5 главных сходств Кристобаля Баленсиаги и Демны Гвасалии — InStyle.ru

В день рождения легендарного кутюрье, навсегда изменившего моду, выясняем, что его объединяет с новым креативным директором Balenciaga

Кристобаль Баленсиага, родившийся в 1895 году в семье рыбака и швеи, впоследствии стал одним из самых великих модных визионеров и новаторов. Историки даже определили 1950-е как «эпоху Баленсиаги» — гений модельера был настолько очевиден, что им восхищались даже коллеги-конкуренты, среди которых Кристиан Диор, Габриэль Шанель и другие. Сегодня, 21 января, в день рождения Кристобаля, редактор InStyle.ru разберется, какие схожие черты есть у основателя легендарного испанского модного Дома и его современного преемника — Демны Гвасалии. Вы удивитесь, потому что у человека, популяризовавшего свободные силуэты в женском гардеробе и открывшего миру прелесть воротника-стойки, намного больше общего с выходцем из советской Грузии, чем можно было представить.

Кристобаль БаленсиагаКристобаль Баленсиага и Демна Гвасалия оба решили обосноваться и творить в Париже

Несмотря на то, что Кристобаль родился в небольшом городе Гетария в Стране Басков, впоследствии дизайнер переехал в Мадрид, а позже, когда в Испании в 1936 году началась гражданская война, — в Париж. Именно там в 1937 на авеню Георга V открылся кутюрный салон Balenciaga. Демна Гвасалия, путь которого начался в советской Грузии образца 1980-х, в 2000-м отправился изучать экономику в Германию, позже поступил в Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, а далее осел в Париже, чтобы сперва устроиться в Maison Margiela и позже — в Louis Vuitton.

Balenciaga, 1951 Balenciaga весна-лето 2022Кристобаль Баленсиага отдавал предпочтение неконвенционально красивым моделям, так же поступает в наши дни Демна Гвасалия

По воспоминаниям легендарной журналистки Розамунд Бернье, модели Кристобаля, демонстрировавшие новые творения Balenciaga, были «по-настоящему простыми». По слухам, иногда кастинг проходили те девушки, которые были похожи на реальных клиенток кутюрье. Баленсиага проинструктировал их никогда не улыбаться, не смотреть зрителям в глаза — лишь высокомерно поверх их голов. Демна Гвасалия регулярно подчеркивает, что ему не хочется выпускать на подиум обычных моделей. Ему комфортнее сотрудничать с друзьями бренда вроде Элайзы Дуглас или обычными людьми, которые не имеют отношения к индустрии.

Кристобаль Баленсиага Демна Гвасалия и Элайза ДугласИ Кристобаль, и Демна предпочитают окутывать завесой тайны свою личную жизнь

«Никто не знал, какого он роста, худой или полный. Несколько журналистов даже полагали, что это не один человек, а команда дизайнеров. И это только из-за того, что он не появлялся на публике», — говорилось в одном из интервью о Кристобале Баленсиаге. Свою скрытность дизайнер объяснял просто: никто не в состоянии понять его ремесло. Таким же нелюдимым является Демна Гвасалия. Когда в 2014 году все заговорили о Vetements, представители модной индустрии не представляли, кто стоит за этим провокационным проектом.
Модным энтузиастам и редакторам до сих пор приходится по крупицам собирать информацию о дизайнере, на которого сильно повлияла анонимная политика Мартины Маржелы.

Кристобаль Баленсиага Демна ГвасалияКак и Кристобаль Баленсиага, Демна Гвасалия создает свои вещи для ограниченного круга ценителей

Несмотря на то, что многие айтемы Balenciaga с момента прихода Демны в бренд в 2015 году стали мейнстримными, сам модельер всегда заявляет: «Мы говорим не голосом нашего поколения, а с помощью небольшой публики». У Кристобаля Баленсиаги фокус внимания также был смещен с широких масс в сторону ограниченного числа привилегированных женщин. Любопытство в мире Кристобаля не приветствовалось: если вы не были среди членов этого закрытого клуба, в салонах кутюрье вас не ждали. Ставки на определенных персоналий оправдывали себя во времена расцвета Баленсиаги и продолжают делать этой сейчас — как и Баленсиага, Гвасалия сейчас имеет очень влиятельных покровителей.

Выставка произведений Кристобаля Баленсиаги в Лондоне, 2017 Balenciaga Couture осень-зима 2021/22Демна меняет облик современной моды так же, как это делал в свое время Кристобаль

До сих пор работу Демны для Balenciaga называют революционной. Кто-то отмечает его смелость добавить шпильку к «кроксам», кто-то восхищается новым подходом дизайнера к кутюру. Точно так же, как Кристобаль, Демна сломал традиционную систему показов. В 1957 году Баленсиага покинул Chambre Syndicale de la Haute Couture в компании Юбера де Живанши и Коко Шанель, чтобы совершить переворот в закостенелой системе. Кристобаль начал показывать коллекции байерам, клиентам и производителям, а только после — журналистам. Ким Кардашьян в Balenciaga на афтепати Met Gala, 2021

Звезда сериала «Эйфория» Алекса Деми и Хейли Бибер показали идеальные пальто для грядущей весны Читать

Адель экспериментирует со стилем: певица отправилась на свидание в модном леопардовом пальто Читать

Ким Кардашьян продемонстрировала пугающе тонкую талию в платье Balenciaga Читать

Самый праздничный образ зимы: Бейонсе выбрала лук для дня рождения Jay-Z, на который решится не каждая Читать

Источник фотографий: Getty Images, Legion Media

Демна Гвасалия – статьи о дизайнере Vetements и Balenciaga

Демна Гвасалия родился и вырос в Грузии – бывшей советской республике. Будучи послушным сыном, он изучал международную экономику в Государственном Университитете Тбилисси. Однако в возрасте 16 лет он честно признался родителям, что хочет пойти в художественную академию, на что родители никак не отреагировали, ссылаясь на неуместное желание сына в те времена.

В 2001 году Демна с семьей перехали в Германию, где Гвасалии предложили работу в сфере финансов. Дизайнеру было страшно представить, что он может провести всю жизнь, занимаясь нелюбимым делом, от чего он решился на смелый шаг и отправился в Антверпен, чтобы поступить в Королевскую академию искусств. Последующие 4 года жизни дались дизайнеру нелегко. Предпочитая тратить деньги на ткань, Демна зачастую оставался без обеда.

После окончания академии Гвасалия переехал в Париж, где в 2009 году стал работать в Maison Martin Margiela, вскоре после того как Margiela покинул Модный дом. Четыре года спустя, Демне предложили занять должность старшего дизайнера женской одежды бренда Louis Vuitton. Именно с тех времен Гвасалия начал развивать идею для Vetements с двумя друзьями.

Слово «Vetements» — в переводе с французского означает «одежда» . Бренд мгновенно установил узнаваемый почерк засчет футболк DHL, деконструированных платьев и толстовок с заплатками. Vetements не вписывается в привычные понятия роскоши, эта оригинальная одежда скорей стала своего рода униформой для команды молодых креативщиков Vetements. Бренд быстро приобрел популярность и задал новое направление в индустрии моды благодаря неординарным образам и самим моделям, параметры которых не соответствуют подиумным меркам. Кроме того, обладая безграничной фантазией, модельеру удавалось проводить показы в ночном клубе и даже китайском ресторане.

В октябре 2015 года Демна пригласили занять место креативного директора модного дома Balenciaga. Дизайнеру удалось быстро внести свежие идеи в коллекции и тем самым вдохнуть новую жинь в историю бренда. Разность между Balenciaga и Vetements заключается в самой иделогии. Основанный в 1919 году Модный дом Balenciaga отразил сдержанность своего основателя Кристобаля Баленсиага, который работал в полной тишине, отказываясь от интервью и неоднократных предложений заработать на своем имени с помощью побочных продуктов. Одежда дизайнера была строгой, выдержанной, с изобретательной конструкцией и великолепной отделкой. Любимой тканью Кристобаля, созданной специально для него швейцарской текстильной фирмой Abraham, был газар — высокопрочный шелк, который позволил кутюрье освоить скульптурные, монументальные формы, ставшие его подписью. В то время как при создании коллекций Vetements предпочтительной тканью является полиэстер или нейлон.

Балансируя между Vetements и Balenciaga, Гвасалии удается переключаться с разных образов, создавая непохожие друг на друга коллекции с присущей манерой брендов. В коллекциях Balenciaga Демна сделал основной упор на игре контрастов, соединяя несовместимые понятия в своих образах, дизайнеру удается создавать иные нормы восприятия. Самым известным примером такого смешения являются кроссовки Balenciaga Triple S, которые не оставили равнодушными модников по всему миру.

Демна Гвасалия — о кутюрном Balenciaga, гендере и влиянии пандемии – DTF MAGAZINE

Креативный директор Balenciaga дал интервью основателю и генеральному директору The Business of Fashion Имрану Амеду для нового шоу. Темой выпуска стала трансформация индустрии моды, вызванная пандемией коронавируса 

О видении кутюра Balenciaga

— Я бы назвал это, скорее, не видением, а моей миссией в моде. Я должен дать [кутюру] вторую жизнь. Я слышал как люди говорили о том, что кутюр умер, больше никому не нужен и вообще бесполезен. Но я боюсь того, что будет через 20 или 30 лет.

О гендерной идентичности

— Обсуждать гендер, это будто говорить о позавчерашних новостях. Ми даже не должны поднимать этот вопрос… Для меня важен тот факт, что вы видели на моем показе и парней, и девушек, и небинарных персон.

Например, парни на показе должны были ходить в каблуках, чтобы почувствовать, каково это. Я хотел посмотреть, как разные типажи взаимодействуют с обувью.

