Я слышал, что некоторые покупатели думали, что Balenciaga началась в 2015 году с кроссовок», — говорит он. «Не обязательно было знать об удивительном наследии».

В отличие от большинства дизайнеров, Гвасалия стал коммерческим центром, приняв решительно антимодный подход к моде, сначала в Vetements, лейбле, которое он основал в 2014 году, которое превратило пресыщенные основные элементы уличной одежды в ироничные, удобные для миллениалов символы статуса (название просто означает «одежда» по-французски), а затем у священного алтаря Balenciaga, где его работа объединила такие иконы мейнстримной банальности, как сумки для покупок Ikea и Crocs.Неоново-розовые носки с логотипом Balenciaga и черные бейсболки с именем, вышитым на купюре, теперь можно найти в каждом уголке мира, их одинаково носят фигуристы и банкиры.

Гвасалия процветал, переворачивая столы в истеблишменте, поэтому его желание ухватиться за высшую ступень моды, став кутюрье в возрасте 40 лет, может показаться нехарактерным, а может и нет. Иногда трудно сказать, серьезен Гвасалия или вспыльчив. В апреле этого года Balenciaga и Gucci объединились в дизайне. А в октябре Гвасалия представил свою весеннюю коллекцию прет-а-порте 2022 года в формате 10-минутного эпизода Симпсонов , показанного в парижском кинотеатре: На экране Барт, Лиза, Мардж, Гомер и Директор. Мать Скиннера шла по подиуму; снаружи Наоми Кэмпбелл, Эллиот Пейдж, Карди Би, Изабель Юппер и несколько сотрудников ателье Гвасалии позировали на красной дорожке в новых нарядах. Это резкий комментарий, достаточно мягкий, чтобы не оставлять следов.

Слева направо: Мар, Джибриил Оллоу.

Два года назад, когда Гвасалия предложил идею коллекции от-кутюр владельцам Balenciaga в Kering, даже он был удивлен их энтузиазмом в поддержку того, что, несомненно, станет значительным капиталовложением. Вероятно, помогло то, что с приходом Гвасалии продажи Balenciaga, как сообщается, впервые достигли 1 миллиарда долларов в 2019 году. И для многих этот шаг имел смысл. «Я хочу сказать, что кутюрье — это анти-мода, — говорит куратор и историк моды Памела Голбин, — потому что она действительно утверждает себя благодаря очень долгосрочной направленности. Речь идет о невероятной одежде, которую изготавливают по меркам клиента, а не о концепции меняющихся тенденций».

Начав рыскать в архивах, Гвасалия обнаружил фильмы с презентациями высокой моды 1960-х годов. Они не только дали ему представление об обстановке на выставках — многодневных мероприятиях, на которые приезжали международные покупатели, чтобы получить права копировать проекты для своих клиентов, — но и помогли ему найти свою цель. Наняв новых сотрудников и построив новое ателье, а также потратив время на разработку каждого образа в течение 10 примерок, а не четырех, как он обычно делает для готовой одежды, Гвасалия обнаружил, что кутюр дает ему свободу от систематических правил. моды, против которой он выступал годами.В знак своей независимости он решил показывать только одну кутюрную коллекцию в год, а не две, как обычно.

«Я думаю, что причина, по которой высокая мода сегодня так привлекательна для дизайнеров, заключается в том, что вы можете делать все, что угодно, и это то, чего мы все хотим», — говорит Гвасалия. «Это как замедление. Скорость моды вернула меня к сути того, почему я занимаюсь этой работой — потому что мне действительно нравится это делать».

Слева направо: Мохамаду Диаките, Авак, Деннис, Бедзо.

Поначалу некоторые из его прототипов были вырезаны булавками и надрезаны, что было «похоже на пластическую операцию», — говорит он.Но со временем — первая коллекция была отложена на год из-за пандемии, что дало ему возможность совершенствовать свое мастерство — они превратились в изысканные модели, в которых наследие Баленсиаги соединилось с интересом Гвасалии к разработке тканей и современному стилю. Выдающиеся модели включают кутюрные версии худи и джинсов с пятью карманами из стираного японского денима с кромкой и посеребренными пуговицами, а также эффектные оперные пальто и изысканные смокинги. Гвасалия также принял решение восстановить исторические салоны Balenciaga на авеню Георга V, 10, которые много лет использовались для хранения вещей, и воспроизвел цвета и дизайн занавесей оригинального помещения для своего шоу. Как будто гости попадали в капсулу времени, которая была запечатана десятилетиями, с пылью на шторах и следами протечек на потолке. «Это не только придавало глубине моменту, но и говорило: «Мне комфортно выражать себя, когда прошлое рядом со мной», — говорит Голбин. «Речь не шла о стирании прошлого; речь шла о том, чтобы продвигать его вперед».