Я думаю, что в этом есть есть прямая связь с моей родиной, Грузией, временами Советского Союза и культурой, в которой я вырос. В Грузии эта тема [гендерной иденичности] была табуированной. Меня больше терроризировала гомофобия, чем гражданская война. Поэтому я чувствую, что это живет во мне и я должен говорить об этом. Мои действия можно сравнить с терапией. Мода отражает действительность, и это частично и моя работа тоже.

О потреблении и устойчивости

— Это какая-то ирония, потому что я нахожусь в центре системы, которая поощряет потребление. Но то, что я на самом деле пытался сделать, принеся сюда кутюр — это начать разговор о том, чтобы дважды подумать о вопросе потребления.

Для меня кутюр — что-то очень современное в своей концепции, ведь мы производим только вещи под заказ. Это наиболее устойчивый способ потребления, но, очевидно, что индустрия не может на этом жить. Речь о том, чтобы найти баланс. До пандемии я не думал об этом, я был как белка в колесе и постоянно просто что-то делал.

Людям нужны баланс и понимание того, что они хотят от моды. Это будет хорошим началом, ведь они не хотят и им не нужны вещи в том количестве, в котором их производят. И если быть честным, их это не волнует. Индустрия стала слишком занятой, чтобы обратить на это внимание. Пандемия дала возможность сделать шаг назад и взглянуть на ситуацию, объективно и с пониманием того, что нам это все не нужно.

В июле 2021 года на Неделе высокой моды в Париже Balenciaga представил первую за 53 года кутюрную коллекцию. Их не выпускали с закрытия ателье Кристобаля Баленсиаги в 1968 году.

Презентация состоялась в кутюрном салоне Balenciaga в Париже, где в свое время работал сам Кристобаль. Реставрацией исторического помещения занимался Демна Гвасалия.

Подробнее о том, как прошел показ кутюрной коллекции, мы рассказали в нашем материале.

Читайте также:


 

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook,

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Стиль (131802)

Провокатор, enfant terrible, гений маркетинга и кроя: создателя марки Vetements и креативного директора Balenciaga Демну Гвасалию сравнивают с великим Мартином Маржелой за оригинальность его шоу и ироничный подход к моде. А иногда называют философом за умение ставить ребром непростые вопросы: его коллекция сезона осень—зима 2020 на тему апокалипсиса, где модели ходили по воде, последняя перед пандемией, стала визуальным символом мира моды и человечества, в котором что-то пошло не так и которое стоит на пороге больших перемен. Поэтому новость о том, что он собирается перезапускать линию haute couture в доме, где ее не было больше полувека, стала громом среди ясного неба. Кристобаль Баленсиага решил уйти из моды, когда она потеряла для него смысл. Так зачем Демна возрождает то, что сам создатель дома закрыл? Что хочет сказать Гвасалия?

Этой коллекции ждали больше двух лет — Гвасалия должен был показать ее еще в прошлом году, из-за пандемии смотры отложились на год, но они стоили каждой минуты ожидания. Кутюрные техники с иронией в адрес классической высокой моды с ее богатыми вышивками, перьями и бальными платьями, джинсы, созданные вручную из лучшего японского денима, пушистые халаты из мелконарезанной кожи и простая одежда — футболки, тренчи, платья, сорочки на каждый день. Демна рассказывал о них корреспонденту «Коммерсантъ. Стиль» после показа, который проходил в полной тишине, как во времена Кристобаля Баленсиаги, в обновленных кутюрных залах на авеню Георга V, на Re-See и позже, когда мы созванивались по Zoom. Гвасалия снова нашел себя, показал, зачем нужен haute couture сегодня, и дал нам надежду на то, что в моде еще не все сказано.

—Какую роль коллекции haute couture играют сегодня? Почему вы решили возобновить кутюрную линию?

—Чтобы лучше понять, как и почему мы сегодня потребляем моду. Многие бренды делают кутюр как рекламу, чтобы лучше продавать свои кроссовки, парфюмы или очередную сумку. Мне это абсолютно не нужно. Я хотел запустить кутюрную линию, чтобы обратить внимание на то, что мода потеряла и что с ней стало. Ведь изначально мода — это история об одежде и о том, как она сидит на нашем теле. Конечно, многие скажут, что haute couture сегодня никому не нужен. Кому понадобится тренч за €50 тыс., если можно купить похожий тренч за €50 или за €5 тыс. ? В кутюре нет и никогда не было практического смысла, и это очень поэтично. Что такое мода сегодня? Два клика на экране — и через пару часов total look у вашей двери. Но разве таким мы хотим видеть будущее? Сегодня мы много говорим о перепроизводстве, об одежде, которая буквально везде. Какой смысл скупать все эти кроссовки, футболки и маленькие сумки? Может, лучше притормозить, отложить деньги и купить ту вещь, которая вам действительно нравится и которая будет сделана специально для вас? Вещь, от которой захочется кричать «Вау!». Когда вы носите классные модные кроссовки, вы говорите себе «это круто», вы становитесь частью модной повестки, а когда вы носите кутюр, это «вау», потому что только вы знаете, какой эффект эта одежда производит на вас. Я запустил haute couture, потому что уверен, что за ним будущее и что у него особая миссия: он вернет смысл моде и спасет ее.

—Какого клиента вы представляли себе, работая над коллекцией? Может ли девушка, пришедшая к вам за кроссовками Triple S или новой it-bag Le Cagole, заказать потом что-то из линии haute couture?

—Конечно! Я никогда не создаю дизайн для одного клиента, для меня хороший продукт тот, который отлично смотрится на абсолютно разных людях. Да, Le Cagole очень веселая, классная сумка. Но ничто не мешает носить ее с нашей джинсовкой из кутюрной линии или с вечерним платьем. В Balenciaga я строю диалог с клиентами разного происхождения и статуса, с разными характеристиками. И у каждого своя история с домом Balenciaga. Для них couture — это просто еще одна линия. Эксклюзивная, очень дорогая, очень трудоемкая. И да, она создана для того же клиента, который, кстати, не стоит на месте, а развивается вместе с нами. Конечно, у нас могут появиться и новые кутюрные клиенты, которые раньше даже не слышали о Balenciaga: теперь они могут прийти в наши салоны, открыть для себя бренд через haute couture, а потом начать покупать у нас и одежду pret-a-porter. И это тоже неплохо — расширять клиентскую базу по всем фронтам.

—Получили ли вы уже обратную связь от клиентов? Что им понравилось больше всего? И ждали ли вас сюрпризы?

—По правде сказать, я никогда не прошу об обратной связи, особенно по поводу только что вышедшего. Мы проводили встречи с клиентами всего в течение трех дней после показа в Париже, а затем коллекция отправилась в путешествие по миру — так что можно ждать первого фидбэка не раньше чем через полгода. Хотя разведка мне доложила, что к нам уже записалось несколько клиентов на примерку самых дорогих бальных платьев. А еще мне рассказали, что многие клиенты-мужчины купили у нас образы, которые показывались на девушках-моделях. Я могу только догадываться, о каких именно вещах идет речь, но мне показалось очень любопытным, что наши клиенты смотрят на кутюр Balenciaga таким открытым взглядом. Я не хочу, чтобы он был привязан к гендерным нормам. Кто я такой, чтобы говорить: ты мальчик и должен носить это, а если ты девочка, то вот это. В сегодняшнем мире в гендерных стереотипах попросту нет смысла.

—Вы больше не проводите живых показов коллекций pret-a-porter, заменив их на digital — музыкальные видео или видеоигры. Почему решено было показывать couture в формате настоящего шоу?

—Couture — это результат целого года работы, для меня было важно показать эту одежду вживую в Париже, в наших обновленных салонах на авеню Георга V, где началась кутюрная история дома Balenciaga и где брошен наш якорь. Я бы никогда не стал отказываться от живых показов, если бы пандемия не заставила меня пересмотреть многие вещи. Что бы ни происходило в мире, мы не можем себе позволить останавливаться, мы должны продолжать показывать свои работы. Люблю технологии, мне нравится, что они могут нам подарить. Но как только мои гости снова смогут свободно путешествовать, обязательно вернусь к живым шоу и буду совмещать их с digital-проектами. Потому что даже на очень большое живое шоу я смогу пригласить максимум 1 тыс. гостей. А мне нужно вести диалог с моей глобальной аудиторией: сотни тысяч людей следят за нами дистанционно через экраны компьютеров и смартфонов.

—Раз вы упомянули салоны на авеню Георга V, расскажите, какое открытие в архивах дома было для вас самым удивительным?

—Когда я пришел в Balenciaga в 2015 году, сразу же отправился в архивы, потому что мне было важно понять прошлое дома, чтобы решить, куда я хочу его повести. Я никогда не пытался копировать Кристобаля, потому что в этом нет смысла: он жил в середине ХХ века, а я живу сейчас, я не хочу быть им или притворяться, что мы стоим на одной ступеньке. Я тот, кто я есть, я работаю на дом с огромным наследием и должен понимать взгляд его создателя на моду. Закрыть на это глаза — это как водить машину и не смотреть в зеркала заднего вида. Чтобы создавать будущее, нужно знать прошлое. Архивы помогли мне понять, как Баленсиага смотрел на мир и насколько он был помешан на конструкции одежды, на расстоянии между телом и его платьями. Он не просто дизайнер, а настоящий кутюрье, архитектор — он знал, как устроена анатомия человека, как никто другой. Когда, еще будучи студентом Королевской академии изящных искусств в Антверпене, я читал о его работах и смотрел документальные записи с его показов, то всегда поражался его умению создавать одежду и соотносить ее с телом, чтобы у вас появлялось особенное настроение благодаря его силуэтам. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что уже тогда хотел работать именно на Balenciaga. Но отвечаю на ваш вопрос: если мне нужно выбрать всего одну вещь из архивов, которая меня зацепила больше всего, я назову свадебное платье с его последнего показа 1967 года. У него очень простая конструкция: два стежка и две вытачки. Для меня именно с этого платья начался минимализм в моде. Мне очень хотелось, чтобы это платье стало финальным аккордом моей первой кутюрной коллекции. Мы очень долго над ним работали и пытались его переиграть на новый лад, это был настоящий страшный сон: мы пришивали к нему рукава, потом отрезали их, добавляли стежки, перекраивали его много-много раз, но ничего не получалось. Пока я не смирился: мы покажем это платье таким, какое оно есть. Единственное новшество: я заменил атлас на более современную ткань с шелковой ниткой для свитшотов. Так что это настоящая реплика, которая лично для меня несет огромное символическое значение.

—Для вас важно отдавать дань уважения прошлому и не забывать об основателе дома. А как вы относитесь к своему прошлому? Например, черный цвет имеет очень важное значение для грузин, и черный был любимым цветом Баленсиаги. Это тоже совпадение?

—Когда я работаю над коллекциями, я никогда не думаю о цветах Баленсиаги, а потом, когда оказываюсь в архивах, с удивлением замечаю, что мы работаем почти с одной цветовой палитрой. Я, как и он, не люблю полутонов, я фанат ярких красок, таких как красный и фуксия, изумрудный и королевский синий. И да, мой любимый цвет тоже черный. Я вырос в Грузии, мои бабушки всегда одевались в черное. Одна из них всю жизнь скорбела по своему мужу: дедушка ушел очень рано, ему не было и тридцати лет, и бабушка решила остаться ему верной, никогда не красила волосы и всегда носила черное. А другая бабушка — ей сейчас 83, и она настоящая модная дива — одевается в черное, потому что для нее это самый элегантный цвет. А вообще в Грузии все одеваются в черное. Если вы вдруг появитесь где-то в красном, вас примут за клоуна. Вот такая у нас картина мира — и конечно, поскольку я вырос там, это часть меня. Кстати, чем больше я узнаю о Кристобале, тем больше понимаю, насколько мы похожи с ним: культура Страны Басков удивительным образом переплетается с грузинской, у нас есть похожие рецепты, схожая лингвистика, а насыщенный драматический католический черный — тоже часть их мировоззрения. В общем, я рад, что работаю на Balenciaga. Наверное, если бы меня позвали в Versace, я бы чувствовал себя не на своем месте.

—Аллюзия на кожу аллигатора, шелковые перья вместо настоящих, фейковый твид, вышивки кутюрного дома Lessage с видимыми карандашными линиями, пушистые халаты из мелконарезанной кожи. Как вы придумали эти кутюрные техники?

—В этом магия кутюра — если к нему внимательно присмотреться, замечаешь инновации, долгие часы работы, которые стоят за ним. Ты видишь, что это фейковый аллигатор — я бы в жизни никогда не работал с настоящей экзотической кожей по этическим соображениям. По той же причине я не стал бы работать с перьями или с мехом. Как сделать шелковые перья, чтобы они двигались и выглядели как настоящие? Или придать серебряному жакету шарм, как у накидки из лисьего меха, при этом не убив ни одного животного? И то и то мы заменили на шелковые нити. Даже если все это стоит в разы дороже оригинала. В нашей коллекции есть и неидеальное вечернее платье с карандашными зарисовками, созданное по образцу и подобию ткани с цветочной вышивкой, которую Баленсиага когда-то придумал для Джеки Кеннеди. Мне хотелось подчеркнуть совершенство несовершенства, потому что добиться идеала невозможно: как сделать вышивку, традиционный элемент, современным? Показать, что это что-то большее, чем бусинки и пайетки? Мы решили, что он должен выглядеть, как будто платье еще не закончили. Как будто оно сделано неправильно. В конце концов, кому судить о том, что правильно? Я ненавижу правила.

—Значит, все эти особенности незаметны при просмотре онлайн?

—Это правда, многие нюансы непросто рассмотреть с экрана телефона, вы скорее видите силуэт и настроение. И в этом шик кутюра — о секретах ваших вещей и тайных смыслах знаете только вы. Потому что couture — история об очень интимных отношениях между вами и вашими любимыми предметами гардероба. Мне нравится, что couture хранит столько тайн.

—Наше восприятие сексуальности постоянно меняется. То, что было сексуальным для наших родителей, для нас может быть неактуальным. А что сексуально для вас?

—Какой классный вопрос! Никто меня об этом раньше не спрашивал. Мне кажется, мы запутались. Понятие сексуальности у нашего поколения смешалось с порнографией. Сексуальность стала дешевой и вульгарной. Она настолько замешана на объективации определенного типа тела, который нам прямо суют под нос, что потеряла магию тайны. Особенно в моде, где все скатилось к банальной плоти. А для меня самая сексуальная часть тела — мозг, именно интеллект делает людей привлекательными. Человек очень горячий, но абсолютно тупой никогда не сможет меня заинтересовать.

—А как обстоят дела с вашей одеждой? Что в ваших коллекциях сексуально?

—Все. (Смеется.) Я отношусь к функции одежды по Фрейду: вещи созданы, чтобы помогать нам чувствовать себя лучше. Мы наряжаемся, чтобы быть более уверенными в себе, привлекать взгляды других людей. И, возвращаясь к Фрейду, мы одеваемся утром, чтобы оказаться вечером в постели с кем-то. Я не верю в практичную функцию моды — тогда бы нам вообще не нужна была мода, мы все просто носили бы униформу каждый день. Конечно, у моды есть сексуальная миссия, но не надо ее путать с вульгарностью и желанием показать как можно больше тела. Например, почему мы называем мини-юбку сексуальной? Конечно, она смотрится круто, но разве это все, что в ней есть? Хотите ли вы, чтобы другие обращали внимание только на ваши ноги, или вы достойны большего? Знаете, что для меня самое сексуальное? Треники, если носить их с определенной обувью и классным топом. Любая вещь может быть сексуальной, если поместить ее в правильный контекст.

—Теперь у Balenciaga есть не только очень успешная линия pret-a-porter, но и полноценная кутюрная. Каков ваш следующий ход?

—Кутюр подарил мне свободу. Свободу мысли, свободу экспериментировать и идти еще дальше с моей линией pret-a-porter. Раньше я чувствовал, что мои возможности в доме с историей ограниченны, держал себя в рамках и говорил себе: «Нет, ты не можешь зайти так далеко». Теперь для меня больше нет граней возможностей. Что ждет нас дальше? Сейчас я работаю над вневременной классикой и бизнес-униформой на каждый день. А еще в планах запуск направления предметов для дома, потому что я сам часто с трудом нахожу вазы, пледы, подушки или ковры, которые радуют глаз. Вы увидите мои первые лайфстайл-изобретения в начале следующего года. Balenciaga пока еще нишевая концептуальная марка, и, конечно, у нее есть потенциал стать мегабрендом, но не уверен, что нам это нужно. Каждому свое. Я никогда не загадываю наперед. Проживаю день за днем, и, возможно, это лучший вариант.

Беседовала Лидия Агеева

Модный протест Демны Гвасалии: Balenciaga посвятили коллекцию прайду

Поддержка ЛГБТ-сообщества

Balenciaga представили коллекцию под названием Pride 2021, посвятив ее ЛГБТ-сообществу. В нее вошли бейсболки, худи, футболки, пояса, нижнее белье, спортивные брюки, плащи, джинсы, носки, а также аксессуары, среди которых браслеты и кошельки.

Футболки выпущены в двух стилях: на одних написано Gay Pride Balenciaga 2021, а на других — Gay и радужный флаг. Эмблемы радуги можно найти на поясах и нижнем белье. 

15% от продаж пожертвуют проекту Trevor Project, который борется с растущим числом самоубийств среди ЛГБТ-молодежи.

Креативный директор бренда Демна Гвасалия рассказал: “Я гей. Я вырос в обществе, где нельзя было носить такое, и сейчас в мире еще существуют такие места. Важно бороться с гомофобией. Я не из тех, кто выходит на улицу и протестует. Это мой политический модный активизм, на который я способен”.

Читайте также: Демна Гвасалия создаст свою первую кутюрную коллекцию для Balenciaga

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

Спасибо!

Ваша подписка на наш дайджест оформлена. Добро пожаловать в сообщество L’Officiel!

СПАСИБО, ЖДУ ОБНОВЛЕНИЙ

Феномен Демны Гвасалия: почему все, что делает дизайнер, сводит с ума хайпбистов по всему миру

Несмотря на то что сольную карьеру в мире моды Демна Гвасалия начал только в 2014 году (до этого он стажировался в Maison Martin Margiela и Louis Vuitton), он успел основать собственный бренд, уйти из него, возглавить дом Balenciaga и заработать репутацию настоящего гения и революционера. В день рождения одного из самых успешных дизайнеров современности рассказываем, в чем заключается феномен его успеха и как ему удалось влюбить в себя буквально всех вокруг.

Фото: East News

Отсылки к поп-культуре

Главной для Демны Гвасалия стала цель доказать миру, что вещи, которые все видят на Неделях моды в Париже, Милане и других столицах, могут быть не только идеально скроенными, строгими и эстетичными, но и слегка нелепыми, странными и от этого не менее классными. Он одним из первых начал печатать на одежде принты с изображениями популярных мемов, никогда не боялся неожиданных коллабораций и иронизировал над снобизмом индустрии, постепенно вдохновляя на смелые решения все больше и больше дизайнеров по всему миру.