Это была удачная метафора того, что Гвасалия сделал для уменьшающегося и все более архаичного бизнеса высокой моды, где лишь несколько привилегированных клиентов могли получить доступ к изысканным моделям ручной работы.Из основных сохранившихся домов Valentino, возглавляемый Пьерпаоло Пиччоли, приносит сущность души, а Chanel, возглавляемый Виржини Виар, вызывает в воображении дух наследия, но у Гвасалии есть то критическое чувство шума: то, что создает желание. По его словам, большинство клиентов, которые последовали за ним, покупают одежду от кутюр впервые. Многие из них моложе 35 лет, а некоторые мужчины, хотя цены на готовую одежду уже заоблачные (в эпизоде ​​Balenciaga The Simpsons цена платья, которое носила Мардж, составляла 19 000 евро). ), а цены на одежду от кутюр обычно исчисляются шестизначными числами.

«В 1950-е годы некоторые люди даже не могли попасть в салон Balenciaga, — говорит Гвасалия. «Ответственные лица были печально известны тем, что не пускали людей, потому что они им просто не нравились, как они выглядели или что они собой представляли. На мой взгляд, в том, что мы делаем, не обязательно есть пол или это понятие исключительности. Причина, по которой я хочу заняться кутюром в 2021 году, не в том, чтобы угодить тем покупателям, которых можно пересчитать по пальцам. Это действительно создание этого нового разговора с новой аудиторией, в первую очередь, что меня интересует.

Само шоу длилось чуть больше 13 минут, в течение которых единственным звуком был шелест платьев, когда мимо проходили модели. Гвасалия сказал репортерам за кулисами, что приглушенная атмосфера была данью уважения наследию Balenciaga, но также была «моментом молчания, чтобы просто заткнуться на минуту» и отдохнуть от всего шума индустрии моды — кроссовки падают. , коллаборации, гламурный цирк, который Гвасалия не только разрушает, но и дирижирует. «Я также очень критично отношусь к тому, что делаю», — говорит он.«В процессе создания одежды от кутюр я осознала все то, что мне не нравилось делать в готовой одежде. Самая важная вещь — это сама суть пошива одежды, но я могу потерять интерес, если буду продолжать делать это в своей зоне комфорта, просто заполняя планы сбора, чтобы уложиться в сроки и достичь финансовых целей. Я здесь не для этого, и я не думаю, что эта индустрия могла бы развиваться или даже выжить, если бы она основывалась только на этом. Так что минута молчания была именно об этом».

Большинство людей, тем не менее, когда-либо сталкиваются с высокой модой только через экран, наблюдая прямые трансляции показов или увидев изображения платьев с красной ковровой дорожки, скажем, на Met Gala.Сам Гвасалия впервые посетил вечеринку в сентябре этого года, одев Рианну в изготовленное на заказ черное оперное пальто из атласного фая, напоминающее о безупречной работе Кристобаля Баленсиаги. Но когда Ким Кардашьян Уэст также попросила надеть Balenciaga, Гвасалия попытался сделать концептуальное заявление, надев на нее не только длинное облегающее платье-футболку с двумя шлейфами, но и черную тканевую маску, закрывавшую все, кроме волос. Это было похоже на маски для лица, которые она и Канье Уэст носили летом на вечеринках прослушивания, для которых Гвасалия разработал декорации, предваряющие выпуск альбома Уэста Donda .«Вы не могли видеть ее лицо, но вы сразу знали, кто она такая, потому что именно так сегодня устроена знаменитость», — говорит Гвасалия о звездном повороте Кардашьян Уэст в Метрополитене. «Ваше тело — это ваш бренд, и вам не нужно никаких украшений. Мне было бы скучно ставить ей на голову какую-то люстру».