Курс на практичность

Еще до того, как это стало повсеместным трендом, Демна Гвасалия понял, что будущее моды – за практичностью и универсальностью, поэтому в коллекциях начал делать упор не на сексуальность, а на комфорт, показывая на подиуме безразмерные бомберы, худи, похожие на платья, мешковатые джинсы и пуховики-одеяла, которые произвели настоящий фурор.

Обращение к разным историческим эпохам

Помимо отсылок к поп-культуре, Гвасалия не боится обращаться и к историческому наследию мира моды, перерабатывая архивы разных брендов, за что нередко получает обвинения в плагиате, впрочем, так же, как и восторженные отзывы. К тому же дизайнер признается, что еще одним неиссякаемым источником его вдохновения является стритстайл времен СССР (Гвасалия родился и вырос в Грузии), элементы которого можно найти в каждой из его коллекций.

Щепотка эпатажа

Каждое модное шоу, которое устраивает Демна Гвасалия, можно назвать настоящим арт-перформансом: он проводит показы и в гей-клубах, и в ресторанах быстрого питания, а кастинги устраивает в Инстаграме, приглашая пройтись по подиуму в вещах своего бренда не только профессиональных моделей, но и случайных людей.

Дружба со знаменитостями

Прославиться на весь мир Демне Гвасалия помогло и то, что созданные им вещи просто обожают знаменитости. В его толстовке с принтом из «Титаника» по Нью-Йорку ходила Селин Дион, в кроссовках – Ирина Шейк, а в костюмах – Алиша Киз. В список поклонников дизайнера входят Кайли Дженнер, Мишель Обама, Николь Кидман, Ким Кардашьян, Наталья Водянова, Майли Сайрус, Рената Литвинова и многие другие звезды, которые искренне восхищаются его талантом.

Еще больше новостей:

Как Ирина Шейк выглядела 15 лет назад: модель поделилась архивным снимком в нижнем белье

Как осознанность помогает бороться с депрессией и негативными эмоциями

«Там гораздо веселее, чем в зале»: Аманда Сейфрид рассказала, что происходит за кулисами «Оскара»

Демна Гвасалия — дизайнер — биография, фото — glossymag.ru

Демна Гвасалия (Demna Gvasalia)
Дата рождения: 25 марта 1981 года
Место рождения: Сухуми, Грузия
Профессии: грузинский дизайнер, создатель бренда Vetements, c 2015 года креативный директор модного дома Balenciaga
Семейный статус: свободен

Новости с Демной Гвасалия

Демна Гвасалия в социальных сетях

Биография Демны Гвасалия

Возраст дизайнера, рост, вес и другие параметры

Демна Гвасалия: сколько лет в году? 

В этом году современному модному дизайнеру, Демне Гвасалия исполняется 40. Он родился в Сухуми, Грузия, 25 марта 1981 года. По знаку зодиака: Овен. Рост: 180 см. Вес: 77 кг.

Демна Гвасалия на церемонии вручения наград CFDA Fashion Awards в Нью-Йорке, 5 июня 2017 г.

Родился Демна 25 марта 1981 года в Грузии, в курортном городе Сухуми. Там и прошли его первые семнадцать лет жизни. У Гвасалия есть брат. С детства мальчик любил рисовать, вырезать из картона кукол и даже устраивал для родственников и соседей показы мод.

Интерес к моде в ребенке зародила бабушка. Обладающая тонким вкусом женщина любила видоизменять готовые платья, придавая им некую эксклюзивность.

Карьера и творчество

Демна закончил Тбилисский университет, факультет экономики и Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, где изучал дизайн и искусство моделирования одежды.

Еще во время учебы его преподаватель Вальтер ван Бейрендонк предложил Гвасалия должность дизайнера мужской одежды в компании. Проработав всего год, начинающий дизайнер создал свою линию женской одежды и сразу получил предложение работы в модном доме Maison Margiela в Париже.

Дизайнер Демна Гвасалия с Карин Ройтфельд и Стеллой Теннант после получения награды International RTW Designer Award в Лондоне, 5 декабря 2016 г.

Потом последовала работа в бренде Marc Jacobs, но взгляд на моду у Демна не совпадал с концепцией компании. Гвасалия моментально согласился на предложение работы в Louis Vuitton, где смог досконально изучить особенности работы легендарного Модного дома.

Алек Век и дизайнер Демна Гвасалия для Vetements и Balenciaga позируют с Международной наградой CFDA Fashion Awards в Нью-Йорке, 5 июня 2017 г.

Получив колоссальный опыт в лучших модных домах, Демна вместе с друзьями из Margiela создал собственный бренд Vetements, отражающий его собственный взгляд на красоту и моду.

Демна Гвасалия и Вирджил Абло на конференции Vogue Forces of Fashion в Нью-Йорке, 12 октября 2017 г.

Первые коллекции, из-за недостатка финансов и отсутствия места для производства, шились в квартире молодого дизайнера.

Креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия выступает на сцене во время конференции Vogue Forces of Fashion в Нью-Йорке, 12 октября 2017 г.

Бренд Vetements (в переводе с французского — одежда) задумывался Гвасалия, как одежда для простых уличных модников.

Анна Винтур и креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия на конференции Vogue Forces of Fashion в Нью-Йорке, 12 октября 2017 г.

Отличием от других брендов стали демократичность, поиск моделей через соцсети, отказ от богато обставленных фешн-показов и внимание к деталям.

Белла Хадид в Balenciaga Демны Гвасалии для i-D Winter, фото Оливер Хэдли Пирч, 2019 г.

Его футболка с принтом DHL и свитер с капюшоном с фотографией кадра из «Титаника» стали хитом. Его одежда носибельна на улицах городов. Сегодня бренд раскручен, коммерческими делами занимается брат Гурам. Vetements продается во всех странах мира.

Показы коллекций бренда проходят в весьма необычных местах — гей-клубе, китайском ресторане.

Белла Хадид в Balenciaga Демны Гвасалии для i-D Winter, фото Оливер Хэдли Пирч, 2019 г.

Творения грузинского модельера стали популярными и обсуждаемыми в мире. Среди его клиентов: Селин Дион, Канье Уэст, Мишель Обама, Николь Кидман, Ким Кардашян, Сальма Хайек, Рианна и Майли Сайрус. Его успехи отмечены премией LVMH Prize в категории «Молодой дизайнер» и премией The Fashion Awards.

Демна Гвасалия и Элиза Дуглас на церемонии вручения награды CFDA Fashion Awards в Нью-Йорке, 10 ноября 2021 г.

С 2015 года Гвасалия работает креативным директором Дома мод Balenciaga, придерживаясь традиций дома, но меняя одежду в соответствии с новыми тенденциями.

В 2021 году модный дизайнер выступил художником по костюмам для героини Ренаты Литвиновой в фильме «Северный ветер».

Рената Литвинова в Balenciaga, 2021 г.

Гвасалия находится только в начале творческого пути, и его поклонники замерли в ожидании новых, порой скандальных образов.

Дизайнер Balenciaga Демна Гвасалия переписывает правила высокой моды

В 2021 году Демна Гвасалия переопределил охват и возможности дизайна одежды. Его Balenciaga бросил вызов нашим представлениям о знаменитостях, роскоши, массовой культуре и даже самой реальности. Пока дизайнеры изо всех сил пытались приспособиться к виртуальным показам мод на протяжении всей пандемии, Balenciaga воспользовалась возможностью окунуться в метавселенную, сотрудничая с Epic Games, разработчиком Fortnite, чтобы создать видеоигру на осень 2021 года.Несколько месяцев спустя на подиуме Gucci появились штаны-ботинки Balenciaga и куртки в виде песочных часов, что стало частью того, что оба бренда (принадлежащие конгломерату Kering) назвали «хакерским проектом». Летом Гвасалия руководил двумя вечеринками Канье Уэста размером со стадион Donda , и в разгар всего этого перезапустил Balenciaga couture, изменив направление индустрии, от шумихи к ручной работе. В сентябре Balenciaga лидировала на красной ковровой дорожке Met Gala и закрепила партнерство с Fortnite, позволившее игрокам одеваться в ее фирменные образы.На Неделе моды в Париже в сентябре Balenciaga преподнесли редкий момент искреннего удивления и восторга, представив 10-минутный эпизод « The Simpsons », наполненный Balenciaga.

Гвасалия — популист, заинтересованный в подрыве моды; что он сделал с каждым из этих проектов, так это демонтировал, кирпичик за кирпичиком, ложную границу между просторечием и роскошью. Его туфли Crocs на платформе, сатирические костюмы для выпускного вечера и кожаные сумки Ikea — все по роскошным ценам — привлекают массы и разоблачают клише модной элитарности.Но с помощью видеоигр, мультфильмов и знаменитостей с мегаваттами Гвасалия находит неожиданные способы расширить охват люксового бренда.

«Меня не интересует что-то среднее, в том числе средний потребитель», — писал мне Гвасалия по электронной почте этой осенью. «Если кто-то лично обижен Crocs, у этого человека может быть более серьезная проблема, чем дизайн обуви». Что касается тех, кто думает, что переусердствует, указывая на абсурдность многотысячных версий Balenciaga массовых низкопробных вещей: «Все, что я делаю, имеет для этого причину», — говорит он.«Дрянный выпускной костюм или «необоснованно дорогая» рыночная сумка не просто случайно попали в мою коллекцию без моего сверхсознательного помещения их туда. Знаю ли я, что средний критик в социальных сетях может этого не «понять»? Да. Мне все равно? Я почти уверен, что вы знаете ответ. Я просто создаю моду, которую люблю и которой наслаждаюсь; это действительно так просто».