Гвасалия тоже пришел на бал полностью закрытым, в такой же маске на красной дорожке, но по противоположной причине: Он не хотел, чтобы его видели. «Я пошел как тень самого себя», — говорит он.Гвасалия основал Vetements с друзьями, которых он встретил рано, работая в Maison Margiela и Louis Vuitton, и, хотя он не пересекался с самим Мартином Маржелой, Гвасалия последовал известному примеру неуловимого дизайнера, раскрывая очень мало. Его антимодная позиция еще больше подчеркивала его статус или образ аутсайдера, но на самом деле Гвасалия приветливый, обаятельный и доступный. Он ездит в Париж из Швейцарии, где живет спокойной жизнью со своим мужем, композитором Лоиком Гомесом, и их двумя чихуахуа, Чикитой и Куки.

Слева направо: Оллоу, Эммануэль Аджайе.

«Это очень банально, — говорит он. «Я могу путешествовать с ними, и они такие властные. Я признаю, что это похоже на самые авторитарные отношения, которые у меня когда-либо были, с ними, моими собаками. Они буквально командуют мной каждый день».

В течение последних пяти лет Гвасалия также работал над укреплением своей уверенности, а в последнее время и над осознанием силы благодарности: «Я сейчас прокладываю свой духовный путь, и много работаю над собой, и медитирую и делать все эти вещи, которые в основном заставляют вас чувствовать себя хорошо, и чувствовать воздействие благодарности, говорить спасибо не только людям, но даже иногда и себе. Это также заставило Гвасалию отказаться от летних каникул, когда Уэст позвонил ему и попросил разработать декорации для его вечеринок.

«Вообще, есть две вещи, которые я всегда любил делать, — говорит Гвасалия. «Самое первое — это изготовление одежды, с тех пор как мне исполнилось 4 года, а второе — сценография. Я создавал декорации дома и велел родителям гулять по воображаемому миру. Поэтому, когда позвонил Канье, я не смог устоять перед этим искушением. Это своего рода дружба на творческом уровне, которая очень взволновала меня возможностью сделать что-то для него с эстетической точки зрения.

Слева направо: Деннис, Бедзо, Оллоу, Авак, Дьяхите, Мар.

Но дело в масках, как узнал Гвасалия, в том, что через них тоже не видно. На ступеньках Метрополитена он мог разглядеть только силуэты и большую часть времени не знал, кто кто такой. Это больше не то, чего он хочет. После кутюрного показа Гвасалия получил поздравления от таких дизайнеров, как Марк Джейкобс и Раф Симонс, и даже от тех, кто ранее уволил его — что, как он думал, не имело для него значения, пока это не произошло.

«Когда другие оценили мою работу и мое видение, я понял, насколько мне это нужно», — говорит он. «Я чувствовал, что наконец-то выхожу из своего модного туалета, после всех этих лет, и это действительно было хорошо. Я чувствовал себя этой тенью, пока не стал кутюрье».

Волосы Габриэль Саде; макияж Ханны Мюррей в Art + Commerce. Модели: Сет Бедзо в 16 лет, Париж; Эльхаджи Мар из M Management; «Солнечная луна в тиграх» Мэтта; Джибриил Оллоу из IMG Paris; Мохамаду Диаките из Success Models; Мамуор Авак, Куэй Деннис и Эммануэль Аджайе в Elite Paris.Кастинг Мадлен Остли в AAMØ Кастинг в CLM. Сценография Анны Сбьера-Палеолог из Swan Management.

Продюсеры Саймон Маливинди и Уго Дюмон, 138 Productions; руководитель производства: Оля Синякова; директор по свету: Пол Бернс; фотоассистенты: Тони Иванов, Антонио Перриконе; Искра: Пьер Корвезье; руководитель: Квентин Амезиан; ретушь: Touch Digital; ассистенты моды: Мари Поулмарч, Эмили Карлах; ассистенты продюсера: Деян Трайков, Анаэль Де Оливьера, Леонардо Спеккиа, Валентин Пто; ассистент по волосам: Саша Масс; ассистенты по макияжу: Джилл Жужон, Силен Тонелло; ассистенты по кастингу: Эмма Мателл, Тимоер Нуленс; ассистенты по декорациям: Томас Жарден, Мелоди Балан, Мехди Ларго.

Демна Гвасалия об организации показа возвращения кутюр века

Первоначально эта история появилась в i-D’s The Darker Issue, no. 365, зима 2021 г. Закажите копию здесь.

Демна Гвасалия — один из величайших дизайнеров моды. Его работы о современности, о том, что одежда значит для поколения молодых людей, которые в Интернете чувствуют себя как дома, а не в реальных жизненных ситуациях. В Balenciaga он создал современную униформу архетипической одежды — вы даже можете назвать ее банальной — поднятой до подрывного уровня роскоши, переопределяя то, что последняя означает в двадцать первом веке.Так что, когда он объявил, что впервые проведет кутюрный показ Balenciaga, первый с тех пор, как Кристобаль Баленсиага закрыл двери своего бизнеса в 1968 году («некому больше одеваться», как он классно заявил), это всегда было так. быть модным моментом, который нельзя пропустить. Ожидания зашкаливали. Демна, который сделал себе имя на толстовках и футболках, будет бороться с непреодолимым наследием Кристобаля, кутюрье, которого Кристиан Диор назвал «повелителем всех нас».

Внимание, спойлер: это был кутюрный показ века, даже если преждевременно говорить, что прошло всего несколько десятилетий.

Демна кропотливо воссоздал работу основателя дома, а также предложил новое видение того, что кутюр может значить для современной молодежи. Он не был усыпан блестками или перьями (вместо этого Демна поощрял свои petites mains , чтобы вышивки выглядели «испорченными», как если бы они были найдены в старой коробке) или пытался быть радикально новым (как если бы это было возможно). Скорее, он расшифровывал прошлое, превращая его в средство создания нового вида современности. «Я узнал, что мы не можем смотреть только в будущее, нам нужно заглянуть в прошлое, чтобы знать, куда мы идем», — объяснил Демна после шоу, которое проходило в монашеской тишине а-ля Кристобаль, гости, сжимая красные гвоздики, уходили. на позолоченных оперных стульях — дань любимому цветку покойного дизайнера.

Одетый во все черное, с брекетами на зубах и видом человека, заново открывшего свою любовь к своему делу, он сказал, что работает над этой кутюрной коллекцией уже больше года. Никаких ограничений по бюджету, много времени и все мыслимые ресурсы. Учитывая, что он сопротивлялся наследию отца-основателя дома в течение первых пяти лет своей роли, глобальная пандемия заставила его понять, что пришло время сдаться перед неизбежным вызовом.

Грузинский дизайнер начал с наблюдения за покупкой и ремонтом Balenciaga оригинальных салонов Кристобаля на авеню Георга V, 10, вернув им былую славу….иш. На самом деле Демна попросил защитников природы сделать салоны немного потрепанными, с пятнами от воды, засаленными розетками, грязными занавесками для придания некоего потертого шика, поблекшего великолепия. Идея заключалась в том, чтобы он выглядел так, как если бы им пренебрегали полвека, а не заново и кропотливо воссоздали за несколько месяцев — что, конечно же, так и было. Салоны задают тон коллекции, размышления о старом и новом, вопросы о том, что представляет собой мода и, конечно же, сама современность.

«Пандемия заставила меня также воссоединиться с собой, взять эту минуту молчания или, может быть, несколько месяцев молчания, и по-настоящему понять, что я люблю в этом métier , как мы привыкли его называть», — продолжил Демна. «Дело не в моде; Я люблю одежду . Я понял, что цель моды не во всем безумии, белом шуме и цифровом хаосе, в котором мы живем — одежда — это ее сущность, моя страсть, а мода — лучшая платформа для этого.Не кроссовки и толстовки, которые я люблю делать, и все это знают — , это , на самом деле то, что меня действительно заводит».

Одежда, о которой идет речь, прекрасно гармонировала голоса Демны и его баскского предшественника, которые на первый взгляд не могли быть далеки друг от друга (подробнее о том, почему это не так, позже). Джинсы и футболки, да, но также и невероятные пальто, самый безупречный испанско-черный покрой, платья с выступающими бедрами и музейные платья со шляпами-летающими тарелками от Филипа Трейси.Джинсы были доставлены из Японии, сотканы вручную на старых американских ткацких станках, окрашены вручную и скреплены настоящим серебром, а футболки, сделанные из шелка ручной работы, были надуты до пухлых пропорций и с двойной подкладкой, на изготовление которых ушло три месяца. правильно. «Это было самое сложное для меня, — настаивал Демна на последнем. «Месяцами я страдала, потому что гораздо проще сшить бальное платье с вышивкой или даже сшитый на заказ пиджак, чем футболку от кутюр».