Гвасалия за последние шесть лет поднялся в индустрии моды как провокатор, но теперь он восседает на ее вершине как любовник, как ее самый энергичный практик и самый большой поклонник.40-летний дизайнер грузинского происхождения перетащил уличную одежду и двойственную восточноевропейскую угрозу в бизнес предметов роскоши, сначала как де-факто глава коллектива Vetements, а затем, начиная с 2015 года, как художественный руководитель Balenciaga. Он не изменил то, как одевается весь мир, но сделал кое-что более увлекательное: он кодифицировал то, как мы уже одевались, в глобальную чувственность стиля, превращая обыденность в предметы, достойные поклонения. При этом он позиционировал Balenciaga как воплощение определенной угрюмости по отношению к большой корпоративной моде и как самый крутой бренд на планете.

Однако за последние два года Гвасалия, кажется, избавился от беспокойства дизайнера, проявляющего себя, и теперь ясно верит в силу моды. «Сейчас я просто более счастливый человек, чем был пять или два года назад», — говорит дизайнер, размышляя об этом изменении отношения. (Кстати, это было два года назад, когда Гвасалия покинул Vetements, отчасти для того, чтобы полностью сосредоточиться на Balenciaga.) «Я гораздо больше связан с собой, своим творческим видением и своей художественной миссией, которая заключается в том, чтобы продвигать вещи в целом.Теперь я более счастливый человек, и я влюблен». Он женился на музыканте Лоике Гомесе (также известном как BFRND) в 2017 году. «И это может быть причиной того, что мой подход также отражает это, — продолжает он, — хотя мое отношение к моде никогда не менялось — с тех пор я люблю[d] шить одежду. Мне было восемь лет. На данный момент это моя самая долгая любовная связь, которой я очень верен, несмотря на то, что она много раз причиняла мне боль». Здесь он добавил подмигивающий смайлик.

Год Баленсиаги – The New York Times

Демна Гвасалия и я встречаемся в метавселенной, в застекленном конференц-зале в безымянном городе.Хотя здания напоминают Сингапур в плане Джетсонов.

«Это немного странно», — сказал аватар, также известный как креативный директор Balenciaga, материализовавшись в комнате. «Что на мне? Что за куртка? Держу пари, он не слишком большой.

Он был одет в черную утепленную куртку и черную футболку, с серебряной цепочкой на шее, золотыми обручами в обоих ушах, черной бейсболкой и пятичасовой тенью. Другими словами, он был очень похож на настоящего дизайнера, который обычно носит все черное, бейсбольную кепку и обручи — хотя толстовка с капюшоном, возможно, была не такой объемной, как ему хотелось бы, а его кожа имела нестареющее совершенство. мультик, хотя ему 40.

С другой стороны, мой наряд явно оставлял желать лучшего.

«Вы выбрали себе аватар?» — спросил Демна (так он теперь официально известен; фамилии нет). Я допускал, что у меня есть, но было ограниченное количество вариантов одежды, большинство из которых выглядело прямо из Talbots или Topshop. «На тебе синяя футболка-поло с тремя пуговицами, — сказал Демна. И захихикал. Затем он несколько раз помахал руками перед лицом, как будто не мог поверить, что они были там. «Я должен привыкнуть к этому», — сказал он.

На самом деле Демна был в Париже, в офисе Balenciaga, где он проводит неделю в месяц. (Остальное время он находится дома за пределами Цюриха, со своим мужем Лоиком Гомесом, их двумя чихуахуа, Куки и Чикитой, и его коллекцией фарфора принцессы Дианы.) Я был в Бруклине.

И аватар я брал интервью у аватара лицом к лицу в киберпространстве, всего через несколько часов после того, как показ Balenciaga осень 2022 года был показан на веб-сайте бренда как червоточина, путешествующая во времени, к воображаемому шоу Balenciaga 1990-х годов, снятому на VHS лента, словно артефакт из альтернативного прошлого.

Во время пандемии мода много говорила о срыве и изменении системы и новом старте. Но лишь немногие дизайнеры воспользовались возможностью творческого разрушения и переизобретения, как Демна.

В прошлом году, сразу после создания VR-шоу и игры «Afterworld: The Age of Tomorrow», Демна создал коллекцию Balenciaga для Fortnite, эпической видеоигры; посвятил показ на подиуме понятию клонов, в которых одна модель носила каждый наряд, некоторые из которых «взломали» дочерний бренд Gucci (после того, как Gucci «взломал» Balenciaga), «украв» (хотя и с разрешения) его самые узнаваемые дизайны и их переосмысление; быстро разыграли гостей, превратив искусственную красную дорожку в показ мод; и представил мультфильм Simpsons x Balenciaga о преобразующей силе моды, о чем свидетельствует ее влияние на жителей Спрингфилда, которым, как правило, наплевать на французский дом моды.

По теме: Он также вернул кутюрье Balenciaga после 50-летнего отсутствия, хотя делал его и для мужчин, и для женщин, обливая кирпичики базового гардероба — футболки, джинсы, халаты — элегантностью и преображая их в наряды для входа; впервые побывал на Met Gala с Ким Кардашьян; расширил семью Balenciaga, включив в нее Джастина Бибера, Эллиота Пейджа и Изабель Юппер; и (в свободное время) был креативным директором концертного зала Канье Уэста «Донда» размером со стадион в Атланте и Чикаго.

При этом он сделал Balenciaga брендом, который наиболее эффективно урегулировал сложное противоречие между технологиями и ностальгией, элитарностью и доступностью, которое определило 2021 год. Теперь это третий по величине бренд в портфолио Kering luxury group после Gucci и Yves. Сен-Лоран, по словам Франсуа-Анри Пино, председателя и исполнительного директора Kering.

Подпольный выскочка из Грузии в бывшем Советском Союзе, сделавший себе имя на Vetements, агрессивно показывая нос истеблишменту и всем его притязаниям, вдруг стал его пророком.Есть причина, по которой, когда Facebook провел ребрендинг, брендом, которому он написал в Твиттере модные советы о том, что носить в метавселенной, был Balenciaga.

Под маской

Даже Демна, который говорит, что он сам себе худший судья — «мой терапевт тоже так думает» — признал, что этот год стал поворотным. «Новая эра», — сказал он. Мистер Пино назвал это своей «второй главой».

Первая глава охватывает пять лет после того, как он возглавил Balenciaga, хотя прелюдия включала бегство в Дюссельдорф из Грузии со своей семьей во время гражданской войны в этой стране; степень магистра Королевской академии изящных искусств в Антверпене; работал в командах дизайнеров Maison Martin Margiela (его наиболее сильное влияние) и Louis Vuitton; а в 2014 году вместе со своим братом Гурамом основал Vetements как «коллектив дизайнеров».

Всего за год Vetements настолько привлек внимание индустрии моды, что Демна получил один из самых желанных призов — бразды правления дизайнером Balenciaga, назначение, вызвавшее крики шока! ужастик! среди критиков, которые отвергли его как дизайнера уличной одежды, который каким-то образом пробрался в храм Кристобаля.

Он появился в 2015 году, после непродолжительного пребывания Александра Ванга, который взял на себя управление домом после Николя Гескьера, чье 15-летнее правление вернуло Balenciaga на карту моды и с тех пор неуклонно переделывает его.(Он покинул Vetements в 2019 году, чтобы полностью сосредоточиться на Balenciaga.) Он создал базовый словарь форм, таких как плечо тарана и зауженная талия, пуховики, оторванные от плеч, чтобы создать полуприспущенный силуэт, и драпированное трикотажное боди. чулки-вечерние платья.

Он брал предметы повседневной жизни — вейдерсы, кроксы, сумки из Икеи — и обращался с ними как с предметами фетиша. Он сделал кроссовки такими же важными, как и сумочка. Он охватил всех возрастов и полов, угловатых и странных. И он заигрывал с шоу как с захватывающим, иногда апокалиптическим опытом.Но трансформация была ускорена во время пандемии.

В начале самоизоляции, когда офисы закрылись и всех разослали по домам, Демна впал в пижамный фанк. «Я действительно задавался вопросом, в чем смысл», — сказал он. Переодевание вытащило его из себя.

«По сути, у меня дома была неделя моды», — сказал он. «Я никогда так много не работала над своей внешностью. Несколько раз я делала образы, которые никогда бы не осмелилась надеть в обычном режиме: суперметаллист или гот или что-то очень облегающее, хотя я никогда не ношу обтягивающую одежду в жизни, потому что у меня проблемы с телом.

Делая все это, сказал он, «радость, игривость моды действительно заставили меня осознать, как сильно я люблю моду и как сильно я люблю свою работу. Моя миссия состоит в том, чтобы дать людям лучшие ингредиенты, которые я могу создать, чтобы создать своего собственного персонажа и повеселиться с ним. Вот что такое мода. Я не могу сделать ничего лучше, чем это».

Наличие пространства вдали от моды также дало ему волю в его собственном воображении; позволил ему исследовать всю историю Balenciaga — ее архивы, ее прошлое, ее будущее — исследовать и экспериментировать по своему усмотрению.Медитация тоже помогла.

«Выгуливание собак в лесу — это место, где мы черпаем самые безумные идеи», — сказал г-н Гомес, известный под псевдонимом BFRND. «У него есть это чувство, теперь вы можете двигаться вперед в любом направлении».

И он занимается не только шитьем одежды — одежда не сильно меняется от сезона к сезону — но и социальной критикой. Коллекция «Клоны» весны 2022 года была комментарием того, как инфлюенсеры, быстрая мода и кроссовки во всем мире свели на нет самовыражение. «Красная дорожка» на лето 2022 года прокомментировали знаменитости и социальные сети.Коллекция 90-х для осени 2022 года была комментарием к ностальгии по времени, когда связь не была технологической по своей природе. Суть в том, чтобы заставить людей подвергнуть сомнению свой собственный выбор.