И, конечно же, лейтмотивы Кристобаля, такие как преувеличенные воротники, отходящие от затылка, чтобы удлинить шею, которые, как однажды заметила Глория Гиннесс, Capote Swan, «позволяют женщинам и их жемчужинам дышать».И точное воссоздание атласного свадебного платья, изысканно простого и в то же время невероятно сложного в изготовлении, с единственным швом, идущим по шлейфу, как ось вязового листа. — Я не мог это изменить, — вздохнул Демна. «Мы старались, добавляли рукава, старались быть умными. А затем, после четырех примерок, мы вернулись к исходному платью, потому что поняли, что так, как это сделал Кристобаль, мы никак не сможем сделать его лучше».

В этом гениальность подхода Демны. Да, он король брендинга — и, конечно же, самая очевидная история здесь — это встреча чувствительности Демны, более похожей на нормкор, и формальности Кристобаля середины века. Джинсы от кутюр! Да здравствует революция! Но, в конечном счете, для роскошных домов, которые торгуют идеей безвременья, все дороги ведут обратно к священным швам Кристобаля. То, что он создал, нельзя улучшить.

Еще при жизни у Кристобаля был хардкорный культ последователей, мало чем отличающийся от собственных хайпбистов Демны. Коко Шанель говорила: «Он один — кутюрье в прямом смысле этого слова». Сесил Битон назвал его «Пикассо моды», а Диана Вриланд назвала его «величайшим портным из когда-либо живших».Тем не менее, во многом из-за того, что Баленсиага закрыл свой бизнес в 1968 году, а также из-за того, что он был печально известен своей скрытностью, осторожностью и дал только одно интервью, наследие Кристобаля Баленсиаги ускользнуло от поколения — до сих пор.

Кристобаль был разрушителем системы моды. С одной стороны, он бросил вызов Chambre Syndicale de la Haute Couture , показывая свои коллекции на месяц позже, чем его коллеги, вынуждая байеров и журналистов из Нью-Йорка тащиться обратно через Атлантику, что они охотно и делали. В поисках вдохновения он смотрел на улицу, вспоминая 90 139 жандармских униформ, 90 140 униформ, виниловые плащи и велосипедную одежду, которую женщины надевали в отсутствие бензина во время нацистской оккупации Парижа. Старейшина общества Мона фон Бисмарк, как известно, заказала садовую одежду в собственном доме — и заперлась на три дня, когда он объявил о своем уходе на пенсию.

Кристобаль Баленсиага был модернистом и во многом реалистом. Для женщин, которым разрешили войти, это был храм смелой, смелой одежды, чтобы оставить свой след во все более меняющемся мире.В 1947 году, когда Диор стягивал талию и увеличивал юбку, обхватывающую икры, Баленсиага выпускал жакеты и пальто, которые были выпуклыми сзади и изогнутыми спереди на бедрах до застежки на пуговицы. Этот образ стал известен как «линия ствола», дальновидный, невоспетый герой десятилетия по сравнению с геральдической розовой ностальгией Dior по изгибам Belle Époque. В течение следующих двух десятилетий он революционизировал силуэт и экспериментировал с чудовищными пропорциями и объемами, чтобы создать свою самую экспериментальную работу.

Точно так же, как сегодняшняя мода играет на идее, что платье может сделать женщину такой же жутко элегантной, как нечеловечески совершенная модель, которая идет в нем по подиуму, Кристобаль давно изобрел новый способ представления своей одежды. Он принял истинную меру женских грехов, бородавок и прочего, и извинил их, создав одежду, которая обладала позитивной преобразующей силой, превращая даже его клиентуру, преимущественно среднего возраста, в элегантных существ. На самом деле он был настолько уверен в преображающей силе своей одежды, что предпочитал моделей с короткими ногами и пухлыми, как женщины его родного баскского города Сан-Себастьян.«М. Баленсиаге нравится маленький живот», — заметила одна из его vendeuses . Его модели также часто были среднего возраста (как и его клиентки) и никогда не были хорошенькими. Он лично проинструктировал их никогда не смотреть в глаза, не делать пируэтов и не улыбаться.

Знакомо? Есть более чем пара параллелей с Демной, его современным преемником. Отказ быть частью системы, уличный кастинг, неожиданные референсы, выполнение на своих условиях. Приняв во внимание прошлое, чтобы дебютировать в моде, Демна полностью перевернул структуру Balenciaga, которая в последние сезоны стала известна своими цифровыми образами, а также параметрами своей работы и местом в экосистеме моды.Он увидел в этом возможность снова влюбиться в моду, и, благодаря Covid-19, у него действительно было время поработать над тем, чтобы сделать все правильно, не отвлекаясь на выпуск продукции и неустанные показы.

«Я как бы пробиваюсь через моду, и я хотел сделать это событием из реальной жизни, чтобы сообщить внешнему миру и индустрии, кто я как дизайнер», — сказал он о своем решении заняться Наследие Balenciaga в прямом эфире. «Было непросто найти баланс между слиянием архитектурного наследия, истории и того, за что я выступаю, и тем, как я хочу донести это искусство пошива одежды до современной аудитории, кем бы она ни была.

Диана Вриланд лихо вспоминала, как публика на шоу Кристобаля «поднималась в пене и громе». Десятилетия спустя сцена была удивительно похожа. Вы могли слышать вздохи и судорожные рыдания, когда драматические силуэты скользили по бежевым коврам и сквозь драпированные дверные проемы.

Демна сказал, что чувствует дух Кристобаля в стенах дома 10 по авеню Георга V. Хотя мы никогда не узнаем наверняка, вы можете поспорить, что он одобрительно улыбается, особенно если учесть, что однажды он сказал другу: «Я сожалею, что не будучи моложе, потому что тогда я мог бы создавать забавную, но со вкусом готовую одежду в то время, когда мы живем в спросе.Для меня это слишком поздно».

53 года спустя его желания сбываются. У Balenciaga снова есть кутюрные клиенты, которым нужно одеться. Cristóbal: союз, созданный на небесах моды.

Кредиты


Фотография Рафаэль Паваротти 
Мода Аластер МакКимм
Прическа Энтони Тернер из Streeters
Макияж Эмми Драмме с помощью Данессы Мирикс Красота
Мастер по маникюру Ама Фели Куаши из Streeters с помощью Gucci Photography 9006×3 Набор красоты 9006×3 Помощь в красоте TW, Педро Фариа и Люси Руни
Цифровой оператор Пол Аллистер
Ассистент моды Мэдисон Матусич и Джермейн Дейли
Ассистент прически Клэр Греч и Бьянка Портер
Ассистент макияжа Изабель Сео, Хлоя Палмер и Мег Кашимура
Ассистент маникюра Алия Джонсон и Джорджия Харт
Помощь в создании декораций Аксель Друри
Производство Холмс Производство
Директор по кастингу Сэмюэл Эллис Шейнман для DMCASTING
Помощь в кастинге Хелена Балладино
Модели Авут Атак в XDIRECTN, Себрина Аума в D1LON, Аджайи Темитопе в MILK, Мамау Бокум и Шейх Тидиан Бей в 777, Гой Манасе, Диана Ачан и Саймон Деу в PRM.

Кто такой Демна Гвасалия, дизайнер, который принес моду в McDonald’s

 

 

Синтетические ткани вместо органзы. Логотипы DHL вместо Balenciaga. McDonald’s, а не Grand Palais, как место для показа мод. Демна Гвасалия взял, потряс и переосмыслил классические коды роскоши из сердца одного из исторических домов сектора. В Balenciaga и Vetements, где он был креативным директором до минувшего понедельника, грузин описал голос нового поколения, для которого треш, мемы и социальные претензии круче рукоделия.

 

Его коды не совсем новые. Его одежда вызывает неприятие у пуристов, как и Марк Джейкобс, когда в 1993 году представил коллекцию в стиле гранж для Perry Ellis. Его уродливая эстетика также была частью ДНК Prada , его обожание поп-культуры, от DHL до Ikea, уже было воспринято Джереми Скоттом, а его радикальное видение моды сбивает с толку широкую публику, как это сделала шестерка из Антверпена.