В этом также заключается смысл его дружбы с мистером Уэстом. Двое мужчин знают друг друга шесть или семь лет, но около двух лет назад у них завязались интенсивные отношения в переписке и WhatsApp, кульминацией которых стало шоу «Донда».

«С Йе у меня есть что-то, чего у меня на самом деле нет с другими людьми, где все возможно», — сказал Демна.«Для меня общение с ним — это как вернуться в прошлое, к себе 8-летнему, у которого нет всех этих барьеров и фильтров. Мы потратили около двух с половиной часов на разговоры о кнопках. Такие разговоры помогают мне развиваться как дизайнеру, потому что я думаю: «Да, почему мы делаем это именно так? Почему кнопки? Почему упаковка?» Я никогда не думал об этом раньше».

Он также проводит много времени в переписке с Алессандро Микеле, креативным директором Gucci. Они знали друг друга с тех пор, как приобрели свои бренды.Они посылают друг другу заметки после концертов и разговаривают примерно раз в месяц. Что касается г-на Микеле, это год, когда Демна действительно «обрел свой голос». Мистер Гомес соглашается. «Он понял, что ему не нужно идти ни на какие уступки», — сказал он.

Как говорит Демна: «Я перестал бояться и слушать голос в голове. Я вышел из своего дизайнерского шкафа и наконец принял свою личность».

Это часть дела с одним именем. «Я Демна, и все, — сказал он. «Я никогда не осмеливался сделать это раньше.Теперь у меня есть уверенность, что я могу сказать: «Демны достаточно».

Платформа «Все»

Если прошлогодние показы готовой одежды были концептуальным скачком вперед, то кутюрье стал эстетическим поворотным моментом. Демна использовал самую старую и самую элитную форму моды, чтобы передать непритязательный модернизм, опровергнув заявления о том, что такие товары, как сумки от Ikea и туфли на шпильках Crocs, были простым, если не дешевым трюком. (Это своего рода уловка, но уловка, связанная с оспариванием понятий ценности и подлинности.) Это показало, что он может создавать модели так же, как и наблюдать за ними.

Кутюр также привел Демну на Met Gala, мероприятие с участием знаменитостей, которого он раньше избегал. Мисс Кардашьян была его девушкой, и они были одеты в одинаковое черное с головы до ног, так что оба казались тенями самих себя. В то время как ее комментарий был комментарием о ее повсеместном распространении как символа эпохи социальных сетей, своего рода силуэтом камеи для 21-го века, он был маскировкой.

«Я не верю в то, что мода должна каждый раз быть другой, чтобы быть захватывающей», — сказал Демна.«Я считаю, что если я работаю над курткой оверсайз из сезона в сезон, она просто развивается и становится лучше. Но в тот момент, когда я чувствую себя комфортно, я хочу пойти куда-нибудь еще, и что выводит меня из моей зоны комфорта, так это посещение общественных мероприятий. Вот почему я надел маску. Мне было так некомфортно иметь свои фотографии, которые мне не нравились и от которых я никогда не смогу избавиться».

Этот опыт напрямую вдохновил его на красную дорожку, отчасти потому, что он заставил его усомниться в наших предположениях о славе и о том, кто соответствует требованиям. Ему нравилось, что впоследствии к некоторым из его моделей, которые в остальном были неизвестны, относились с таким же бешеным энтузиазмом, как к ASAP Rocky.

И это превратило г-жу Кардашьян, которая сказала, что сначала нервничала из-за того, что ее лицо было закрыто (что было связано с ее местом в мире, и, по ее словам, она не могла так хорошо видеть ступени), в что-то вроде помощника Balenciaga. «Я начала влюбляться во все», — сказала она, и с тех пор носила Balenciaga на большинстве своих крупных публичных выступлений, включая ведущую «Субботним вечером в прямом эфире» и объявление о том, что она сдала экзамен в детском баре в Калифорнии.

«У меня была эпоха Balmain, у меня была эпоха Givenchy, а сейчас моя эпоха Balenciaga», — сказала она. «Когда я ношу одежду, созданную Демной, я чувствую себя круто. Я чувствую, что независимо от того, что я надену, все будет хорошо, потому что он разработал это, и он самый крутой».

Г-н Пино считает, что Balenciaga готова стать следующим «мегабрендом». По его словам, выручка компании уже превысила отметку в миллиард евро и приближается к отметке в два миллиарда. Седрик Шарбит, исполнительный директор Balenciaga, назвал его «платформой, на которой возможно все.

Сейчас задача, по словам Демны, состоит в том, чтобы «понять, что мы хотим, чтобы оно стало? Как далеко мы хотим, чтобы это зашло?»

Как далеко они хотят зайти? В метавселенной аватар Демны сияющими глазами смотрел на вид из фальшивых окон конференц-зала. — Везде, — сказал он.

Демна Гвасалия | Ошеломленный

  • Новости
  • Мода
  • Музыка
  • Искусство и фотография
  • Кино и ТВ
  • Наука и техника
  • Жизнь и культура
  • Политика
Значок/Соцсети/TikTok
  • Ошеломленный100
  • Открыт для изменений
  • Красота
  • Журнал
  • Поиск
  • Контакт
  • О
  • Работа
  • Юридический
Ошеломленные медиа-сайты
FashionKanye and Demna прибывают в GAP и другие новости моды, которые вы пропустилиFashionKanye West Йе и Демна объединяют усилия для создания коллекции GapМодаОт пандемии к столпотворению, это год моды в обзореМодаBalenciaga возвращается в 90-е с небольшой помощью Хармони КоринМодаДжастин Бибер — омерзительный ночной портье в BalenciagaМодаБоты захватывают Balenciaga, и еще больше новостей о моде, которые вы пропустилиМодаBalenciaga приземляется на планете BjörkFashionЧто сейчас носит Канье?FashionТрэвис Скотт подробно рассказывает о своей коллаборации с Dior в последнем выпуске AnOther. 13 трендов, возвращающихся под вопросомМузыкаКанье Уэст объявляет о втором прослушивании Donda в АтлантеМодаДжастин Бибер – новое лицо BalenciagaFashionФантастическая пластмасса? Отслеживая модную одержимость сумкой-переноскойМодаПервая коллекция Balenciaga Couture от Демны уже здесь, и она прекраснаМодаЭлла Эмхофф стала моделью Couture благодаря BalenciagaМодаПочему TF удалила Balenciaga свои социальные каналы? Кампании месяца прайдаМодаBalenciaga только что вернула Gucci на весну 2022МодаДюран Лантинк высмеивает и революционизирует индустрию модыМодаИсторический салон Balenciaga освещается в честь дебюта Демны от кутюрМодаЖелаю, чтобы ты был здесь? Balenciaga только что пригласили нас в мировое турне Pre-Fall. Контакт О Работа Юридический Политика конфиденциальности Ошеломленные СМИ Другая Другой человек настоящее Ошеломленная студия

Демна Гвасалия из Balenciaga о будущем индустрии моды

Фото: Кристофер Андерсон/Magnum для New York Magazine

Один родился в Киеве в 1899 году и бежал во время революции; другой родился 82 года спустя в Сухуми, на берегу Черного моря, где его семья пережила гражданскую войну в Грузии в начале 90-х и в конце концов обосновалась в Германии. То, что разделяет жизни этих двух людей — и объясняет огромный разрыв между ними — это, конечно, тоталитаризм. Она сокрушила амбиции поколений писателей, художников, мыслителей и, предположительно, дизайнеров как в СССР, так и в странах Восточного блока.

Демна Гвасалия / Баленсиага

Креативный директор: Balenciaga

Присоединился: 2015 Владелец: Kering

Доход: Расчетное время. 1,2 млрд долларов США в 2019 году

Ранее: Главный дизайнер, Vetements (2014–19)

Его одежда передает чувство контроля и легкости, иногда доведенной до крайности, с формованными костюмами и стероидными пуховиками. Они не пытаются звонить в обычные колокола устремления.Шоу, кажется, созданы для того, чтобы сбить вас с толку. Что-то настоящее или подделка? Весеннее шоу 2020 года проходило в полностью сфабрикованном современном правительственном зале с моделями, одетыми в демократические платья власти. Было ли шоу тревожным, потому что оно, казалось, нормализовало банальные униформы власти и, следовательно, саму власть? Коллега так и подумал: «Отвратительно — без надежды». Или это было немного похоже на политический мем, смешной, но не очень смешной? Затем, в марте, незадолго до карантина, Гвасалия снова пригласил нас в то же пространство, теперь практически затемненное с глубокой темной пропастью в центре.За исключением того, что это был вымысел, или двойной вымысел, потому что пропасть оказалась неглубокой лужей бензина, сделанной под воду, а повествование — антиутопией. Манипулирование вашей способностью воспринимать реальность, создание того, что эксперты по кибербезопасности называют «медийным миражом», — это тактика российских троллей и пропагандистов, о чем я узнал из статьи Маши Гессен в 2018 году. Но дело в том, что Гвасалия устанавливает контакт с аудиторией уникальным образом, отличным от остальной индустрии.

Показ Balenciaga осень 2020 года в Париже, 27 февраля 2020 года.Фото: Валерио Меццанотти/Нью-Йорк Таймс/Redux/ВАЛЕРИО МЕДЗАНОТТИ/Нью-Йорк

Три года назад Гвасалия переехал в Швейцарию, и именно там я нашел его в середине мая, приютившимся вместе со своим мужем, уважаемым музыкантом и композитором Лоиком Гомесом, в их загородном доме недалеко от Цюриха. До пандемии он раз в месяц ездил на поезде в Balenciaga в Париже. Он теплый, быстро смеется и чрезвычайно вежлив. Он говорит на семи языках, имеет ученые степени в области экономики и дизайна одежды, и ему 39 лет.

Еще до того, как разразилась пандемия, он попросил свою творческую команду представить, как может выглядеть мода в 2030 году. Вообразить своего рода модную машину времени. Что тогда нужно миру? Почему бы не сделать это сейчас? Гвасалия сказал, что он выбрал год в обозримом будущем, потому что наш собственный ускоренный период перемен поддерживает веру в воображаемое. «Мы все еще можем подключиться к нему», — сказал он. «Одной из самых важных вещей для нас [в команде] была идея сокращения, потому что мы также сталкиваемся с этим сейчас из-за пандемии.Нужно ли нам так много продуктов?»

Действительно, сокращение бюджета в результате резкого падения доходов вынуждает дизайнеров повсюду проявлять гибкость. Гвасалия поставил перед собой задачу создать всю коллекцию из экологически чистых тканей — впервые в доме и за века от шелковых бомбазин и зибелин времен Кристобаля Баленсиаги. «Никто не заметит особой разницы, просто ощущения другие», — сказал он мне.

Он также обдумывал различные способы передачи своего видения, а именно «шоу.Или шоу пойдут по пути старых милых бомбазинов и зибелинов даже после того, как их снова можно будет безопасно собирать? «Это не всегда должно быть повторяющимся, шоу всегда во время Недели моды. У вас есть 200 человек, приглашенных на шоу, и 80 000, которые смотрят его онлайн. И все эти усилия и затраты на создание этого огромного набора и 20 минут — это самое длинное шоу, которое я когда-либо делал».

Он рассмеялся. «Это совсем 2010 год. Это не очень хорошо сочетается со всей идеей о будущем». Он сказал, что цифровой вариант — это один из вариантов, но «я думаю, что мы также можем создавать более эмпирические события, где… это происходит в течение более длительного периода, поэтому инвестиции в сценографию действительно имеют смысл.И это событие не обязательно должно происходить только в Париже».

Я спросил его, видел ли он замечательные фильмы 1950-х и 60-х годов с показов высокой моды Balenciaga, проходивших в доме. Обычно они проводились в течение нескольких дней для иностранных покупателей, посещавших коллекции, а также для его преданной клиентуры. У него было: «Они длились весь день, и клиенты просто заходили!» (Он планирует вернуть высокую моду в Balenciaga. Его первая коллекция была запланирована на июль, но из-за COVID она была отложена до следующего года.)

В ходе моих бесед с дизайнерами за последние несколько месяцев я часто чувствовал, что, несмотря на их желание воспользоваться этой новой энергией, а может быть, снова двинуть иглу моды, что-то стоит у них на пути.

Я избавился от страхов. В творческом плане мне это очень помогло — я перестал бояться того, что подумают люди, что скажут люди. Я стал более верен себе.

Гвасалия заявил: «Дело не в том, что люди не хотят покупать, но они думают об этом и исследуют больше, прежде чем сделать это.Вот почему инновации в творчестве важны как никогда. Но, конечно, то, что мешает, — это бизнес. А бизнес держится только на деньгах. Креативщикам очень трудно с этим смириться и устоять на ногах. Я бы сказал, что это битва каждый день.

«Если бы я дал мерчендайзеру [в Balenciaga] возможность делать то, что он хочет, в эстетическом видении вообще не было бы Демны. Потому что они будут думать: Мы знаем, что хорошо продавалось в Китае, мы знаем, что хорошо продавалось в Америке в прошлом и позапрошлом сезонах, и нам просто нужно сделать то же самое, но в другом цвете. Они думают, что так это работает, но проблема в том, что клиент намного умнее. И они умнеют, и я думаю, это не остановится».

Когда я разговаривал с Гвасалией в июне, протесты, вызванные убийством Джорджа Флойда, распространились на другие части земного шара. В то же время индустрия моды, по крайней мере, в США, на каждом шагу предъявляла обвинения в своей собственной роли в практике и продвижении расовой предвзятости. Гвасалию в прошлом тоже критиковали за то, что у Vetements и Balenciaga не было расово разнообразного состава, хотя в последние годы он работал над тем, чтобы исправить это.«Расизм — проблема повсюду. Это должно измениться», — сказал он мне. «Я не думаю, что люксовый бренд через пять или десять лет сможет существовать без этой ценностной поддержки. Это действительно было бы самоубийством».

Но Гвасалия также проложил себе путь к признанию. Поговорив с ним, я наконец-то понял, насколько по-настоящему сложно привнести незападноевропейское выражение в мир моды и заставить его придерживаться . Это настолько редко, что за последние 50 лет случалось ровно один раз — когда японские дизайнеры привезли в Париж свои радикальные методы.Конечно, на многие работы Гвасалии повлиял Мартин Маржела (когда-то он работал над брендом MM), но сегодня этого не видно.

Когда я снова разговаривал с Гвасалией в июле, я спросил его об этих видимых изменениях в Balenciaga за последний год или около того. Частично меня мотивировали призывы к большему разнообразию, и я подумал, что его ответ может помочь начинающему дизайнеру в Китае, России или США открыть путь. Потому что, хотя творческое видение имеет решающее значение, это всего лишь один из факторов.

«Заставить людей слушать вас сложно, — сказал он.«То, как они общаются, лингвистически, но иногда и то, как вы выражаете себя, может быть воспринято как грубое». Это также требует денег. «В России только вершина пирамиды может позволить себе поехать на Запад, потому что для получения визы нужно показать доход».

Гвасалия рассказал о работе, которую он проделал в области идентичности, как личной, так и художественной. («Могу вам сказать, я каждую неделю обсуждаю это со своим психиатром».) Я снова спросил его о разнице в Balenciaga — что выпустило в мир эту чудесную, леденящую кровь отчужденность? «Я избавился от страхов.В творческом плане мне это очень помогло — я перестал бояться того, что подумают люди, что скажут люди. Я стал более верен себе».

*Версия этой статьи опубликована в выпуске журнала New York Magazine от 31 августа 2020 г. Подпишитесь прямо сейчас!

Увидеть все

Дизайнер Balenciaga просит называть его просто Демна

Фото: Димитриос Камбурис/Getty Images

В среду Balenciaga сообщила, что ее креативный директор Демна Гвасалия решил внести личные изменения.Нет, он не покидает бренд. Не беспокойтесь. Но он оставляет часть себя вне этого. «Отныне Демна использует только свое имя, отличая титул артиста от имени при рождении и, следовательно, отделяя творческую работу от личной жизни», — говорится в «ВАЖНОМ ЗАМЕЧАНИИ» в заметках о показе бренда осенью 2022 года. «В дальнейшем во всей прессе он предпочитает называться просто Демна».

Хорошо, тогда! Он не первый модельер, известный только по имени. Валентино Гаравани, например, часто называют просто Валентино.Кензо Такада стал Кензо. (Сам Кристобаль Баленсиага также был известен только своей фамилией.) Но их имена также были их брендами, поэтому, возможно, для них было естественным стать одним и тем же. Гвасалия — простите, Демна — пожалуй, первый модельер, который активно просил , чтобы пресса называла его как-то по-другому.

Это может быть практичным решением. Многие люди в индустрии все равно называют его просто Демна, возможно, потому, что они не знают, как произносить его фамилию.(Это deem-nah vas-ah-liyah .) Но его рассуждения — «отделение творческой работы от личной жизни» — также соответствуют его недавним выводам. Он присутствовал на Met Gala с Ким Кардашьян Уэст в образе весны 2022 года, закрывающем его лицо, и многие предположили, что он был ее (бывшим?) мужем. (Канье Уэст, который сотрудничал с Демной во время его недавнего тура Donda , также начал скрывать свое лицо и официально сменил имя на Йе в октябре). самосохранения в мире, где неприкосновенность частной жизни является роскошью, и как способ дерзко создать свой имидж псевдо-поп-иконы.Его коллекция осени 2022 года, выпущенная сегодня, является воплощением идеи о том, что меньше может быть больше.

Немногие дизайнеры, работающие сегодня, более созвучны механике поп-культуры, чем Демна. Справедливо предположить, что он знает, что, делая этот запрос, он вступает в чат с такими людьми, как Мадонна, Принс, Бейонсе и Зендая — и что все это, возможно, немного натянуто. Мы также знаем, что у него хорошее чувство юмора. Так что я восприму эту новость с подмигиванием и кивком и буду рад, что культивирование баланса между работой и личной жизнью — это буквально самое крутое, что вы можете сделать прямо сейчас.

Оставайтесь на связи.

Получайте информационный бюллетень Cut ежедневно

Vox Media, LLC Условия и уведомление о конфиденциальности

Демна Гвасалия, интервью Андре Леона Тэлли и Иман в главной роли

ЛЕОН ТЭЛИ: Когда вы были молоды, какой предмет одежды был вашим любимым?

ГВАСАЛИЯ: Это маленькое красное пальто, которое родители купили для меня, которое на самом деле предназначалось для девочки.Они не хотели покупать его для меня, поэтому я устроила большую сцену в магазине, и, наконец, они купили его. Я хотел его не носить, а смотреть, потому что я находил его таким красивым, что мне просто необходимо было его иметь. Для меня это было как произведение искусства. Это было мое первое воспоминание о привязанности к одежде. Затем мои родители заставили его исчезнуть, потому что боялись, что я надену его и это сделает меня геем, что все равно произошло. Но маленькое красное пальто, похожее на кукольное пальто, в чем-то очень похоже на Баленсиагу.