 

Его ссылки, от сырья до стиля, вульгарны, иногда явно уродливы или даже неприятны.Он запустил феномен уродливых кроссовок, он скопировал сумку Ikea, чтобы продать ее за 1700 евро вместе с Balenciaga, и футболку DHL, чтобы продать ее с логотипом Vetements более чем за 200 евро. В беседе с журналом W Гвасалия сказал, что слово «уродливое» часто влияет на его творческие решения, и что, по его мнению, это круто, что люди не знают, как произносится Vetements.

 

 

 

 

Между тем, он предпочел бы быть в отпуске.«Я недостаточно помешан на моде, чтобы покупать эти вещи, — сказал он в интервью The Telegraph в 2016 году. — Я не думаю, что я настолько помешан на моде, чтобы идти и покупать эти вещи. Я лучше поеду в отпуск. Я чувствую, что это приносит больше пользы. Праздники важны. Каникулы и качественное время на диване», — сказал он.

 

Гвасалии было десять лет, когда произошел распад Советского Союза . Он вырос в Грузии, погруженной в глубокий кризис, с падением ВВП до 70% и где на улицах происходили беспорядки.

 

В 2001 году его семья переехала в Германию, куда Гвасалия был призван развивать карьеру в финансовой сфере. Вместо этого он переехал в Антверпен, чтобы учиться в Королевской академии изящных искусств. Он узнал в Maison Martin Margiela и Louis Vuitton Марка Джейкобса, где идея Vetements начала обретать форму.

 

 

Он учился у Margiela и Marc Jacobs после учебы в Антверпене

 

 

Проект, продвигаемый вместе со своим братом Гурамом Гвасалией, появился на свет в 2014 году.Год спустя Гвасалия заменил Николаса Гескьера в Balenciaga. Последовавшие за этим обстоятельства также были оптимальными для того, чтобы феномен взорвался: расцвет городской культуры, спортивного досуга, кроссовок, а также разочарования и недовольства.

 

Для Гвасалии, как и для многих других современных молодых людей, мода, в конце концов, касается только одежды: «Иногда я слышу, как дизайнеры старшего поколения говорят: «О, мода должна заставлять женщин мечтать», — вспоминал он в интервью. «Я думаю, что это устарело.Мода не должна заставлять вас мечтать в 2016 году. Она должна просто быть рядом, чтобы мы ее носили»

Демна Гвасалия — новый дизайнер Balenciaga

Пользователь Instagram: Balenciaga

Александр Ванг представил свой последний показ Balenciaga на Неделе моды в Париже, и дизайнерский дом, не теряя времени даром, объявил о его преемнике. Сегодня утром было подтверждено, что дизайнер Демна Гвасалия станет художественным руководителем.

Имя Демны, возможно, мало кому знакомо, но о нем много говорят во Франции. Он был у руля Vetements, который был назван «антимодным брендом, пробуждающим индустрию» и «самым обсуждаемым брендом на Неделе моды в Париже».

Так кто же такой Демна Гвасалия? Вот шесть быстрых фактов, которые нужно знать:

  • Какая у него биография? Демна из Грузии, в Европе, ему 34 года.
  • Как долго он работает дизайнером? Он учился в Королевской академии изящных искусств в Антверпене, а в 2007 году запустил собственную линию. Затем Демна присоединился к Martin Margiela в 2009 году. Покинув Margiela в 2013 году, Демна работал в Louis Vuitton. Вместе с другими выпускниками Margiela Демна запустил Vetements в 2014 году.
  • Он покидает Vetements? Нет. Демна продолжит работать в Vetements на обеих должностях.
  • Почему выбрали Демну? Кажется, боссы Kering хотят встряхнуться. В своем заявлении Франсуа-Анри Пино, чья компания Kering владеет Balenciaga, похвалил «радикальный» стиль Демны.«Демна Гвасалия воплощает в себе уникальный подход к профессии, отмеченный социологическим наблюдением за предметами гардероба и тем, как он остается скромным и строгим в своем творчестве», — сказал Франсуа-Анри. «Я убежден, что он приведет Balenciaga к успешному будущему».
  • У него есть поклонники среди знаменитостей? Рианна и Канье Уэст носили худи Vetements. А Канье пригнал свой черный матовый Porsche на показ Vetements Spring 2016.
  • Когда первое шоу Демны? Как сообщается на странице Balenciaga в Instagram, Демна «представит свою первую коллекцию для бренда на показе женской одежды осень-зима 2016-17 в Париже.
Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.