ЛЕОН ТЭЛИ: Вы вообще бываете в Нью-Йорке?

ГВАСАЛИЯ: До КОВИДа часто приезжала, а сейчас так сложно. На самом деле, я должен пойти на следующей неделе на Met Gala.

ЛЕОН ТЭЛИ: Что на тебе надето? Вы должны носить что-то блестящее.

ГВАСАЛИЯ: Иду в трениках. Тема — американа, а что может быть более американским, чем спортивные штаны? Не уверен, что меня пустят, но я попытаюсь.

———

Кастинг: Кэлвин Уилсон в Учреждение

Гвозди: Эри Исидзу

Дизайн набора: Эрик Местман из Bryant Artists

Ассистенты декораторов: Эйб Сантана и Майлз Чик

Стажер-дизайнер: Кэролайн Крамер

Волосы : Hos Hounkpatin с использованием K18 Haircare в The Wall Group

Косметика : Кейта Мур (килприти) с использованием косметики Iman , косметики Armani Beauty, цветной косметики Raine

Осветитель : Сигги Бодолаи

Исполнительный продюсер : Май Фудзивара в Wildcat

Производство : Элиза Хойланд и Челси Уильямс в Wildcat

Помощник фотографа : Грейсон Вон

Ассистенты моды : Ниа Шамбургер

Портной : Мария Дель Греко в Студия Ларса Норда

Помощник по производству : Маркус Макдональд

Студия: Smashbox Бруклин

Ретушь: Елена Чр

«Я не думаю, что элегантность имеет значение»: Демна Гвасалия из Vetements, самый популярный дизайнер в мире | Мода

Чтобы понять, что делает Демну Гвасалию самым модным дизайнером Парижа прямо сейчас, сначала нужно забыть все, что, как вам кажется, вы знаете о Париже.Забудьте Катрин Денев, забудьте Джейн Биркин, забудьте Франсуазу Арди. Забудьте о плащах, шелковых блузах, балетках и соломенных корзинах. Забудьте об Амели на Монмартре и Кэрри Брэдшоу в Ладуре.

Париж Гвасалии, дизайнера Vetements и Balenciaga, совсем не тот Париж. Наоборот, это Париж, который вы могли бы узнать, если бы вы были захвачены последней серией жесткой французской полицейской драмы «Спираль». Это город, который мы видим глазами Луизы, няни из романа Лейлы Слимани «Колыбельная», когда она после работы отправляется из шикарного дома своих работодателей в 10-м округе в свой захудалый район.Это город телефонных магазинов и фаст-фуда, город, где гламур означает узкие джинсы и фальшивые сумки, город, где фоновый шум — это другой язык на каждом углу, а не гармоничный саундтрек Эдит Пиаф.

Две недели назад Гвасалия показал там свою новую коллекцию Vetements во время недели мужской моды, на импровизированном подиуме, размеченном на изношенном ковре блошиного рынка Les Puces de Saint-Ouen, модели мотались между прилавками, уставленными золотыми украшениями, грудами ковров. , бессистемные декоративные зеркала.Как место проведения, он был настолько далек от тропов недели моды — роскошных бальных залов отелей, дорогих нейтральных полностью белых шатров — насколько это вообще возможно. На моделях были платки и плащи, футболки с надписями и флисовые флисовые куртки на молнии.

Не обычный подиум… Показ Vetements осень-зима 2018 на блошином рынке Сент-Уан. Фотография: Виктор Бойко/Getty Images

«Я не думаю, что элегантность имеет значение, — весело говорит Гвасалия. Прошла неделя после показа, и он заперся в своей парижской студии, пытаясь бороться с простудой во время короткого затишья перед тем, как всерьез начнется подготовка к показу Balenciaga 4 марта.«Vetements создан для улицы, а на улице я не думаю, что элегантность — это то, к чему стремятся люди». На большинстве модных показов образы тщательно хранятся под пластиком до 11 часов, а костюмеры за кулисами помогают моделям надеть их в последний момент, чтобы избежать складок или следов. На этом показе, который Гвасалия стилизовал сам, модели одевались рано, а затем сидели и болтали до самого показа. В результате одежда выглядела немного обжитой. «Наверное, мы здесь все делаем по-другому.Но, в то же время, это то же самое. Потому что, будь то худи Vetements или платье от кутюр, речь всегда идет о человеке, который надевает его и думает: «Я доволен этим, я доволен тем, как выгляжу».

Для человека, который однажды сказал Vogue: быть приземленным — это новый черный», рост Гвасалии по служебной лестнице — это предмет модных сказок. Он ворвался на сцену в 2014 году со своим культовым дизайнерским коллективом Vetements, а в следующем году было буйство горячих билетов на модные показы в безвкусных китайских ресторанах, желтые футболки DHL на подиуме и лоскутные джинсы Frankenjes, которые какое-то время было еще труднее достать, чем сумки Birkin.Vetements стал самым влиятельным лейблом современной моды. (Здесь началась мода на толстовки с трофеями и мода на длинные свободные платья с цветочным принтом, а не на платья размером с сарафан.) ‘ … модель носит часть коллекции осень-зима 2018 в Сент-Уэне. Фотография: Kristy Sparow/Getty Images

В следующем году Гвасалия был назначен креативным директором именитого дома Balenciaga, и его мир стал таким же гламурным, как и модным.(Скажем так: Канье Уэст уже ходил на показы Гвасалии; как только он получил концерт Balenciaga, начала появляться и Ким Кардашьян.)

«Моя точка зрения отличается прагматизмом, — говорит Гвасалия. «Мир моды — это не реальный мир, а моя эстетика — своего рода гиперреализм. Мне неинтересно пытаться жить в каком-то сне. Мне было бы до смерти скучно». В прошлом году он перенес штаб-квартиру Vetements из Парижа в Цюрих, где живут он и его младший брат и главный сотрудник Гурам Гвасалия, генеральный директор лейбла.Он флегматично и неромантично относится к своему отъезду из самого легендарного города моды. «Я провожу большую часть своих исследований на своем экране, поэтому я могу быть где угодно; что это значит?”

Гвасалия родился в 1981 году в Сухуми, Грузия. Строгая советская эстетика его детства была стерта в 1989 году с падением железного занавеса: внезапно появилась поп-музыка, кока-кола, журнал Vogue, коллаж из конфликтующих образов. Последнее шоу Vetements было «как никогда близко к моему восточноевропейскому происхождению», — говорит Гвасалия.«Это был на 100% я, на 100% моя эстетика». В актерский состав входила 16-летняя девушка «из района Джорджии, в котором я выросла — это было совпадение, мы взяли ее из Instagram, но когда я одела ее в красную куртку и цветочное платье, с платком и сапогами , она выглядела точно так же, как одна из женщин из района, где я вырос». Когда Гвасалии было 10 лет, началась гражданская война, и братья с матерью и бабушкой бежали через Кавказские горы. Вынужденные местностью бросить машину, они продолжили путь пешком, продали автомат Калашникова, чтобы купить лошадь для своей бабушки, и поселились в столице Грузии Тбилиси.Это поразительно необычный фон для любимицы недели моды, о котором Гвасалия говорит с прозаической содержательностью.

«Рисковать — это то, к чему я привык в детстве, и это заложено в ДНК Vetements, — говорит он. «Сейчас в моде нужно рисковать, чтобы выжить». Vetements демонстрировал женскую одежду на показах мужской одежды, худи на неделе высокой моды, адаптируясь и развиваясь по мере того, как братья Гвасалия считают нужным. («Мы создали бренд с нуля, и я не могу адаптировать четырехлетний бренд к отраслевым правилам, которым уже сто лет.Сначала покупатели из Barneys в Нью-Йорке, которые посещали выставочный зал Vetements, спрашивали о минимальном заказе бренда — правиле, введенном большинством домов для защиты своей прибыли за счет эффекта масштаба. Им сказали, что нет минимального заказа, есть только максимальный; Стратегия Vetements заключалась в том, чтобы гарантировать, что спрос превысит предложение и, таким образом, создаст ажиотаж. Весь Париж был удивлен, но тактика сработала.

Gvasalia отобрали модели-мужчины со своими детьми для показа Balenciaga весна-лето 2018, представив коллекцию, вдохновленную «молодыми папами в парке со своими детьми на выходных».Фотография: WWD/Rex/Shutterstock

Прямо сейчас Гвасалия одержим честностью. «Посмотрите, что происходит в Голливуде, — говорит он. «Посмотрите, что происходит повсюду вокруг нас. Мы должны быть прозрачными». Недавний показ Vetements в фирменной резкой манере затронул вопрос о творческом долге Гвасалии перед наследием Мартина Маржелы, на чей лейбл он работал несколько лет. «Исследовать, как Маржела повлияла на меня как на дизайнера, означало затронуть некоторые деликатные вопросы о влиянии и присвоении.Мне казалось важным задать эти вопросы», — говорит он. Коллекция включала в себя версию знаменитых сапог Таби с расщепленным носком Маржела — саму версию носков 15-го века, адаптированную для японского рынка, где люди хотели носить их с сандалиями на ремешках. «Я поставил таби, потому что хотел напрямую решить проблему присвоения. Что такое источник, что такое влияние, что такое копия? Ответы трудно определить».

Идя в ногу с духом времени, Гвасалия так же увлечен технологиями, как и аутентичностью.Его следующий проект для Balenciaga — это эксперимент «нового, технологического ноу-хау». Цифровая фурнитура тестируется на экране компьютера с целью «установить часть ателье Balenciaga, которая будет чисто цифровой». (Balenciaga, принадлежащая Kering, имеет бюджет, который дает Гвасалии простор для экспериментов, выходящий за рамки того, что возможно в Vetements.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.